Главная   »   Истоки. Зауре Омарова   »   РОЖДЕНИЕ


 РОЖДЕНИЕ

 

 

Я, Зауре Садвакасовна Омарова, родилась в 1924 году 28 ноября в местности Дюсембай, что расположена в нескольких километрах от рабочего поселка Карсакпай Жездинского района Карагандинской области, в семье крестьянина. В природном отношении в этой местности имеются небольшие горы, пригорки и речушка Дюсембай, по берегам которой растут густые тальники, также имеются здесь неплохие сенокосные угодья, пастбища для скота и земли для богарного хлебосеяния.
 
По рассказам моих родителей, в тот год необычно долго стояла теплая осень. Люди давно перебрались с жайляу, с летовок ближе к своим зимовьям, но в дома — избы еще не въезжали с целью экономии топлива, заготовленного на зиму — кизяка, кия, кокпека, тобылги и других кустарников. Скот еще вдоволь пасся в степях, без стойлового содержания.
 
В день моего рождения внезапно пошел первый снег, и роды принимали в юрте, расположенной у избы. Отца дома не было, накануне он срочно с аульчанами куда-то уехал, а все хлопоты, связанные с предстоящими родами, поручил своей снохе Инкар, жене своего старшего брата Абена. Отец оставил на зарез по случаю рождения ребенка, черного упитанного козла, которого сам лично откормил за осень. Думалось, что роженице будет полезно для ее здоровья именно козлиное мясо.
 
До моего рождения у родителей родились и вскоре в малолетнем возрасте умерли двое детей, это Зейнеп и Абдильда. Конечно, можно их понять, как они хотели и ждали следующего ребенка. Но мое рождение (по рассказам моей мамы) нашей семье принесло массу неприятностей.
 
Как-то, накануне, пользуясь отсутствием отца, воры увели единственного верблюда — одногорбого Нара. Затем волки разорвали черного иноходца, это был подарок бабушки Бопиш (маминой мамы) своему внуку — первенцу Закрие. Далее в тот год из четырех коров двое остались яловыми и т.д. Главное, проездом кто-то сообщил, что чей-то родственник в ауле сбежал с Акмолинской тюрьмы. Его настигла милиция, ранили в живот. Несчастный при этом продолжал еще бежать, волоча кишки по снегу, он здесь и скончался.
 
Итак, внезапно пошел густой снег, настала зима. Все спешно стали перебираться в свои так и непротопленные избы.
 
Мама, расстроенная этими событиями, решила мое рождение особо не праздновать, не дав даже имени. Дедушка Нысамбай, живший поодаль, узнав от старшего внука Закрии все новости, велел передать снохе (моей маме), чтобы она не расстраивалась, а делала все, что положено при рождении ребенка, праздновала и дала имя. При этом сказал, что завтра приедет и сам. Так и сделал, приехал, был весел, по обычаю имя Зауре прокричал мне в ухо он сам.
 
В этой местности родились и прожили все мои предки: прадед Конысбай, мой дедушка Нысамбай и его семеро сыновей и дочь тоже родились в Дюсембае, прожили здесь. Позже большинство из них разъехались кто куда. Сыновей Нысамбая звали: имя старшего не помню, затем Абен, Сыздык, Садвакас, Сулеймен, Жакия и Зейнель.
 
В период коллективизации здесь был организован единственный колхоз им. Ворошилова, который давал стране много сельскохозяйственной продукции: мяса, хлеба, молока и даже бахчевые.
 
Мой прадед Конысбай владел солидным хозяйством, совершил хадж в Мекку. К сожалению, он оттуда не вернулся, умер. Надо полагать, как каждый мусульманин в то время, он, наверное, был весьма доволен случившимся во время хаджа, то есть болезни и смерти там.
 
Дедушка Нысамбай, сын Конысбая, со своего аула выезжал только в Ак-Мечеть (Кзыл-Орда) и больше никуда не ездил. Прожил 72 года, умер и похоронен на вершине самого высокого холма в Дюсембае. Могила его есть и сейчас.
 
Бывая в этих местностях, мы, внуки и внучки обязательно посещаем его могилу. Дедушка, в силу своих возможностей, учил своих детей грамоте, ремеслу своего третьего сына, моего отца Садвакаса, он учил в Ак-Мечети, в медресе.

Читать далее >>

 

 << К содержанию