Главная   »   Истоки. Зауре Омарова   »   ПОЕЗДКА В ЖЕНЕВУ НА 52 СЕССИЮ БЮРО МЕЖДУНАРОДНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ТРУДА (МОТ)


 ПОЕЗДКА В ЖЕНЕВУ НА 52 СЕССИЮ БЮРО МЕЖДУНАРОДНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ТРУДА (МОТ)

 

 

На сессию делегация выехала поездом из Москвы. Нас было много. Представитель правительства СССР в моем лице, представители профсоюзов, предпринимателей, представители от Украины, Белоруссии. Глава делегации — председатель комитета по труду СССР, Волков. В делегации были профессора, ученые, переводчики, машинистки.
 
Поезд Москва — Брест, сюда были прицеплены вагоны в Варшаву, Вену. Наш вагон Москва — Вена. Удивительно удобные купе. Со мной советник Пилипчук Нина Ивановна, она же переводчик много лет разъезжавшая по зарубежным странам, и машинистка Вера.
 
Отъезжавших провожали семьи. Меня провожал работник нашего представительства, что меня обрадовало. Выехали 1 июня 1968 года. Проехали Смоленск и другие города.
 
Ехать было удобно, все время смотрела в окно, запоминаю пейзаж Белоруссии, где воевал Галым. Были видны одни леса и леса. День был хороший, солнечный, на небе ни единого облачка. Когда-то выжженные земли и населенные пункты, теперь не узнать, все восстановлено. Впереди Брест, Минск. За несколько минут до Бреста проводник дал заполнить бланк выезда из СССР. Затем собрал наши паспорта вместе с бланком. Затем заинтересовался представитель погранвойск, потом таможенный представитель интересовался наличием денег у нас. Нина Ивановна сказала, что на четверых у нас шестьдесят рублей.
 
Брест — красивый город, вокзал большой, современный. После Бреста нас все время проверяли польские пограничники. Здесь народ такой же как у нас. Можно было видеть часто мемориальные доски о погибших людях, где не были указаны фамилии, а только имена. Они были зверски замучены фашистами. Польские разъезды и деревни выглядели хуже наших. Видимо, это объяснялось тем, что в войну не были разрушены, и в них давно не было ремонта. Городки ближе к границе внешне выглядели лучше. Земельные наделы небольшие, но ухоженные. Пастухи пасли коров в оградах, разделенных на квадраты. Видимо, хорошо следят за использованием своих пастбищ.
 
Поезд подъехал на станцию «Варшава». Стояли недолго, всего полтора часа. Мы за это время погуляли по перрону, отдохнули и затем выехали в Вену в этом же вагоне, но в составе другого поезда. Конечно опять одно за другим, проверки, и нам спать пришлось немного.
 
Утром приехали в Вену, где нас встретили посольские товарищи. После небольшого отдыха пошли осматривать город. Видели памятники, монументы Гете, Шуберту и другим. А в городском парке памятник-композиция Иоганну Штраусу из черного мрамора, где он со скрипкой в руке, вокруг него амуры, музы. Жители любят свой город, парк. Сюда приходят отдыхать, гулять.
 
У австрийцев традиция, для взрослых и детей, надевать для показа засаленные грязные кожаные шорты своих предков, оставшихся в наследство от знаменитых родителей, деда, прадеда. Особенно молодежь была одета в национальные костюмы. Присборенная юбка, кофточка со сборками с нашивами из гипюра, жилет. Очень красиво. Они им идут, они ими гордятся.
 
В Вене нас пересадили в поезд Вена — Цюрих. Носильщики живо подвезли наши вещи, взяв с нас по 5 шиллингов. Вагоны поезда шире наших на 20 — 30 см. Постель новая, красивая, мягкая. Удобное освещение, раковина сине-белая. Заснули в-11 вечера.
 
Проснулись в половине шестого. Но мне надо было сфотографировать Швейцарские Альпы, знаменитую гору Монблан. Не повезло. В это время в горах туман еще не рассеялся. Природа такая, как наше Боровое. Горы, леса, реки, хвойные деревья и лиственница. Швейцарцы были одеты скромно в неяркие тона. Цветовой стиль в одежде не соблюдали. Ярко одевались только путевые рабочие в оранжевые костюмы. В то время нам это было еще не знакомо. Это отличает их от остальной публики и для безопасности.
 
Дороги интересные. Проехали Цюрихское озеро. По его берегам одни дома отдыха, пансионаты. Полно отдыхающих. В Цюрих поезд прибыл рано утром. Проводники быстро нас выгрузили с поезда Вена-Цюрих. Также быстро погрузили в поезд Цюрих-Женева. Здесь вагоны были для сидячих по два человека. Удобные мягкие кресла. Швейцарцы — больше пожилые люди. Мне показалось, что у них большая продолжительность жизни. Через три часа приехали в Женеву. Нас повезли в гостиницу «Century». Гости из Советского Союза всегда останавливались в этом отеле.
 
Меня разместили в одноместном номере — люкс с кухней, необходимой посудой на три персоны. Еду мы могли готовить сами. Отдохнув, поехали во Дворец Наций. До войны этот дворец назывался «Дворец Лиги Наций», монументальное здание с великолепной архитектурой, удобно спланированное для ведения больших собраний, сессий, форумов международного масштаба.
 
Швейцария обладает статусом постоянного нейтралитета на протяжении более чем полутора веков. Ее «вечный нейтралитет» провозгласили и гарантировали в декларации, подписанный в 1815 году на Венском конгрессе.
 
Это страна с давними демократическими традициями. Швейцария на протяжении более ста лет является убежищем политэмигрантов из Франции, Италии, России. Они находили укрытие в этой стране. В ее лесах и привольных долинах, среди снегов и цветов, нашли прибежище политэмигранты со всего света, кто хотел дышать «воздухом свободы».
 
В общей сложности около девяти лет прожил в этой стране вождь российского пролетариата В.И.Ленин, начиная с 1906 года по 1916 год апрель месяц. В этом промежутке, бывало, он и оттуда вынужденно выезжал в другие страны Европы, боясь преследования российской жандармерии. Только в Женеве Владимир Ильич сменил 18 квартир. Одну из них мне удалось посетить.
 
5 июня 1968 года, в первый день заседание началось со знакомства с участниками, главами делегаций стран СЭВ, с порядком работы. Познакомились с польскими и чешскими главами делегаций.
 
Отдохнув пару часов с Надеждой Кузминичной, пошли на Женевское озеро. Здесь много детей и подростков с лодочками. Они приходят ближе к вечеру, отвязывают лодочки и идут плавать на них. На озере много белых лебедей. Лебеди людей, лодок не сторонятся, плавают среди них, как ни в чем не бывало.
 
В середине озера большой высокий фонтан бьет из под воды. Его высота 128 метров. Говорят, что это единственный в мире фонтан. Секрет его еще никто не знает, строго засекречено. К фонтану вел специальный пирс для обслуживающего персонала. Посторонних не допускали. Это всеобще известное узаконенное обстоятельство. Вообще на озере много других пирсов. Горожане отдыхали на берегу. У многих яхты свои. Когда шли на озеро и обратно по пути проходили рядом с дворцом Полины Виардо, подруги Ивана Сергеевича Тургенева.
 
Наше пребывание в Женеве совпало с традиционным ежегодным выпускным балом студентов Женевского университета. Студенты разных национальностей собирались, организовывали вечер на улице, во дворе университета. Они готовили свои национальные блюда и угощали ими друзей, а посторонних за деньги. При этом неплохо заработали. Арабы, африканцы и другие в национальных костюмах пели и танцевали. Нас угостили арабскими шашлыками, бубликами, пивом.
 
Здесь были студенты, в основном, из Европы, но были и арабы, африканцы. Почти половину выпускников составляли русские парни и девушки. Я разговаривала с девушкой из Парижа, которая заканчивала факультет русского языка и литературы. Ее предки из России. Они приехали в Европу в канун революции. Она нам рассказала, что из 1600 выпускников университета 860 — русские. Все они из разных стран мира, но большинство из Швейцарии.
 
Побыв здесь часа полтора, пошли в кафе Ландольта, которое посещал еще Ленин и другие русские эмигранты. Хозяин кафе был с нами весьма любезен. Его отец, теперь метрдотель, рассказал нам, что он хорошо знал Ленина, сам его обслуживал, будучи хозяином кафе. Во времена Ленина его сын был десятилетним «мальчиком на побегушках».
 
В кафе стоял длинный, весь изрезанный перочинным ножом, дубовый стол. Мы сидели за этим столом. Нам принесли по бокалу пива, на закуску стружки вяленого говяжьего мяса, со вкусом хорошего «сервелата». Хозяин сказал, за этим столом всегда сидел Ленин со своими соратниками. В его память сохранили этот стол. Мемориальной доски не ставили на здании, соблюдая и в этом нейтралитет. Мы здесь около часа сидели, поговорили и ушли в прекрасном настроении.
 
В свободные дни и часы старались увидеть Женеву — город с населением более двухсот тысяч человек. Город аккуратный, чистенький. Население дружелюбное, внимательное. Если приходилось что-нибудь спрашивать, то объясняли досконально. Бывало, что отвечали по-русски в магазине, на улице. Я поняла, что в Женеве много русских.
 
В городе чистый воздух. Дороги, тротуары чистые. Четко работал городской транспорт. Производственных предприятий не имелось. Были два надомных часовых сборочных завода. Сюда привозили все детали для часов, причем известных фирм. По готовности сборки хозяин забирал часы, оставив привезенные партии следующих деталей для сборки. Заводская контора состояла всего из двух комнат квартиры. Заводоуправление тоже из двух человек, директор и бухгалтер (он же шофер).
 
В целом, заводская себестоимость часов невелика. Но продают часы очень дорого. Я себе купила ручные часы за 800 франков. Это, примерно, средняя заработная плата служащего. Но часы стоят этой платы. С тех времен и до настоящего времени часы точно отмеряют время.
 
В 1968 году в Швейцарии насчитывалось сто одиннадцать международных банков, куда кладут деньги богатые люди со всего мира. Я думаю, что Швейцария неплохо живет на проценты с этих прибылей банков.
 
Мы ездили по Женеве в удобном городском транспорте. Таким образом, первые два дня мы знакомились с городом.
 
На 52 сессию Международной организации труда, начавшуюся 5 июня 1968 года прибыли делегаты из 66 стран. Пленарное заседание было коротким, затем заседал комитет по социальным вопросам. Председатель — представитель правительственной группы Югославии, Попович. У него два его заместителя, оба из Австрии. Представитель профсоюзов Австрии — Вейсенберг и представитель предпринимателей Австрии, Тучка. Здесь проходило первое обсуждение вопроса о пересмотре конвенции №24 и №25 о страховании по болезни.
 
Для рассмотрения проекта заключения, подготовленного международным бюро труда, был создан комитет из 149 членов: 66 — правительственные представители, 43 — представители профсоюзов, 40 — представители предпринимателей. В работе комитета принимали участие в правительственной группе — СССР, УССР, Венгрия, Румыния, Чехословакия, Польша, Югославия и Куба. В группе предпринимателей — представители предприятий Польши, Румынии, Болгарии. В группе трудящихся комитета — из профсоюзов СССР, УССР, Чехословакии, БССР, Монголии, Венгрии, ВКТ Франции и Италии. Председателем сессии была канадка, госпожа Гельбер. 
 
С заседания сессии мы втроем вернулись на автобусе в гостиницу, отдохнули немного, поели и пошли подышать на берег озера. В городе воздух с повышенной влажностью.
 
Утром должен был выступать на пленарном заседании наш глава делегации Волков. Мы хотели его послушать, но были заняты у себя в комитете. Тем не менее, нам удалось послушать Волкова и успеть на свой комитет. Его выступление нам понравилось.
 
Теперь, на послеобеденном заседании — мое выступление на пленарном заседании сессии. Дело в том, что сначала комитет, а потом сессия должны были обсуждать проекты стран, привезенные с собой для рассмотрения с последующим принятием за основу будущей международной конвенции по пособиям по временной нетрудоспособности граждан.
 
У меня на руках наш ответ на запросы Бюро МОТ по проекту конвенции. Я должна была защищать наш проект при обсуждении участниками стран на сессии.
 
В своем выступлении я рассказала, что По пункту 6.
 
В соответствии со статьями 120 и 121 Конституции СССР назначаются и выплачиваются пособия по государственному социальному страхованию:
 
1. Пособие по временной нетрудоспособности
 
2. Пособие по беременности и родам
 
3. Пособие на рождение ребенка
 
4. Пособие на погребение
 
5. Пособие по переквалификации
 
Право на пособие имеют все трудящиеся СССР, на которых распространяется социальное страхование.
 
1.Пособие по временной нетрудоспособности выдается: при болезни, связанной с потерей трудоспособности при санаторно-курортном лечении при болезни члена семьи, в случае необходимости ухода за заболевшим при карантине при временном переводе на другую работу в связи с заболеванием туберкулезом или профессиональном заболевании (силикоз) при протезировании с помещением в стационар протезно-ортопедического предприятия По пункту 7.
 
Пособие выдается в следующих размерах:
 
а) при непрерывном стаже работы на одном и том же предприятии или учреждении:
 
до 3 лет — 50% заработка
 
до 3-5 лет — 60% заработка
 
от 5 до 8 лет — 80% заработка
 
от 8 или более лет — 100 % заработка
 
б) Рабочим и служащим, не достигшим 18 лет, 60 % заработка.
 
в) Работающим инвалидам Отечественной войны — 100% заработка независимо от непрерывности стажа.
 
Страница 2 — 3 Положения
 
Пособие выдается, если нетрудоспособность наступила в период работы, включая и время испытания, также, если нетрудоспособность наступила в день увольнения, в пути во время направления на работу, в командировке и т.д.
 
Пособие выдается независимо от продолжительности работы, до наступления нетрудоспособности.
 
Пособие рабочим и служащим выдается за все дни болезни во время очередного отпуска. Отпуск продлевается на время нетрудоспособности по б/листку, а также, если число отпускных дней недостаточно для полного лечения и проезда в оба конца к месту лечения — санаторий.
 
При временной нетрудоспособности вследствие болезни пособие выдается, начиная с 1 дня болезни и до ее излечения.
 
За время работы сессии в комитете я выступала 6 раз. Это в рабочем порядке, где приходилось защищать нашу точку зрения по тем или иным вопросам, пунктам проекта будущей конвенции №24 и №25. Пунктов проекта конвенции около 50. Из них по 43 пунктам я давала поправки.
 
Иногда над одним словом, выражением, даже запятым приходилось застревать. Например, мы застряли на вопросе о медицинской помощи. Целый день прошел, и не обсудили ни одного пункта. Господа капиталисты не хотели предоставлять минимум медпомощи бесплатно трудящимся. Вот так, каждый раз разгорались страсти.
 
Представители социалистических стран свою работу проводили в комитете в тесном контакте друг с другом. За время работы сессии дважды собирались на совещания и совместно обсуждали позицию в связи с представленными поправками. Таким контактам в значительной степени способствовала личная позиция председателя комитета, представителя правительства Югославии Поповича. Он подходил к нам, с каждым из нас беседовал, разъяснял важность той или иной поправки, собирал голоса для этого. За нас были даже скандинавские страны.
 
В составе финской делегации была Куусинен Херта Отто Вильгельмовна. Она дочь секретаря ЦК КПСС Куусинен Отто Вильгельмовича. Мы с ней познакомились. Она хорошо говорила по-русски только наедине, при посторонних изъяснялась через переводчика. Она являлась членом бюро компартии Финляндии. Для нас было важно заиметь лишний голос по отдельным вопросам, поправкам.
 
Приходилось часто готовить материал на завтра уже поздним вечером, за счет сна. Приходилось спать по 2-3 часа, но мы защищали свои позиции. Представитель Румынии часто отсутствовал на заседаниях комитета. Представитель Польши часто голосовал вместе с капиталистическими странами.
 
Среди правительственных членов комитета наиболее активную позицию занимали представители США, Канады, Нидерландов, Австрии, Австралии и Ливана. При этом следует заметить, что их поправки были направлены на ослабление текстов международных актов, на ограничение категорий лиц, подлежащих обеспечению, на сужение сферы действия конвенций, уменьшения размера пособий по болезни и перенос ряда важных положений из конвенции в рекомендацию.
 
Группа трудящихся комитета, наоборот, внесла целый ряд прогрессивных поправок, значительно улучшающих представленные тексты заключений, направленные на принятие конвенции и рекомендации и отвечающие интересам трудящихся.
 
При обсуждении п. 43 мною лично была внесена поправка, предлагавшая, чтобы лицам, подлежавшим обеспечению денежным пособием по болезни, предоставлялись пособия в случае неявки на работу не только в связи профилактическим лечением, карантином, но и в связи с протезированием. Поправка была принята комитетом при поддержке трудящихся и многими правительственными делегатами.
 
Большинство остальных поправок, представленных к проекту рекомендации, были отклонены или сняты их авторами. Текст заключения, выработанный комитетом, был представлен на обсуждение пленарного заседания конференции и принят без возражений.
 
Конференцией также была принята резолюция о включении в повестку дня следующей сессии вопроса о пересмотре конвенции № 24 и №25, о страховании по болезни для второго обсуждения.
 
Через несколько дней после рассмотрения ряда пунктов в проекте я выступила на пленарном итоговом заседании. Я отметила, что впервые присутствовала в работе сессии МОТ и с большим интересом участвовала в работе его комитета по социальному страхованию, обсуждавшего столь важные вопросы.
 
Вопрос о пересмотре конвенции №24 и №25 о страховании по болезни был поставлен своевременно. Эти конвенции были приняты в 1927 году и во многом устарели и не соответствовали уровню социального обеспечения нетрудоспособных во многих странах. В СССР систематически проводили в жизнь мероприятия, по дальнейшему развитию социального страхования и улучшения охраны здоровья трудящихся. Так постановлением Совета Министров СССР от сентября 1967 года был повышен размер пособий дo 100 % заработной платы рабочим и служащим, имеющим стаж работы свыше 8 лет.
 
Мне пришлось критиковать представителей отдельных стран за их явный уклон от необходимости положительного решения того или иного весьма актуального вопроса.
 
О втором моем выступлении на пленарном заседании сессии была напечатана статья корреспондента телеграфного агентства Советского Союза от 26 июня 1968 года.
 
Право на социальное страхование и обеспечение является, как и право на труд, одним из основных прав человека. Знаменательно, что мы обсуждали этот вопрос в 1968 году, который был объявлен генеральной ассамблеей ООН Международным годом прав человека.
 
С первых дней своего существования СССР расходовало огромные средства на пособия по социальному страхованию. Если в 1913 году на всей территории Казахстана работало всего 196 врачей, имелось 78 больниц, то в 1968 году в Казахстане насчитывалось 24000 врачей и более 2000 лечебно-профилактических учреждений, не считая 16 медицинских научно-исследовательских института.
 
Затем предложила принять один международный акт, с тем, чтобы предусмотреть единую систему обеспечения для всех трудящихся с тем, чтобы устранить возможную дискриминацию для лиц, занятых в различных отраслях народного хозяйства. По поручению делегаций соцстран я поблагодарила председателя комитета Поповича, господина Зеленка, председателя МОТ и секретариат, переводчиков. Это было поддержано группой трудящихся во главе с Вейсенберг и другими.
 
Мое выступление было воспринято хорошо, судя по дружным аплодисментам. В перерыве ко мне подошли и тепло пожимали руку мои оппоненты, которые все время возражали против моих предложений во время обсуждения по проекту конвенций. Это американец Иоффе и его единомышленники. Мне потом Нина Пилипчук сказала, что они переживали, как ко мне обратиться «Мадам» или «Мадемуазель». Дело в том, что на мне не было обручального кольца. Все же они подошли ко мне, чтобы поздравить с хорошим полезным выступлением.
 
Нас пригласили работники нашего представительства поехать на экскурсию по городам вокруг Женевского озера, но из-за отсутствия времени, мы отказались. Но работа сессии шла к завершению, и в последнее воскресенье мы с работником представительства Вероникой поехали на экскурсию, сначала по городу, потом на озеро.
 
По пути на большом расстоянии остановились у города Веве, где на пригорке стояла вилла Чарли Чаплина. Она была довольно большая. Вероника нам поведала, что у него много детей, начиная со взрослых до дошкольного возраста, у них бывает много приезжих гостей.
 
Еще она рассказала о дочери Сталина Светлане. В тот год (1968) весной после поездки в Индию Светлана исчезла. Ее след простыл, в Союз не возвратилась. Оказывается, она на самолете добралась до Женевы и осталась там, на два месяца, где отдыхала, а затем объявилась в Америке. Об этом ее перелете и пребывании ни швейцарское правительство, ни местные женевские власти не знали. А ведь тогда без официального разрешения властей Союза зарубежные поездки были запрещены. В Индии Светлана оказалась по поводу похорон мужа — индийца.
 
После Чаплинского города мы приехали в город Монтре. Что интересно, города между собой границ не имеют. Один город — продолжение следующего. По всему побережью озера вплотную расположены маленькие, не имеющие исторического значения, города, поселки (дома отдыха, поселки, кемпинги). Женевское озеро с трех сторон окаймлен горами — Итальянскими, Австрийскими, Швейцарскими Альпами. Везде воздух чистый. За экологией тщательно следит правительство, мэрии городов.
 
Шильонский замок в г. Монтре стоит на воде. Его нижний этаж в далекие времена был тюрьмой. Как я уже писала Байрон, путешествуя по Европе, написал «Шильонский узник» и вырезал свою роспись на столбе. Приятно было после Греции снова увидеть следы Байрона.
 
Благополучно завершилось наше многодневное пребывание на сессии МОТ, где разработали и приняли документы, как основу новой международной конвенции по социальному обеспечению, социальному страхованию.
 
 
 

Читать далее >>

 

 << К содержанию