http://ms-strong.ru/ успейте купить забор из металлического штакетника.
Главная   »   История Казахского народа. М. Тынышпаев   »   ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА И ПЛЕМЕННОЙ СОСТАВ КОРЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ ТАШКЕНТСКОГО УЕЗДА (Из материалов к национальному размежеванию в Туркестане)


 ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА И ПЛЕМЕННОЙ СОСТАВ КОРЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ ТАШКЕНТСКОГО УЕЗДА

(Из материалов к национальному размежеванию в Туркестане)

 

 

Долины рек «Чирчика» и «Ангрена» под именем «Страны Шаш или Чач» упоминается еще в Зендавесте (1.100 лет до Р. X.), Махабарате (400 лет до Р. X.); в IV веке, по свидетельству Квинта Курция, Александр Македонский перешел Сыр-Дарью (вероятно, возле Бе-говатских порогов) и разбил полчища кочевого народа Сак. Столкновения китайцев с гуннами, происходившие в III и II в. в. до Р. X., окончились, как известно, поражением и уходом последних на запад. Это обстоятельство произвело перетасовку народов, из которых некоторые (Саки, Юзы) ушли на новые места. Уже после этих передвижений народов (за 100 лет до Р. X.), по свидетельству китайского путешественника Чан Цяня, в стране «Шаш или Чач» обитало племя Канлы. За гуннами последовали с востока новые волны кочевников: на громадном пространстве от Сыр-Дарьи на восток гегемония над кочевыми народами переходит сначала к племени Сеньби (II—IV вв.), затем — Жужане (IV— VI в.в.), а с половины VI века — Тюркам. Последние образовали огромную империю, простиравшуюся от Великого Океана до Каспийского моря: они вели беспрерывные войны с китайцами. В конце VI века Тюркская Империя распалась на две части: восточную и западную, которые вступили в междоусобные войны; в VII веке западная половина разделилась на две группы, и китайцы, воспользовавшись внутренними распрями, подчинили себе обе половины.

 
В начале VIII века владетель Ташкента, китайский вассал, доносил своему сюзерену о нападениях с запада арабских полчищ, помощи не получил, вследствие чего Ташкент был завоеван арабами. Китайцы не могли помириться с мыслью о потере своих владений на берегу Сыра, а тем более допустить дальнейшее движение арабов на восток. Известный бой в 751 году на берегах реки Талас кончился победой арабов; это поражение положило конец владычеству китайцев над тюркскими племенами, которые отныне стали смотреть на халифа как на своего верховного сюзерна. С этого момента начинается распространение магометанства в среде тюркских племен. Арабские, персидские географы, посетившие в этот век завоеванные страны, описывают Ташкентский уезд гораздо полнее, чем китайские историки; местность носила название Илака и Чач; была земледельческая культура на искусственно-орошенных землях, существовало несколько городов. Под Илаком понимали реку Ангрен, под Чачем — реку Тюрк или Чирчик. Из описаний этих географов можно усмотреть, что прежний город Ташкент находился около кишлака «Ески-Ташкент» и, вероятно, смыт рекою Чирчиком, а на месте теперешнего города Ташкент был город Бинкет.
 
Затем с Востока идут новые потоки тюркских племен (Карлыки, Огузы и Каракитаи, некоторые из них перебрасываются через Сыр-Дарью на Запад. В 1000 годах тюркские племена захватывают власть над Иранским населением Маверанахра. С этого времени Маверанахр называется уже страной тюрок — Туркестаном, а длительный процесс смещения тюркского и иранского племен породил народность («сарт»), по типу и образу жизни более приближающуюся к иранцам, по языку — тюркам. Нынешние таджики, говорящие на древне-персидском (фарсидском) языке, представляют собою остаток древних обитателей Маверанахра иранцев.
 
В борьбе тюркского и иранского элементов перевес оставался всегда на стороне более воинственных, закаленных сынов степей; иранское племя в силу своей Оседлости было более склонно к мирной трудовой жизни. С течением времени эта склонность иранского племени перешла к сартам-земледельцам и торговцам, а на место ушедших на запад кочевников приходили с востока новые группы тюркских и монгольских племен. Несмотря на поступательное движение грубой физической силы на запад, мирные иранцы со своей земледельческой культурой постепенно передвигались на восток. Земледельческие селения и торговые местечки оседлых жителей служили проводниками также и религий, сначала несторианской, затем магометанской. Виденные в 1253 году Рубруком в Семиречьи земледельческие селения, орошенные поля, несторианские поселки с часовнями и т. д. были основаны иранцами и жители их объяснялись на персидском языке. Границей сферы влияния иранской оседлой культуры нужно считать Сыр-Дарью, восточнее которой земледельческие селения представляли собой лишь разбросанные на далеких расстояниях друг от друга оазисы на фоне степного пространства, покрытого бесчисленными стадами кочевников — тюрков. Каракитаи, долго господствовавшие в Китае, по имени которых Серединная Империя стала называться Китаем, а население китайцами, в начале XII века подвергались нападению более могущественных соседей. Чурчени (монголы) двинулись на запад и через несколько лет покорили тюркские народности. Это обстоятельство вызвало новые передвижения народов: каракитаи вскоре покорили весь нынешний Туркестан, но уже через 60—70 лет их государство было разрушено вассалом Мухамедом Хорезм-Шахом и найманским ханом Кучлу-ком, переселившимся в Кашгарию после поражений найманов Чингис-ханом. При нашествии Чингис-хана в 1220 году, Бенакет (отождествляемый с теперешним Ташкентом) не оказал большого сопротивления: на третий день осады был взят и разрушен монгольским полководцем Алак-Нояном, родом из племени Барин. Гарнизон был перебит, а ремесленники уведены в плен. Сравнительно с остальным Туркестаном, особенно сильно пострадавшей Персией, Ташкентский уезд, видимо, отделался легко: вызванный из Китая знаменитый отшельник философ Чян-Чунь говорит о цветущем состоянии стран, лежавших восточнее Сыр-Дарьи. Ташкентский уезд оказался в уделе (Енчи) Чагатая (Джагатая) и передан под кочевые монгольскому племени Джалаир, известному впоследствии под названием Джалаирской орды. Джалаиры (отделение Сыр-Манак) играли очень видную роль при чагатайских ханах, а в 1265 году на берегах Ангрена ханом Чагатайского Улуса был провозглашен внук Чагатая Мубарак-шах, первый из этой фамилии принявший мусульманство. С этого времени на территории Чагатаева Улуса на восток от Ташкента упоминается только селение Сайрам: остальные же в периоды войн были частью покинуты жителями, частью разрушены. Во времена междоусобных войн чагатаидов и их борьбы с угедеевцами главнейшие события в конце XIII века и начале XIV в. происходят преимущественно в Ташкентском уезде, так как владение им давало перевес в борьбе за обладание восточной частью. Чагатайского Улуса.
 
Незадолго до возвышения Тимура, Чагатайский Улус фактически распался на две части: на восточную (к востоку от Сыр-Дарьи) под властью чагатаида Тоглук-Тимура Алмалыкского, на западную, в которой власть фактически находилась в руках могущественного эмира Кузгуна (Казагана) из рода Барлас. Хотя Тоглук-Тиму-ру и удалось в одно время объединить обе части, но после его смерти в западной части его водворяется уже Тимур.
 
Миропотрясатель и величайший стратег всех времен и народов Тимур всегда смотрел на нынешний Ташкентский уезд как на ключ к разрушению важнейших проблем на востоке и севере, и даже свою политическую карьеру начал отсюда.
 
В 1361 году Тимур двинулся из Ташкента на Самарканд и овладел им. В 1363 году в окрестностях Ташкента в союзе с местными джалаирами нанес поражение чагатайским монголам. В 1365 году, одержав победу над соперником Хусаином, вернулся для пополнения воинских частей в Ташкент. В 1367 году вблизи Ташкента Тимур едва не попал в ловушку джалаира эмира Баязи-да. Оказалось, что джалаиры перешли на сторону чагатаидов и на правом берегу Чирчика ниже Ташкента, соединенные силы нанесли Тимуру решительное поражение. В 1370 году Тимур разгромил и рассеял Джалаирскую орду и прочно завладел Ташкентом. Все приготовления к походам его на Муголстан (чагатаиды) в 1370, 71, 75, 76, 78, и 83, 89, 90 годах делались неизменно на берегах Чирчика и Ангрена, игравших роль базы к военным операциям: здесь же обычно квартировались воинские части.
 
Противник Тимура дулат из киргизского племени уйсын Камаретдин был окончательно разбит в 1390 году, бежал на Иртыш, а Тимур, посетив Тарбагатайские горы, заглянув даже на Черный Иртыш, возвратился в Самарканд. Муголстан был окончательно покорен и весь Чагатаев Улус оказался во власти Тимура.
 
Присоединив Муголстан, Тимур предпринял поход против союзника Камаретдина знаменитого золотоор-динского хана Тохтамыша. Зиму 1390 года провел в Ташкенте в деятельных приготовлениях к нашествию на Золотую Орду. Разгромив Золотую Орду на берегах Волги, Тимур в 1391 году вернулся в Ташкент, а оттуда в Самарканд. Военные действия против Муголстана и Золотой Орды прекратились, но все же зиму 1391 — 1392 г. Тимур провел в Ташкенте. В том же году разгромил уже на западе Гилянь и пленных гилянцев отправил на поселение в Ташкент. В 1395 году в Чалаве женился на дочери Муголстанского хана, с которой провел здесь целую зиму. Под конец своей жизни осенью 1401 года. Тимур решил предпринять поход на Китай; все приготовления к дальнейшему походу делались в Ташкентском уезде, где на зиму было расквартировано 200.000 войск. Поход этот был прерван в начале 1405 года вследствие смерти самого Тимура в Отраре в феврале месяце. Хотя Тимур своим преемником назначил внука Пир-Мухаме-да, другой внук его Халил, проживавший в Ташкенте, с помощью Ташкентских кочевников завладел Самаркандским престолом; в том же 1406 году в Ташкент вторглись дулаты во главе с племянником Камаретдина Худайда-том и завладели областью рек Чирчика и Ангрена. По смерти Тимура, в отместку за разгром Золотой Орды, выходцы из последней начали против его потомков кампанию, окончившуюся как известно, изгнанием и тему-ридов и чагатаидов. Завоевательные действия открыл внук знаменитого Орусхана, Барак: он в двух сражениях разбил будущего знаменитого ученого Улугбека и брата его Мухамеда Джогы, овладел Ташкентом и долинами Чирчика, Агрена до Ходжента (1420 год); полчища Барака состояли главным образом из кереев (ачамайлы) и частично аргынов (канджигалы), племен, входящих в Среднюю Орду.
 
Претендент на Самаркандский престол Мухамед Джогы в 1455 году получил помощь от султана Бурге (из дома Шайбака); соединенные силы выступили из Ташкента, скоро овладели всем Маверанахром, но затем вынуждены были отступить назад. В 1462 году Абусаид ответил вторжением в область Чирчика и Ангрена, осадил крепость Шахрухию (на берегу Ангрена), взял ее и предал смерти Джогы. Воинственный Абусаид готовился в поход на кочевников Муголстана, но смерть его (1469 г.) помешала осуществлению этого плана. Пользуясь смутой, наступившей в Самарканде после смерти Абусаида, чагатаид Юнусхан делал набеги на Фергану, Ташкент, вмешивался в междоусобия тимуридов, а в 1485 году захватил Ташкент. После 115-летнего отторжения области Ташкента (если не считать кратковременной власти дулатов 1406—1420 г. г.) долины Чирчика и Ангрена снова присоединились к прежним владельцам — чагатаидам.
 
События, разыгравшиеся в Средней Азии в 1500— 1510 г. г., имеют весьма важное значение в жизни Туркестана — это последний этнографический переворот. После ряда кровопролитнейших столкновений, кочевые племена, входившие в состав Улуса Джочи, одерживают верх над оседлым населением Туркестана и над кочевниками чагатаидами в Семиречьи: дом Шайбака, предводительствуемый знаменитым Мухамедом Шейбани, утверждается в оседлом Туркестане, а дом Орда-Ежена с внуком Барака — Касымханом во главе завоевывает Семиречье, последний тимурид знаменитый Бабур окончательно покидает родной Туркестан в 1512 году, а последний чагатаид Рашид покидает Алатауские горы в 1526 году.
 
К западу от Сыр-Дарьи засели узбеки, к востоку от нее киргизы (казаки). Этнографического различия между этими народами тогда еще не было, так как и иные узбеки и казаки состояли из одних и тех же племен Улуса Джочи, да и сами узбеки и казаки смотрели на себя как на народ, правое крыло которого завладело Туркестаном, а левое — Семиречьем.
 
В 1508 году Мухамед Шейбани передал Ташкент с окрестностями своему дяде Суюнч-Ходже (сыну Абулхаира). В 1521 году сын его Ахмед-Науруз (Барак) совместно с казаками произвел опустошительный набег на Самарканд и Бухару и завладел обоими городами. Только после его смерти (1555 г.) знаменитый Абдула-хан смог объединить вокруг себя разрозненные силы шейбанидов, в то же время, по свидетельству русского посланца Даниила Губина, в 1534 году другая группа казаков делает нападение на Ташкент, причем он добавляет: «а казаки сказывают, добро сильны: а сказывают Ташкент воевали, а Ташкентские царевичи с ними дважды бились, а казаки их побивали». По свидетельству бывшего в 1558—59 г. г. в Бухаре англичанина Дженкинсона, ташкентский владетель воевал с казаками. А в 1567 году сыновья упомянутого ташкентского шейбани-да Барака, Баба-хан и Дервиш-хан совместно с казаками делают опустошительный набег на Самарканд, но в 1571 году в верховьях реки Санзар (Джизак) Абдула-хан разбил их (в память этой победы на «Тамерланских воротах» на скале высечена известная надпись). Брат Касым-хана казанского Джадек (родоначальник позднейших казанских ханов) правил казаками где-то к северу от Самарканда и Бухары; погиб в Ургенче в 1583 году в сражении с Шагим Мурзой, потомком знаменитого Едыге-бия; неизвестно, в каких отношениях был Джадек к бухарскому хану. Сын Джадека — Сыгай-хан в 1580-х годах владел Ходжентом и окрестными узбеками и казаками, и как будто был в вассальных отношениях к Абдула-хану. В 1580 году Абдула-хан после продолжительной осады взял Ташкент, а Баба-хан удалился на север. В 1582 году Абдула-хан предпринял поход на Улу-Тау против Баба-хана; в этом походе со стороны Абдула-хана участвовал ходжентский Сыгай-хан с казаками, тогда как большинство казаков на Улу-Тауских горах было на стороне Баба-хана. После гибели Баба-хана, Абдула вернулся в Ташкент, отсюда в Самарканд.
 
Из этих данных видно, что хотя казаки по временам и делали набеги на Ташкент, все же ташкентского шей-банида считали как бы своим и всячески поддерживали его в походах на Самарканд, а казанский удельный хан Сыгай сделался подручным Абдула-хана; Джадек, по-видимому, умер в 1582 году. В 1583 году его сын Тау-кельхан порывает с Абдула-ханом всякие сношения. Политическая ситуация с этого момента становится более опредленной и ясной: Таукель решительно присоединяется к своим родственникам казакам, по-видимому даже делается старшим ханом.
 
Прежние ташкентские шейбаниды потомки (Суюнч-Ходжи) исчезают: Сыр-Дарья делается фактической границей между казаками и узбеками; за 70 лет владения Туркестаном узбеки успели несколько натурализоваться в оседлом Туркестане, заняв степные пространства. Сарты продолжали жить в городах. С течением времени узбеки начали оседать на занятых территориях. Таким образом, контингент городского населения состоял из сартов, а кишлачного — из завоевателей узбеков; это положение сохранилось до сих пор. Отличить узбека от сарта очень просто: на вопрос—«Ты кто?» узбек непременно назовет племя, от которого происходит (Ке-негес, Каттаган, Барин, Кипчак), а сарт назовет название родного города; племен у горожан сартов не существует. Ташкент продолжает служить главной причиной столкновения между родственными народностями и продолжает переходить из рук в руки. Ташкент только 6 лет оставался во власти самаркандских шейбанидов; в 1586 году Таукель-хан овладел Ташкентом и в 1588 году Ташкентским ханом (удельным) провозгласил своего родственника Джан-Али. В 1596 году, т. е. через 10 лет, Абдула снова захватил Ташкент; в следующем году в Ташкенте же Абдуллумин, сын Абдула-хана, убил знаменитого сподвижника своего отца Куль-Баба Кокль-таша. По смерти Абдула-хана в 1597 году, Таукель-хан за короткий промежуток времени завоевал Ташкент, Фергану, Самарканд и осадил Бухару (1598 г.). Здесь он был тяжело ранен и, возвратившись в Ташкент, умер от этой раны в том же году. Незадолго до смерти Таукеля, главным его сподвижником оказался Есымхан, который по смерти брата был провозглашен ханом всех трех казанских орд; из этого видно, что последние годы и Таукель был главным ханом 3 орд (вероятно с 1583 г.). После этого Ташкент в течение 200 лет (1598— 1798) оставался во власти казаков. Только в 1613 году Иманкулы-хан сделал попытку присоединить его к своим владениям, что ему даже и удалось было. Отразив казаков за Каратауские горы, оставив в Ташкенте своего сына Искандера, он возвратился в Самарканд. После его отъезда горожане подняли восстание против сына и убили его. Иманкулы поспешно двинулся в Ташкент и произвел страшное избиение горожан (сартов). После этого (в том же 1613 г.) Иманкулы отказался от дальнейших попыток завладеть Ташкентом. Несколько позднее у Иманкулы с Есымханом установились вполне дружественные отношения, причем однажды в борьбе казаков с калмыками Иманкулы оказал Есыму весьма существенную помощь посылкой отличного вспомогательного войска в 20 ООО человек во главе с известным полководцем Джалантос-батыром из племени Алчын. В 1627 году к Есымхану в Туркестан прибыл изгнанный из Хивы известный историк Абулгазы Богадурхан. Есым, отправляясь в поход на калмыков (за Иссык-куль), передал почетного беженца владетелю Ташкента, удельному казанскому хану Турсуну, под властью которого были казанские племена канлы, каттаган и и другие. Через два года Есым вернулся с победоносного похода, узнал что в его отсутствие Турсун разорил казаков Туркестанского округа и разграбил собственный аул Есыма. Поспешно двинулся Есым в Ташкент, который впрочем не пострадал, но зато разорил канлы и особенно каттаганов; последние бежали за Сыр-Дарью и переселились в восточный Афганистан. Есым-хан собственноручно убил Турсун-хана. После этого историк Абулгазы-Богадурхан ушел в Самарканд к Иманкулы. Под конец жизни воинственного Есымхана и во времена столь же воинственного его сына Джангыр-хана, несмотря на крайнее напряжение, казаки вынуждены были податься к Сыр-Дарье; восточной границей была местность около теперешнего Пишпека. Дела казаков несколько улучшились при знаменитом законодателе Тау-ке-хане, перенесшим ставку из района Туркестана на берег Ангрена.
 
По свидетельству бухарца Мухамед Ачима, посол Субанкулы-хана самаркандского Кошикей-бай Ататык имел свидание с Тауке в Ташкенте в 1688 году; по рассказам бывшего в 1735 году в Уфе ташкентского сарта Нурмухамеда-Мулла-Алимова хан трех орд (он же хан Старшей Орды) обычно проживал около Ташкента, а удельные ханы Средней и Младшей Орд проживали около Туркестана. На берегах реки Ангрена в местностях Куль-тюбе возле ставки Тауке-хана «Ханабад» ежегодно осенью на один-полтора месяца собирались знаменитые законодатели казакского народа; здесь же решались важнейшие государственные и общественные дела. Эти съезды сохранились в памяти казаков в словах: «Куль тобенын басында кунде кенес», — т. е.—«на Куль-тюбе заседания происходят ежегодно». Болотистая местность Кара-Камыш, лежащая в 10 верстах от Ташкента по Чимкентскому тракту, была пастбищем многочисленных верблюдов известного бия Толе из рода Дулат, поколения Джаныс. Здесь впоследствии в 1727 г. будущий знаменитый хан Аблай, тогда еще 16-ти летний мальчик-бродяга, пас стада верблюдов Толебия. Имеются положительные данные, что федерация казаков из 6-ти частей, известных под именем «Алтыалаш» (союз шести алашей) была осуществлена как раз во времена Тауке-хана. Федерацию составляют: 1) Старшая (а не Большая Орда) во главе с Толе-бием, 2) Средняя — с Казыбек-бием, 3) Младшая (а не Малая) с Айтеке-бием, 4) Кыргызы (кара-киргизы)—с Кокым-бием), 5) Кара-калпаки — с Сасык-бием, 6) Группа кыят, каттаган, юз и проч.
 
После смерти Тауке при слабом Болатхане в 1723 году на Каратауских горах, на восточном берегу Сыр-Дарьи разыгрались такие кровавые события, с которыми не могут идти в сравнение никакие бедствия, когда-либо постигшие казанский народ. Это был страшнейший разгром казаков калмыками, известный под именем Актабан-Чубрынды. Понеся тяжелые потери, лишившись имущества, скота и проч., огромные толпы пеших беглецов перешли приблизительно в мае Сыр-Дарью в разных местах. Голодные, оборванные, без пищи и крова, питаясь корнями трав, нечистыми тварями, они наводнили области Самарканда, Бухары, Хивы и за короткое время ввергли в голод и оседлое население. По свидетельству туземных (сартовских) летописей в течение 7—10 лет весь Туркестан был охвачен ужасами голодных смертей, города и кишлаки опустели, так, например, по свидетельству Мухамед-Вефа в Самарканде в течение 7 лет не было ни одного жителя. Напрягши последние усилия, казаки около 1726—1727 года перешли Сыр-Дарью обратно, разбили передовые отряды калмыков, отняли Ташкент; решив скорее погибнуть чем мириться с невероятными условиями тяжелой жизни, казаки с редким воодушевлением с самоотверженностью бросились на калмыков и нанесли им ряд тяжелых поражений. Уже к весне 1728 г. казаки заняли Каратауские горы, а в 1730 году дошли до р. Или, но тут ханы перессорились между собой. Чтобы сорвать всю кампанию и этим выместить свою злобу, старики Абулхаир и Самеке во главе почти половины казанского народа покинули соратников на глазах грозного врага, удалились к Уралу и там приняли русское подданство.
 
Калмыки снова потеснили и разорвали оставшуюся половину надвое: большая часть (Средняя Орда) оттеснена к Улу-Тау, меньшая (Старшая Орда) оказалась прижатой к Сыр-Дарье. В конце 1730 года Старшая Орда во главе с ханом Джолбарсом подчинилась калмыкам. В Ташкенте или в окрестности проживал калмыкский военначальник, которому казаки и оседлые жители сарты стали платить дань. Несколько оправившись, в 1739 году, Средняя Орда с Джолбарс-ханом открыли военные действия против калмыков. Ташкент, Сайрам снова освободились от калмыков. Но весной 1740 года храбрый Джолбарс оказался зарезанным сартами в Ташкенте; казаки, оставив фронт, набросились на Ташкент и перебили много сартовского населения. Калмыки снова завладели Ташкентом, сподвижники Джолбарса — знаменитый Толе-бий, Чиныт-батыр, Койгельды-батыр, Самен-батыр (дулаты) были изгнаны и от имени калмыкского контайчи Ташкентом стал править кара-киргиз Кокым-бий Карачорин.
 
В 1756—58 годы произошло избиение, скорее даже потребление калмыков китайцами (было вырезано около миллиона населения), оставшихся добили киргизы и своими кочевьями заняли те места, на которых застали их русские. В 1756 году, после изгнания калмыков дулаты по прежнему управляли Ташкентом. Сарты не раз пытались освободиться от казаков — все эти попытки кончались неудачно. Но в 1798 году 4 рода дулатов (сыйкым, джаныс, батбай, чмыр) перессорились между собой и решили передать власть над Ташкентом нейтральному человеку сарту Юнус-ходже, потомку свят. Шейхантаура и общему для 4 родов родственнику. Юнус-ходжа, укрепивши свою власть, сошелся с противниками дулатов — казанскими племенами канлы, чаншклы и рамадан. После ряда жестоких боев дулаты вышли побежденными и вынуждены были уйти в Чимкентский уезд и далее. Канлы и чаншклы заняли кочевья дулатов, но не положение их, наоборот, они обратились уже в подданных Юнус-ходжи: последнему не удалось сохранить независимость Ташкента. Он был разбит кокандским ханом Алимханом, умер в 1810 году и вскоре Ташкент признал над собою власть Коканда. После этого лишь на время (1840—1846) Ташкент был под властью Бухары, а то целых 50 лет (1814—1864) принадлежал Кокандскому ханству. Утвердившись в Ташкенте, кокандцы начали постепенно подчинять казаков по двум направлениям: на восток и на север. В первую четверть ХIХ-го века возобновляется единственно сохранившийся кишлак Сайрам, возникает г. Чимкент, а позднее и другие селения. В 1826 или в 1827 году построена крепость Аулиэ-Ата, и г. Аулиэ-Ата начал заселяться в 1856 году. В те же годы были построены крепости Мерке, Акмечеть, Сузак. Одновременно с этим начинается колонизация сартами (не узбеками) районов, наиболее обеспеченных водными системами. Наконец, каракиргизы нынешнего Пишпекского уезда, при приближении с севера русских, обратились к кокандцам за помощью, каковая и была оказана, и на их территории возникла крепость Пишпек. Впрочем, скоро же возмутительно циничный поступок начальника крепости оттолкнул все каракиргизское население от кокандцев. Начальник крепости вместе с гарнизоном был перебит кара-киргизом Байтык-батыром. Боясь мести со стороны кокандцев, кара-киргизы сами обратились к русским военачальникам за помощью против кокандцев и массами стали принимать русское подданство.
 
Переходя к вопросу о происхождении и составе групп народностей известной под именем «курамы» необходимо заметить, что в истории упоминается только две родственные народности: узбеки и киргизы (казаки), а отдельная народность «курама» нигде не упоминается. Среди казаков и узбеков есть отдельные племена, как уйсын, канлы, джалаир, аргын, керей, кипчак, конрат, найман, алчын и т. д. (казанские); ющ, кырк, мын, кенегес, барлас, дурмень, барин, катаган (узбекские); наконец, осколки казанских кипчаков, найманов, конратов, джалаиров, есть и у узбеков, и осколки узбеков среди казаков. В числе основных тюркских и монгольских племен, из которых образовались с одной стороны казаки, и с другой — узбеки, отдельное племя «курама» также не упоминается. Таким образом, утверждение, что «курама» отдельная народность или отдельное тюркское или монгольское племя не основано на каких-либо положительных данных. Слово «курама» в переводе означает — лоскут, сброд, помесь и т. д. Среди киргиз также встречаются «лоскутки», например, одна из трех групп Младшей Орды называется джеты-ру (семиродцы), встречаются джетымдер (группы приставших к основным родам), кырк-ру (сброд из 40 родов), кырк-чата (то же). Если рассмотрим составные части «курамы», то окажется, что она состоит, действительно, из осколков разных племен, отдельных родов и даже поколений: тут есть из Старшей Орды: уйсын, дулат, сыйкым, кыбрай (поколений дулата), джалаир, балгалы (род джалаира), канлы, чаншклы, сргелы, ту-танбалы (род сргелы) и другие; из Средней Орды: найман, баганалы (род наймана), аргын, канджигалы (род аргына), ачамайлы (род керея); из Младшей Орды: джаппас, чомекей, табын, тама, джагал-байлы, рамадан, джетыру и проч.
 
Таким образом, «курама» есть действительно «сброд» трех орд и представляет собой казанский народ в миниатюре.
 
Из произведенной выше исторической справки видно, все казанские племена побывали тут и пооставляли по себе следы в виде нескольких хозяйств. Относительно многих из них можно установить точно — когда, и при каких обстоятельствах эти хозяйства отстали, так например, первыми утвердились канлы, большая часть коих продолжает считать себя казаками, проживает по берегам Чирчика. Джалаиры, в том числе род балгалы, утвердились еще при Чагатае в 1270 году, большая часть их бежала на реку Чу, на Ангрене осталась беднота, будучи не в состоянии последовать за своими сородичами. От времен нашествия Барака (внука Орусхана, отца казанского хана Джаныбека), в 1420 году остались кереи (ачамайлы), аргыны (канджигалы). Дулаты, с подручными сргелы, несколько раз завладевали долинами Чирчика и Ангрена. Во времена Таукехана здесь жили в одно время и представители Младшей Орды, так например: седьмой (для некоторых восьмой) предок теперешних перовских (Кзыл-Ординских) «мойнаков» (джаппас) Калкаман-Каракоз, потомки которого проживают также в Иргизском, Тургайском, Кустанайском уездах, во времена Тауке хана похоронен на Ангрене и потомки из Перовского (Кзыл-Ординского) уезда, до сих пор, призжают туда на поклонение праху знаменитого предка. Большая часть племен и родов осталась здесь после калмыкского нашествия (1723 год) и после ухода дулатов (1798 год).
 
Разбираясь в статистике сельского населения Ташкентского уезда, наталкиваемся на характерные и любопытные явления.
 
Данные 1911 года (обзор Сыр-Дарьинской области), 1917 г. (сельско-хозяйственная перепись), 1920 г. (материал всероссийской переписи) дают следующую таблицу:
 
 
Естественный прирост за 6 лет (11—17) для всего туземного населения составляет 313—299=14 тысяч или 1,2,3% от количества 11 года. Так как экономическое благосостояние, а следовательно и средний состав семьи (17 гг.— 5,2; 20 г.— 1,5) у трех категорий приблизительно одинаковы, но при увеличении населения каждой группы на 4,2/3% вместо цифр 159,53 и 101, получатся (кругло) 163,18, 132 тысячи, т. е. в 1917 году 4 тыс. казаков и 31 тыс. узбеков назвали себя «курамой» вследствие чего их вместо 18 тыс. стало 18, 4, 31—53 тыс. Как за период от 11 до 17 г., так и от 17 до 20 года эмиграции этих групп в другие уезды не было, а наоборот, были беженцы из других мест и, при том, исключительно беженцы казаки. Не принимая во внимание даже это обстоятельство и продолжая вычисление таким же образом дальше, найдем, что в 1920 году казаков должно быть 173, курамы— 19, узбеков — 140 тыс., т. е. в 1920 году «курамой» показали себя 17 тыс. казаков, 11 тыс. узбеков, вследствие чего «курамы» вместо 19 тыс. стало 19+17+14 = 50 тыс. Так как давно осевший узбек (тем более сарт или таджик), например Самарк. или Ферг. области никогда не называют себя «курамой», а «курама» официально признанная оседлым населением из боязни лишения земли, при переименовании его в казаки (что и было при старых поземельно-податочных переписях и работах переселенческих организаций) перед регистраторами не назовет себя казаком, а бывает обычно как раз наоборот, то колеблющихся между казаками и курамой надо отнести к казакам, а между Курамой и узбеками — к кураме.
 
Тогда 101 тыс. узбеков 1917 года обратится в 1920 году в 107 тыс., казаков остается 173 тыс.: курамы, следовательно, будет 51 тыс. В процентных отношениях будет: казаков — 49,1; курамы—15,0; узбеков — 30,3; итого — 94,3% всего населения Ташкентского уезда (без города). Значит, казаков и курамы будет 64,1%.
 
Март 1924 года                                                                        М. Тынышпаев.
 
 
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>