Массаж на курской схема проезда в салон нега курская.
Главная   »   Истоки. Зауре Омарова   »   ДЕПУТАТСКАЯ РАБОТА


 ДЕПУТАТСКАЯ РАБОТА

 

 

Для выполнения депутатских обязанностей, не раз приходилось открывать двери высокопоставленных ведомств СССР, их руководителей в Москве, вплоть до Хрущева Н.С..
 
Для разрешения своих вопросов как депутат СССР двух созывов (IV — V созыва, 1954-1962), я добивалась приема у Первухина Михаила Георгиевича — первого заместителя Председателя Совета Министров СССР, Председателя Госэкономкомиссии СССР, Засядько Александра Федоровича — министра угольной промышленности СССР, Мельникова Леонида Георгиевича — министра строительства предприятий угольной промышленности, Зверева Арсения Георгиевича — министра финансов, Ковригиной Марии Дмитриевны — министра здравоохранения, Псурцева Николая Демьяновича
 
— министра связи, Калмыкова Валерия Дмитриевича
 
— министра радиотехнической промышленности, Старовского Николая Демьяновича — начальника Центрального статистического управления и других.
 
После избрания депутатом Верховного Совета СССР IV созыва по 637 избирательному округу, меня увлекала работа по депутатским обязанностям. Это, в основном, прием граждан, избирателей по множествам их жизненных вопросов, слушать их во время приема, по возможности помочь им. Кроме этого по тем же вопросам я получала письма, где избиратели ставили все свои вопросы.
 
На прием приходило очень много людей. Я их принимала раз в неделю после работы с шести до восьми вечера. Все равно приходилось продлить время приема до девяти и больше, пока всех не приму. Со временем убедилась, что одного приема в неделю мало, стала принимать, как выше сказано, два раза в неделю, по вторникам и пятницам.
 
Все равно домой приходила только к девяти часам вечера. Дома у меня было уже трое маленьких детей, хотя держала няню, и была свекровь, все равно мне самой было нелегко. Пришлось упорядочить вопросы приема, решения поставленных вопросов.
 
Со временем убедилась, я стала отставать в своей работе по должности. Секретарь партбюро Нудельман Борис Сергеевич это заметил, пригласил меня, стал интересоваться, как я успеваю со всеми этими работами и дома. Пришлось сказать правду, что мне надо помочь, хотя бы в таких вопросах, как сходить или съездить к заявителю, жалобщику на предмет обследования на дому в пределах города Караганды, на такие вопросы надо бы комсомольцев, профсоюзников на помощь с тем, чтобы несколько меня разгрузить.
 
Впоследствии, мне несколько стало легче, я это почувствовала. На заявления и жалобы после обследования вовремя стала давать ответы положительные или отрицательные. Это для себя считала наиважнейшим, себя обязывала к этому. Встречалась с избирателями на участках часто, выступала с отчетами по данным мне наказам.
 
Эти напряженные годы отразились на моем здоровье, даже стали лезть волосы на голове, врачи сказали, что это от недосыпания. В самом деле, я могла спать в общей сложности тогда часа 3-4 за ночь. Стали лечить и за месяц волосы на голове вновь выросли. Больше подобное со мной не повторялось.
 
Вот так, постепенно привыкала к своим нелегким обязанностям депутата. Когда у меня все получалось, я этому очень радовалась, после еще больше старалась.
 
С удовольствием встречалась с людьми на шахтах, на производственных предприятиях. Там всегда разговор прямой, правдивый, деловой, конкретный. Могли мне иногда сказать нелицеприятное. Я на это не обижалась, принимала как должное. На встречах могли похвалить, одобрить мои действия. Это, безусловно, вдохновляло на большие дела.
 
В те годы ко мне много обращались из числа участников войны, инвалиды войны, беспризорные дети, которые ездили, жили в поездах, как говорится, «зайцем», без занятий, учебы, без присмотра. Помнится, они часто просили во время приема денег на хлеб или же помочь им найти родителей, последний вопрос был очень тяжелым. А у инвалидов войны пенсии были мизерные, льгот не было, средств передвижения тоже. Мотоколяски появились только во второй половине пятидесятых годов. Практически кроме палочки и костылей у них не было ничего. Решения вопросов инвалидов были весьма трудными.
 
После принятия мер по отдельным жалобам, когда они решались положительно, можно было услышать одобрение, даже похвалу в свой адрес как депутат. Это весьма было приятно слышать, тем более, когда высказывались прилюдно, при большой аудитории. А когда критиковали как депутата, то не знала, куда провалиться, как говорится, в «какую щель спрятаться». Все это было жизненным уроком для меня, молодого депутата.
 
Поэтому старалась оправдать оказанное мне доверие. Пользуясь своими депутатскими полномочиями, мне удавалось многим помогать, особенно в лечении больных с тяжелыми заболеваниями.
 
Для выполнения депутатских обязанностей нам давали мизерную сумму денег, на которую можно было приобрести карандаши, ручку с чернилами, почтовые марки, конверты и бумагу.
 
Если этих средств не хватало, то за счет своих средств выполняла. В то время междугородние телефонные разговоры стоили денег, особенно с Москвой, Алма-Атой. Бывало, приходят на прием ко мне, уже отчаявшиеся взрослые и дети, иногда они просили один, три, пять рублей, мол, надо доехать до станции Сортировочная, до поселка горняков Федоровка, до Шахтинска, до Карлага и т.д. Не поверить было им нельзя: слезы у них лились из глаз, пока они доверяли мне свои страшные истории. Иногда, бывало, с ними я сама плакала.
 
Конечно, изредка приходилось им помогать, давать эти просимые суммы из своего кармана. Но это длилось недолго, опять секретарь партбюро Нудельман Борис Сергеевич сделал мне внушение, сказав, что таким образом «волос у меня на голове не останется».
 
ТУБЕРКУЛЕЗ
 
На прием частенько приходили туберкулезные больные. Поэтому, к моей просьбе были внимательны во Всесоюзном Центральном институте туберкулеза Академии медицинских наук СССР, где была его директором Лебедева Зинаида Александровна, она тоже была депутатом Верховного Совета СССР.
 
Получил там полное исцеление, путем большой сложной операции на легких, Поздняков Яков, это мой однокурсник по институту. Через меня оздоровили себя ныне доктор наук, тоже горный инженер Цой B.C. и Любушкина Лидия Павловна, с ней мы работали в Караганде вместе, горный инженер, бывший главный специалист по Экибастузским
 
— Иртышским проектам угольных разрезов, и много других людей.
 
Многочисленные туберкулезные больные обращались к депутату за помощью. Думаю, что все эти тяжелые болезни
 
— это результат военных и послевоенных жизненных тягот. Они не доедали и не получали соответствующую медицинскую помощь. Это случалось и с близкими мне людьми, друзьями.
 
Мне сообщили, что тяжело заболела туберкулезом жена моего младшего брата, Дарига. У них было к тому времени четверо детей, все малолетние. Она все еще работала. У нее была открытая форма. Врачи сказали ей, что требуется серьезное лечение.
 
Даригу привезли и устроили в Алма-Атинский туберкулезный диспансер, где работал прекрасный специалист, директор больницы Терликбаев, ныне покойный. Вместе со своими сотрудниками они решили сделать операцию. К этому времени половины легких у нее уже не было. Больная оказалась очень слабой. Необходимо было дать ей возможность немного отдохнуть.
 
Началось обследование и лечение. В этой больнице питание было неплохим. К этому была поддержка из дому хорошим дополнительным питанием. Мы ежедневно по утрам доставляли по 3 литра кумыса, заставляли ее полностью выпивать, и Дарига все выполняла, стала себя лучше чувствовать. Она была готова к предстоящей операции.
 
Операция заключалась в удалении пораженной части легких и их зачистке. Тем временем, изо дня в день Дарига поправлялась, прибавляла в весе. Врачи решили подождать с операцией. Прошло три с половиной месяца, а больная выздоравливала, прибавила в весе одиннадцать с половиной килограммов. Она больше не была инфицирована, раны закрылись «каверной», как сказали медики, операции не потребовалось.
 
Вот такое чудо свершилось с Даригой. Домой она вернулась абсолютно здоровой. Никто из семьи не был инфицирован, потому что соблюдали наставление врачей. Дарига теперь бабушка многих внуков.
 
 
 

Читать далее >>

 

 << К содержанию