Главная   »   Эволюция политической системы Казахстана. А. Нысанбаев, М. Машан, Ж. Мурзалин, А. Тулегулов   »   1.2 ПОНЯТИЕ, СТРУКТУРА, ФУНКЦИИ, ТИПЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ. ПОНЯТИЕ И КОНЦЕПЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ


 1.2 ПОНЯТИЕ, СТРУКТУРА, ФУНКЦИИ, ТИПЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ.


 ПОНЯТИЕ И КОНЦЕПЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
В самом общем виде системный подход в политической науке заключается в восприятии политических систем как организмов, находящихся в окружении и реагирующих на поступающие с их стороны импульсы. Политическая жизнь рассматривается с перспективы применения имеющегося инструментария системной методологии в науке, где все многообразие рациональных поступков и поведения людей трактуется в целостности как явление системного порядка.
 
Такое понимание политической жизни значительно обогатило категориальный и научно-познавательный аппарат в политической науке и привнесло с середины XX в. новую струю в эволюцию политической науки. Тем не менее, несмотря на всю эвристическую ценность внедрения системного анализа в политологию, она, естестественно, не могла стать абсолютно бесспорной теорией, ибо критикуемые недостатки системного подхода неизбежно нашли своеобразное воплощение в теории политической системы. Как бы то ни было, новая теория завоевала прочные позиции в ряду других концепций в политической науке, заявив о себе как о теоретической школе со своей традицией и глубоко проработанным концептуальным и научно-категориальным аппаратом, открыв для динамично развивающейся политической науки новые горизонты в изучений сложных вопросов социально-политической жизни.
 
До появления системного подхода в политологии распространенным явлением было дробление и обособление политической реальности, тогда как существовала обратная необходимость в рассмотрении ее как совокупности, в свою очередь включенной в еще более широкую совокупность. Понятие “политическая система” допускает подобную Переориентацию, так как система интерпретируется как совокупность взаимосвязанных элементов. Отсюда, политическую систему необходимо изучать как совокупность политических взаимодействий, наблюдаемых в конкретном обществе, как погруженную в среду и реагирующую на ее воздействия. Она представляет собой часть целого, с которым находится в сложных отношениях.
 
Первоначально в политическую науку системная методология пришла из социологии, благодаря трудам видного американского ученого Толкотта Парсонса. По существу, Парсонс заложил основы системного анализа общественной жизни в целом, представляя общество в качестве взаимодействия четырех подсистем: социетального сообщества, фидуциарной подсистемы, политики и экономики. В данной схеме первая подсистема состоит из норм и выполняет функцию интеграции; вторая — включает ценности и отвечает за воспроизводство образца; третья — складывается из коллективов и служит целедостижению; четвертая в качестве структурных компонентов имеет роли, а основной функцией — адаптацию социальной системы. Здесь заметно подразделение социальной системы на составляющие элементы, которые, находясь во взаимосвязи между собой и каждый выполняя свои функции, обеспечивают воспроизводство и целостность социального организма.
 
Данная интерпретация социальной системы основывается на разработанной Парсонсом структурно-функциональной модели социального организма. Общество в его понимании представляет собой бесконечное множество взаимодействия людей, в котором присутствуют аспекты относительно устойчивого (структуры), имеющие определенные роли и значения (функции). Социальные институты он определяет как совокупность образцов и моделей, определяющих ожидаемое поведение членов общества, и которые образуют фундамент структуры социальной системы, представляя собой относительно стабильные образования, упорядочивающие социальные действия. Им также вводится понятие процесса - парного к понятию структуры. Функция же связывает структуру и процесс и устанавливает их значение для системы.
 
Парсонс считает, что социальная система: “имеет две оси ориентации: первая показывает, ориентируется система на события окружающей среды или на внутренние проблемы; вторая реагирует система на сиюминутные потребности или долговременные интересы. Наложение одной оси на другую дает набор из четырех основных функций системы — адаптации, целедостижения, интеграции и поддержания образца (на уровне социальной системы речь идет о функциях, реализуемых в подсистемах экономической, политической, правовой и морально-идеологической”). В сложном переплетении обозначенных функции и реализуется структурно-функциональная природа социальной системы.
 
Основополагающими в назначении политической системы Парсонс находит такие важные роли, как — определение коллективных целей, мобилизация ресурсов и принятие решений, необходимых для достижения этих целей. В политической подсистеме им выделяются три института, где первый является источником двух других: лидерство, органы власти и регламентация. Под институционализацией лидерства понимается модель нормативного порядка, посредством которой некоторые подгруппы в силу занимаемого ими положения имеют разрешение и даже обязанность осуществлять инициативы и принимать решения ради Достижения целей сообщества. В институтах органов власти аккумулируется и оттуда же исходит власть. Наконец, регламентация заключается в издании норм и правил, создающих четкую основу социального контроля, куда входят собственно право, профессиональные нормы, уставы партий и ассоциаций и т. д.
 
Взаимодействие между компонентами системы осуществляется путем взаимообмена внутрисистемных ресурсов. Отличительной чертой парсоновской модели является уподобление взаимосвязи элементов политической системы той модели, которая реализуется в системе экономических отношений. Так, в политической системе роль посредника (товара в экономической) играет власть. Власть у него понимается как посредник, аналогичный деньгам, циркулирующий внутри политической системы, но выходящий далеко за рамки последней и проникающий в три функциональные подсистемы общества: экономическую, подсистему интеграции и подсистему Поддержания культурных образцов. Парсонс отождествляет избирателей с вкладчиками, а политиков с банкирами. Задаваясь вопросом о том, существует ли политический эквивалент банковской системы, он находит его в том, что источник его находится в системе поддержки, т.е. в зоне обменов между властью и влиянием на нее, между политической системой и системой интеграции. В демократической системе политики для удержания равновесия во властных отношениях обращаются к населению за дополнительным кредитом доверия, в силу чего, в случае победы на выборах, они попадают в ситуацию, подобную положению банкира.
 
Исходя из данной посылки, Парсонс одним из первых попытался применить понятие равновесия для анализа политических процессов в общественной системе. По его мнению, вся сумма властных ресурсов остается всегда неизменной, вне зависимости от того, сколько в обществе носителей властных полномочий. Иными словами, в общественной системе меняется лишь распределение этих ресурсов на долевой основе. Устойчивость социальной системы по Парсонсу достигается также самодостаточностью саморегуляции, возникающей в результате развития социальных функций, на которые довлеющее значение оказывают традиция и духовное развитие членов общества.
 
Таким образом, Парсонс обозначил основные контуры понимания общества как социальной системы, впервые систематизировав ее структурные компоненты, а также увязав их с главными функциями по поддержанию согласованности и обеспечению равновесия внутри сообщества. Важным здесь является привнесение элементов системной методологии в социальную науку, где основополагающей посылкой является представление о системе как находящейся в окружении других систем и состоящей в свою очередь из подсистем, согласованное функционирование которых обеспечивает условия целостности социального организма. Парсонс также попытался приложить данную модель для изучения политической жизни как системного явления, выделив три главные функции, а также уподобив ее экономической системе. Эти детерминанты легли в основу для последующего применения системного анализа собственно в политическую науку.
 
Создателем комплексной системной концепции в политологии является известный американский ученый Дэвид Истон, который рассматривает политическую систему в физическом, биологическом, социальном и психологическом окружениях. Истон называет правомерным изучение политической жизни как поведенческой системы, находящейся в определенной среде, с которой эта система взаимодействует. Ключевым свойством внутрисистемной организации политической системы, как и другой социальной системы, является исключительно гибкая способность реакции на условия своего функционирования. В этой связи Истон противопоставляет свой подход равновесному анализу. По его мнению, принятие анализа равновесных состояний в качестве методологической основы затрудняет обнаружение тех целей системы, которые не могут быть сведены к достижению состояния равновесия.
 
Преимущество системного анализа Истон находит в возможности разработать более гибкую и эффективную теоретическую структуру, в рамках которого признается, что отдельные элементы системы могут иногда осуществлять действия, способствующие разрушению предшествующего состояния равновесия, или даже поддерживать перманентное состояние неравновесия. Кроме того, она может изменить свое окружение таким образом, чтобы взаимодействие между ней и окружением не приводило к росту напряжения, или может трансформировать отношения между элементами политической системы, модифицировать свои собственные цели и способы действий, чтобы смогла значительно лучше справляться с воздействием среды.
 
Систему Истон определяет как некоторое множество переменных, независимо от степени их взаимосвязи. Политическую систему он определяет как совокупность тех взаимодействий, посредством которых ценности авторитарным способом привносятся в общество, и это то, что отличает ее от других взаимодействующих с ней систем.
 
Само окружение политической системы подразделяется Истоном на интрасоциетальную (экономика, культура, социальная структура, межличностные отношения) и экстрасоциетальную (все системы, являющиеся внешними по отношению к данному обществу, выступающие функциональными компонентами международного сообщества, суперсистемы, межнациональной системы культуры). Возмущающие воздействия — понятия, с помощью которых можно эффективно описывать влияние полного окружения на политическую систему и вызываемые ими изменения этой системы.
 
Истон выделяет две основные функции политической системы. Во-первых, система должна быть способна предлагать обществу ценности. Во-вторых, она должна вынуждать большинство его членов признавать их в качестве обязательных. Обозначенные два свойства Истон называет существенными переменными политической жизни, выход которых за пределы своих критических значений говорит о возникновений стрессовой ситуации в политической системе.
 
В целях максимального сокращения огромного множества воздействий на политическую систему к ограниченному числу индикаторов, Истон использует понятия “входы” и выходы ”. Взаимная связь политической системы с ее окружением обозначается через термин “обмены ”. А с помощью термина трансакция подчеркивается факт однонаправленного действия окружения на политическую систему или обратного действия при условии пренебрежения временем обратной реакции соответствующих систем.
 
Значение понятия “входы” состоит в том, что с его помощью мы получаем возможность характеризовать суммарный эффект действия множества разнородных условий и событий, происходящих в окружении политической системы. Они могут выполнять функции суммарных переменных, которые обобщают в концентрированном виде все происходящее в окружающей среде, что может способствовать политическому стрессу.
 
В качестве эффективного инструментария Истон рассматривает изучение основных воздействий со стороны окружающей среды в форме двух главных входов: требований и поддержки. Они должны постоянно поступать в систему ради ее нормального функционирования. Вместе с тем они являются потенциальными источниками напряжения и должны быть управляемы, т. е. должен быть определенный динамический баланс требований и поддержки. Требования, представляющие собой форму выражения мнения о правомерности обязывающего распределения со стороны субъектов власти, выполняют, по Истону, три главные функции:
 
а) выражение требований, представляющее собой первый функциональный шаг в ходе политической конверсии;
 
б) регулирование требований, или фильтрация поступающего потока и его канализация на структурном и культурном уровне;
 
в) сокращение требований, или систематизация, упорядочение, сведение к определенному количеству альтернатив, предоставляющихся политической системе.
 
Термин “выходы” помогает проанализировать множество следствий поведения переменных политической системы для ее окружения. Они позволяют обосновать способы реагирования системы на окружающую среду и косвенно на саму себя, видоизменяя входящие факторы поддержки и требований. Решения и действия властей рассматриваются Истоном как преобразование “входов” в "выходы". Причем последние не только воздействуют на окружение политической системы, но также позволяют определять и корректировать в каждом новом цикле взаимодействия соответствующие “входы” системы. По существу, политическая система, как и любая другая, ориентирована на конструктивную адаптацию с помощью соответствующего использования или формирования условий, под влиянием которых она находится, что и образует главную функцию исходящих факторов.
 
При этом образуется контур обратной связи, который дает возможность системе использовать,свой предшествующий опыт для того, чтобы пытаться усовершенствовать свое будущее поведение. Ее обоснованно называют свойством “регулировать образ действий в будущем, исходя из прошлого”. Она является ключевым механизмом устранения напряженности в обществе и выполняет эту функцию исключительно благодаря способности власти реагировать на поступающие в систему импульсы. Обратная связь позволяет системе составить представление о том, насколько близко она подошла к своим целям и как ей следует изменить свое поведение, чтобы достичь максимального приближения к ним. Каждое взаимодействие со средой в форме исходящих факторов, за которой следует обратная информация о последствиях, дополняет знания системы, поступающие из центра принятия решений. В случае игнорирования властями обратной связи, эффективность реализации их целей невелика, поскольку власти не смогут взвесить фактические настроения и уровень поддержки политически сознательных представителей системы. Акцентируя на этом внимание, Истон говорит о необходимости информационной обратной связи, т.е. случая, когда информация о результативности “выходов” должна достигать хотя бы властей, т.е. тех, кто выступает от имени или во имя системы.
 
Таким образом, согласно парадигме Д. Истона, в политической системе приходят в движение новые циклы выходов, ответов, информационной обратной связи и реакции властей, создавая непрерывную цепь взаимосвязанных действий. Из использования при анализе политической системы динамичных переменных Истон приходит к заключению о насущности задачи интерпретации политических процессов как непрерывного и взаимосвязанного потока поведения.
 
Как видно, предложенный Д. Истоном системный анализ политической жизни опирается на представление о политической системе, находящейся в некоторой среде и подвергающейся внешним возмущающим воздействиям, угрожающим вывести существенные переменные системы за пределы их критических значений. С перспективы данного анализа, важным является допущение о том, что система ради своего же выживания должна быть способна отвечать с помощью действий, устраняющих стресс. При этом, действия властей имеют ключевое значение. Однако для осмысленных и эффективных действий они должны иметь возможность получать необходимую информацию о происходящем. Именно обладая информацией, власти могут быть способными обеспечить в течение некоторого времени минимальный уровень поддержки системе.
 
Сторонниками структурно-функционального подхода в изучении политической системы являются Г. Алмонд и Д. Пауэлл. С их именами связывается разработка сравнительного анализа политических систем, что предполагает переход от изучения формальных компонентов политической системы к конкретному проявлению политического поведения.
 
У Г. Алмонда и Д. Пауэлла структура и культура занимают главное место в их анализе. Под структурой они подразумевают доступную наблюдению деятельность, формирующую политическую систему. Та часть деятельности людей, которая участвует в политическом процессе, соответственно называется ролью. Роли образуют собой единицы, из которых комплектуются все социальные системы, включая политические. По этой причине одним из основных элементов политической системы является политическая роль. Конкретные совокупности взаимосвязанных ролей составляют структуры. Судья - это роль, суд — структура ролей.
 
Алмонд с Пауэллом определяют политическую систему как совокупность ролей и их взаимодействий, осуществляемых не только правительственными институтами, но и всеми структурами в их политическом аспекте. Иначе говоря, под структурой они понимают совокупность взаимосвязанных ролей, Как видно, предлагаемая модель, за некоторыми исключениями, схожа с выше рассмотренной структурно-функциональной моделью социальной системы Т. Парсонса.
 
По примеру Истона Алмонд и Пауэлл уподобляют политическую систему глобальному обществу: они рассматривают ее, погружая в окружающую среду. Функциональный подход Алмонда и Пауэлла к изучению политической системы позволяет различить в ней три последовательных аналитических уровня: рассмотрение системы во взаимодействии с ее средой, в ее внутреннем функционирований, в ее сохранении и адаптации.
 
Также подобно Истону Алмонд и Пауэлл разделяют функции политической системы на входящие и исходящие. При изучении входящих и исходящих функций обнаруживается значение двух важных механизмов, обязательно присутствующих в любой системе государственного управления. Во-первых, это контролирующий механизм, с помощью которого фиксируются требования и поддержка, приводящие систему в действие. Во-вторых, обращается внимание на то, что должен существовать конверсивный (преобразующий) механизм, который в процессе отбора, ограничения и упорядочения входящих импульсов преобразует их в исходящие продукты. При этом, настоящий механизм действует динамично, поскольку процесс отбора требует времени и не ограничивается входящими факторами, поступающими в систему в данный момент.
 
Отличительной спецификой структурного функционализма Алмонда является сравнительное исследование политических систем, где сопоставляются возможности системы, функции конверсии, функции поддержки и адаптации и взаимоотношения между уровнями функционирования. Алмонд исследовал негативные последствия практики переноса западных систем в развивающиеся страны в 50 - 60-х гг. Здесь говорится о том, что попав в иную, чем на Западе, социально-экономическую и Культурно-религиозную среду, политические институты не смогли выполнить многие функции и, в частности, добиться устойчивого развития общества. Именно на основе анализа подобной практики стали развиваться сравнительные исследования политических систем, которые возглавил Алмонд. Оценивая различные политические системы, важно было определить перечень основных функций, которые способствовали эффективному социальному развитию.
 
Как видим, Алмонд и Пауэлл значительным образом расширили научно-познавательный потенциал теории политической системы. В силу хронологически более позднего появления их теории следом за структурным функционализмом социальной системы Парсонса, а также системного анализа политической жизни Истона, им удалось в одной теоретической схеме объединить важнейшие посылки теорий своих предшественников. Вероятно, именно на этой основе Алмонду удалось усилить прикладное значение теории политической системы посредством изучения роли культурных факторов, а также сравнительного изучения различных типов политических систем.
 
Из системных трактовок политической жизни наиболее высокую эвристическую ценность имеет кибернетическая модель политической системы К. Дойча. Кстати говоря, Дойчу принадлежит одно из самых объемных определений понятия системы, согласно которому “система представляет из себя набор элементов или компонентов, который отличается от своего окружения, прежде всего, заметно высоким уровнем взаимозависимости или соизменимости: если меняется какой-либо компонент М, то изменится также какой-либо другой компонент N, позитивно или негативно, некоторым предположительным образом. Система далее характеризуется заметно большим перетоком трансакции внутри нее, соответственно ее размеру; легкой передачей информации; свойствами системы, которые отличаются от свойств компонентов; и обычно когерентностью, в смысле меньшей вероятности и большой цены разделения ее компонентов”. Обширность подобного определения снабжает исследователя богатыми познавательными приемами и категориями, помогающими описать специфику взаимодействий как на внутрисистемном, так и на внесистемном уровнях.
 
Дойч рассматривает политическую систему с перспективы “коммуникационного подхода”. Прежде всего, саму политику он донимает как процесс управления и координации усилий людей по достижению поставленных целей. Формулирование целей, их коррекция осуществляются политической системой на основе информации о положении общества по отношению к данным целям; расстоянии, которое осталось до цели; о результатах предыдущих действий. По данной концепции, политическая система аналогична самонастраивающейся кибернетической системе, примером которой может служить прибор, наводящий прибор на цель. С этой точки зрения, управление заключается в пилотировании, зависящем от информации о положений цели, о том, какое расстояние осталось преодолеть, и о результатах предыдущих действий. Иными словами, Дойч дает анализ сквозь призму обратной связи, с точки зрения управления действиями на основе опыта прежних ошибок.
 
Согласно Дойчу, политическая система включает четыре блока (рецепторы, блок памяти и ценностей, центр принятия решений, эффекторы), отвечающих за разные уровни переработки поступающей информации. Соответственно, процесс внутрисистемной конверсии проходит несколько стадий:
 
1. Сначала информация, поступающая от внутренней и внешней и Среды принимается рецепторами (датчиками). Помимо простого перехвата, рецептор осуществляет кодирование, отбор информации и обработку данных.
 
2. Затем информация поступает на блок памяти и ценностей, где она обрабатывается и служит основой деятельности блока ЦПР (центр принятия решений). В блоке памяти и ценностей происходит накопление и хранение информации, сравнение новой информации с информацией об уже имеющемся опыте, “ценностный” элемент этого блока сравнивает имеющиеся возможности с предпочитаемыми целями.
 
3. ЦПР на базе выводов блока памяти и ценностей готовит решения и отдает распоряжения эффекторам — блокам-исполнителям.
 
4. Эффекторы реализуют решения ЦПР. Схема включает и обратную связь. Рецепторы получают информацию не только от среды, но и от эффекторов, которые информируют их о результатах выполнения решений и о состоянии самой системы. Информация об исправлении решений возвращается в систему в качестве нового входа, новых введенных данных и подвергается обработке. Обработанная информация вновь поступает в блок ЦПР.
 
Таким образом, политическая система действует как кибернетическая: она самостоятельно принимает решения на основе информации о внешней среде и о своем собственном состоянии.
 
Достижение искомых целей представляет собой стремление политической системы обеспечить динамическое равновесие в обществе — равновесие групп, статусов, интересов. Однако равновесие социальной системы — это, скорее, идеальное состояние, чем реальное, поскольку постоянно происходит уточнение целей. Как считает Дойч, шансы политической системы на достижение цели (напомним, что главной функцией. политической системы является целедостижение) зависят от соотношения четырех количественных факторов:
 
1) информационной нагрузки на систему (она определяется масштабом тех задач и частотой социальных изменений, которые предполагает осуществить правительство);
 
2) запаздывания в реакции системы (т.е. того, насколько быстро или медленно политическая система способна реагировать на новые задачи и новые условия функционирования);
 
3) приращения, т.е. суммы изменений тех или иных параметров функционирования в результате корректирующих операций: чем радикальнее система реагирует на новые факты, тем значительнее сумма изменений, следовательно, тем дальше система отклоняется от поставленной цели;
 
4) упреждения, учитывающего расстояние между правильно предсказанным положением движущейся цели и ее действительным нахождением в данный момент согласно последним полученным сигналам.
 
Посредством сопоставления этих переменных, Дойчем выводится ряд зависимостей:
 
а) при достижении цели возможность успеха всегда обратно пропорциональна информационной нагрузке и запаздыванию реакции системы;
 
б) до известного момента шансы на успех связаны с величиной изменений;
 
в) возможность успеха всегда соотносится со способностью правительства эффективно предсказать новые проблемы, которые могут возникнуть, и действовать с опережением.
 
Модель К. Дойча обращает внимание на важное значение информации в жизни социальной системы, во многом определяющей эффективность власти. “При достижении цели возможность успеха всегда обратно пропорциональна информационной нагрузке и запаздыванию реакции системы. До известного момента шансы на успех могут быть связаны с величиной приращения, однако когда его уровень слишком высок, соотношение становится обратным. Шансы на успех всегда соотносятся с “упреждением”, опережением”.
 
Итак, если в предыдущих моделях политической системы наблюдается тесная увязка системной методологии со спецификой социального организма, каковыми являются общество и политическая жизнь, то предложенная К. Дойчем концепция отличается большим новаторским содержанием. Он предлагает совершенно новый подход для интерпретации политической системы, которая, согласно его точке зрения, по своим механизмам воспроизводства и сохранения системной целостности подобна кибернетической модели. Ценность предложенного Дойчем подхода заключается как раз в том, что он позволяет без излишнего морализаторства и идеологизирования оценивать сравнительную эффективность политических систем, предлагая реальный инструментарий для решения центральной проблемы политической теории, сформулированной Д. Истоном.
 
Таким образом, вышеприведенные концепции политической системы представляют собой наиболее разработанные классические подходы. Отметим, что после них появился ряд новых концепций, так как разработка новых системных подходов в динамично развивающейся политической науке идет активным ходом. К примеру, можно упомянуть попытку применения системной методологии для анализа переходных систем, являющуюся предметом активных Поисков ученых-транзитологов. Однозначно, что появление новых подходов стало возможным благодаря сильной методологической базе рассмотренных здесь классических теорий.
 
Появление этих концепций вызвало широкую дискуссию в научной сообществе. Естественным следствием научного обсуждения стала всесторонняя оценка системной методологии в политологии. В качестве сильных характеристик этих подходов исследователи выдвигают по меньшей мере четыре главных положения, это:
 
1. Обширность описательных концепций и категорий;
 
2. Ориентировка на систематический эмпирический анализ;
 
3. Рассмотрение равновесия и стабильности в контексте взаимодействия переменных;
 
4. Общая применимость для макроанализа.
 
Однако, как и любая серьезная теория, концепция политической системы не избежала критики. В частности, недостатки этой концепции исследователи находят в том, что:
 
1. Bce явления искусственно подгоняются под рамки системы (изоморфизм);
 
2. Сторонников системного подхода больше интересует не сам индивид, а лишь его поведение;
 
3. Системный анализ и общая теория систем оказались слишком глобальными для политологического исследования, так как не учитывали всех психологических аспектов функции взаимодействия.
 
Как бы то ни было, системная методология завоевала прочные позиции в политологии и дальнейшая ее эволюция идет в направлении как углубления научно-познавательного арсенала, так и расширения грации применения системного анализа для исследования все новых областей социально-политической жизни.
 
Структура политической системы.
 
В зависимости от наличия политической составляю -щей, структурные элементы политической системы общества можно подразделить на организации собственно политические и организации, имеющие незначительный политический аспект. К числу первых относится государство, политические партии и некоторые общественные объединения, имеющие тесную связь с политикой, и их прямое воздействие на политику. Сходные функции выполняют и другие институты: профсоюзы, средства массовой информации, трудовые коллективы, а в последние годы и церковь.
 
Ко вторым структурным компонентам политической системы относят объединения, возникающие и развивающиеся не в силу непосредственно политических, а в силу экономических и других причин, целью создания и функционирования которых, в отличие от первых, не выступает политическая. К их числу можно отнести объединения типа нумизматов, филателистов, авто- и мотолюбителей, туристов и т.д. Политический оттенок они приобретают лишь как объекты для воздействия со стороны государственных и иных политических органов и организаций.
 
В целом изучение политической системы с точки зрения составляющих ее организаций — институтов представляет собой организационный или институциональный аспект анализа данного явления. Их совокупность можно определить как институциональную структуру политической системы.
 
Помимо того, в интерпретации политической системы общепринятым стало и выделение других ее подсистем. В целом, их можно подразделить на следующие компоненты:
 
Нормативная подсистема представляет собой совокупность правовых норм и традиций, определяющих и регулирующих политическую жизнь общества.
 
Функциональная подсистема образует основу политического режима, деятельность которого направлена на защиту существующего механизма осуществления власти.
 
Коммуникативную подсистему образует совокупность отношений и форм взаимодействий, складывающихся между классами, социальными группами, нациями, индивидами, по поводу их участия в организации осуществления и развития политической власти в связи с выработкой и проведением в жизнь политики.
 
Культурная подсистема является интегрирующим фактором политической системы, образуя собой комплекс типичных для данного общества укоренившихся образцов (стереотипов) политических представлений, ценностных ориентаций и политического поведения.
 
Существуют и другие подходы к определению структурных элементов политической системы. Так, С. Хантингтон в число главных компонентов политической системы включает следующие компоненты:
 
1) культуру, т.е. ценности, поведение ориентации, мифы и верования, относящиеся к политике и доминирующие в обществе;
 
2) структуру, т.е. формальные организации, посредством которых общество принимает властные решения, такие, как законодательство, исполнительная власть, бюрократия, политические партии;
 
3) группы, т.е. социальные и экономические образования, формальные и неформальные, которые участвуют в политике и выдвигают требования к политическим структурам;
 
4) лидерство, т.е. индивидов в политических институтах и группах, которые больше других влияют на распределение ценностей;
 
5) политику, т.е. правительственную деятельность, влияющую на распределение благ и наказаний внутри общества.
 
Известный индийский политолог П. Шаран в числе основных называет власть, интересы, политику и политическую культуру. Т. Парсонс выделяет лидерство, органы власти и регламентацию. Ряд авторов расширяет состав компонентов политической организации общества, включая трудовые коллективы, классы, народ, нацию, семью, различные формы общественной самодеятельности, средства массовой информации, различные формы непосредственной демократии, а некоторые считают возможным относить в разряд ее структурных элементов политические идеи, взгляды, представления, политическое сознание, политическую идеологию.
 
В целом научный анализ настоящей проблемы приводит к заключению, что большое значение представляет собой не только определенный набор элементов, помогающий реализации потребностей системы, но и адекватность всей совокупности элементов, целей и задач существующей политической системы в сочетании макро- и микроуровней. Отсюда особую важность приобретает вопрос соответствия набора элементов функциям политической системы.