Гостиница мини отель тиара в городе домодедово vidnoff-hotel.ru.
Главная   »   Импрам, достойный ханов...   »   ГЕНИЙ НАРОДНОГО ТВОРЧЕСТВА


 ГЕНИЙ НАРОДНОГО ТВОРЧЕСТВА

 

 

Помню, с каким напряженным вниманием слушали Рахмета, своего деда по матери, я и мои младшие братья. Атлетического сложения, музыкальный и поэтичный, дедушка рассказывал нам сказки о знаменитых народных батырах — Кобланды, Ер-Тостике, Ер-Таргыне, Камбаре и других. Сейчас, по прошествии лет, содержание этих сказок выветрилось из памяти, но остались светлые впечатления о их героях как непобедимых народных заступниках да теплые воспоминания о мужественном облике деда-рассказчика.
 
Уже взрослым я прочитал впервые «Кочевников» Ильяса Есенберлина. Трилогия Ильяс-аги позволила вновь встретиться с любимыми героями детства — батырами Кобланды, Камбаром… Со страниц произведения Есенберлина они предстали передо мной несколько иными, чем из дедовских сказок. Сказочные батыры были, скажем так, благороднее и возвышеннее; есенберлинские, при всей их титанической мощи, — приземленнее и реальнее. Что ж, наверно, так и должно быть: каждому возрасту — свой уровень восприятия, своя глубина постижения, пусть даже полумифических личностей. Лично я благодарен и своему деду, и Ильясу Есенберлину за предоставленные возможности встреч с теми, кто олицетворял собой крепость и защиту казахского народа и государства у колыбели их зарождения. Не будь Кобланды, Ер-Таргына, Камбара — неизвестно, как сложились бы судьбы народные и государственные...
 
Помню, с каким напряженным вниманием слушал я и свою мать, Дину Рахметову, повествовавшую о величественной и трагической любви Козы-Корпеша и Баян-Сулу. Невозможно было без волнения внимать повествованию матери. Послушайте сами… Пылкий Козы-Корпеш и прекрасная Баян-Сулу полюбили друг друга. Но девушка была уже обещана отцом, скаредным и жестоким Карабаем, в жены богатому Кодару. Влюбленные, невзирая на суровый отцовский запрет, продолжали встречаться тайком. Кодар, прознав об этом, затаил лютую злобу. Дождавшись удобной минуты, он пронзил Козы-Корпеша острой стрелой, торопливо отсек у мертвого голову. Торжествуя, поскакал к Баян, бросил к ногам ее голову любимого. Полная скорби Баян нашла тело суженого, приставила голову. И так велика была любовь Козы-Корпеша и Баян-сулу, что ожил Козы, когда соединила Баян голову его с телом. Обнял любимую. Три дня продолжалось счастье… А по истечении третьего Дня умер Козы, теперь уже навсегда. Баян похоронила его. Через год справила поминки, воздвигла над могилой высокое надгробие и вонзила кинжал себе в сердце...
 
Поэтическое предание о двух влюбленных — пылком Козы-Корпеше и прекрасной Баян-Сулу… Сколько веков ему! На казахские степи с диким воем мчались бесчисленные орды монгольских завоевателей. Под копытами их лошадей исчезали цивилизованные города и возделанные поля. На их месте вырастали со временем другие очаги цивилизации. А легенда о Козы и Баян жила в памяти народной...
 
На казахские земли вновь надвигались злобные орды захватчиков. А в памяти народной жило предание о Козы-Кор-пеш и Баян-Сулу, теперь уже вместе с героическим эпосом «Кобланды-батыр», «Ер-Таргын», «Камбар-батыр»… Вместе с казахским народом, его ханами и султанами, биями и батырами, на защиту родной земли вставали и «Кобланды-батыр», «Ер-Таргын», «Камбар-Батыр», социально-бытовые поэмы «Козы-Корпеш и Баян-Сулу», «Кыз-Жибек», обрядовые сказки и песни. Многое знали завоеватели, но не понимали одного: невозможно победить и покорить народ, породивший таких батыров, как Кобланды, Ер-Таргын, Ер-Тостик, Камбар; породивший такие эпос, поэмы, сказки и песни.
 
Я постараюсь пересказать своему сыну Аскару все эти жемчужины и попрошу его пересказать их, когда сам он повзрослеет, своим детям, чтобы те — пересказали их своим. Пусть из уст в уста, из поколения в поколение передаются неповторимые героические эпос, поэмы, сказки и песни. Эти прекраснейшие жемчужины и сегодня способны даровать большую радость, помогать жить и побеждать. Поистине, неиссякаем и недосягаем гений народного творчества. Он питает живительными соками творчество лучших, самых одаренных своих сынов и дочерей. Народ, создавший такие произведения, достоин самой светлой жизни (пусть некогда и называли его, недопонимая всей глубины даровитости, «чернью»).
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>