Главная   »   Гражданское право казахской ССР.Часть II   »   5. Ответственность за вред, причиненный в состоянии крайней необходимости


 5. Ответственность за вред, причиненный в состоянии крайней необходимости

В исключение из рассмотренных выше общих правил, ч. 4 ст. 443 ГК устанавливает, что в случаях, предусмотренных законом, возмещению подлежит и правомерно причиненный вред.
 
В самом ГК рассматриваются случаи причинения вреда двумя видами правомерных действий, причем одно из них подчинено общему режиму, установленному для правомерных действий (т. е. вред не возмещается), а другое является специальным случаем, когда подлежит возмещению вред, причиненный даже правомерным действием.
 
В силу ст. 444 ГК не подлежит возмещению имущественный вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы. В данном случае законодатель исходит из того, что причинение вреда обусловлено неправомерным поведением самого потерпевшего.
 
В гражданском законе понятия необходимой обороны и превышения ее пределов не дается, поэтому при применении ст. 444 ГК следует руководствоваться тем определением, которое содержится в уголовном законодательстве (см. ст. 13 УК КазССР).

 

Правомерным является также вредоносное действие, совершенное в состоянии крайней необходимости. Несмотря на это, ст. 445 ГК устанавливает, что вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть возмещен лицом, причинившим его.
 
При этом суду предоставлено право, с учетом конкретных обстоятельств, возложить указанную обязанность на третье лицо, в интересах которого действовал причинитель, либо освободить от нее их обоих полностью или частично.
 
Правила ст. 445 ГК позволяют суду принять справедливое решение, вытекающее из сложившейся в каждом отдельном случае ситуации, исходя в принципе из того, что потерпевший не должен нести ущерб, вызванный такими, хотя бы и правомерными, действиями, которые совершались в интересах причинителя вреда либо третьего лица.