Главная   »   Гражданское право казахской ССР.Часть II   »   3. Объектом авторского права является произведение литературы, науки или искусства


 3. Объектом авторского права является произведение литературы, науки или искусства

Ст. 471 ГК устанавливает: «Авторское право распространяется на произведения, выпущенные в свет или не выпущенные в свет, но выраженные в какой-либо объективной форме, позволяющей воспроизводить результат творческой деятельности автора (рукопись, чертеж, изображение, публичное произнесение или исполнение, пленка, механическая или магнитная запись и т. п.)». Из текста закона следует, что для признания объектом авторского права произведение должно удовлетворять следующим требованиям:
 
а) быть результатом творческой деятельности;
 
б) выражаться в объективной форме;
 
в) позволять воспроизведение тем или иным способом.
 
В литературе творческую деятельность определяют как интеллектуальную работу, направленную на создание нового. Общепризнано, что произведение литературы, науки, искусства это не рукопись, не чертеж или эскиз, в которых оно воплощено, а совокупность идей, понятий, образов. Если понятия и образы того или иного произведения отличаются своеобразием, новизной, то такое произведение является результатом творческой деятельности, имеет творческий характер. О творческом характере произведения может свидетельствовать и оригинальность (новизна) формы выражения замысла. В произведениях искусства зачастую решающим элементом является не столько то, что делает автор, сколько, как он это делает.
 
Для признания объектом правовой охраны результат творчества должен быть выражен в объективной форме, позволяющей восприятие его другими лицами. Одна лишь «голая идея», простой замысел, не выраженные во вне, не доведенные до сведения других лиц в той или иной объективной форме, позволяющей воспринять их, не защищаются авторским правом.
 
Формы воплощения произведения могут быть самыми различными: рукопись, чертеж, изображение, различные виды механической записи и т. д. В числе возможных форм существования произведения закон называет и устную форму, которая в принципе также допускает восприятие произведения другими лицами.
 

 

Говоря об устной форме можно вспомнить, что стихи многих поколений казахских акынов, не будучи в свое время зафиксированы письменно, передавались из уст в уста и таким образом сохранились до наших дней, причем многие из них известны именно как произведения определенных мастеров.
 
По смыслу закона произведение должно быть облечено в такую объективную форму, которая не только позволяет восприятие его другими лицами, но и допускает/ возможность воспроизведения (повторения) без участия автора. Следовательно, если ту или иную форму воплощения творческого замысла практически невозможно воспроизвести, такой результат творчества не может быть признан объектов авторского права. К примеру, исполнительская деятельность артиста выражается в такой объективной форме, которая без его собственного участия (т. е. без повторного выступления) не может быть удовлетворительным способом воспроизведена, потому она не подлежит правовой охране.
 
Не ограничиваясь установлением общих признаков произведений как объектов авторского права, ст. 471 ГК в части 3 дает примерный (не исчерпывающий) перечень таких объектов (предметов). Примерный характер упомянутого перечня объясняется тем, что невозможно перечислить в законе все виды произведений, как известных, так и могущих появиться в будущем. В частности, в последние годы была введена правовая охрана объектов художественного конструирования (дизайна), завоевывает себе признание голография — метод получения объемных оптических копий различных объектов.
 
Перечень, приведенный в ст. 471, перечисляет самые разнообразные произведения. Среди них, в частности, названы переводы. Сопоставление ст. 471 со ст. 484 ГК показывает, что речь идет о переводе на другой язык чьего-либо научного или литературного произведения. В процессе перевода переводчик создает новый язык и новую художественную форму, с помощью которых воспроизводится идейное, образное, научное содержание оригинала. Но если переводчик ограничивается лишь подысканием для языка оригинала равнозначных слов в языке, на который он переводит чужое произведение, такой перевод (так называемый подстрочный) не может быть объектом авторского права—это чисто техническая работа. Наличие на данном языке перевода, выполненного другим переводчиком, не является препятствием для осуществления нового перевода. Новый перевод, если он выполнен самостоятельно, также рассматривается как творческое произведение.
 
Объектом авторского права в силу ст. 487 ГК признаются и сборники произведений, в том числе произведений, не являющихся предметом чьего-либо авторского права (сборники законов, судебных решений, иных официальных документов, произведений народного творчества, авторы которых неизвестны, древних актов и памятников и т. д.). Творческий характер труда составителя такого сборника заключается в подборе и расположении материала.
 
Авторское право как составителей сборников, так и граждан, самостоятельно обработавших отдельные произведения, не являющиеся предметом авторского права, не препятствует другим гражданам самостоятельно систематизировать, обрабатывать и выпускать в свет те же произведения.
 
Составитель сборника, обработавший или систематизировавший произведения, являющиеся предметом чьего-либо авторского права, также пользуется авторским правом на сборник при условии соблюдения прав авторов, включенных в сборник произведений.
 
Большинство произведений охраняется законом в качестве объектов авторского права без соблюдения каких-либо дополнительных условий. Исключение составляет фотографическое произведение. В соответствии с ч. 4 ст. 471 ГК авторское право на фотографические произведения и произведения, полученные способом, аналогичным фотографии, признается, если на каждом экземпляре произведения указаны имя автора, место и год выпуска произведения в свет.
 
Авторское право распространяется на произведения науки, литературы или искусства независимо от формы, назначения и достоинства произведения, а также от способа его воспроизведения.
 
Одному художнику, чей рисунок этикетки был затем использован в фабричной марке предприятия, долгое время отказывали в вознаграждении, ссылаясь на то, что рисунок не предназначался к такому использованию. Народный суд, куда обратился художник, указал, что для правовой охраны назначение рисунка не играет роли, и обязал предприятие уплатить художнику причитающийся по закону гонорар.