Главная   »   Импрам, достойный ханов...   »   ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА В XIX ВЕКЕ


 ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА В XIX ВЕКЕ

 

 

Внимательно ознакомившись с предыдущим очерком, в котором я воздаю должное авторскому коллективу, написавшему и издавшему книгу «История Казахстана», один из моих сотрудников воскликнул в недоумении: «Для чего Вы делаете бесплатную рекламу конкурентам? Ведь от них, в свою очередь, Вы дождетесь разве что антирекламы!» Я ответил сотруднику: «Я популяризирую «Историю Казахстана» в интересах читателей». Так вот, в интересах широкой читательской аудитории мне хотелось бы прорекламировать еще одно интересное издание на интересующую нас тематику. Называется оно «История Казахстана в XIX веке», его автор — доцент кафедры Карагандинского государственного университета имени Букетова Ж. О. Артыкбаев. Книга издана в Караганде. Вот что сообщает Жамбыл Омарович в своем предисловии: «С самых ранних эпох истории человечества территория Казахстана оставалась пристанищем кочевых этносоциумов. Она была ареной сложных исторических, политических и этнических процессов. Но наиболее эпохальные события: перемены в хозяйстве, общественной и политической организации наступили лишь в XIX веке. Контуры крутого перелома отчетливо проявились еще в XVIII веке, когда кочевые народы Центральной Азии, прижатые со всех сторон сильными оседлыми соседями, решили вопросы «быть или не быть».
 
Казахский народ в своей тысячелетней истории пережил рад серьезнейших испытаний, прошел различные стадии политического, социального и экономического развития. Само отличие XIX века Казахстана от предыдущих эпох заключается в общественно-политическом статусе казахского народа. Это был уже порабощенный народ. Казахи XIX века испытывают глубочайшие стрессы в хозяйственной сфере, в социальных отношениях, и в то же время — это народ, болезненно переживающий потерю национальной независимости.
 
Предшествующие публикации по истории Казахстана XIX века имеют ряд недостатков и спорных проблем как в освещении тех или иных событий, так и в общей оценке крупных явлений. Слабое, а порою и фальсифицированное описание истории XIX века — следствие изначально губительной методологии и объясняется конкретно-историческими обстоятельствами, ущербным развитием казахстанской исторической науки. Особенно это проявилось в освещении истории казахских ханств, национально-освободительных движений и культуры.
 
Автор стремился на основе накопленного исторического материала по-новому поставить и внести ясность в проблематику многих важных событий — социальной, политической и культурной истории XIX века. Особенно уделялось внимание на фактологическую насыщенность изложения — это позволило бы читателям самим разобраться в этих вопросах. Разумеется, далеко не все вопросы истории Казахстана XIX века нашли отражение в этой книге, возможно и сам процесс истории в освещенных темах не раскрыт достаточно отчетливо.
 
История не может быть однажды и окончательно написана, мы только надеемся, что наша работа поможет читателю взглянуть по-новому на некоторые события и явления. В различных сферах жизни в эту эпоху происходит развитие нового и разрушение традиционной общественной структуры, и данная «История» позволяет читателю проследить за этой эпохой перемен, она только попытка создания объективной картины Казахстана XIX века.
 
Помимо уже известных и используемых источников и литературных данных автор при написании данной работы воспользовался материалами архивов, своей диссертации, и не очень популярными дореволюционными изданиями, по большей части являющимися сейчас биографической редкостью.
 
Транскрипция имен и топонимических названий дается в соответствии с требованиями казахской орфографии. Что же касается термина «киргиз-казах», или «киргиз», употребляющегося в различных источниках по отношению к казахам, то мы решили исправить его на истинное самоназвание. При этом мы придерживались следующего понимания данного термина: «простой класс народа киргизского не имеет отличительного названия. Гордо произносимое слово — казах — знаменует человека свободного, чуждого всякому подчинению и волю свою ставящего выше всех обстоятельств, презирающего своих султанов и биев, если это не согласуется с внутренними побуждениями» (Броневский, 1830 г.)».
 
Верные своему принципу популяризировать интересных авторов вместе с их работами, приведем полностью из публикации Ж. О. Артыкбаева один раздел, имеющий отношение к тематике нашей книги. Называется этот раздел «НАСЕЛЕНИЕ»:
 
Численность.
 
Прежде чем приступить к анализу численности и этнографического состава населения Казахстана в XIX веке, коротко напомним, что все казахское население подразделялось на три жуза, представлявшие собой своеобразные историко-географические области. Во времена существования казахских ханств эти области представляли собой определенные административные единицы.
 
В начале XIX века на территории Младшего жуза, занимающего земли Западной части Казахстана, начиная от низовьев Сыр-Дарьи до рек Яик и Тобол, обитало 25 крупных племен, объединенных в составе трех поколений — Алим-улы, Бай-улы и Жеты ру. По утверждению А. И. Левшина, в конце XVIII века в Младшем жузе было 190000 кибиток. Если предположить, что каждой юрте приходится по 6 человек, что в общем-то является нормальным для естественного воспроизводства в условиях кочевого образа жизни, то число населения было 1.140.000 человек.
 
На территории Среднего жуза, занимавшего огромное пространство, начиная от Китайской границы на востоке до Тур-гайской впадины на западе, и от Ташкента до южносибирской лесостепи, проживало до 1.260.000 человек, входящих в состав шести древних племен. Правда, данные Левшина несколько противоречат цифрам Броневского. Последний полагает, что 84 волости, составлявшие Среднюю Орду, заключают в себе до 500000 юрт й до 3.000.000 населения.
 
Старший жуз — Улы жуз занимал территорию Юго-Восточного Казахстана и ныне соответствует административным границам следующих областей: Алма-Атинская, Джамбулская, Талды-Курганская и восточная часть Чимкентской. В одиннадцати племенах Старшего жуза насчитывалось в начале XIX века приблизительно 100000 кибиток, а количество населения по Аристову — до 600000 душ.
 
В этот подсчет не включены казахи, проживавшие за пределами Казахстана, в частности в Китае, в ханствах Средней Азии и в некоторых областях Российской империи. Об их численности можно строить гипотетические прогнозы, не основанные на реальных цифрах. Например, по оценкам Н. А. Аристова, численность китайских казахов в конце XIX века «по приблизительным, но достоверным сведениям около 101000 душ». Таким образом, общая численность казахского населения к началу XIX века приравнивается по весьма осторожным оценкам 3.000.000 человек.
 
В речение XIX века каких-либо официальных переписей населения не проводилось, но ряд исследователей, в том числе А. Вамбери (1870 г.), И. Л. Яворский (1889 г.), Н. А. Аристов (1894 г.), их подсчеты в целом, основанные на ряде достоверных данных, свидетельствуют, что цифра, приводимая нами, по-видимому, довольно близко подходит к действительности.
 
Несмотря на трудности, возникшие в XIX веке, в связи с проникновением капиталистических начал, разрушения традиционной экономики, ряд затяжных восстаний и следовавших за ними миграций больших и малых племен, численность казахов все возрастала. В конце XIX века, точнее в 1897 году, впервые в Российской империи проводилась перепись населения. Кратко приводим их основные итоги, выделяя в нем данные по Казахстану, и по сопредельным территориям, населенным казахским этносом.
 
1 — в том числе туркменов 55,%; 2 — в т. ч. сартов и таджиков — 21%; каракалпаков 7%, узбеков 5%; 3 — в т. ч. сартов и таджиков 65%, узбеков 8,7%, каракалпаков 1%; 4 — в т. ч. узбеков 45%, таджиков 44,2%; 5 — в т. ч. калмыков 13%.
 
Особенно заметно преобладание казахов в 6 центральных областях, вошедших позднее в пределы современной территории Казахстана, они составляют вместе взятые в среднем 70%, или более 2/3 населения. На всем пространстве от Сырдарьи и до Иртыша и от Тянь-Шаня до р. Урал казахи составляют большинство, превышающее 65%. По переписи 1987 года число лиц, назвавших родным языком казахский, равнялось 4084 тыс. По относительной численности казахи занимали среди народов, населявших Российскую империю, шестое место после русских, украинцев, белорусов, поляков и финнов.
 
Этнографический состав:
 
Казахи в рассматриваемое время занимали первое место по численности среди тюркских народов Азии и второе место в мире после турков-осман.
 
Этнический состав интересен тем, что в составе казахов имеются представители всех главнейших тюркских племен. Рассмотрим в общих чертах племенную структуру казахских жузов. Как известно, жузы — своеобразное проявление древней триальной организации, появились в давние времена: триедиными были этнические структуры саков-скифов, гуннов, огузов, карлуков и многих этносов Центральной Азии.
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>