Стоматология кунцево стоматологические клиники в районе кунцево.


 МОНОПОЛИЯ ЕДИНОЙ ПАРТИИ

Ленин, заложивший основы первого в истории тоталитарного государства, требовал всеобъемлющего партийного контроля над жизнью общества. Данное положение было в полной мере реализовано в период доминирования тоталитарной системы в СССР, т.е. сложилась система, Когда "...Вся юридическая и фактическая Конституция Советской республики строится на том, что партия все исправляет, назначает и строит по одному принципу”. Он также писал: “Ни один важный политический или организационный вопрос не решается ни одним государственным учреждением в нашей республике без руководящих указаний Цека партии”.

Коммунистическая партия Советского Союза являла собой высшую форму общественно-политической организации в СССР, являясь руководящим и направляющим органом страны. Само же руководство КПСС осуществлялось по трем основным направлениям.
 
Во-первых, оно включало разработку генеральной политической линии и директивных указаний, в соответствии с которыми проводилась деятельность Советского государства. Роль Центрального Комитета партии определялась как определяющая и направляющая в деятельности всего советского государственного аппарата. Практически ни один важный политический, равно как и административный вопрос, не решался без руководящих указаний Центрального комитета партии.
 
Во-вторых, сугубо в компетенцию Коммунистической партии входили подбор и расстановка руководящих кадров государственного аппарата. Типичная для любой политической партии функция рекрутирования кадров в данном случае была возвеличена до неузнаваемости. Практически На всех уровнях, начиная с самых низовых звеньев, действовала разветвленная сеть подбора кадров. Тот факт, что коммунистическая партия имела фактическое влияние во всех организациях, был залогом того, что. партийный принцип отбора руководителей, будь то руководителей предприятий, вузов, различного рода учреждений и т.д., имел реальное и эффективное существование.
 
Наконец, в третьих, Коммунистическая партия осуществляла общее руководство деятельностью государства. Конкретным проявлением этого была проверка исполнения и контроль над тем, как фактически осуществлялись партийные директивы всеми государственными органами и должностными лицами. Тесная спаянность партийного и государственного аппарата свидетельствовала об отсутствии в советском Государстве характерного для либеральных систем политической и административной функций органов управления. Как и в других случаях, здесь Также заметна глубокая заидеологизированность установления модели инкорпорирования политической партии в органы государственной власти.
 
Такая же ситуация характеризовала общественные организации советского государства. В сложившемся раскладе институционального оформления общественно-политических отношений последние по сути представляли собой ничто иное, как ответвления монопольной партии. Существующим организациям общественного сектора была отведена роль инструментов партийной бюрократии. Традиционная для либеральных демократий функциональная роль институтов третьего сектора как выразителей интересов, идущих снизу вверх, здесь была поставлена прямо противоположным образом. Они на деле были, так сказать, “приводными ремнями” от партии к массам, призваны были способствовать реализации всеобщего партийного контроля над гражданами тоталитарного государства. Разумеется, они не могли не носить в себе присущую им роль защитников интересов общества. Все же данная функция была незначительна, перекрывалась всеохватным контролем партии и органов государственного управления.
 
Механизм монопартийного государственного руководства по существу выступал основой тоталитарной политической системы. Принимаемые в верхних эшеломах власти решения рассматривались как непререкаемые, единственно верные, подлежали неукоснительному исполнению. Исключительно под руководством партии функционировали все остальные звенья советской системы: государство, общественные организации, профессиональные союзы, комсомол и трудовые коллективы. Они выполняли роль проводников партийных решений, были нацелены на осуществление партийных резолюций на всех уровнях. Иначе говоря, командно-административная система дала невиданную ранее модель сращивания единой партии и государственных органов, к которым также были жестко прикреплены общественные организации и производственные объединения. Цементирующим элементом в этой цепи выступала, конечно же, коммунистическая идеология.
 
Подобное сращивание партийных и государственных органов предопределило особую роль партийного руководства и в нашей республике. В ходу было выражение о том, что "партия и народ возложили ответственность" по руководству республикой, областью или отраслью, что означало необходимость выполнения лидером республики многообразных функций. В руках первого секретаря сосредоточивались основные рычаги управления. При жестко централизованном управлении практически не было отраслей, где партийной организации не приходилось брать на себя мобилизующих функций. Иначе административно-командная система, окончательно сложившаяся в 30-е гг., была обречена на хаос, так как столкновение позиций и интересов союзных и республиканских органов, мнений руководства разных наркоматов могло нарушить согласованную работу звеньев этой системы.
 
В этих условиях политические инициативы исключительным образом вызревали в центре. Сами циклы политической жизни определялись решениями съездов ВКП(б), а на уровне республик - съездами республиканских партийных организаций.
 
Повестки дня Пленумов ЦК КП республики отражают наиболее острые проблемы конкретного времени. К примеру, II Пленум ЦК КП(б) Казахстана 4-9 января 1939 г. рассмотрел вопросы о приеме в партию и работе с вновь принятыми; о ходе реализации постановления ЦК ВК(б) “О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском “Краткого курса истории ВКП(б)”; III Пленум ЦК КП(Б) Казахстана (9-17 июня 1939 г.) в числе прочих рассмотрел вопрос об организационно-хозяйственном укреплении колхозов в связи с постановлением ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР “О мерах охраны общественных земель колхозов от разбазаривания”; IV Пленум ЦК КП(б) Казахстана (30 декабря 1939- 4 января 1940 гг.) рассмотрел итоги выполнения постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) “О мероприятиях по развитию общественного животноводства в колхозах”.