Главная   »   Импрам, достойный ханов...   »   РОДОВОЙ СТАРШИНА СРЫМ ДАТОВ И ШАРУА


 РОДОВОЙ СТАРШИНА СРЫМ ДАТОВ И ШАРУА

 

 

В 1783 году в Младшем жузе казахов разразилось восстание простых людей — шаруа под началом старшины рода Сры-ма Датова. Девятью годами раньше С. Датова возглавлял казахский отряд на стороне Емельяна Пугачева в Крестьянской войне 1773 — 1775 годов. Правда, участие Срыма в этой войне было непоследовательным. «Пресытившись Пугачевым», Датов оказался на стороне царских властей; затем вновь примыкает к восставшим и сражается с уральскими казаками. Захваченного в плен, его выкупает у русских хан Нуралы. Со временем Датов отходит и от этого правителя.
 
Все это было, так сказать, прелюдией к восстанию шаруа под руководством С. Датова. Оно носило антиколониальный и антифеодальный характер. Весной 1785 года отряд Срыма напал на Антоновский форпост и крепость Сахарную. Против Датова выступили части Уральского войска под командованием Назарова.
 
Одновременно С. Датов и другие родовые старшины вели борьбу с ханом Нуралы и его окружением. Они выступали с требованием перед царской администрацией лишить Нуралы-хана управления Младшим жузом и построить его на новой основе. Старшинам удалось добиться своего. Жуз был разделен, по их предложению, на три части. Одну из них, по решению старшин и народа, возглавил Тормамбет-бий, вторую — Сегизбай-бий и третью — батыр Тленши. С. Датов был назначен главным советником всех трех частей разделенного жуза, помощниками его были провозглашены Каратау-бий и старшина Коккоз-бий. Потеснив Нуралы-хана, названные видные предводители народа в то же время присягнули на верность царю. Таковы были результаты первого этапа антиколониального и антифеодального движения казахов Младшего жуза.
 
Хан Нуралы, изгнанный из своего владения, вынужден был искать покровительства российских властей. Но хан и султаны не сдали окончательно своих позиций взбунтовавшейся «черни». Летом 1786 года С. Датов был взят ими в плен и заточен до возвращения из российской глубинки хана Нуралы. Это встревожило русскую администрацию, надеявшуюся на содействие энергичного и влиятельного Датова в проводимых в казахских степях реформах. Уже осенью того же года Срым обрел свободу. Но к тому времени активизировали свою деятельность те родовые старшины, которые были за сохранение ханской власти в жузе. Им удалось провозгласить ханом Каипа.
 
Пользуясь отсутствием единства в среде старшин казахских родов, верх в жузе взяли представители царской администрации. Она провела в жизнь идею создания так называемого Пограничного суда, направленного на устранение обычной казахской государственности — во главе с ханами и султанами. Та часть родовых старшин, которая была за ликвидацию их власти, заменила представителей белой кости на ведущих административных должностях. Впрочем, новая система управления распространялась лишь на три рода жуза. Остальными продолжали управлять султаны, естественно, решительно отмежевавшиеся от этой системы и не желавшие ее признавать. Таким образом, в борьбе за влияние в Младшем жузе теперь участвовали на равных российская знать, казахская знать белой и «черной» кости. В этой борьбе, преследуя прежде всего свои интересы, русская администрация поддерживала и родовых старшин, надеясь с их помощью окончательно ликвидировать ханскую власть. В свою очередь, султаны во главе с непризнанным ни царизмом, ни родовыми старшинами Каипханом, вынуждены были вести борьбу на два фронта и проиграли в ней. Реальная власть в жузе оказалась в руках старшин родов.
 
Срым Датов стал главным старшиной Младшего жуза. Хорошо зная расстановку политических сил, он сохранил все сложившиеся формы и методы вассального подчинения. Но это было на поверхности. В глубине души Срым не доверял царской администрации, хотя был искренне за упрочение экономических и политических контактов с могучим северным соседом. Став во главе широких масс и почувствовав себя увереннее, Датов позволял себе дерзновенные уклонения от встреч с генерал-губернатором. Одновременно он активно переписывался и вел перегоры с царским властями с целью поддерживать с ними нейтралитет и, пользуясь им, склонить чашу весов в борьбе родовых старшин с ханом, султанами в пользу первых. Своими действиями Датов сорвал реформы О. А. Игель-строма, направленные на максимальную «привязку» Казахстана к России. Понятно, это не могло сойти Датову с рук.
 
Произошел разрыв отношений новых казахских управителей с царским властями, означавший вольное или невольное продолжение восстания под началом Срыма Датова.
 
А коль так, Срыму нужно было думать о том, как объединить силы всех старшин родов; под своим и их началом — народы Казахстана и Средней Азии. Ссылаясь на исторические права казахов на ряд кочевий в Хивинском ханстве, Датов пытался договориться с его правителями о предоставлении их ему в случае надобности, тем самым готовя себе тыл при возможном поражении и уходе с родных пределов. Срым просил у хивинцев и поддержки продовольствием, оружием, конницей. Требовал возвращения каракалпаками захваченных до этого имущества, скота.
 
Осенью 1789 года известный уже нам О. А. Игельстром выдвинул новый проект управления жузом, вновь делавший ставку на ханскую власть. В новом главном правлении под началом хана Датову предназначалась должность прокурора. Но и обновленная политика лишь обострила ситуацию в регионе. Казахи были ущемлены в правах использовать пастбища в междуречье Волги и Урала. А это с неизбежностью вызвало конфронтацию между Младшим жузом казахов и Россией в этом обширном районе.
 
Срым Датов с двумя тысячами своих сподвижников предпринял наступательные действия против так называемой Илецкой Защиты, именовавшейся так по названию реки Уил, на берегу которой она располагалась. Эти действия особенно активизировались в 1796 году, когда после лютой зимы скот остался без корма и произошел массовый его падеж.
 
Весной следующего года царская администрация бросила против мятежников карательные отряды. Ею было предложено управлять жузом Ханскому совету во главе с султаном Айшуаком. Однако, вопреки желанию колониальных властей и не созывая народного съезда, султаны назвали ханом Кара-тая. Этот шаг означал их отказ от Ханского совета, действовавшего под диктовку старшин родов. Срым Датов в Ханский совет не попал и откочевал со своими людьми на реку Сырдарью. На новом месте Срым встретил поддержку со стороны родовых старшин и, заручившись ею, принялся диктовать условия Ханскому совету: прекратить межродовой угон скота — барымту, стычки с уральскими казаками, произвести обмен пленными и в целом — нормализовать ситуацию в Младшем жузе. Принято было решение восстановить в нем старшинное управление. Но осенью все того же 1797 года жуз, по настоянию царской администрации, возглавил престарелый хан Ай-шуак. Это был хитрый ход с ее стороны. Недееспособный Айшуак устраивал в равной мере и старшин родов, и султанов, поскольку был по существу статистом и не мог оказывать никакого влияния на большую политику. В итоге состоялось примирение султанов и родовых старшин, что выбило из-под ног Срыма платформу, на коей он строил свою политику по объединению вокруг себя старшин родов и по борьбе с колониальными властями и группировкой султанов. Оказавшись не у дел, Датов откочевал в Хивинское ханство, где и был умертвлен. Согласно одной из версий — по заданию казахских султанов.
 
Почему С. Датов и его движение потерпели неудачу? Это было вызвано целым рядом причин. А главная, на мой взгляд,
 
— упомянутая уже нами непоследовательность Срыма. Он поочередно предавал своих сподвижников, в том числе и главных
 
— родовых старшин и крестьян-шаруа, на кого лишь мог опереться. И когда основная его опора поневоле оказалась в стороне, Датов остался в одиночестве.
 
И все же, несмотря на провал, восстание 1783—1797 годов под началом Датова подорвало основы ханской власти в Мадшем жузе. Не в силах разорвать путы колониальной зависимости от России, оно, тем не менее, немало сделало для избавления простых шаруа от феодального гнета степной аристократии и замены его на более демократическое управление родовых старшин. Потому и пошли шаруа и старшины за Срымом. Первые стремились избавиться от произвола российских властей, собственных ханов и султанов, вернуть себе отнятые у них земли в междуречье Волги и Урала; вторые — вынудить представителей белой кости поделиться с ними властью в жузе, укрепить в нем свое положение. Датов поддерживал бедняков в борьбе за землю, пытался создать новые формы казахской государственности, где решающее слово имели бы народные съезды, а в промежутках между ними — главные родовые старшины. Увы...
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>