Ujop карлов университет - курсы чешского языка ujop podebrady.ru.


 5. Кереи

 

 

По данным монгольского историка Санан-Сесена (см. Г. Говорт. Чингис-хан), монголы во времена Чингисхана делились на 3 группы *: 1) Еке-монгол (великие монголы), 2) Су-монголы или татары (мангыт, унгут, чурыт) и 3) Кереи. Аристов утверждает, что керей как народ упоминается в китайской истории в 9 веке. Из местностей с именем керей известен приток р. Уда на северном склоне Саянских гор. По Харузину («К вопр. о происх. киргиз»), в 10 веке численность кереев доходила до 900.000 душ. По Рашид-Эддину, кереи состояли из следующих подродов: сахыят, дубоут, тонгоит, албат, каркын. Если окончание множественного числа «т» переменим на окончание единственного —«н» получим сахы или саха, дубо и т. д. В Алтайских горах на север и запад от Телецкого озера (правильнее —Долесское — по имени каракиргизского рода долес, проживающего в тех местах) в настоящее время обитает племя дубо, которых русские назвали черневыми татарами. По рекам Абакан и Юс, составляющим притоки р. Енисея, проживает племя саха, которых русские прозвали сагайскими татарами. Восточнее от них живут племена Каракас и камаса, которые называют себя туба. Знаток алтайских народностей и если не ошибаюсь, происходивший из племени хагас, покойный проф. И. Ф. Катанов говорит, что «дубо» есть не что иное, как теперешние урянхайцы и каракасы, называющие себя туба, и что дубо и уйгуры происходят от гуннов и в 5 веке жили в верховьях Енисея. Киргизские кереи в настоящее время в своем составе не имеют подродов, перечисленных Рашид-Эддином, зато есть подрод Каракас, тождественный, очевидно, с тем, который находится на Алтае и который называет себя туба. Фишер свидетельствует, что в 1639 году русский уполномоченный Неверов был взят в плен на Алтае «Кераитом, особливым родом тубинских киргизов». Из этих сопоставлений несомненно явствует, что нынешние черневые и сагайские татары, урянхайцы, каракасы и наши кереи — осколки когда-то многочисленного и сильного племени керей, которое в самом начале происходило от гуннов, т. е. тюрков и с течением времени омонголилось.

 
Далее Кочнев говорит, что якуты сами называют себя саха, производят себя от сагайских татар. Он утверждает, что антропологические изыскания указывают на 2 совершенно различные типы якутов: один служит представителем чистой расы, имеет облик — нос прямой, скулы маловыдающиеся, веки чуть скошенные, стройный стан и вообще напоминает собою киргиза; у другого типа лицо чисто монгольское, разрез глаз узкий и косой, скулы сильно развиты, нос широкий, губы толстые, длинное сутуловатое туловище на коротких ногах». Да и предания самих якутов определенно указывают на смешение двух различных племен. По словам Иохельсона (заметки о населении Якутской области), якуты составляют омонголившуюся ветвь тюркского племени, первобытным местом которого лингвисты считают Туркестан. Серошевский, Врангель и другие указывают на присутствие в якутском языке названий таких предметов, которых нет в Якутской области, и которые есть только на юге: лев, тигр, верблюд, змея, и т. д., что подтверждает факт переселения якутов с юга.
 
Здесь я позволю себе привести один очень интересный рассказ. В 1880 годах за убийство был сослан в Сибирь на поселение киргиз Лепсинского уезда Маканчи-Сады-ровской волости Джаксылык (фамилию не помню). В Японскую войну он участвовал как доброволец, вследствие чего по окончании войны ему разрешили вернуться на родину *. В 1905 году он рассказал мне нечто для меня в то время непонятное и загадочное. По его словам, он прожил несколько лет в Якутской области, через 3—4 месяца по прибытии туда он мог сносно объясняться с якутами. Однажды якуты спросили Джаксылыка, не знает ли он что-нибудь о могиле Козы-Корпеша и Баян. Джаксылык был крайне удивлен и сказал, что кладбище их находится в Лепсинском уезде на р. Аягуз. Они сказали, что Козы-Корпеш и Баян — якуты, и что они сами происходят от самых близких родственников Козы-Корпеша или Баян (не помню кого из них назвал Джаксылык); они рассказали былину о Козы-Корпеше и Баян, причем она оказалась очень близкой к киргизской былине. Джаксылык в 1920 году был жив; человек он малограмотный, и во всяком случае не из тех, которые являлись как бы живыми хранилищами преданий, сказаний и т. д.; такими делами он не интересовался и вообще ничем не выдвигался из ряда обыкновенных скотоводов. Выдумывать такие сложные и с первого взгляда непонятные вещи ему совершенно незачем, да и по развитию своему он не в состоянии.
 
Теперь же после изложенного выше, рассказ этого простоватого человека приобретает очень ценное значение. Замечу к тому же, что хотя киргизы повсеместно знают эту интересную и трогательную легенду, до сих пор не удалось разыскать какому киргизскому роду принадлежат Козы-Корпеш и Баян. Между тем ведь киргизы отлично знают, что легендарный Қобланды родом кыпчак, и есть поколения, считающие его предком; погибший в 1420 году в бою между Едыге и Кадыберды Ер-кокче, которого Никоновская летопись называет «Батыром татарским, велика суще телом и силой» из рода уак; убитый в 1546 году в Казани Сафа-Гиреем великан-богатырь Чора Нарыков — родом тама, которого таминцы Акмолинского уезда считают своим предком.
 
Из слов Аристова выходило, что у якутов тамг нет; это обстоятельство нас несколько смущало; но вот Кочнев утверждает (стр. 62), что ему лично приходилось видеть тамги □, [, О, (, хотя оговаривается, что их вообще мало. Но у якутов существует предание, согласующееся с мнениями исследователей, что у них раньше была высшая культура, была письменность, которую утратили; то же подверждают Иохельсон, Дионео и другие. Народ, утративший письменность, конечно, мог утратить и родовые тамги.
 
Оставляя пока некоторые выводы до дальнейшего, перейдем к истории кереев в хронологическом порядке. Известно, что перед Чингис-ханом монголы платили дань китайцам, и что самым могущественным из князьков монгольских был керейский Тугрул-хан. Когда монголы отказались от уплаты обычной дани, Китайский император предложил Тугрулу привести сородичей к покорности, Тугрул эту задачу выполнил блестяще, за что от императора получил благодарность и титул Ван-хана. Кереи в это время жили в верховьях р. Онона, Керулена и Орхона. Как раз в это время среди них стала распространяться христианская религия (несторианство).
 
Слух об этом дошел до западной Европы и превратился в легенду о попе Иоанне, короле кереев. Только Рубруку в 1253 году удалось выяснить, что поп Иоанн был никто иной, как керейский Ван-хан. Тургул и отец Чингиса Есукей-батыр были друг другу «андами» (самый близкий друг). По смерти Есукея, Ван-хан, как его «анда», обязан был заменить сироте его отца. Только благодаря поддержке могущественного Ван-хана, Чингису удалось восстановить юрт отца.
 
Сын Ван-хана, Сенгун, считавший себя кандидатом в великие люди, не мог переносить возрастания могущества Чингиса, старался ссорить отца с Чингисом, что ему в конце концов и удалось. Это повело к неприязненным отношениям, а затем и к открытым выступлениям, и в 1203 году побежденный Ван-Хан бежал на запад, попал в руки другого заклятого врага Байбука, хана Най-манского, и был убит воинами последнего. После этого кереи покорились Чингис-хану (1203 г.). Часть кереев вместе с побежденными меркитами бежала на запад. За меркитами отряды Чингис-хана гнались до Тургайской области и здесь были разбиты в последний раз в 1216 году. Мы полагаем, что род керейт в составе джетыру (семи-родцы) Младшей Орды — потомки этих беженцев кереев. С течением веков, не имея связи с оставшимися на востоке кереями, они совсем забыли о своих родственниках, как и последние о них. Этим, по-моему, объясняется, что одни называются просто кереями, другие — керейтами (окончание «т»— обозначает множественное число).
 
Аристов говорит, что большая часть войска Хайду-хана (внука Угедея) состояло из кереев и найманов (1270—1301 г.). Кереи в это время жили в верховьях Черного Иртыша. Из похода Тимура знаем, что в его время (1370—1400) кереи обитали по Черному Иртышу до оз. Ала-Куль и горы Джирен-Кабырга. Возвышение джунгар началось, как известно с 1399—1400 годов. Моголистанский хан Вайс-хан (в период 1408—1428 гг.) 61 раз бился с джунгарами и только один раз победил их. Примерно в 1420—30 годах джунгары заняли Леп-синский уезд, вследствие чего кереи должны были бежать.
 
Надо полагать, что кереи в это время пережили сильнейший погром; по-видимому какое-то грандиозное нападение джунгар застало их неожиданно и они вынуждены бежать в разные страны.
 
Теперь считаю нужным вернуться к легенде Козы-Корпеш и Баян-Слу. В былине говорится, что аул Козы-Корпеша откочевал куда-то далеко от аула Баян-слу. На аул Баян часто нападали калмыки, а один из них, Кодар, даже поселился в доме Баян и решил жениться на ней во что бы то ни стало. Чтобы помещать его плану, дядя Баян отправился искать Козы-Корпеш. Однако ввиду преклонного возраста он не рассчитывал, что сможет вернуться в родной аул, и поставил целью как-нибудь добраться до Козы-Корпеша. Поэтому на более примечательных горах он проставлял некоторые предметы, по которым Козы-Корпеш мог бы найти аул Баян-Слу. Так, на одной высокой горе он оставил каркару (особое украшение из разноцветных перьев по углам сундуков) — эта гора стала называться «Каркаралы». На другой горе оставил золотой кол, по чему эта горка до сих пор называется «Алтын казык» и т. д. Наконец он встретил Козы-Корпеша, выехавшего искать свою невесту, смог только рассказать, что нужно, и о признаках, по которым он должен следовать, и умер. В это время Баян выдумывала все новые причины к откладыванию дня свадьбы. По ее просьбе влюбленный Кодар выкопал колодец, который поныне существует и называется «Кодар-Казган», т. е. выкопанный Кодаром (на запад от Арганатинских гор и в 20 верстах на восток от места впадения р. Аягуз в озеро Балхаш). По именам сестер Баян названы речки Тансык, Ай, Айгыз (все около г. Сергиополя). Кодар, побежденный прибывшим Козы-Корпешем, отправляется к своим сородичам за помощью. Кодар во главе калмыков делает нападение на аул Баян и, как полагается по былине, терпит поражение, но все же оказывается опять в ауле Баян, а Корпеш уходит и скрывается. На самом деле, очевидно, победил Кодар, которому удается впоследствии разыскать Кор-пеша под одиноким тополем в местности «Куркульдек» (место впадения р. Аягуза в оз. Балхаш) и убить. Баян все же сумела избавиться от Кодара хитростью. После гибели Кодара на Баян захотел жениться богатый Кара-ванбаши, которого она заставила построить кладбище над Корпешем и по окончании работ вонзила себе в сердце нож и умерла. Её похоронили рядом с женихом. Кроме упомянутых мест имя героини сохранилось в названии Баянаульских гор, где находится гор. Баян-Аул.
 
Мы нарочно привели вкратце сюжет легенды, чтобы сказать, во-первых, что дело происходило в северной части Лепсинского и восточной части Каркаралинского уездов; во-вторых, оно случилось в период первых нападений калмыков. Когда-то сильное и многочисленное племя (в X веке по Харузину было около миллиона душ), жившее во время походов Тимура (1370—1390 гг.) сплошной массой на большой территории, по-видимому, в 1400—1410 годах пережило сильнейший погром и бежало — большая часть на Алтай (черневые, сагайские татары, каракасы и далее — якуты), а меньшая часть бежала на запад к аргынам. Очевидно эти последние беженцы привезли с собою рассказы о Козы-Корпеше и Баян, которые понемногу с течением времени превратились в трогательную легенду. Предположение о погроме и бегстве кереев в разные стороны вполне оправдываются их преданием о том, что из 12 родных братьев кереев 6 погибло от рук калмыков, и нынешний род произошел от оставшихся 6-ти братьев.
 
Дальнейшая судьба наших кереев тесно связана с судьбой аргынов, хотя они не играли такой крупной роли, как аргыны. Кереи (по крайней мере подрод ачамайлы) участвовали в походе Барака (1420) на Ташкент и Ходжент. В 1723 году кереи (как и аргыны) пострадали сравнительно меньше, чем другие роды.
 
В войнах Мухамед-Шейбани упоминается племя са-хиот (очевидно керей), которое так и осталось среди узбеков Ферганской, Самаркандской областей, Бухары и Хивы.
 
 
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>