Главная   »   Истоки. Зауре Омарова   »   МОЯ НОВАЯ И ИНТЕРЕСНАЯ РАБОТА


 МОЯ НОВАЯ И ИНТЕРЕСНАЯ РАБОТА

 

 

Председатель Совета Министров Кунаев Димаш Ахметович пригласил меня в свой кабинет, где уже сидели в сборе его заместители, Управляющий делами и начальники отделов. Он представил меня как нового заместителя сидящим, рассказывая о моей короткой биографии, говоря о делах, какими я буду заниматься, пожелал мне успехов в работе. В конце сказал, что мой кабинет находится на четвертом этаже в новом здании Дома правительства. В здании не был закончен только зал заседания Верховного Совета, оставались некоторые отделочные работы. «Вы с ходу и займитесь этим, проконтролируйте срочную сдачу, а отделы, аппарат в новое здание перейдут на днях».
 
До этого в Алма-Ату я приезжала неоднократно с 1956 года, будучи членом ЦК КП Казахстана, на заседания пленумов, в январе 1957 года на торжественное заседание по случаю вручения республике Ордена Ленина за успехи в сельском хозяйстве и сдачу первого целинного миллиарда пудов хлеба. Для вручения приезжал Ворошилов К.Е.
 
Тогда все три ведомства — ЦК КПК, Совет Министров и Президиум Верховного Совета размещались в одном здании. Это старое здание находится на пересечении улиц Комсомольской и Панфилова. Позже, на нижней стороне Комсомольской строили это новое прекрасное здание Дома Правительства. Оно строилось ударными темпами. Его сметная стоимость была весьма высока.
 
После, в старом здании размещался государственный университет им. Кирова, теперь им. Аль-Фараби, а потом театрально-художественный институт.
 
Свою новую работу заместителя Председателя Совета Министров Казахской ССР я начала со знакомства с моими новыми обязанностями по распределению между членами Президиума Совета Министров и, довольно скрупулезно с аппаратом, начиная с начальников отделов, референтов. Разбиралась со штатной структурой аппарата Управления делами, их заработной платой.
 
В это время в Совмине работали три заместителя. Из них третий был одновременно Председателем Госплана, четвертое место было вакантным. Здесь до меня работал заместителем Байгалиев Рахим Байгалиевич, бывший секретарь по промышленности Карагандинского областного комитета партии.
 
Первым заместителем работал Слажнев Иван Гаврилович, бывший председатель Кустанайского облисполкома. Он ведал всеми вопросами сельского хозяйства.
 
Заместитель по социально-культурным вопросам был Закарин Аскар Закариевич. К нему относились все вопросы, касающиеся Министерств культуры, здравоохранения, социального обеспечения, высшего и среднего образования, творческих союзов артистов, журналистов, художников, архитекторов и др.
 
Заместителем Председателя и одновременно Председателем Госплана республики был Мельников Леонид Георгиевич, бывший первый секретарь ЦК компартии Украины при Сталине И.В., всеми уважаемый человек. Потом был советским послом в Румынии, министром строительства предприятийугольной
 
промышленности СССР. Он был нашим министром. Мы проектировали шахты и все, что связано с угольной промышленностью. В «Карагандагипрошахте» мы выходили с вопросами к нашему министру Мельникову Л.Г.
 
Хочу отметить, что по итогам работы за 1956 год в феврале 1957 года министр премировал меня, старшего инженера, месячной зарплатой плюс двумя картинами китайской классики. Эти картины и сейчас дороги и находятся у меня дома как реликвия, как память о тех годах.
 
У меня по распределению обязанностей были Министерства коммунального хозяйства, связи, автомобильного, железнодорожного, воздушного и водного транспорта, Спорткомитет, Главное управление по строительству шоссейных и автомобильных дорог и Государственный архив.
 
Министром коммунального хозяйства был Кононенко Даниил Фаддеевич, Начальником Главного управления строительства шоссейных и автомобильных дорог — Шведенко, потом Гончаров, министром связи — вначале был Носков, потом Елибаев, министром автомобильного транспорта — Халимов, потом — Жуков, начальником Казахской железной дороги — Задорожный, начальником гражданского воздушного флота — Седляревич, водного транспорта — Станков, начальником Главархива — Жангалин.
 
В то время я была самым молодым заместителем и по возрасту и по опыту работы. Мне тогда шел 34 год. Многие смотрели на меня с недоверием на фоне моих старших коллег. Думаю, что вскоре в процессе работы они изменили свое мнение. Это давало мне уверенность в себе.
 
Первые месяцы работы была большая нагрузка. Текущая работа в аппарате, телефонные звонки руководителей с областей, городов, министерств, ведомств, личный прием посетителей по разным интересующим вопросам. Заседания правительства, бюро ЦК КПК, корреспонденция, ежедневно поступающая в мой адрес, письма с мест на отсутствие телефонной связи, радио, бань, водопровода и канализации, отсутствие или плохое состояние местных и республиканских автомобильных дорог.
 
Все эти вопросы упирались в ассигнования, которых в республике было немного. Известно, что после войны восстановительные работы поглощали все ресурсы страны. Это были назревшие вопросы, положительно решать которые не всегда представлялось возможным.
 
Я не успевала прочитать за рабочий день все письма, просьбы. Приходилось рассматривать в конце дня, когда наступало затишье в кабинете, а то и брать домой, рассматривать, когда спит семья. Такой режим мне был знаком еще по Караганде, по депутатским делам.
 
Республику я более или менее уже познала. Какая область, чем занимается, ее экономику — информации на этот счет было достаточно, но назрела необходимость все увидеть своими глазами на местах. По своему избирательному округу — это Караганда, Темиртау, Балхаш, Коунрад и все прилежащие населенные пункты к этим городам я знала хорошо. К ним не раз приходилось приезжать, смотреть, видеть «где какая щепка лежит».
 
Для себя я пришла к убеждению, что должна изучить всю республику. Для этого должна выезжать в командировки в области, города. В этом плане часто выезжала по Алма-Атинской области, пригородные совхозы, колхозы, города Талгар, Каскелен, знакомилась с председателями колхозов, директорами совхозов, Героями социалистического труда, экономикой каждого хозяйства. Попутно знакомилась с состоянием дорог, телефонной связи, радиосетями, энерго-и водоснабжением поселков, торговлей продуктами питания, книжной торговлей, со всеми пунктами бытового обслуживания.
 
Передо мной в Совмине встал вопрос окончания строительства Центрального стадиона. За его строительством непосредственно следил секретарь ЦК КПК Тажиев Ибрагим Тажиевич. С моим приходом в Совмин этот вопрос перешел ко мне, как куратору спорткомитета.
 
Строительство стадиона заканчивалось. Оставались лишь отделочные работы. Здесь были трудности со стройматериалами. Особенно не хватало цемента. Привозили, откуда только можно было достать — с Семипалатинского цементного завода, с Чимкента. Тем более для стадиона годился высокомарочный цемент марки 400 или 500. Их было мало, поставляли по «чайной ложке». В этом отношении тогда единственный Састюбинский цементный завод работал в большом напряжении.
 
Этот спорткомплекс, стадион, построен по проекту наших двух заслуженных архитекторов Капанова и Косова. Он рассчитан на тридцать тысяч зрителей, а в дни больших футбольных матчей и на большее количество любителей футбола и других зрелищных мероприятий. В те годы на футбол ходило много народу, а в интересных матчах люди занимали даже все проходы.
 
В одном из своих приездов в Алма-Ату Никита Сергеевич Хрущев, будучи на стадионе, был весьма удивлен размером стадиона и спросил Димаша Ахметовича Кунаева о количестве жителей в городе. Когда услышал в ответ, что здесь живут семьсот тысяч человек, высказал реплику: «Ну и размахнулись! Лужники, да и только, а в Москве восемь миллионов жителей!». Видимо он сравнил в уме с другими союзными республиками. Они тоже строили стадионы, но не на такое количество мест. Оказывается, после Лужников второй по вместимости был наш Алма-Атинский стадион.
 
Мне помнится, что наша футбольная команда называлась «Енбек». Ее опекало Министерство сельского хозяйства, потом Казахская железная дорога. Команду переименовали в «Кайрат». Руководство посчитало, что так будет лучше в материальном обеспечении команды.
 
Вскоре после товарищеской ничейной игры с ведущей в то время командой в стране ленинградским «Адмиралтейцем» осенью 1959 года, «Кайрат» на своем поле принимал «Зенит» и московскую команду «Спартак». На этих матчах на трибунах не было ни единого свободного места, все проходы были заняты любителями футбола. Это было время, когда у наших отдельных футболистов неважно было с дисциплиной, даже из-за них частенько проигрывали. Однажды я решила их собрать у себя в кабинете, поговорить о дисциплине. Я была вынуждена открыто говорить о недостатках нашей команды «Кайрат», начиная с подготовки к предстоящим матчам, о тренировках, об их ответственности, критикуя отдельных футболистов, невзирая на лица, за пьянку и другие недостатки. При этом ставила в пример венгерских футболистов, об их ответственности перед матчем, об их тренировках, каждого поименно, свидетелем которых я была. Наши футболисты несколько подтянулись, стали за собой следить, даже стали выигрывать в матчах.
 
Это служило предпосылкой тому, что «Кайрат» включили в высшую лигу, класс «А». Сообщение об этом стало сенсацией для республики, об этом печатали в газетах, сообщали по радио, показывали по телевидению.
 
В казахстанском спорте был большой подъем. После ухода бывшего председателя комитета следующим председателем назначили Каркена Ахметова. Вскоре был построен всемирно известный высокогорный каток «Медео», правда пока ледяная дорожка без трибун, где проходили соревнования на чемпионат мира. Первыми чемпионками по конькам среди женщин были Скобликова, Воронина-Артамонова и Иванова. Они потом катались на приз Совета Министров. Дипломы им вручала я, так решило руководство правительства. По поводу вручения дипломов фотокорреспондент КазТаг сделал снимок, его напечатали вцентральных и республиканских газетах.
 
Спортом я увлекалась еще в школе. У нас был хороший физрук. Его уроки мы любили. Фамилия его Холмецкий, он сын Холмецкого, одного из руководителей становления советской власти в районе Байконурских угольных копей, Карсакпайского медеплавильного комбината и Джезказганских рудников. Этого человека хорошо описал в романе «Гудок в степи» Мухаметжан Каратаев. Учась в институте, я не забросила спорт. По возможности, занималась легкой атлетикой, гимнастикой, волейболом. После института увлеклась коньками, лыжами в свободное время. После выхода на пенсию кататься на лыжах не представилось возможным по объективным причинам, к моему сожалению.
 
 

Читать далее >>

 

 << К содержанию