Главная   »   История Акмолы. Ж.Касымбаев. Н. Агубаев   »   3. ЗДРАВООХРАНЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ


 3. ЗДРАВООХРАНЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ

 

 

С обретением Акмолой статуса окружного города в сфере здравоохранения практически ничего не изменилось. К тому времени во всей области не было открыто ни одной гражданской больницы. Основная масса местных жителей продолжала лечиться у знахарей с помощью трав и наговоров. Уездная больница на 4 койки, открытая в 1863 году, не могла оказать существенного влияния на состояние медицинского обслуживания населения. Для размещения этого лечебного заведения был арендован небольшой, требующий капитального ремонта дом, принадлежавший штабс-капитану Логинову. Судя по отчетам областного управления, казахи практически не пользовались ее услугами “вследствие кочевой своей жизни”.
 
Ситуация мало изменилась и после реформ 1867—1868 годов, в соответствии с которыми Акмола стала административным центром одноименного уезда, составлявшего первоначально один врачебный участок. Единственный уездный врач обслуживал 100 тысяч человек на территории в 9 тысяч квадратных верст и всего раз в год объезжал свой участок.
 
В 1892 году в Акмоле был открыт городской приемный покой, при котором в качестве вольнонаемного фельдшера состоял коллежский регистратор Г.М.Воробьев. Он же в 1897 году, по ходатайству городской думы, “был утвержден в штатной должности городского фельдшера с годовым окладом в 360 рублей из местных средств”. Сохранился послужной список Воробьева, из которого следует, что он в 1878 году, 17 лет от роду, был принят в число войсковых стипендиатов казачьей фельдшерской школы при Омском военном госпитале и по окончании ее в звании младшего медицинского фельдшера назначен на службу во 2-ой конный полк Сибирского казачьего войска. В 1893 году Воробьев на льготных условиях вышел в отставку и работал в дальнейшем по найму в Акмолинском городском приемном покое.
 
В начале XX века в Акмолинском уезде кроме городского медицинского участка существовало еще три сельских. В состав 13 участка входили 4 казахские и 2 крестьянские русские волости; 14 участок объединял 3 казахские и 4 русские волости, а 15 участок состоял из волостей только с кочевым населением. Фельдшеры последнего участка Ниязов и Селиванов находились круглый год в казахских аулах. Единственный в уезде врач Чиг-новский жил в Акмоле, где за счет земства содержалась больница на 8 кроватей.
 
Анализ годовых медицинских отчетов начала века по Акмолинской области выявляет сравнительно низкую смертность среди казахов, которые в подавляющем большинстве вели кочевой образ жизни. Так, в 1900 году во всей области умерло 20 984 человека, из них среди оседлого, преимущественно славянского, населения — 14 113, а среди казахов — 6 871. При этом численность оседлого населения составляла 353 902 человека, кочевого — 442 224. Рождаемость, напротив, была выше в русских волостях. В самой Акмоле насчитывалось в 1900 году 8758 жителей, родилось в указанный год 852, а умерло 542 человека.
 
Как отмечается в официальных медицинских отчетах, такие довольно распространенные тогда болезни, как скарлатина и коклюш, более всего были распространены среди крестьян-переселенцев и были завезены ими из России. В неурожайные годы в крестьянских волостях наблюдался рост числа больных цингой. Венерических больных, особенно пораженных сифилисом, было заметно больше в самом городе и близлежащих к нему волостях. В пределах, например, 15-го медицинского участка, объединявшего исключительно кочевые волости, регистрировались лишь единичные случаи венерических заболеваний.
 
Самым первым учебным заведением Акмолы было, по всей видимости, одноклассное училище при соборной мечети, построенной старшим султаном округа К.Кудаймендиным в 1842 году. О нем, а также об одноклассном станичном и женском училищах содержатся сведения в самом первом статистическом описании Акмолы, составленном Уфинцовым, на которое мы ссылались выше. В приходской школе при мечети в разные годы обучалось до 40 мальчиков разной национальности мусульманского вероисповедания. Обучал их арабской грамоте и чтению печатных книг мулла, содержание которого всецело производилось за счет добровольных пожертвований прихожан. В станичном одноклассном училище для детей казачьего сословия занятия проводил один из грамотных казаков, находившийся на государственном довольствии. В нем обучалось в разные годы до 20 детей, которым преподавали русскую грамоту, закон божий, чтение и первую часть арифметики. Занятия проходили в здании станичного управления. Училище для девиц, образованное в 1863 году, размещалось в отдельном здании и содержалось также на добровольные пожертвования горожан. В 1864 году здесь обучалось 17 девочек из купеческого, мещанского, солдатского и казачьего сословий. Занятия по русскому языку, чтению и закону божьему вел местный священник, а две молодые женщины дворянского происхождения служили на добровольных началах наставницами и обучали девочек “упражнениям в необходимых рукоделиях”.
 
В 1874 году Акмолинская городская дума приняла решение об учреждении в городе мужского приходского училища, мотивируя это тем, что большая часть жителей Акмолы при всем своем желании дать детям своим хотя бы минимальное образование исполнить его не могут по причине значительной отдаленности других учебных заведений. Была составлена смета предполагаемых расходов на устройство приходского училища и его содержание. Со всех местных купцов на эти цели был принят взнос по 5 рублей, из городской общественной казны было выделено 450 рублей, по единовременной подписке собрано еще 200 рублей. Остальные расходы предполагалось покрыть за счет бюджетных ассигнований. Была также установлена плата за право обучения с каждого учащегося по 1 рублю; 15 человек предполагалось обучать бесплатно. Последнее касалось детей из малообеспеченных семей.
 
Решение думы было поддержано Акмолинским военным губернатором, который обратился с соответствующим ходатайством в главную инспекцию училищ Западной Сибири. 3 сентября 1874 года Министерство народного просвещения разрешило открыть в Акмоле приходское училище, передав его ведению дирекции училищ Тобольской губернии.
 
Необходимость постоянного обновления и пополнения кадров местных органов управления обусловила определенное стремление администрации Западной Сибири к учреждению на местах специализированных школ с русским языком обучения для детей казахов. Так, еще в 1853 году пограничное управление сибирскими казахами предписало всем внешним окружным приказам учредить в округах школы “для воспитания молодых людей и приготовления их к занятию должностей аульных старшин и волостных управителей”. Однако старшие султаны округов, на которых непосредственно возлагалась эта задача, всячески саботировали данное решение, ссылаясь на отсутствие средств в местной казне. Они, очевидно, более всего боялись возможного изменения традиционной системы выборов волостных управителей и народных судей, позволявшей манипулировать общественным мнением и утверждать на этих должностях угодных себе людей. Правительство также не проявило особой заинтересованности в поддержке этой инициативы. Лишь в 1861 году в Омске на частных началах была открыта небольшая школа для обучения детей казахов. В1865 году эта школа была переведена на государственное содержание. В 1866 году в ней обучалось всего 6 мальчиков.
 
В 1893 году при освящении новой Акмолинской церкви по инициативе бывшего городского судьи Тартышева К.Е. состоялась подписка, имевшая целью учреждение в Акмоле общества попечения о начальном образовании. Затем был выработан устав общества и направлено ходатайство об его учреждении на имя военного губернатора области. Согласно данного устава, утвержденного лишь в 1898 году, общество имело целью “доставление средств к улучшению материального и нравственного состояния начального образования в г. Акмолинске”. Для этого предполагалось оказывать городскому общественному управлению содействие в снабжении училищ лучшими учебными пособиями и письменными принадлежностями для бесплатной выдачи их учащимся из бедных семей, в снабжении одеждой и медицинскими пособиями этой же категории учащихся. Общество намеревалось также выдавать денежные пособия учащимся“ с усердием относящимся к своим прямым обязанностям”. С целью сбора средств общество попечения о начальном образовании могло устраивать различные благотворительные мероприятия: театральные представления, литературные чтения, научные лекции, концерты и т.п.
 
Открытие общества состоялось 26 ноября 1898 года. Председателем правления был избран священник Плотников К.П. Членами правления стали акмолинские купцы М. Кубрин, Е. Алексеев, И.Коротков, К.Бегалин, учителя А.Зиневич, Г.Псарев, А.Ситников и другие. М.Кубрин преподнес в дар будущему приходскому училищу деревянный дом на каменном фунд аменте.
 
Однако в дальнейшем общество ни в чем примечательном себя не проявило по причине конфликта М. Кубрина с К. Плотниковым на почве личной неприязни. Первый отказался от своего первоначального намерения помогать обществу. В 1901 году военный губернатор Акмолинской области предписал созвать общее собрание общества и сформировать новый состав правления, председателем которого стал городской голова Е.П. Алексеев. Правление общества взяло на себя обязательство строго следовать утвержденному уставу. Судить о том, в какой мере это обязательство выполнялось, мы, к сожалению, не можем из-за отсутствия данных. Тем не менее, создание общества попечения о начальном образовании стало заметным явлением в общественной жизни Акмолы.
 
В 1887 году проживавший в Акмоле ходжа М.Миркамалов обратился к Степному генерал-губернатору с ходатайством о разрешении построить на собственные средства мечеть. К ходатайству прилагалось решение общего собрания мусульман города и проект новой мечети. Однако Миркамалову разрешено было построить только молитвенный дом без минарета и купола. Мотивировалось это тем, что для прихожан-христиан, которых в Акмоле было гораздо больше, действовала всего одна церковь. На основе этого молитвенного дома через несколько лет в Акмоле все же начала действовать вторая соборная мечеть. При этой мечети было открыто мусульманское мужское училище, в 1910 году акмолинские купцы Н.Забиров и Х.Бегишев подали прошение уездному начальнику о разрешении открыть мусульманское приходское женское училище. Городское общественное управление уступило для строительства здания женского медресе участок земли между улицами Церковной и Училищной.
 
Интересна программа 3- классного медресе для девочек, подписанная имамом второй соборной мечети X. Махмутовым. Она предусматривала преподавание и изучение письма, чтения, богословия, мусульманской этики, истории, пения, чистописания.
 
В ноябре 1913 года областное управление народного просвещения выступило с предложением ввести в учебную программу медресе при 2-ой соборной мечети Акмолы русский язык. Инициатива была поддержана местными властями.
 
Из протокола заседания Акмолинской городской думы от 15 января 1914 года.
 
Городской голова доложил на обсуждение городской думы доклад комиссии следующего содержания:
 
Выполняя поручения Акмолинской городской думы по постановлению ее от 11 ноября 1913 года за № 133, комиссия в составе гласных: П.В.Токарева, С.К. Хикматуллина и С.В. Халфина, совместно с городской управой и с участием г. инспектора народных училищ 4-го района Акмолинской области и представителей магометанского общества: г. Султанаева, Бегишева, Бурнашева и указного муллы Измаилова, приглашенных управой с правом совещательного голоса, ознакомившись с предложением г. инспектора народных училищ от 10 ноября 1913 года за № 843, признала: открытие классов русского языка при магометанском мужском училище 2 соборной мечети весьма желательным из следующих соображений: дети магометан ходят в медресе в течение 5—6 лет и по окончании курса обучения поступают в городские приходские училища будучи 14 и 16-летними, следовательно они приходят в городские училища вполне возрастными, где дети гораздо моложе их (7 и 8 лет), что весьма нежелательно в воспитательном отношении. Затем дети инородцев поступают в русские школы совершенно не понимающие русского разговорного языка, таким образом им приходится в первое время не учиться грамоте, а лишь осваиваться с разговорной речью, вследствие чего большинству из них приходится сидеть два года в каждом отделении. Кроме того они являются громадным тормозом при проведении классного обучения, в особенности в тех училищах, где учителя совершенно не знают татарского языка. Во избежание этих дефектов в русских школах и, желая дать возможность детям магометан, не теряя времени в их возрасте, проходить и русскую грамоту, комиссия нашла необходимым в виде опыта открыть класс русского языка при магометанском мужском училище 2 соборной мечети на следующих началах: русским классом будет заведывать русский учитель, хотя было высказано желание иметь учителя из магометан, имеющих специальное образование (окончивших курс учительской семинарии), который подчиняется инспектору народных училищ; продолжительность курса обучения в русском классе комиссия считает достаточным трехлетний, т.е. с третьего года обучения в медресе, когда мальчики достигают возраста 9—10 лет. Введение этого класса ни сколько бы не стеснило нормального хода занятий в медресе, которое по прежнему остается в ведении магометанского общества. Количество недельных уроков определено программой Министерства народного просвещения (до 30 недельных уроков) для курса начальной школы, так-что окончивший курс классов и получивший установленное свидетельство имеет право поступить в городское 4-х классное училище или в 1 класс высшего начального училища. Открытие класса русского языка более целесообразным комиссия считает с начала следующего учебного года, т.е. с 16 августа 1914 года; в первый год — некомплектным, а через год прибавляется еще комплект. На содержание первого класса потребуется, по исчислению комиссии, в год 1420 рублей, из которых 700 рублей должно поступить из средств Министерства народного просвещения согласно ст. IX Закона 7 июля 1913 года, а остальная сумма, т.е. 720 руб. — ежегодно из средств городского общества, включая сюда триста рублей, ассигнованных постановлением думы от 2 октября 1913 года за № 110.
 
РАСЧЕТНАЯ ТАБЛИЦА ПО СОДЕРЖАНИЮ КЛАССА

РУССКОГО ЯЗЫКА
 
 
По обсуждении вопроса возбужденного г. инспектором народных училищ и его отношением от 9 ноября 1913 г. за № 842 об оказании пособия от города на содержание предположенной к открытию аульной школы в гор. Акмолинске комиссия, хотя и находит открытие таковой желательным для обучения киргизских мальчиков, проживающих в городе, но в виду того, что: 1) школьная сеть введения всеобщего обучения по городу уже разработана и представлена на утверждение, а в общий расчет детей школьного возраста приняты и дети киргиз, проживающих в городе, кроме того дети киргиз посещают медресе, своей школы они не имеют, следовательно они будут учиться и в классе русского языка, предполагаемого к открытию с начала предстоящего учебного года при медресе; 2) на содержание ее потребуется от города в год до 640 руб., но так как приходо-расходная смета на текущий год уже выработана и ассигнование этой суммы является уже невозможным, то комиссия полагала бы вопрос о субсидии на содержание предполагаемой к открытию в гор. Акмолинске аульной школы оставить открытым. Настоящее заключение, с окончательным выяснением суммы необходимого со стороны города расхода по содержанию класса русского языка при магометанском училище 2 соборной мечети, комиссия постановила предложить на усмотрение думы.
 
По выслушании доложенного, городская дума постановила: согласно доклада комиссии поручить городскому голове возбудить в установленном порядке ходатайство об открытии с начала предстоящего учебного года класса русского языка при магометанском мужском училище Акмолинской № 2 Соборной мечети, пока однокомплектного, с отпуском пособия от казны в сумме 700 рублей и с добавлением остальных 720 рублей из средств города.
 
С подлинным верно:
И. об. секретаря думы подпись
 
ЦГА РК. Ф. 369. Оп. 1. Д. 4774. Л. 49-50.
 
Следует особо отметить роль городской думы Акмолы в деле развития образования. 19 февраля 1914 года, например, депутатами думы обсуждался вопрос об открытии при учебных заведениях города классов профессиональной подготовки или классов ручного труда. Ставился также вопрос об оборудовании ремесленного класса при высшем начальном училище, которое решено было открыть в 1914—1915 учебном году. Дума образовала постоянную училищную комиссию из четырех гласных, которым вменялась в обязанность подготовка по указанным вопросам соответствующего заключения. Училищная комиссия должна была впредь заниматься подготовкой всех вопросов по делам начального образования, которые выносились на заседания городской думы.
 
Решение городской думы от 19 февраля 1914 года об открытии в Акмоле реального училища было сразу же поддержано городским головой, обратившимся с соответствующим ходатайством к губернатору области. В своем рапорте Кубрин отмечает, что с введением сети всеобщего начального образования количество начальных училищ, несомненно, будет постоянно увеличиваться и найдется немало желающих продолжить образование в среднем учебном заведении. Только в Акмоле количество детей в возрасте от 10 до 12 лет к началу 1915 года достигнет 85 и родители всех их с нетерпением ожидают открытия реального училища. Этого количества детей было вполне достаточно для набора в 1-ый класс среднего учебного заведения.
 
Акмолинский губернатор Неверов в свою очередь возбудил через Степного генерал-губернатора ходатайство об открытии в Акмоле указанного училища. Однако, несмотря на то, что местные власти брали на себя основную часть расходов, связанных с учреждением городского реального училища, попечитель Западно-Сибирского учебного округа Л. Лаврентьев счел данное мероприятие преждевременным ввиду отсутствия необходимого количества преподавателей, которых можно было бы рекомендовать для замещения вновь открывшихся вакансий.
 
Нехватка квалифицированных учительских кадров не только для средних учебных заведений, но и для начальных классов, действительно, являлась в тот период одной из наиболее актуальных проблем для всего огромного Степного края. В 1913 году межведомственным совещанием, созванным Акмолинским областным правлением, было принято решение об открытии в г. Кокчетаве в честь ознаменования 300-летия царствования дома Романовых учительской семинарии. Акмолинская городская дума тотчас выступила с инициативой об открытии подобного учебного заведения в Акмоле. Инициатива эта была встречена с пониманием дирекцией народных училищ Акмолинской и Семипалатинской областей Западно-Сибирского учебного округа министерства народного просвещения, о чем свидетельствует публикуемый ниже документ.
 
Отношение директора народных училищ Акмолинской и Семипалатинской областей акмолинскому губернатору об открытии в Акмоле учительской семинарии.

28 марта 1914 года.
 
Имею честь уведомить Ваше превосходительство, что Акмолинский уезд крайне нуждается в учителях, получивших образование в учительской семинарии. Приходится назначать учителями и учительницами лиц с разною подготовкою, лишь бы школа не оставалась без учителя или учительницы; отсутствие учащих с надлежащей подготовкой является главным тормозом в деле правильного и серьезного развития народного образования в уезде. Но в таком же положении находится и Кокчетавский уезд, наиболее населенный и доселе населяемый (после Омского и Петропавловского у.у.).
 
Согласно составленной мною школьной сети, по Кокчетавско-му уезду 112 поселков остается без школы, кроме того, нужно открыть 180 новых комплектов; в Акмолинском же и Атбасарском уездах вместе без школ остаются 106 поселков (в Акмолинском уезде 75) и нужно открыть новых комплектов 92 (в Акмолинском уезде 49). Вышеприведенные цифры говорят сами за себя, особенно, если принять во внимание, что Кокчетавский уезд далеко еще не заселен и по своим климатическим и почвенным условиям наиболее доступен для заселения.
 
В своем отношении от 10 октября 1913 г. за № 3765, я указал Кокчетав и Акмолинск как города, в районе которых чувствуется наибольшая нужда в учащих с образованием учительской семинарии. Оба эти города подходящи для того, чтобы в них была открыта учительская семинария в память 300-летия царствования дома Романовых, так как именно в этой отдаленной части (и большей) Акмолинской области особенно неблагоприятно для дела сказывается недостаток более или менее образованных учащих лиц. Особое совещание по вопросу о выборе места для открытия Романовской учительской семинарии, как видно из уведомления Вашего превосходительства от 16 ноября 1913 г. за № 1322, избрало таким местом г. Кокчетав Акмолинской обл.
 
В пользу Акмолинска можно было бы высказаться при равных шансах его с г. Кокчетавом только вследствие отдаленности его от культурных городов и наименования “Акмолинская”, которым будет указывать на область и уезд, для нужд которого учреждена учительская семинария.
 
Не решаясь высказаться за предпочтение в данном случае того или другого города, я должен констатировать, что оба они нуждаются в открытии учительской семинарии и если Романовская учительская семинария будет открыта в г. Кокчетаве, должно быть возбуждено ходатайство об открытии семинарии и в г. Акмолинске (обыкновенной) и наоборот. Г. Попечитель Западно-Сибирского учебного округа уведомил меня, что им возбуждено ходатайство об открытии в округе 5 новых учительских семинарий, следовательно, при надлежащем представлении возможно ожидать открытие в области еще хотя бы одной семинарии (помимо Романовской).
 
ЦГА РК. Ф. 369. Оп. 1. Д. 4793. Л. 6-6 об.
 
Началась обычная рутинная межведомственная переписка. Решение вопроса затянулось, что побудило городскую думу вновь вернуться к нему в начале 1914 года. На имя губернатора области было направлено повторное ходатайство об открытии в Акмоле учительской семинарии. Вопрос был решен положительно в том же 1914 году после обращения к министру народного просвещения непосредственно самого Степного генерал-губернатора. Первым директором Акмолинской учительской семинарии был назначен Ф.Ф.Скворцов.
 
В 1914 году опять же по инициативе городской думы было возбуждено ходатайство об открытии в Акмоле второго трехклассного училища, однако оно было отклонено министерством народного просвещения в виду чрезвычайных расходов государственной казны, вызванных начавшейся войной.
 
Важным событием в жизни дореволюционной Акмолы стало открытие в 1871 году городского общественного собрания. Однако отсутствие средств к поддержанию его деятельности привело к тому, что в 1875 году данное собрание было закрыто. В 1880 году общественность Акмолы вновь обратилась к уездному начальнику с просьбой добиться разрешения военного губернатора области вновь открыть городское собрание на основании прежнего устава. Переработанный устав Акмолинского общественного собрания был утвержден 31 марта 1884 года. Этот документ заслуживает особого внимания, поскольку в дальнейшем общественное собрание стало одним из основных очагов культурной и общественной жизни города.
 
 
 

Читать далее >>

 

 << К содержанию