Бесплатные ключи стима steams-games.ru.
Главная   »   Гражданский кодекс Республики Казахстан. Книга 1. Комментарий(общая часть). Р. А. Маметова   »   КОММЕНТАРИЙ К ПОСТАНОВЛЕНИЮ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН от 27 декабря 1994 г. “О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН (ОБЩАЯ ЧАСТЬ)"


 КОММЕНТАРИЙ К ПОСТАНОВЛЕНИЮ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН от 27 декабря 1994 г.

“О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН (ОБЩАЯ ЧАСТЬ)"
1. Правоотношения, возникшие до введения в действие Гражданского кодекса Республики Казахстан (Общая часть), то есть до 1 марта 1995 г., регулируются законодательством, действовавшим в момент их возникновения, прежде всего — первой частью (ст.ст, 1—73) Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, частью первой (ст.ст. 1—223) Гражданского кодекса Казахской ССР и другими законодательными актами, упомянутыми комментируемым Постановлением.
 
Это означает, что действительность или недействительность всех актов, имеющих гражданско-правовое значение, определяется по законодательству, действовавшему в момент их совершения.
 
Так, ст. 195 ГК КазССР предусматривала, что соглашение о задатке должно совершаться в письменной форме, но нарушение такой формы не влекло признания соглашения о задатке недействительным, стороны вправе были доказывать наличие названного соглашения любыми письменными доказательствами. По новому ГК (ст. 337) несоблюдение письменной формы соглашения о задатке влечет недействительность соглашения.
 
Применительно к п. 2 комментируемой статьи это означает, что если сегодня рассматривается спор о задатке, выданном в январе 1995 г., и вместо письменного соглашения задаткодателем в суд будет представлена расписка задаткополучателя с упоминанием о задатке, суд признает переданную в счет будущих расчетов денежную сумму задатком. А устное соглашение о задатке, выданном в 1996 году, при наличии такой же расписки будет признано недействительным.
 
2. Но права и обязанности, возникшие после 1 марта 1995 г. из действий, совершенных до этой даты (то есть до введения ГК в действие), подчиняются действию нового ГК.
 
Например, гражданин в феврале 1995 г. потерял дорогие часы* которые были найдены другим лицом, сдавшим находку на хранение надлежащему государственному органу. Часы были возвращены хозяину. С этого момента у нашедшего часы возникли права по отношению к собственнику. Если они возникли до 1 марта 1995 г., нашедший вправе претендовать только на возмещение расходов, связанных с хранением и передачей вещи (ст. 138 ГК КазССР). Если же часы были найдены и сданы на хранение в марте, нашедший приобретает также право на вознаграждение (ст. 245 ГК).
 
3. Особенностью нового ГК является четкое разграничение отношений, которые могут регулироваться только законодательными актами, и отношений, регулируемых иными актами законодательства (нормативными актами Президента РК, постановлениями Правительства) — ст. 3 ГК. Но на практике до сих пор встречаются случаи, когда отношения, которые согласно ГК должны регулироваться законодательными актами, все еще регулируются актами более низкого юридического уровня, к тому же изданными еще органами бывшего СССР.
 
Например, условия перевозки пассажиров и багажа разными видами транспорта должны регулироваться законодательными актами. Но в РК еще не принят закон о перевозке грузов, пассажиров и багажа по внутренним водным путям, и отношения регулируются Уставом внутреннего водного транспорта, утвержденным Советом Министров СССР еще в 1959 г.
 
Поэтому комментируемое Постановление предусматривает правило о том, что до принятия требуемых ГК законодательных актов должны сохранить силу те акты более низкого юридического уровня, которые прежде были изданы для регулирования соответствующих отношений.
 
4. Комментируемое Постановление установило, что юридические лица, созданные до введения в действие ГК, подлежат перерегистрации. При этом предусматриваются два варианта: А) в ГК сохранена правовая форма, в которой ранее было создано юридическое лицо; Б) ГК не предусматривает организационно-правовой формы, в которой ранее было создано юридическое лицо.
 
Целесообразность варианта А вообще вызывает сомнения. Если юридическое лицо было образовано в полном соответствии с действующим в то время законодательством, было зарегистрировано по действующим тогда правилам и организационно-правовая форма такого юридического лица сохранена новым ГК, перерегистрация приносит больше забот и расходов, нежели пользы, ибо создает для органов юстиции (регистрирующий орган) огромный дополнительный объем работ, с которым эти органы не справляются. Окончательные сроки перерегистрации уже неоднократно переносились, но многие юридические лица до сих пор еще не перерегистрированы. Поэтому Законом от 2 марта 1998 г. абзац первый п.4 Постановления, в котором был закреплен вариант А, исключен.
 
Б) Перерегистрация юридических лиц, организационно-правовые формы которых не предусмотрены новым ГК, должна производиться в обычном порядке, предусмотренном законодательством (см. ст.42 ГК и комментарий к ней).
 
5. Как известно, ГК изменил по сравнению с ГК КазССР продолжительность некоторых видов сроков исковой давности. Самое важное изменение касается продолжительности общего давностного срока по спорам между организациями. До введения на территории РК действия Основ гражданского законодательства такой срок составлял один год. Основы установили единый общий давностный срок, не зависящий от субъектов спора и составляющий три года. Так что сегодня ко всем спорам применяются сроки исковой давности, предусмотренные ГК, независимо от того, когда возникли основания споров, которые служат предметом судебного рассмотрения, — до или после 1 марта 1995 г.
 
6. Новый ГК радикально изменил правила об основаниях и последствиях признания сделки недействительной.
 
Так, некоторые из оснований недействительности сделок, которые были предусмотрены прежним ГК, новым ГК не предусмотрены (например, недействительность сделки юридического лица, противоречащей его целям, — ст. 48 ГК КазССР). И, напротив, в ГК появились основания недействительности, ранее не содержавшиеся в Кодексе, — например, совершение сделки с намерением уклониться от исполнения обязательства, без получения необходимой лицензии и т.п. (см. ст.ст. 158 и 159 ГК и комментарий к ним).
 
Сходная ситуация создается с последствиями признания сделки недействительной. По прежнему ГК подобные последствия могли заключаться в двусторонней реституции, односторонней реституции либо недопущении реституции (ст.ст. 44-53). Действующий же ГК устанавливает единый вид последствий: двусторонняя реституция (ст.ст. 153,157 ГК), хотя и допускает некоторые исключения.
 
Поэтому комментируемое Постановление устанавливает правило о том, что положения нового ГК и об основаниях, и о последствиях недействительности применяются только к сделкам, заключенным после введения в действие нового ГК. Мы полагаем, что сюда относятся и сделки, процесс заключения которых начался до 1 марта 1995 г., но был завершен после этой даты.
 
7. В комментируемом Постановлении уточнен порядок исчисления сроков приобретательной давности, истечение которых служит основанием возникновения права собственности (см. ст. 240 ГК и комментарий к ней).
 
8. Новый ГК значительно сократил перечень оснований принудительного прекращения права собственности. Прежний Кодекс, например, говорил о прекращении права собственности в случаях бесхозяйственного содержания дома (ст. 135 ГК КазССР), реквизиции драгоценных металлов и алмазов (ст. 142) и о некоторых других основаниях. Действующий ГК отказался от подобных оснований и вообще в соответствии с Конституцией РК явно ориентируется на максимальное ограничение принудительного прекращения права собственности, прежде всего — права частной собственности.
 
Именно поэтому комментируемое Постановление устанавливает, что если основания прекращения права собственности, не предусмотренные новым ГК, возникли до его введения в действие, но процесс изъятия имущества у прежнего собственника еще не завершился, такой процесс прекращается, и право собственности сохраняется за прежним собственником.