Главная   »   Истоки. Зауре Омарова   »   ПРАЗДНОВАНИЕ 40-ЛЕТИЯ ОКТЯБРЯ


 ПРАЗДНОВАНИЕ 40-ЛЕТИЯ ОКТЯБРЯ

 

 

После этого назавтра утром, это 6 ноября 1957г, принесли нам пропуск и приглашение на торжественное заседание ЦК и Совета Министров, которое должно было состояться в этот день в 4 часа дня. Галыму было трудно, но мы поехали в Лужники, где должно было состояться торжество. Кстати, к этой дате специально был закончен спортзал в Лужниках. Там большая вместимость, то ли на 13 или 15 тысяч мест. До этого, кроме большого Кремлевского дворца не было других помещений.
 
Место в зале нам было указано в приглашении — середина второго ряда. Отсюда сцену и сидящих в Президиуме можно было ясно видеть.
 
Я Галыма устроила на указанное место в зале и побежала к гостям в «накопитель» для президиума. Наше место в президиуме торжественного заседания в первом ряду вместе с Председателем палаты Совета Союза и с еще четырьмя его заместителями. Когда сегодня смотрю этот тогдашний снимок президиума, мне он очень дорог (снимок газета «Правда» от 6 ноября 1957 года). Президиум оформлен на редкость торжественно.
 
В накопителе все главы правительств и партий, прибывших на наше торжество. Председатель Президиума Климент Ефремович Ворошилов, увидев меня, подошел ко мне и, взяв за руку, повел к гостям.
 
Первый, к кому мы подошли, был товарищ Хо Ши Мин. Климент Ефремович, представляя меня ему, сказал: «Наша Омарова». Мы за руку поздоровались с ним, и фотограф тут же снял нас. Я стояла с левой стороны, Хо Ши Мин с правой стороны Климента Ефремовича. Тут Хо Ши Мин, видимо, в продолжение своего рассказа, сказал Ворошилову: «… я тогда учился в Баку на экономиста, это был 1924 год, потом поехал во Вьетнам». Он говорил по-русски чисто, правда, с небольшим акцентом.
 
Потом Климент Ефремович, продолжая меня держать за руку, подошел к Мао Цзе Дуну, опять говоря: «Это наша Омарова». Мне стало неудобно. Подумала: «Кто я, чтобы Климент Ефремович так меня представлял!». А фотограф за нами бегом со своим старомодным аппаратом на трех ножках да с черным покрывалом. Он с белой бородой, в свое время, будучи молодым человеком, снимал Владимира Ильича, как говорил Климент Ефремович. Хо Ши Мин улыбался, а Мао Цзе Дун мне казался несколько сдержанным.
 
Подобным образом, меня представили и Морису Торезу, секретарю французской компартии, и секретарю итальянской компартии Тольятти, секретарям еще ряда компартий стран. Здесь была Цун Цинь Лин — жена Сун Ят Цена. Она была председателем общества китайско-советской дружбы. Со всеми, кому меня представляли, обязательно фотографировались. Фотографа Климент Ефремович называл «борода».
 
На торжественном заседании с большим докладом выступил Хрущев Н.С. Потом состоялся праздничный концерт. Приехали после концерта в Кремль. В Большом Кремлевском дворце, в Георгиевском зале состоялся прием, посвященный юбилею Октября. Здесь мы с Галымом оказались рядом с Героем Советского Союза, главным героем повести Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке», Мересьевым вместе с его супругой.
 
На следующий день 7 ноября мы рано собрались, хорошо позавтракали и поехали на Красную площадь, у машины был пропуск, у исторического музея мы вышли и дальше пошли потихоньку пешком до трибуны у Мавзолея •Ленина. На трибуне стояли среди зарубежных послов в нашей стране. Парад был торжественным, впечатляющим.
 
После этого, в течение двух дней отдыхали, любовались Москвой, ездили по городу (мне прикрепили машину), ибо Галыму назавтра надо было лечь в больницу. Время, обстоятельства разделили нас с Галымом потом не на один год.
 

Читать далее >>

 

 << К содержанию