Главная   »   Свет и Тень. Касым-Жомарт Токаев   »   ГЛАВА ВТОРАЯ. ТРИ ЛИЧНОСТИ


 ГЛАВА ВТОРАЯ

ТРИ ЛИЧНОСТИ

По роду своей профессиональной деятельности мне на протяжении более десяти лет довелось встречаться, вести переговоры со многими известными государственными деятелями, политиками и дипломатами. Их биографии, работа и поступки, на мой взгляд, представляют большой интерес для казахстанцев, особенно для подрастающего поколения.
 
В качестве героев данного повествования я выбрал такие исторические личности, как Кофи Аннан, Цзян Цзэ-минь, Борис Ельцин. На исходе прошлого века они сыграли большую роль в мировой политике.
 
Начнем с Организации Объединенных Наций - всемирной универсальной структуры, которая признается всеми странами в качестве безальтернативной, то есть незаменимой. Возникнув и оформившись на руинах Второй мировой войны, ООН стала оплотом надежд всего человечества на лучшее будущее, более безопасное и благополучное. Удалось ли ООН оправдать доверие к себе всех людей на планете - на этот вопрос никто не сможет ответить однозначно, но факт остается фактом: на протяжении всей своей более 60-летней истории организация доказала свою жизнеспособность. Несмотря на справедливую критику, ООН, тем не менее, стала символом многосторонней дипломатии, без помощи которой ни одна существенная проблема в этом взаимозависимом мире не сможет найти своего решения. Ставшая средоточием дипломатий различных континентов, регионов, государств и международных группировок, ООН сводит воедино позиции и интересы субъектов международного права по самым разным вопросам и, конечно, вопросам войны и мира.
 
Огромное достоинство ООН - в ее демократичности. В этой организации все страны - большие, средние и малые - обладают одним голосом. Единственное исключение сделано для постоянных членов Совета Безопасности - так называемой «пятерки» (США, Россия, Китай, Великобритания, Франция), обладающих правом вето при принятии решений по наиболее острым вопросам современности. С учетом суровых реалий мировой войны все государства-учредители ООН восприняли такой порядок вещей как данность. Разумеется, состав СБ ООН на этапе формирования дискутировался государствами-победителями. Сталин сомневался, стоит ли включать в Совет Безопасности Францию, Рузвельт Неохотно воспринял кандидатуру Китая. Но в конечном счете возобладало общее согласие (консенсус, как сейчас принято говорить). При Этом важно отметить огромный вклад в создание ООН президента США Ф. Рузвельта, к мнению которого прислушивался даже Сталин. Именно американскому президенту принадлежит название новой всемирной организации - «Объединенные Нации».
 
История ООН - тема отдельного повествования. Можно согласиться с мнением ряда известных политиков и дипломатов что ООН стала «самым удачным изобретением человечества в XX веке». Действительно, альтернативы ООН не существует и по сей день. Это вынуждены признать ее самые последовательные критики. Тем не менее следует отметить, что изменившиеся политические и экономические реалии новой исторической эпохи вносят серьезный диссонанс в деятельность ООН. Эта организация перестала быть ареной борьбы политических блоков и государственных систем, местом выяснения отношений между державами-постоянными членами Совета Безопасности. Там прекратили стучать ботинком по главной трибуне, большой редкостью и даже экзотикой являются оскорбительные речи в адрес представителей государств-оппонентов. На смену конфронтации пришло сотрудничество. Именно это слово является наиболее часто употребляемым в речах политиков и дипломатов, выступающих в стенах ООН. Конечно, до идиллии еще далеко, нередки рецидивы холодной войны, но важно то, что столкновение интересов идет совершенно по другим векторам мировой политики. В повестке дня ООН, помимо застарелых региональных конфликтов, появилась такая всеобъемлющая по своей сложности проблема, как устойчивое развитие. ООН занимается также вопросами эпидемий и инфекционных заболеваний, защиты окружающей среды и организации труда, разоружения и прав человека.
 
Главным административным лицом, по существу руководителем ООН, является ее генеральный секретарь. До Г января 2007 года эту должность занимал Кофи Аннан. Полагаю, Личность этого неординарного человека и дипломата заслуживает отдельного повествования.
 
Кофи Аннан является африканским аристократом, он - сын вождя крупного племени в Гане. В этой стране Аннан родился в 1938 году. Завершив учебу в научно-техническом университете в столице Ганы, он поступил в аспирантуру института по изучению - международных проблем в Женеве, после него на историческую родину уже не возвращался. На этом процесс его образования не закончился, Аннан поступил в престижный. Массачусетский технологический институт, где получил степень магистра в области права. Поработав пару лет в туристической компании, он в 1962 году перешел на работу в систему ООН и на протяжении почти 45 лет не расставался с этой организацией, пройдя путь от волонтера (вольнонаемного стажера) до генерального секретаря. Он занимался проблемами финансов и планирования, человеческих ресурсов и беженцев. Таких людей в дипломатическом мире называют «инсайдерами», потому что они знают буквально все об Организации Объединенных Наций. Кофи Аннан действительно является высококлассным профессионалом в сфере многосторонней дипломатии, его международная эрудиция не подвергается сомнению даже недругами, коих за многие годы службы в ООН накопилось ДОВОЛЬНО МНОГО.
 
Назначение Кофи Аннана на пост генерального секретаря проходило в условиях жесткой конфронтации между ведущими державами. К этому времени бывший руководитель ООН Бутрос Бутрос-Гали по настоянию США был вынужден покинуть свой пост по завершении первого срока. В ООН ни для кого не было секретом противостояние между ним и постоянным представителем США при ООН Мадлен Олбрайт. Личная вражда между этими двумя крупными дипломатами порой переходила все грани приличия. Ооновские ветераны любят рассказывать историю о том, как Бутрос-Гали умудрился выставить из кабинета амбициозную Олбрайт, после чего она публично пообещала с ним. «разобраться». Впоследствии оказалось, что Олбрайт, имевшая сильную поддержку президента Б. Клинтона, слов на ветер не бросает: она сумела убедить администрацию в необходимости замены строптивого египетского дипломата. Уйдя в отставку, Бутрос-Гали написал книгу воспоминаний под многозначительным названием «Непокоренный». В ней он в ироничной форме указывает на то, что, работая в ООН, всегда считал себя «генеральным», а Олбрайт пыталась отвести ему роль «секретаря». Поскольку США платят в бюджет ООН гораздо больше всех стран и к означенному периоду американский долг перевалил критическую цифру - 1,5 млрд. долларов, все остальные страны не стали оспаривать мнение Вашингтона. Развивающиеся государства в ответ лишь высказали требование, чтобы следующим генеральным секретарем ООН был также выходец из африканского континента.
 
И тогда взор дипломатов пал на скромного и трудолюбивого заместителя генерального секретаря ООН Кофи Аннана, занимавшегося вопросами разоружения. Он имел репутацию способного управленца, досконально знавшего все нюансы работы этой всемирной организации. Кроме того, производил впечатление человека, лишенного больших амбиций. Послам, аккредитованным в ООН, и чиновникам, работавшим в этой организации, импонировал интернационализм Кофи Аннана: он женат вторым браком на Нанне Валленберг, которая является племянницей известного шведского дипломата Рауля Валленберга. Всемирную известность Валленберг получил во время Второй мировой войны, спасая тысячи военнопленных, в том числе еврейской национальности, по линии Международного Красного Креста. Услугами этого благородного человека пользовались все государства, вовлеченные в мировой конфликт. Тем не менее данное обстоятельство не помешало советским властям выдать ордер на его арест, после чего Рауль Валленберг затерялся в тюремных казематах на просторах СССР. Говорят, что его трагическая судьба повлияла на отношение Нанне Аннан к Советскому Союзу, она с некоторой настороженностью относилась к советским, а затем к российским дипломатам.
 
Нанне Аннан получила юридическое образование и тоже работала в системе ООН, где в стенах Всемирной организации здравоохранения и познакомилась с Кофи - будущим генеральным секретарем. Она по-настоящему светская женщина, уделявшая большое внимание популяризации ООН в мировом сообществе. При ее личном содействии послами «доброй воли» ООН стали звезды шоу-бизнеса и спорта, во многих странах вышла книга супруги генерального секретаря с рассказами об ООН для детей.
 
Таким образом, Кофи Аннан оказался наиболее компромиссной и приемлемой кандидатурой на важный и престижный пост генерального секретаря ООН. Правда, Франция, неизменно благоволившая Бутросу-Гали за блестящее знание французского языка, высказала претензии к Кофи Аннану по поводу его более чем скромных знаний данного языка. Но претендент проявил завидное чувство юмора, сказав, что говорит на родном английском с заметным французским акцентом. После этой удачной реплики французы не стали обострять лингвистическую проблему, справедливо рассудив, что, в конце концов, выбирают эффективного управленца, а не специалиста-языковеда.
 
 Большую роль в избрании Аннана генеральным секретарем сыграла Россия, в частности, тогдашний постоянный представитель при ООН Сергей Лавров, знавший его по совместной работе в этой организации. Китай также не стал возражать. Что. касается Великобритании, то она неизменно проявляет приверженность своим союзническим обязательствам перед США. Кандидатура Кофи Ан-нана полностью удовлетворяла и развивающиеся страны, в связи с чем при голосовании на сессии Генеральной Ассамблеи ООН трудностей не возникло. Кофи Аннан стал седьмым по счету генеральным секретарем ООН, достигнув вершины своей международной карьеры.
 
А его предшественник Бутрос Бутрос-Гали покинул ООН с высоко поднятой головой. Чтобы как-то подсластить горькую пилюлю, подсунутую ему американцами, французское правительство пригласило его на должность генерального секретаря Организации франкоязычных государств, штаб-квартира которой находится в Париже. Несмотря на то, что Бутрос-Гали не смог остаться на второй срок на посту генерального секретаря, он все же оставил о себе добрую память как дипломат, юрист и ученый.
 
Его биография насыщена событиями, которых с лихвой хватило бы на несколько человек. Получив степень доктора философии в области международного права, Бутрос-Гали почти 30 лет преподавал в Каирском университете, после чего перешел на дипломатическую работу. Он внес большой вклад в заключение знаменитых Кемп-Дэвидских соглашений между Египтом и Израилем в 1978 году. Интересно, что спустя четверть века после достижения примирения между указанными государствами Нобелевскую премию за эти соглашения получил не Бутрос-Гали, а бывший Президент США Джимми Картер.
 
К моменту избрания генеральным секретарем ООН Бутрос-Гали Пользовался всемирной известностью как маститый дипломат, он занимал должность заместителя премьер-министра Египта по иностранным делам. Еще один интересный штрих к личности Бутроса-Гали: он Не является мусульманином, а исповедует христианскую религию. Его жена Лея происходит из знатной еврейской семьи Надлер, обладавшей большими производственными активами и недвижимостью в Египте до прихода к власти Гамаль Абдель Насера, который осуществил национализацию всех крупных предприятий.
 
С Бутрос-Гали и его супругой мне довелось встретиться в 1995 году в Нью-Йорке во время очередной сессии Генеральной Ассамблей ООН. Удивил и польстил тот факт, что генеральный секретарь ООН решил удостоить меня аудиенции не в своем офисе, а в личной резиденции. Для министра иностранных дел государства, недавно вступившего в ООН, это было большой честью. Бутрос-Гали встретил меня настолько радушно, что возникло впечатление, будто он ждал меня, по крайней мере, несколько дней. Такое отношение ко мне, тогда молодому министру, порадовало, потому что Бутрос-Гали не мог пожаловаться на дефицит общения с монархами, президентами, руководителями крупнейших компаний и мировыми звездами, не говоря уже о руководителях внешнеполитических ведомств. В то время Казахстан не был столь известен в мире, поэтому Бутрос-Гали с неподдельным интересом расспрашивал о положении дел в нашей стране, о планах президента Н. Назарбаева по строительству казахстанской государственности. Хотя беседа была непродолжительной, около 25 минут, но оставила очень хорошее впечатление об этом незаурядном человеке. Радушие и; доброжелательность генерального секретаря ООН были естественными, что характерно для людей высокой культуры. В заключение беседы он сказал, что дипломатическое ремесло не такое легкое дело, как иногда кажется многим, и пожелал терпения и настойчивости в работе. Это пожелание мне запомнилось и пригодилось.
 
В истории международных отношений Бутрос. Бутрос-Гали остался как выдающийся. дипломат, проделавший огромную работу по избавлению мира от конфронтации и переходу к разностороннему сотрудничеству. Этот человек явил всему мировому сообществу образец верного служения Объединенным Нациям, он продемонстрировал огромную волю и чувство собственного достоинства и поэтому пользуется искренним уважением в дипломатическом сообществе.
 
Кофи Аннан «принял вахту» 1 января 1997 года и практически сразу же заявил о необходимости реформирования ООН. Он представил доклад «Обновление ООН», в котором говорилось, что в организации должно появиться новое понимание мира и безопасности, мировое сообщество обязано осознавать, что мир зиждется на экономической и социальной стабильности: там, где такая стабильность отсутствует, возникают конфликты и войны. Кофи Аннан высказал также справедливое мнение о необходимости заниматься вопросами устойчивого экономического развития, которое нельзя сводить лишь к проектам и статистике. По его мнению, необходимо решать наиболее жгучие проблемы современности: голод, бедность, болезни, работорговля, распространение всех видов оружия... Большое значение новый генеральный секретарь, придавал вопросам локализации и предотвращения региональных и этнических, конфликтов. Надо сказать, что этими проблемами он вплотную занимался еще в бытность заместителем генерального секретаря ООН. Создав и возглавив специальный оперативный центр, он сумел осуществить 28 миротворческих операций - в два с лишним раза больше, чем было проведено ООН до его прихода на этот пост. Его заслуга в том, что были подготовлены так называемые резервные соглашения, которые обязали 66 государств предоставить финансовые и человеческие ресурсы для операций по поддержанию мира в конфликтных регионах.
 
Кофи Аннан поддержал идею создания миротворческого батальона в Средней Азии. Это предложение впервые было высказано президентом Н. Назарбаевым еще в декабре 1994 года во время саммита ОБСЕ в Будапеште. Встречаясь с международными чиновниками, в том числе с высокопоставленными представителями ООН, президент говорил о том, что необходимо в срочном порядке продумать организационные меры для предотвращения возможных конфликтов и поддержания мира в нашем регионе. Эта инициатива была поддержана президентами И. Каримовым и А. Акаевым, после чего Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан приступили к созданию центральноазиатского миротворческого батальона. Местом дислокации подразделения была выбрана военная база на юге нашей страны. Это был первый опыт сотрудничества государств Центральной Азии с ООН в области миростроительства. Затем каждая из стран стала контактировать с ООН по этому вопросу на индивидуальной основе, в связи с чем миротворческий батальон прекратил свое существование.
 
Будучи первым в истории чернокожим руководителем ООН, Кофи Аннан уделял повышенное внимание насущным проблемам африканского континента. В 1998 году он подготовил специальный доклад, в котором проанализировал причины многочисленных конфликтов в Африке и меры по обеспечению мира на континенте и его устойчивого развития. В 2001 году генеральный секретарь опубликовал новый доклад «Призыв к действиям», посвященный мерам по борьбе с эпидемией ВИЧ/СПИД. Эту задачу он публично назвал «личной и приоритетной», предложив создать глобальный фонд для охраны здоровья и оказания помощи бедным странам.
 
Находясь с визитом в Астане осенью 2002 года, Кофи Аннан рассказывал мне о своем видении борьбы с инфекционными заболеваниями. Он не скрывал, что имеет в виду прежде всего Африку. Уже тогда генеральный секретарь говорил о необходимости подбора «правильных людей», которые могли бы использовать свое влияние и авторитет для сбора финансовых средств и пожертвований в пользу бедных стран. Позже его идея нашла свое воплощение в создании специального «Глобального фонда» во главе с бывшим президентом США Б. Клинтоном. Активное участие в работе этой организации принимает известный поп-музыкант, ирландец Боно, давно занимающийся проблемами бедности в Африке.
 
В качестве руководителя «Глобального фонда» Б. Клинтон посетил Алматы осенью 2005 года в преддверии президентских выборов в нашей стране и, проведя глубокой ночью переговоры с президентом Н. Назарбаевым, подписал соглашение о сотрудничестве в борьбе с эпидемией ВИЧ/СПИД. Надо отметить, что визит бывшего американского президента оказался краткосрочным и в зарубежной печати, к сожалению, не освещался. Из Алматы Клинтон вылетел в Фучжоу (на юге Китая), где принял участие в конференции, посвященной проблемам компьютерных технологий. Там он охотно давал интервью американским и иностранным журналистам, его пребывание в Китае широко освещалось телевидением и печатными изданиями многих стран. Известный американский журнал «Ньюс уик» опубликовал даже специальную подборку материалов о поездке Клинтона в Китай, но ни словом не обмолвился о его ночном визите в Казахстан.
 
Впрочем, Клинтон запомнил свой визит в Алматы и беседу с нашим президентом. В сентябре 2006 время встречи со мной на одном из приемов в Нью-Йорке сказал, что с благодарностью хранит подарок своего друга, президента Назарбаева - большой лук, которым когда-то пользовались воины-кочевники. По словам Клинтона, его друзьям этот атрибут военного обмундирования древних казахов очень нравится, а некоторые, наиболее храбрые и сильные, пытаются использовать его по прямому назначению, но не могут справиться с тетивой.
 
Высказывая обеспокоенность по поводу плачевного состояния экономики африканских стран, Кофи Аннан дал понять, что подыскивает подходящую кандидатуру на должность специального представителя генерального секретаря по Африке. Во время прощания в аэропорту Астаны Кофи сказал, что надеется на продолжение нашего раз-говора о проблемах «черного» континента в Нью-Йорке. Вместо обещанного разговора из секретариата генерального секретаря поступило сообщение о том, что со мной хотело бы переговорить некое доверенное лицо. Этим таинственным человеком оказался мой давний знакомый - бывший российский дипломат, перешедший на работу в систему ООН. Он сообщил, что в ООН хотели бы видеть меня в качестве эмиссара (специального посланника) генерального секретаря ООН по вопросам оказания помощи бедным африканским странам. На дворе стоял теплый сентябрь 2003 года, на родине остались дела, требовавшие своего решения, поэтому наш недолгий дружеский разговор завершился крепким рукопожатием.
 
Можно с уверенностью сказать, что первый срок пребывания на посту генерального секретаря оказался для Кофи Аннана вполне успешным. Своеобразным апогеем его реформаторской деятельности стал очередной доклад, опубликованный в 2000 году по случаю наступления нового тысячелетия: «Мы, народы: роль Организации Объединенных Наций в XXI веке». Это крупный политический документ, в котором содержится призыв ко всем государствам проявить твердую приверженность борьбе против нищеты и неравенства. Генеральный секретарь подчеркнул необходимость повышения эффективности образования, Сокращения масштабов распространения ВИЧ/СПИД, обеспечения охраны окружающей среды, защиты народов от смертоносных конфликтов и насилия. Доклад был взят за основу главами государств и правительств при принятии «Декларации тысячелетия» в ходе юбилейного саммита ООН в сентябре 2000 года.
 
В декабре 2001 года Кофи Аннан был удостоен Нобелевской премии мира. Принимая это решение, нобелевский комитет отметил, что К. Аннан «больше чем кто-либо способствовал обновлению ООН» и это свидетельствует «о растущей важности организации», потому что «единственный переговорный путь к глобальному миру и сотрудничеству лежит через ООН». Нобелевский комитет, безусловно, принял во внимание и заслуги Кофи Аннана в сфере защиты Прав человека. Генеральному секретарю принадлежит авторство термина «гуманитарная интервенция», которая исключает возможность массового нарушения прав человека отдельными государствами под предлогом защиты национального суверенитета и недопущения вмешательства во внутренние дела. Несмотря на протесты большинства развивающихся стран по поводу этой концепции, К. Аннан твердо заявлял, что защита прав человека - это более важная задача, нежели утвержденный в Уставе ООН принцип защиты суверенитета государств.
 
Позиция К. Аннана была созвучна точке зрения администрации США, которая устами М. Олбрайт настаивала на реализации концепции «ограниченного суверенитета» в том, что касается защиты прав человека. Попутно Хотел бы отметить, что сама эта концепция лишена новизны и оригинальности, авторство «ограниченного суверенитета» принадлежит кремлевскому идеологу М. Суслову, который после ввода советских войск в Чехословакию заявил, что СССР будет руководствоваться этой стратегией в целях защиты интересов социализма и «пролетарского интернационализма».
 
Присуждая Нобелевскую премию, члены комитета высоко оценили усилия К. Аннана в достижении политического урегулирования ситуации в бывшей Югославии в качестве специального представителя генсека ООН в начале 90-х годов, его деятельность в период гуманитарной катастрофы в Руанде, унесшей жизни более миллиона человек, и трагедии в Сребреннице, где за одну ночь было убито более 8 тысяч мусульман.
 
 Правда, далеко я все политики, общественные деятели и журналисты одобрительно высказывались о работе К. Аннана по предотвращению геноцида в Африке и Югославии. В Англии вышла книга с разоблачениями действий К. Аннана, обвинениями в пассивности и даже потакании преступным режимам. Ему ставилось в вину, что, несмотря на предупреждения руководства миротворческих сил, он не принял надлежащих мер и это привело к гуманитарной катастрофе. Но генеральный секретарь умело парировал выпады, оперативно реагировал на критику и даже признавал некоторые ошибки. Эта тактика дала хорошие плоды, нобелевский комитет посчитал, что в ООН развиваются положительные тенденции, сама организация становится все более открытой и подотчетной мировому сообществу.
 
Второй срок работы К. Аннана на посту руководителя ООН был омрачен ожесточенными спорами о дальнейшем развитии организации и коррупционными скандалами, в связи с чем некоторые дипломаты и наблюдатели поспешили сделать вывод, что генеральный секретарь, пожалуй, напрасно решился продлить свои полномочия. Первый тревожный звонок прозвучал еще на исходе прошлого столетия, когда Аннан решил задействовать дополнительные источники для финансирования ООН. Он заявил о необходимости сближения организации с частным сектором и, несмотря на рекомендации своих советников, провел встречу с руководителями крупных компаний во время очередного заседания Всемирного экономического форума в Давосе. Там генеральный секретарь выступил с инициативой создания «глобального контракта», который способствовал бы взаимодействию ООН с транснациональными компаниями. Критики данной инициативы предупреждали, что руководитель ООН может попасть в зависимость от одиозных бизнесменов, например, Тэда Тернера, который обещал пожертвовать ООН 1 миллиард долларов. Но Кофи Аннан настаивал на необходимости «встраивания» ООН в процесс глобализации и активно контактировал с крупными предпринимателями.
 
В принципе это была правильная политика, но, как говорится, «благими намерениями вымощена дорога в ад». Впоследствии в действиях генерального секретаря нашли ошибку, приведшую к возникновению грандиозного скандала с обвинениями в коррупции.
 
Проблемы Кофи Аннана берут свое начало с первой иракской войны, после которой было принято решение применить экономические санкции в отношении этой страны и возложить ответственность на ООН за проведение операции «нефть в обмен на продовольствие». Справедливости ради следует отметить, что, генеральный секретарь выступал против санкций, считая их дискриминационными, контрпродуктивным и и ухудшающими положение иракцев. Но санкции вступили в действие, и в проект «нефть в обмен на продовольствие» стали вовлекаться высокопоставленные чиновники ООН, впоследствии обвиненные в преднамеренной коррупции.
 
Но поистине шокирующей новостью для Кофи Аннана стало известие об участии в бизнес-контрактах с Ираком его сына, работавшего в швейцарской компании «Котекна». С руководителями данной компании генеральный секретарь встречался во время вышеупомянутого Давосского форума, что послужило поводом для серьезных обвинений в «конфликте интересов», другими словами, в помощи компании. Буквально все ведущие телевизионные каналы и печатные издания пестрили сообщениями о коррупционном скандале, в центре которого оказался сам генеральный секретарь ООН. Кофи Аннан оправдывался, что работа его сына в швейцарской компании, получившей контракт по программе «нефть в обмен на продовольствие», является лишь случайным совпадением и не может рассматриваться как коррупционный случай. В ответ директор центра по международным организациям при Колумбийском университете Эдвард Лак заявил: «Люди, связанные близким родством с генеральным секретарем ООН, не должны работать в коммерческих компаниях, имеющих контракты с этой организацией». И это была не самая жесткая оценка генерального секретаря, в него было выпущено немало стрел, густо покрытых ядом.
 
  В то же время нельзя не заметить, что коррупционный скандал вокруг К. Аннана возник после его публичных заявлений, в которых ставилась под сомнение правомерность военного вторжения войск коалиции во главе с США в Ирак без санкций Совета Безопасности ООН. В 2004 году Аннан в интервью ВВС заявил, что операция США в этой стране является «нелегитимной». Американские дипломаты рассказывали мне, что уже на следующий день после этого сенсационного заявления Кофи Аннану позвонил государственный секретарь Коллин Пауэлл и сказал: «Вы не юрист, и я не юрист. Судить о легитимности военных кампаний у нас обоих нет права. Давайте не будем давать оценки действиям правительств, а займемся конкретными делами». Это было серьезное предупреждение. Трудно сказать, мог ли генеральный секретарь предвидеть последствия своего высказывания, но они оказались для него более чем серьезными. Как это часто бывает с людьми в оппозицию к могущественному оппоненту, Кофи Аннан столкнулся с проблемами: даже на лауреата Нобелевской премии нашелся компромат.
 
Помимо обвинений в коррупции, черной тенью на репутацию генерального секретаря легла целая череда «сексуальных скандалов» в учреждениях системы ООН. Особенно сильный резонанс получил инцидент в организации, которая занимается таким благородным делом, как помощь беженцам по всему миру. Верховный комиссар по делам беженцев, бывший премьер-министр Нидерландов Р. Любберс был обвинен своей сотрудницей в сексуальных домогательствах к ней. Пикантность ситуации состояла в том, что этой сотрудницей оказалась гражданка США в возрасте 53 лет и свою жалобу она подала в вышестоящие инстанции спустя три месяца после происшедшего. Верховный комиссар был вынужден уйти в отставку.
 
Спустя год после скандального заявления Аннана о военной операции США в Ираке в дипломатических кругах появились слухи, объяснявшие столь неожиданный поступок осторожного генерального секретаря. Дескать, он попал под влияние руководителей выборного штаба демократической партии и сделал неправильный вывод о предстоящем поражении президента Дж. Буша. К. Аннан был убежден, что следующим президентом станет Дж. Керри, поэтому принял решение сделать заявление с осуждением вторжения США в Ирак, чтобы потрафить демократам. Это был серьезный политический просчет, крайне отрицательно повлиявший на репутацию генерального секретаря ООН.
 
Что касается программы «нефть в обмен на продовольствие», то расследованием коррупционного дела занялся бывший председатель федеральной резервной системы США Пол Уолкер. Комиссия работала более полу-год а и пришла к выводу, что в ООН отсутствует должный контроль за выполнением соответствующих решений, сама же организация нуждается в серьезном реформировании в области управления. К счастью для Кофи Аннана, комиссия не нашла фактов его прямой вовлеченности в коррупционные дела, после чего генеральный секретарь, к этому времени изрядно осунувшийся после тяжелых переживаний, воспрял духом.
 
Как бы то ни было, он пережил не самый лучший период в своей служебной биографии, и тень коррупции, в которую оказались вовлеченными его ближайшие соратники, в том числе один из заместителей, легла на, казалось бы, безупречную репутацию Кофи Ананна. Его деятельность на посту генерального секретаря ООН в точности соответствует названию этой книги («Свет и Тень»): блестящий успех во время первого срока и настоящая неудача к завершению второго. Причем этот провал связан не только с обвинениями в коррупции, но и неспособностью Кофи Ананна взять на себя бремя лидерства в осуществлении реформы ООН.
 
Несмотря на многочисленные декларации о важности реформирования организации, ООН практически ни на йоту не продвинулась в данном направлении. В то же время следует признать, что никто из опытных и трезвомыслящих дипломатов не ожидал серьезного прогресса в этом сложном деле. Специалисты понимают, что реформа такой крупной международной организации, как ООН — чрезвычайно трудное дело. Слишком сильны противоречия не только между бедными и богатыми странами, развитыми и развивающимися государствами, но и в рамках «большой восьмерки».
 
Например, Италия никак не может примириться с тем, что место в Совете Безопасности прочат Германии и Японии, но отказывают в таком праве ей самой. Поэтому Италия стала инициатором создания группы «недовольных» государств (Пакистан, Аргентина, Турция, Алжир, Мексика, Канада, Испания и другие), выступающих против расширения Совета Безопасности ООН за счет Германии, Японии, а также Индии и Бразилии. В ООН масса других противоречий и сложностей, затрудняющих ее реформу. Сама организация - очень сложный механизм, управлять которым по плечу не каждому человеку, будь он стократно опытный дипломат и управленец.
 
В своем выступлении перед участниками Всемирного саммита 2005 года генеральный секретарь -отрицал, что ООН, отмечавшая свой 60-летний юбилей, находится в состоянии кризиса. Тем не менее в международном сообществе не было иллюзий в отношении ее плачевного состояния. Парируя ожесточенную критику, К. Ашан пытался возложить ответственность на государства, которые погрязли в своих разногласиях, и на организации системы ООН за их неэффективность. Он заявил, что принял решение сформировать группу высокого уровня (группу «мудрецов»), которой было поручено подготовить программу реформ. В эту группу вошли известные политики и дипломаты: бывшие премьер-министр Таиланда А. Паньярачун, премьер-министр, директор службы внешней разведки, министр иностранных дел России Е. Примаков, министр иностранных дел Китая Цянь Цичэнь, помощник президента США по национальной безопасности Б. Скоукрофт, верховный комиссар по делам беженцев С. Огата, министр иностранных дел Австралии Г. Эванс, министр иностранных дел Танзании С. Салим, министр Иностранных дел Египта, нынешний генеральный секретарь Лиги арабских государств А. Муса и другие. Подготовленные этой группой предложения были названы генеральным секретарем «смелыми», но он предупредил, что их реализация потребует политической воли лидеров государств.
 
Понимая, что неудачи ООН и снижение ее авторитета во многом связываются с деятельностью генерального секретаря, Кофи Аннан подготовил «контрольный список» с поручениями в адрес государств членов организации. Он призвал все сараны заключить «соглашение об ответственном отношении» к выполнению собственных обязательств в отношении реформы ООН. Показательно, что в "контрольном списке" на нервом месте стояла реформа системы управления. Кофи Аннан обещал тщательно оценить бюджетные возможности и кадровый потенциал ООН, чтобы на основе этого анализа разработать конкретные рекомендации по улучшению менеджмента. Он также заявил о создании «независимого бюро по этике» с целью защиты сотрудников, в том числе «стукачей» (по-английски - «свистунов»), выступающих с критикой своего начальства. Надо сказать, это был неожиданный шаг в реформе ООН, так как к этому серьезному делу по приказу генерального секретаря подключились люди с сомнительными наклонностями - профессиональные «стукачи». В качестве основного вопроса Аннан поставил усиление функций и полномочий генерального секретаря как главного административного должностного лица в ООН.
 
Лишь после реформы системы управления генеральный секретарь в качестве приоритетных назвал такие вопросы, как защита прав человека, борьба против терроризма, миростроительство, устойчивое развитие, реформа Совета Безопасности, нераспространение ядерного оружия. Генеральный секретарь высказал мнение, что поставленные задачи вполне адекватны и реализуемы, в порядке примера он сослался на свой призыв, высказанный еще в 1999 году, о необходимости консолидации международного сообщества в борьбе против геноцида. По его словам, после того как многие государства предприняли активные действия в этом направлении, проблема геноцида перестала быть злободневной. Кофи Аннан не скрывал своего удовлетворения и по поводу решения государств-доноров направить 50 млрд. долларов на борьбу с. нищетой и тяжелыми заболеваниями, в том числе ВИЧ/СПИД, а также в связи с готовностью развитых стран выделять 0,7 процентов своих национальных бюджетов на цели устойчивого развития. Все эти решения К. Аннан поставил в заслугу самому себе.
 
Тем не менее реформа ООН не достигла прогресса. И «мудрецы» не помогли, хотя старались. Ожидания, связанные с большими планами Кофи Аннана, повисли в воздухе. Не удалось достичь договоренностей по вопросу расширения Совета Безопасности ООН. Германия и Япония, отчаянно стучавшиеся в дверь СБ, так и остались, по определению Устава ООН, «враждебными» странами. «Мудрецы» продемонстрировали свои высокие интеллектуальные возможности, подготовленный ими Документ вызвал большой интерес в международном сообществе, но их рекомендации носили общий характер. Ветераны мировой дипломатии призвали улучшить работу ООН, активизировать деятельность Генеральной Ассамблеи, а также экономического и социального совета. Еще одно бесспорное, но трудновыполнимое предложение «мудрецов»: «необходимо повысить уровень авторитетности и эффективности Coвета Безопасности». Они предложили две модели реформы Совета Безопасности: создание группы новых постоянных членов этого органа, не обладающих правом вето, или же создание новых мест в СБ с избранием на четыре года государств, которые могут быть в последующем переизбраны. Во время последующих дискуссий ни одна из моделей не получила однозначной поддержки и вопрос расширения СБ ООН был отложен в долгий ящик из-за серьезных разногласий между постоянными членами этого органа. Кроме того, свои возражения по поводу претензий Японии, Германии, Индии и Бразилии стать членами эксклюзивного клуба, как уже говорилось выше, высказали Аргентина, Канада, Колумбия, Италия, Мексика, Пакистан, Южная Корея, Испания, Турция, создавшие собственную группу «Uniting for consensus».
 
Под влиянием растущей критики генеральный секретарь пошел на беспрецедентный шаг, опубликовав в известном журнале «Wall Street Journal» статью «В чем значимость ООН?», где заявил, что нападки на организацию «причиняют ему сильную боль», поскольку всю свою жизнь он служил в ООН. «Я делал и продолжаю делать все, что могу, чтобы устранить ее изъяны, а также улучшить и усилить ее. И я глубоко верю в важное значение этой задачи, поскольку сильная ООН имеет жизненно важное значение для всего человечества». Далее Кофи Аннан сослался на действия ООН в связи с ликвидацией последствий цунами в Индийском океане, отметил, что в ходе международной конференции в Джакарте все государства признали главную роль ООН в многонациональных усилиях по оказанию помощи жертвам природного бедствия. По мнению генерального секретаря, этому есть простое объяснение: «ООН ни у кого не стоит поперек пути и ни за кого не делает их работу, но способна быстро находить необходимые ресурсы и устанавливать контакт с любой организацией, способной обеспечить их доставку». Кроме того, стремление к сотрудничеству с ООН проявляют и правительства, и население, и доноры, и некоммерческие организации. К. Аннан решил заявить о независимости организации перед лицом глобальных держав: «ООН не находится в чьем-то кармане, она принадлежит миру».
 
Генеральный секретарь признал, что война в Ираке породила недоверие международного сообщества к ООН. Тем не менее США и их союзникам понадобилась именно эта организация, чтобы придать легитимность временному правительству Ирака. К. Аннан напомнил, что ООН помогла организовать выборы в 92-х странах, в том числе в Афганистане и Палестине, провела в последние годы 18 миротворческих операций. «Всемирная организация, будучи независимой и беспристрастной, пользуется доверием населения всех стран, в том числе иракского народа, пережившего ужасную трагедию», - подчеркнул К. Аннан.
 
Далее генеральный секретарь сделал ошеломляющее заявление: «Если когда-нибудь ООН будут Считать простым инструментом или придатком внешней политики США, то она никому не будет нужна». Он обвинил «несведущих критиков» в попытках подрубить ООН на Корню, что, по его словам, «причиняет страдания не дипломатам или бюрократам, а невинным людям, которые стали жертвами войны или нищеты и которые остро нуждаются в том, чтобы мир им помог».
 
К. Аннан подчеркнул, что критиковать можно многих, но критики должны помнить, что ООН, равно как США и другие демократии, находится в процессе постоянного развития, организация пытается сократить разрыв Между идеалами, которые ее породили, и печальной реальностью. И пока этот разрыв существует, нужно обновлять и «достраивать» ООН, а не разрушать ее до основания. Предприняв мощную контратаку, генеральный секретарь, тем не менее, был вынужден покаяться в собственных ошибках, которые выразились в нарушении персоналом ООН этических норм и низкой эффективности управления организацией.
 
Критический настрой Кофи Аннана в отношении США и их союзников был поддержан его первым заместителем Марком Мэллоком Брауном, выступившим с обличениями в адрес тех, кто нападает на руководство организаций. За всю историю существования ООН ее руководители, пожалуй, впервые выступили единым фронтом против одного из постоянных членов Совета Безопасности ООН,после чего США из критикующих превратились в критикуемых. Ситуация поистине беспрецедентная, учитывая, что столкновение мнений могло бы привести к дестабилизации этой универсальной организации. На защиту США встал постоянный представитель этой страны при ООН Дж. Долтон, в резких выражениях давший отповедь первому заместителю генерального секретаря.
 
 Такая перебранка не способствовала оздоровлению ситуации в ООН, и без того омраченной безрезультатными дискуссиями о реформе организации и нападками на нее извне, С другой стороны, подсказанная развитыми государствами реформа системы управления натолкнулась на решительное сопротивление развивающихся стран, усмотревших в этом плане стремление ущемить их интересы. Генеральный секретарь провел несколько совещаний, пытаясь объяснить всем оппонентам, что реформа секретариата ОOH необходима для усиления административного потенциала организации и функций ее руководителя. Но и эта инициатива была провалена из-за отсутствия общего согласия.
 
Несмотря на неоднозначный характер деятельности К. Аннана на посту генерального секретаря ООН, она, на мой взгляд, заслуживает в целом положительной оценки. То что ему не удалось воплотить в жизнь задуманное, не его вина, а беда самой ООН. Неудачи Кофи Аннана проистекают из природы самой организации, со временем превратившейся в неповоротливый бюрократический механизм. О реформе ООН не говорят сейчас только сверхленивые политики и дипломаты, все ратуют за обновление организации. Признаком хорошего тона. стала ссылка в речах на важность реформирования международных институтов, такие заявления постоянно звучат в стенах ООН, особенно в период проведения общих дебатов на сессиях Генеральной Ассамблеи.
 
Однако ООН живет своей неспешной бюрократической жизнью, в ней царят собственные законы, традиции и обычаи, которые неподвластны амбициозным планам и проектам.
 
Мне пришлось быть свидетелем удивительной, а по нашим меркам, не совсем приятной сцены в штаб-квартире ООН. В качестве руководителя казахстанской делегации я поднимался в лифте на 38-й этаж, где находится кабинет генерального секретаря. Где-то на 35-м этаже лифт остановился и к нам присоединился сотрудник секретари» ата ООН весьма экзотической наружности. И поведения тоже. Он направлялся к месту своей работы в спортивной одежде далеко не первой свежести, при этом аппетитно дожевывая традиционный гамбургер. На мой удивленно-вопросительный взгляд ооновские ветераны дали объяснение, что мне, мол, повезло лицезреть данного: сотрудника одетым в какой-никакой, но костюм, а чаще его можно видеть в полуспортивных трусах, напоминающих неглиже. И никто не вправе сделать ему замечание — святость прав человека стоит на первом месте! В противном случае он может подать жалобу в соответствующую инстанцию, и тогда проблем не оберешься. В лучшем случае грозит увольнение, в худшем - попросту засудят.
 
На мой взгляд, чиновники секретариата ООН не совсем корректно ведут себя по отношению к высокопоставленным зарубежным лицам, участвующим в различного рода форумах и конференциях. Мне довелось быть участником мирового форума «Альянс цивилизаций», организованного правительствами Испании и Филиппин. В одном из основных залов ООН, помимо премьер-министра X. Сапатеро и президента Г. Арройо, собрались высшие руководители Пакистана, Сенегала, Ганы, Индонезии, Малайзии, Таиланда, Египта и целого ряда других арабских государств, а также европейских стран. Фактически состоялся саммит по таким насущным проблемам, как межрелигиозное сотрудничество и межконфессиональная терпимость. Но обратило на себя внимание отсутствие на этом высоком собрании высших должностных лиц ООН. Не то что генеральный секретарь, хотя инициаторы форума надеялись «заполучить» Кофи Аннана, но даже никто из его заместителей не удосужился принять участие в этой важной конференции. Секретариат ООН представлял малоизвестный чиновник, который произнес дежурную речь, после чего, сославшись на занятость, быстро удалился. Вскоре его можно было видеть распивающим кофе неподалеку от зала конференции.
 
ООН буквально «перемалывает» даже самых стойких оппонентов. По-другому быть и не может, поскольку в этой всемирной организации царят свои бюрократические порядки и традиции. Вместе с тем, при всех ее недостатках, ООН все же выполняет свою миссию универсального института, с которым связываются надежды на мир, развитие, благополучие народов всей планеты. И в этом плане альтернативы ООН не существует. Поэтому приходится приспосабливаться к ООН, ведь это единственное место, где обсуждаются все проблемы, существующие в современном мире.
 
Уж насколько жестким критиком ООН был неоконсерватор Джон Болтон, но, попав туда в качестве постоянного представителя США, превратился в почти «паркетного» дипломата, подчинившегося общим правилам поведения. Правда, Болтон долго в ООН не задержался, его работа была признана не совсем успешной, в связи с чем он был заменен опытным дипломатом Халилзаде, работавшим послом США в Афганистане и Ираке. Это назначение, как считают наблюдатели, было призвано продемонстрировать лояльность администрации Буша к исламу,
 
В начале своей деятельности президент Буш, как известно, не признавал ООН и считал, что сможет обойтись без ее решений и санкций для проведения операций против терроризма и неугодных стран. Тем не менее сама логика многосторонней дипломатии, без которой невозможен современный миропорядок, вынуждает даже такие гигантские государства, как США, считаться с ООН, поскольку только именно в этой организации возможны достижение общего понимания и выработка консолидированных позиций по наиболее актуальным проблемам современного мира. Возможно, это раздражает Вашингтон, так как США являются наиболее крупными вкладчиками в бюджет ООН. Тем не менее Устав этой организации и принятые там правила и процедуры заставляют считаться с мнением бедных и развивающихся стран, объединившихся в крупные региональные группировки.
 
Кофи Аннан умудрился «провиниться» и перед Россией в связи с коррупционными скандалами, в которые замешанными оказались сотрудники ООН - граждане этой страны. Одного из них, отвечавшего за вопросы бюджета, арестовало ФБР. Чиновники организации утверждали, что это было сделано с согласия генерального, секретаря, при этом он не проинформировал российского представителя. при ООН о грядущем аресте. Для России, являющейся постоянным членом Совета Безопасности ООН, это было равносильно оскорблению. Поэтому Москва предприняла демарш: президент В. Путин не пожелал посетить офис генерального секретаря в ходе юбилейного саммита ООН в сентябре 2005 года. К. Аннан был вынужден покинуть свой кабинет и переместиться в сторону зала Генеральной Ассамблеи, чтобы повидаться с российским руководителем.
 
Реноме генерального секретаря заметно улучшилось после принятия резолюции Совета Безопасности в августе 2006 года о прекращении военных действий в Ливане. Израилю и США, настаивавшим на продолжении военных операций с целью уничтожения террористической организации «Хезболла», пришлась считаться с общественным мнением по поводу кровопролития в Ливане. Поэтому данные страны приняли участие в дискуссиях в Совете Безопасности, после чего были вынуждены согласиться с консолидированным проектом резолюции. Весь мир убедился в полезном предназначении ООН как площадки для достижения компромисса по вопросам войны и мира. Надо отметить, что в данном конфликте Кофи Аннан проявил настойчивость и решительность, требуя незамедлительного прекращения военной операции Израиля. С этим заявлением он выступил на заседании «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге 17 сентября 2006 года.
 
 Мне довелось быть свидетелем его выступления, которое можно назвать даже эмоциональным, хотя Кофи Аннана трудно заподозрить в публичном выражении чувств. Генеральный секретарь обратился к главам государств, принявшим накануне заявление о ситуации на Ближнем Востоке, с требованием конкретизировать дальнейшие действия, чтобы прекратить начавшееся кровопролитие. Он заявил: присутствующие здесь государства в спешном порядке вывозят своих граждан из зоны конфликта, но что делать гражданам Ливана? Они, мирные люди, в том числе дети, остались беззащитными. Далее Аннан подчеркнул, что в заявлении саммита нет требования о прекращении военных действий, там ничего не говорится о размещении международных сил для развода конфликтующих сторон. По существу генеральный секретарь обвинил руководителей держав в бездействии и даже потворствовании силам, ратовавшим за продолжение войны. Он подчеркнул, что без направления в зону боевых действий международного воинского контингента мира в Ливане не будет.
 
Это заявление К. Аннана не понравилось его оппонентам, особенно президенту Бушу. Перед началом рабочего ланча американский лидер, не заметив включённого микрофона, сказал премьер-министру Англии Тони Блэру: пусть этот парень (Кофи Аннан) позвонит президенту Сирии и заставит его прекратить вмешиваться в конфликт на стороне «Хезболлы». Но это было самое мягкое высказывание Буша, затем он использовал слова, которые трудно назвать печатными. После чего в непринужденной манере поблагодарил британского премьера за подарок: свитер шотландского производства (как известно, Шотландия славится изделиями из овечьей шерсти).
 
Естественно, опрометчивые высказывания президента Буша были переданы всеми мировыми средствами массовой информации и это только усугубило ситуацию вокруг конфликта. В ходе же ланча Буш заявил, что не приемлет последовательность действий, предлагаемых генеральным секретарем ООН, и подчеркнул, что Израиль будет пользоваться поддержкой США до полного уничтожения террористов в Ливане. Прекращение огня, по мнению американского лидера, может быть достигнуто после того, как будет прекращено вмешательство в конфликт Сирии и Ирана.
 
Не осталась в стороне и канцлер ФРГ А. Меркель. Она по-свойски обратилась к генеральному секретарю: «Кофи, чем не угодило тебе наше заявление? Что ты хочешь с ним сделать? Сегодня я вернусь к себе домой и мне важно знать, что ты собираешься делать с нашим заявлением».
 
В тот момент против Аннана были настроены почти все главы государств «большой восьмерки». За исключением В. Путина: он не вмешивался в спор и лишь посоветовал своим коллегам не называть используемые «Хезболлой» ракеты «катюшами». Премьер-министр Англии Т. Блэр, сильно удивившись, растерянно спросил: «А как еще их называть?», на что российский президент ответил: «Называйте как-то по-другому, ведь «катюши» применялись во время Второй мировой войны советской армией, а нынешние ракеты не имеют ничего общего с ними». Данное разъяснение повергло лидеров западных стран в сильное замешательство, поскольку, по-моему, они не подозревали, что слово «катюша» имеет такой исторический подтекст. Все были уверены в том, что арабы воюют при помощи российского оружия. Замечание В. Путина не возымело практического воздействия, в выступлениях политиков и передачах СМИ постоянно упоминались «катюши» как главное оружие. «Хезболлы».
 
Несмотря на критику руководителей великих держав, генеральный секретарь стоял на своем: войну в Ливане нужно прекратить немедленно. Похоже, Кофи Ан-нан решил дать последний бой перед уходом в отставку, чтобы отстоять репутацию ООН. Эта нелегкая задача на сей раз оказалась ему по плечу. В Совете Безопасности ООН разгорелись острые дискуссии между ливанским и израильским представителями, а также между дипломатами всех государств, прямо или косвенно вовлеченных в конфликт на ливанской территории. Мировой аудитории запомнился постоянный представитель Израиля при ООН Б. Геллеман, он произносил пылкие и аргументированные речи в защиту своего государства. Выступая на блестящем английском языке, израильский дипломат обрушился с обвинениями на партию «Хезболла» и ее сторонников в правительстве Ливана. Всем запомнилась его удачная фраза: «Те, кто спят в обнимку с ракетами, когда-то могут не проснуться». Этой репликой он парировал обвинение в адрес израильской армии, которая подвергла бомбовым ударам жилые кварталы на юге Ливана. Он не скупился на аргументы, чтобы приукрасить действия израильской военщины, и умудрился возложить ответственность за многочисленные жертвы не только на правительство Ливана, но и на Сирию с Ираном. Даже те политики и дипломаты, которых было трудно заподозрить в симпатиях к Израилю, не могли не признать, что израильский дипломат действовал на редкость удачно.
 
На его фоне заметно померк ливанский представитель при ООН, выступавший неуверенно, без каких-либо убедительных фактов в защиту своего правительства. Единственное, на чем он настаивал, это незамедлительное и безоговорочное прекращение военных действий на территории Ливана. В интервью американскому телевидению он и вовсе допустил серьезную ошибку, сказав, что «Хезболла» и правительство Ливана но существу являются единым целым, так как представители этой шиитской организации уже проникли во все слои ливанского общества. За эту фразу ухватились израильские дипломаты, найдя в. ней подтверждение правомерности военных методов борьбы с «Хезболлой».
 
После долгих раздумий арабский мир наконец решил консолидироваться и потребовал рассмотреть ливанский кризис на внеочередном заседании Лиги арабских государств. Данный форум отверг проект резолюции Совета Безопасности ООН, предложенный США и Францией, как неприемлемый для Ливана и большинства государств-участников Лиги арабских государств. Было высказано требование немедленно прекратить военные действия, «развести». конфликтующие стороны, вывести израильскую армию на исходные позиции, а в буферную зону направить многонациональные силы «голубых касок» под эгидой ООН. Лига постановила направить в Нью-Йорк генерального секретаря этой организации Амр Мусу, министров иностранных дел Катара и Объединенных Арабских Эмиратов, а также спецпредставителя правительства Ливана для участия в дискуссиях на экстренном заседании Совета Безопасно ста ООН.
 
Такой поворот событий был на руку Кофи Аннану, поскольку появилась перспектива реализации его концепции урегулирования ливанского кризиса. После долгих дискуссий в свет вышла консолидированная резолюция, направленная на прекращение военных действий и использование многонациональных сил ООН для обеспечения безопасности жителей юга Ливана. Были созданы политические условия для оказания гуманитарной помощи пострадавшим в этом регионе. Генеральный секретарь направил своего специального представителя в зону конфликта для переговоров с премьер-министром Ливана Ф. Сеньорой и руководителем израильского правительства Э. Ольмертом. Активизация деятельности ООН в урегулировании военного конфликта в Ливане была воспринята как единственная возможность предотвратить более тяжелые последствия в случае продолжения войны. Показательно, что на последнем заседании Совета Безопасности, где была принята нужная резолюция, присутствовала государственный секретарь США К. Райс. Судя по всему, американцы поняли, что «блицкриг» израильских войск не достиг искомых целей, «Хезболла» оказалась более сильной и подготовленной организацией, чем она представлялась накануне военной операции. Кроме того, международное общественное мнение осуждало Израиль и США, а авторитет «Хезболлы» значительно вырос не только в самом Ливане, но и в других арабских странах, хотя на Ближнем Востоке шиизм не доминирует.
 
Принятие Советом Безопасности резолюции стало личной победой К. Аннана: он все же сумел отстоять авторитет ООН в глазах мировой общественности и сохранить собственное реноме. ООН вновь стала востребованной в вопросах войны и мира, международное сообщество признало дееспособность этой организации. Средства массовой информации тут же отреагировали на изменение политической конъюнктуры, подаваемый ими образ генерального секретаря ООН претерпел заметные изменения к лучшему. Если в течение почти года до ливанского кризиса Кофи Аннан изображался как очень противоречивая личность, не обладающая достаточным профессионализмом, волей и политическими навыками для реформирования организации, то во время войны в Ливане и особенно после нее репутация руководителя ООН была восстановлена. Он предстал перед мировым сообществом как мудрый и способный руководитель, ведущий ООН в правильном направлении.
 
На мой взгляд, такое восприятие личности Кофи Аннана является более правильным. Говорю об этом с полной уверенностью, поскольку знаю этого человека не один год и внимательно наблюдаю за его деятельностью. Впервые мне довелось встретиться с К. Аннаном осенью 1995 грда, до того, как он стал генеральным секретарем. Как было сказано выше, будучи заместителем генерального секретаря, он занимался вопросами миростроительства и разоружения. Наша первая беседа касалась содействия ООН в создании миротворческих подразделений в Казахстане. К. Аннан принял меня дружелюбно и с большой заинтересованностью расспрашивал о нашей стране, ее планах в отношении сотрудничества с ООН, аккуратно выведывая, насколько мое понимание данного вопроса соответствует общепринятым международным стандартам. Мы внимательно приглядывались друг к другу, как бы предчувствуя, что впереди десятки встреч и переговоров.
 
В моем архиве сохранилась фотография нашей первой встречи с Аннаном в качестве генерального секретаря ООН. На ней мы запечатлены в традиционном рукопожатии. Последние снимки, сделанные незадолго до его ухода с поста, мало отличаются от первой фотографии - те же рукопожатия, но мы сильно поседели, наши лица стали менее жизнерадостными, более задумчивыми. На это обстоятельство первым обратил внимание сам генеральный секретарь, по завершении нашей встречи в штаб-квартире ООН в 2005 году он сказал: «Хорошо выглядишь, но постоянно меняешься», затем через секундную паузу добавил: «К лучшему...».
 
Что касается Кофи Аннана, то его внешность и поведение заслуживают отдельного описания. Будучи уроженцем Африки, Аннан удивительным образом сочетает в себе знаменитый африканский дух и европейский лоск. Кофи напоминает охотника из африканской саванны - настолько он осторожен и чуток. Привожу такое сравнение, поскольку однажды был свидетелем того, как африканцы помогают иностранным охотникам выслеживать диких животных. Они видят их следы и узнают животных по запаху, что людям, никогда не бывавшим в Африке, абсолютно не под силу. Аннан обладает хорошей зрительной памятью, легко ориентируется в тысячах лиц, быстро вспоминает своих собеседников по именам и странам их происхождения.
 
Как человек, проживший много лет в Европе, К. Аннан безупречен в одежде, все костюмы на нем сидят как «влитые». Американская пресса утверждала, что генеральный секретарь ООН стал эксклюзивным клиентом известных итальянских фирм, работающих в сфере высокой моды. По всей видимости, эти компании посоветовали ему носить костюмы неброских цветов, удачно сочетающихся с цветом лица и волос. Классическая одежда совершенного покроя вовсе не противоречит традиционным африканским амулетам и браслетам, с которыми Кофи Аннан никогда не расстается.
 
Когда генеральный секретарь появлялся на публике вместе с белокурой супругой, предпочитающей платья и костюмы ярких цветов, это производило сильное впечатление на публику и представителей средств массовой информации. Правда, в дипломатическом сообществе стали высказываться претензии к этой паре по поводу ее увлечения светской жизнью. Кофи и Нанне стали слишком частыми гостями гламурных приемов. Такое поведение явно контрастировало с основными задачами ООН: борьбой с бедностью и неравенством, инфекционными заболеваниями и безграмотностью.
 
Надо сказать, К. Аннан проявил неподдельный интерес к Казахстану. В октябре 2002 года он прибыл в Астану из Улан-Батора, где пробыл два дня и за это короткое время успел сильно устать от гостеприимства монголов. Протокольная служба генерального секретаря предупредила нас об этом неприятном моменте и обратилась с просьбой не усложнять его визит долгими застольями. Но мы и не собирались этого делать, основное внимание планировалось уделить интересным и информативным встречам.
 
После речи К. Аннана в парламенте состоялась его встреча с руководителями национально-культурных центров Ассамблеи народа Казахстана. Генеральный секретарь внимательно выслушивал краткие выступления нацменьшинств. Но слова руководителя чечено-ингушской диаспоры отложилось в его памяти, Уже после завершения мероприятия он деликатно поинтересовался: «Это тот же народ, который воюет в России?». Получив утвердительный ответ, К. Аннан задумчиво сказал: «Своеобразный народ». Затем вновь задал вопрос: «Есть ли у вас проблемы с ними?». На этот раз получив отрицательный ответ, он не стал его комментировать и лишь на недолгое время погрузился в размышления.
 
К. Аннан и его супруга были тепло приняты четой Назарбаевых. Прием состоялся в резиденции главы государства и завершился пением Нурсултана Абишевича. Он исполнил казахские народные песни, нем привел в восторг высоких гостей. Накануне приема генеральный секретарь был удостоен ордена «Достык» I степени, что сделало его настроение почта праздничным. Слово «почта», здесь использовано отнюдь не случайно, поскольку К. Аннан всегда отличался сдержанностью и отсутствием эмоций. Но на приеме у президента Казахстана его «отпустило», он широко улыбался, вел себя непринужденно. Похоже, монгольские неприятности забылись. Во всяком случае, руководительница его протокола выглядела вполне умиротворенно. Кстати, она сама стала причиной неожиданных хлопот для нашего протокола: в осеннюю Астану умудрилась прилететь в летних босоножках. Выяснилось, что в Улан-Баторе незадачливая сотрудница секретариата ООН успела серьезно продрогнуть и даже простудилась. Поэтому, не колеблясь, я дал распоряжение купить ей приличествующие погоде туфли в качестве дара МИД Казахстана, который был с благодарностью принят.
 
Перед отставкой Кофи Аннан был вынужден признать тщетность собственных усилий по улучшению деятельности ООН. Выступая с прощальной речью с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН, он сказал, что, «будучи в истории вторым африканцем, занявшим пост генерального секретаря», принял на себя три основных вызова современному человечеству: «вызов безопасности, вызов развитию, вызов правам человека и законности». Аннан принял близко к сердцу все эти проблемы, потому что именно Африка стала сосредоточием всех болезненных язв современности. И эти проблемы не только не были решены, но и обострились. Аннан признал, что экономический прогресс некоторых азиатских стран не имел продолжения в родной ему Африке, погрязшей в нищете, болезнях и кровавых конфликтах. По сути дела Кофи Аннан расписался в своей беспомощности перед лицом опаснейших проблем и неспособности помочь африканским странам, которые делегировали его на высший пост в ООН.
 
В его выступлении сквозило глубокое разочарование по поводу глобализации. Он поделился с мировым сообществом интересным выводом, ставшим итогом долгих размышлений: «Друзья мои, глобализация - это не та волна, на гребне которой поднимаются все. И даже среди людей, которых, как нам показывает статистика, эта волна действительно поднимает, есть чувство сильной уязвимости и глубокого возмущения безразличием к их судьбе со стороны более удачливых». Затем Аннан бросил последний упрек в адрес глобализации, сказав, что она объединяет человечество лишь в теории, а на практике - разъединяет.
 
Кофи Аннан признал, что ООН оказалась бессильной перед лицом таких вызовов, как распространение ядер-ного оружия и терроризм. Он назвал постыдным фактом, что в итоговом документе саммита ООН в 2005 году ни слова не говорилось о необходимости укрепления режима нераспространения.
 
Выход из сложившегося положения К. Аннан видел в следующем: «Главное, чтобы сильные и слабые договорились следовать одним и тем же правилам, относиться друг к другу с одинаковым уважением». По его мнению, все народы должны уметь находить компромиссы, учитывать мнения друг друга. Но глобальный рынок не может служить средством достижения этих высоких целей.
 
По словам генерального секретаря, «каждый из нас должен сочувствовать боли всех, кто страдает, и разделять радость всех, кто надеется». Несмотря на очевидные неудачи и пошатнувшуюся репутацию ООН, по мнению Кофи Аннана, «общими усилиями мы смогли поднять на вершину горы несколько огромных камней, хотя некоторые нам не удалось удержать и они скатились вниз». Генеральный секретарь ООН дал понять, что его труд нельзя назвать напрасным, пусть даже он напоминал труд Сизифа. Часть «камней» все же нашла свое место на вершине горы, которая была названа Кофи Аннаном «самым лучшим местом на Земле». Он назвал этот труд тяжелым и изнурительным и заявил, что принял решение отдохнуть и не поднимать эти тяжелые камни. Кофи Аннан сказал, что твердо верит в будущее ООН и передает эстафету этого изнурительного занятия своему преемнику.
 
Выступая с прощальной речью, наполненной политико-философскими размышлениями, генеральный секретарь догадывался, что на этом престижном посту его заменит министр иностранных дел Южной Кореи Пан Ги Мун. Южнокорейский дипломат очень грамотно провел предвыборную кампанию, заручившись предварительной поддержкой государств-постоянных членов СБ ООН, а также основных региональных групп.
 
Пан Ги Мун - опытный дипломат, имеющий большой стаж (около 40 лет) работы. Он прошел хорошую школу в посольстве Южной Кореи в США и в представительстве своей страны при ООН. Ему удалось поработать несколько лет послом в Австрии, после чего он получил назначение помощником президента Южной Кореи по международным вопросам.
 
В ноябре 2003 года во время визита президента Н. Назарбаева в Южную Корею мне впервые довелось встретиться и поговорить с Пан Ги Муном. Это случилось на приеме, устроенном президентом Но Му Хеном в честь главы казахского государства. Уже тогда Южнокорейский дипломат обратил на себя внимание коммуникабельностью и положительной энергетикой. Он сам подошел ко мне, представился и завел разговор о сотрудничестве между нашими государствами. Признаться, ничто в нем не выдавало будущего руководителя ООН, да и думать об этом было слишком рано, ведь до истечения срока службы Кофи Аннана оставалось еще три года.
 
Наши контакты возобновились после назначения Пан Ги Муна министром иностранных дел. На этой должности он пробыл не более двух лет, но проявил себя с самой лучшей стороны. Многие иностранные дипломаты, имевшие контакты с Пан Ги Муном, отмечали его недюжинное дипломатическое мастерство, сочетавшееся со сдержанностью и умеренностью при рассмотрении самых острых международных проблем. Переступив порог министерского кабинета, он тут же сделал весьма важное заявление об исключительной важности углубления отношений Южной Кореи с США. Впоследствии эта принципиальная позиция Пан Ги Муна сыграла ключевую роль при принятии решения об избрании генеральным секретарем ООН. Не секрет, что США - глобальная держава и основной плательщик в бюджет ООН - очень серьезно относятся к подбору руководителей всемирной организации.
 
В то же время было бы неправильно представлять Пан Ги Муна как дипломата исключительно проамериканских взглядов. Он, безусловно, воздает должное роли и потенциалу США, союзника Южной Кореи, но способен учитывать интересы и. других держав. В качестве министра иностранных дел Пан Ги Мун посетил большое количество стран, знакомясь с ситуацией на различных континентах и заодно демонстрируя себя как кандидата на пост генерального секретаря ООН.
 
Что касается Казахстана, то он дважды посетил нашу страну. Интересный факт: он представлял Южную Корею на саммите СВМДА 17 июня 2006 года в Алматы и в качестве министра иностранных дел подписал документ о присоединении своей страны к данному процессу. Таким образом, Южная Корея стала 18-м членом СВМДА, покинув группу наблюдателей. Немаловажная заслуга в этом принадлежит Пан Ги Муну, правильно оценившему потенциал и значение СВМДА.
 
Впервые о своих амбициях он сообщил мне в неофициальной беседе в декабре 2005 года во время совещания министров иностранных дел государств-участников ОБСЕ, Пан ГИ Мун прибыл и Любляну в качестве наблюдателя, но главная цель, по всей видимости, состояла в зондировании почвы будущей предвыборной кампании. До истечения срока Кофи Аннана оставался ровно год.
 
На приеме в честь министров Пан Ги Мун подошел ко мне и сказал, что Хотел бы переговорить наедине, без свидетелей, по очень деликатному вопросу. Уединившись в укромном уголке большого зала приемов, мы провели беседу по действительно важному вопросу. Мой собеседник сообщил, что через три месяца планирует публично выдвинуть свою кандидатуру на пост генерального секретаря ООН. Президент Южной Кореи высказал ему поддержку. Затем он поинтересовался моим мнением. Я сказал, что приветствую такое намерение моего коллеги, поскольку знаю его как опытного и авторитетного дипломата.
 
Пан Ги Мун, поблагодарив за поддержку, сказал, что хотел бы задать два вопроса. Получив согласие, он начал с самого главного: «Господин Токаев, нет ли у Вас планов баллотироваться на этот пост?». Мой ответ был однозначно отрицательным. Сообщил коллеге, что, будучи профессиональным дипломатом и довольно долгое время находясь в гуще международных событий, особенно в нашей части мира, достаточно ясно представляю себе, по каким критериям будет избираться следующий генеральный секретарь ООН. Поэтому придерживаюсь твердого мнения, что у представителя Южной Кореи есть хорошие шансы возглавить ООН в качестве представителя Азии.
 
Мой ответ явно удовлетворил Пан Ги Муна, можно сказать, подействовал на него умиротворяюще, после чего он обратился ко мне со вторым вопросом: как быть со вторым кандидатом от Азии, министром иностранных дел Таиланда Суракиартом Саттиратаем?
 
Здесь нужно дать пояснение. Дело в том, что тайский министр выдвинул свою кандидатуру задолго до нашей встречи в Любляне с корейским дипломатом. Впервые о его желании стать генеральным секретарем ООН мы услышали в сентябре 2004 года в ходе совещания министров иностранных дел организации «Азиатский диалог сотрудничества». На этом форуме, проходившем в китайском городе Циндао, почетный гость совещания премьер-министр Таиланда Таксин Синаватра заявил, что «готов пожертвовать самым лучшим министром своего кабинета» и делегировать его на высший пост в ООН.
 
В министерском сообществе возникло чувство недоумения: все понимали, что начинать предвыборную кампанию слишком рано. До выборов генерального секретаря еще два года, все может произойти. Обратило на себя внимание поведение высокопоставленных китайских дипломатов, отказавшихся высказать официальное мнение по этой кандидатуре. И лишь министр Ли Чжаосин в ответ на вопросы о позиции Китая иронично ответил: «Тайский министр очень симпатичный. В Азии много умных политиков, но красивых мало». В переводе с иносказательного на обычный язык это означало, что, следуя своей многовековой традиции, Китай решил взять паузу и не спешить с выводами и окончательным решением.
 
Надо сказать, что внешние данные бывшего министра иностранных дел Таиланда Суракиарта Саттиратая не могли не бросаться в глаза. На фоне своих соотечественников он выделялся статью, «породистостью» и правильными чертами лица. Кроме того, демонстрировал типично тайскую манеру «обволакивания» собеседников, его речи и выступления действовали умиротворяюще на слушателей. Тут надо оговориться: его чары влияли далеко не на всех. Осенью 2005 года Саттиратай выехал в Вашингтон на «смотрины», но они не удались. Президент Буш с подсказки сотрудников госдепартамента уклонился от заявления о поддержке тайского министра. Более того, он сказал, что США ни в коем случае не поддержат представителя «тирании». Это было серьезное предупреждение в адрес тайского правительства, ставшего к этому времени объектом критики за нарушения прав мусульманского меньшинства на юге страны. Россия тоже проявила равнодушие к кандидатуре тайского дипломата.
 
Что касается Казахстана, то мы заявили, что поддержим С. Саттиратая при понимании, что ему удается заручиться поддержкой основных региональных групп, прежде всего АСЕАН, объединяющей государства Юго-Восточной Азии. Надо сказать, что ему удалось это сделать, хотя некоторые страны оказали поддержку С. Саттиратаю не столько из-за искреннего желания, сколько по причине региональной солидарности. Об этом мне сказал один из министров иностранных дел с просьбой нигде не ссылаться на его мнение.
 
Планам С. Саттиратая не было суждено сбыться, Но причиной стала не жесткая конкуренция, военный переворот в собственной стране. Бывший премьер-министр Т. Синаватра, имевший, мягко, говоря, противоречивую путацию среди населения Таиланда в связи с коррупцией в высших эшелонах власти, был смещен армией и нашел пристанище в Лондоне. Весть о перевороте застала премьер-министра и его соратника С. Саттиратая в Нью-Йорке, где они, участвуя в очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, предпринимали активные попытки пролоббировать кандидатуру тайского министра. Путч в Бангкоке поставил жирный крест на амбициях С. Саттиратая.
 
Южнокорейский министр Пан Ги Мун мог с полным правом праздновать досрочную победу, И хотя в предвыборной гонке участвовали заместитель генерального секретаря индиец Тарур, бывший заместитель руководителя ООН ланкиец Данапала, президент Латвии Вике-Фрайе-берге и бывший министр финансов Афганистана Азиз, исход голосования был ясен. Показательно, что за Паи Ги Муна проголосовало 14 из 15 членов (постоянных и непостоянных) Совета Безопасности ООН. Я лишь одна страна (по мнению наблюдателей, Япония) воздержалась.
 
Пан Ги Мун сумел понравиться «выборщикам» а большинству государств-членов ООН своими деловыми качествами и простотой манер. Мировая печать подчеркивала, что южнокорейский министр не обладает броской внешностью, прост в общении, но, судя по всему, имеет четкий план реформирования ООП. Пан Ги Муну простили недостаточное владение французским, хотя к претендентам на пост генерального секретаря ООН предъявляется такое требование. В дипломатическом сообществе есть надежды на то, что новый генеральный секретарь сможет достичь успеха в таком сложном деле, как реформирование ООН. Свою работу он начал решительно: попросил прежних заместителей генерального секретаря досрочно уйти в отставку, назначил своим заместителем министра иностранных дел Танзании, которая стала первой в истории женщиной, представляющей в ООН африканский континент.
 
Правдa, некоторые кадровые решения Пан Ги Муна были восприняты в ООН с откровенным недоумением. Он легко расстался с опытными дипломатами, игравшими заметную роль в деятельности ООН на различных направлениях, в том числе в миротворческих операциях и решении проблем наименее развитых государств. По приказу генерального секретаря все руководители региональных и специализированных организаций подали в отставку, после чего начался процесс подбора новых кандидатур, что неблагоприятно повлияло на деловую атмосферу в ООН. Поскольку подавляющее большинство этих руководителей всеми правдами и неправдами сумело отстоять свои позиции, Пан Ги Мун оказался в неловком положении, ведь ему не удалось выполнить намеченное — освободиться от «полевых командиров». Пришлось отложить эту задачу в долгий ящик.
 
Перед новым генеральным секретарем встали сложные задачи. От того, насколько успешной будет его миссия, зависит судьба ООН и ее авторитет в международном сообществе. Не случайно Пан Ги Мун в первом же выступлении перед журналистами заявил, что считает необходимым восстановить подмоченную репутацию ООН, реанимировать доверие к организации. Насколько выполнима эта задача, покажет время. Ведь многие руководители ООН начинали свою деятельность с подобных заявлений.
 
Восхождение Пан Ги Муна на дипломатический Олимп было омрачено грандиозным международным скандалом: в день объявления решения об его избрании генеральным секретарем Северная Корея взорвала ядерное устройство и заявила о своих претензиях на членство в ядерном клубе. По сути дела, это был протест по поводу избрания южнокорейского дипломата генеральным секретарем ООН. Пан Ги Мун был, вынужден признать, что будет уделять повышенное внимание политике своих северных соотечественников.
 
Новый генеральный секретарь, по мнению наблюдателей, сделал неудачное заявление по поводу публичной казни бывшего иракского президента Саддама Хусейна. Он не нашел ничего лучшего, чем заявить, что в разных государствах, мол, разное отношение к подобного рода экзекуциям. Из уст руководителя ООН это прозвучало крайне неуместно, если не сказать кощунственно. В дипломатическом сообществе заявление Пан Ги Муна комментировалось как неуклюжая попытка хоть как-то помочь американской администрации, которую во всем мире осуждали за показ по телевидению казни иракского диктатора. Правда, вскоре После этого генеральный секретарь исправил свою оплошность: он заявил о своей поддержке всемирного запрета на смертную казнь.
 
Как бы то ни было, Пан Ги Мун, безусловно, наиболее достойная кандидатура от Азии на пост генерального секретаря ООН. Он мечтал об этой должности на протяжении многих лет, и его звездный час наконец пробил. Он вошел в здание ООН в хорошем расположении духа, с боевым настроем и благими намерениями. Хотелось бы, чтобы все его планы по обустройству ООН, преодолению последствий бедности и нищеты, укреплению режима нераспространения, урегулированию многочисленных конфликтов завершились хотя бы относительным успехом. Это было бы не только его личной победой, но и большим достижением всей дипломатии Азии, частью которой является внешняя политика Казахстана.
 
Что касается Кофи Аннана, то он возглавил специальный фонд, занимающийся вопросами обеспечения продовольствием наиболее бедных государств Африки. Этот фонд обосновался в Швейцарии, Где бывший Генеральный секретарь провел счастливую молодость и сформировался как международный чиновник.
 
***
 
На протяжении довольно долгого периода времени мне довелось наблюдать за крупным политическим деятелем - председателем Китайской Народной Республики Цзян Цзэминем. Могу с уверенностью сказать, что это очень интересный, совершенно неординарный человек.
 
Впервые мне удалось увидеть его еще в 1989 году в бытность руководителем Шанхая — уникального мегаполиса Китая. В то время я был сотрудником советского посольства и в этом качестве сопровождал посла Олега Трояновского, совершавшего дипломатический визит в этот город. Тогда Шанхай по архитектурному облику и экономическому потенциалу, разумеется, был далек от нынешнего ультрасовременного города-гиганта, но, тем не менее, занимал важное место в экономике Китая, не говоря уже о политической жизни. Выходцы из Шанхая всегда играли заметную роль в китайской внутренней политике. Нельзя забывать, что коммунистическая партия зародилась именно в Шанхае.
 
Наша встреча с Цзян Цзэминем состоялась незадолго до студенческих манифестаций в Пекине. Как ни странно, именно этому молодежному бунту Цзян Цзэминь обязан собственному восхождению на властный Олимп. После разгона студентов и репрессий в отношении организаторов беспорядков перед высшим руководителем Китая Дэн Сяопином, которого совершенно справедливо называют архитектором китайских реформ и творцом всех успехов этой державы, встала задача подбора достойной кандидатуры на пост генерального секретаря ЦК Компартии и председателя КНР.
 
Надо помнить, что Китай после масштабных студенческих волнений находился на политическом перепутье, в обществе шли дискуссии о жизнеспособности социализма и эффективности руководящей рож компартии. В интеллектуальных кругах высказывались серьезные сомнения в отношении «социализма с китайской спецификой». Тем более, Китаю предстояло доказать свою конкурентоспособность на фоне крупных экономических успехов Тайваня, Гонконга и государства Юго-Восточной Азии, избравших капиталистическую, рыночную, модель развития. Забегая вперед, важно подчеркнуть, что Китай с блеском выполнил эту задачу, удачно совместив рыночные принципы, управления экономикой с социалистической моделью общественного развития. «Социализм с китайской спецификой» доказал свою жизнеспособность. Правда, с годами в этой концепции произошли существенные изменения: социализма стало заметно меньше, а специфики существенно прибавилось.
 
На упаднические настроения китайской интеллигенции в отношении перспектив развития своей страны сильно повлияла советская перестройка с ее идеями гласности, свободы и плюрализма. В разгар студенческих манифестаций Пекин с официальным визитом посетил автор советской перестройки Михаил Горбачев. Китайское руководство, обеспокоенное размахом беспорядков, которые во время визита президента СССР могли выйти из-под контроля, отменило торжественную церемонию встречи советского гостя на центральной площади Тяньаньмэнь. Программа визита была скомкана, советского руководителя поприветствовали в аэропорту, после чего в сопровождении усиленного эскорта сопровождающих лиц доставили в государственную резиденцию.
 
По иронии судьбы в этой резиденции в 1958 году останавливался «прародитель» перестройки Никита Хрущев. Находясь в Пекине с визитом, он пытался убедить Мао Цзэдуна в возможности мирного сосуществования с империализмом, «великий кормчий» в ответ утверждал, что империализм — это «бумажный тигр», который развалится при первом же ядерном ударе. Впрочем, Мао Цзэ-дун преследовал свои цели. Как человек, воспитанный на сюжетах из классической литературы, он хотел, подобно мифической обезьяне Сунь Укун, являющейся! культовым персонажем в сознании китайцев, восседать на горе и наблюдать за битвой «двух тигров» - СССР и США. Имелось в виду, что когда-нибудь силы этих двух гигантов иссякнут, а Китай, не потратив никаких усилий, использует конфликтную ситуацию с выгодой для себя.
 
Следует признать, что в то время Горбачев пользовался бешеным успехом среди китайской молодежи. Его идеализировали, считали чуть ли не мессией, принесшим идеалы свободы и демократии и указывающим путь к процветанию и справедливости.
 
На пути кортежа автомобилей с советской делегацией возникали огромные толпы возбужденной, ликующей молодежи, которая неистово приветствовала Горбачева. Он же охотно шел на контакт с людьми, что противоречило протокольной практике и в целом китайским традициям. По его приказу машины то и дело останавливались, Горбачев вместе с Раисой Максимовной под оглушающий рев толпы выходили на прямой разговор со студентами, что, конечно, сильно раздражало представителей принимающей стороны, особенно китайских чиновников.
 
Мне довелось быть непосредственным очевидцем такой встречи Горбачева с китайской молодежью. Кортеж автомобилей по завершении переговоров с Дэн Сяопином направлялся в государственную резиденцию. Я в качестве сопровождающего лица находился в одной машине с министром иностранных дел Эдуардом Шеварднадзе. Совершенно неожиданно весь кортеж остановился и раздался ликующий рев толпы. Стало ясно, что произошло нечто неординарное. Заметно волнуясь, Шеварднадзе обратился ко мне с сильным грузинским акцентом: «Президент вышел?». Получив утвердительный ответ, министр буквально вывалился из машины и бегом направился в сторону возбужденных людей, радостно приветствовавших Горбачева. Признаться, такой прыти от Шеварднадзе, к тому времени разменявшего седьмой десяток лет, я никак не ожидал. Горбачев и его супруга с большим удовольствием общались с китайскими студентами, расспрашивали их о житье-бытье, говорили о перестройке и демократии, желали успехов. Студенты же просто млели от восторга, ведь они не то что лицезрели, но даже разговаривали со своим идолом. Протиснувшись через плотное заграждение охранников и ликующую толпу молодежи, Шеварднадзе приблизился к Горбачеву и стал уговаривать его вернуться в машину. Тот с явной неохотой подчинился настойчивым уговорам своего министра, после чего кортеж продолжил путь в резиденцию.
 
Спустя несколько лет китайская интеллигенция разочаровалась в Горбачеве, наступило понимание, что перестройка - это, по сути, словесная бутафория, но очень опасная для будущего страны. Для китайцев, ставящих интересы своего государства превыше всего, стало очевидно, что советские реформы потерпели крах. А вслед за этим развалилась великая страна. Для обитателей Поднебесной такое развитие событий было совершенно неприемлемым. И тогда китайское руководство сделало упор на экономические реформы, заморозив преобразования в политической сфере. С новой силой в Китае зазвучал бухаринский лозунг «Обогащайтесь!». Но в отличие от Советского Союза, где Николай Бухарин был предан анафеме, в Китае этот лозунг предназначался в первую очередь крестьянам и среднему классу. Данное обстоятельство стадо важной предпосылкой успеха китайских реформ. Как и очень настойчивая и целеустремленная борьба против коррупции.
 
Новый этап в развитии Китая тесно ассоциировался с именем шанхайского руководителя Цзян Цзэминя. Он был популярен не только в своем городе, но и во всем Китае. Что касается высшего китайского руководства, то после студенческих волнений оно нуждалось в обновлении. Прежний генеральный секретарь ЦК КПК Чжао Цзыян проявил недопустимую слабость, фактически перейдя на сторону организаторов бунта против действующей власти. Он в нарушение партийной дисциплины и установок Дэн Сяопина вышел на площадь Тяньаньмэнь и со слезами на глазах обратился к манифестантам с настоятельней просьбой разойтись по домам и общежитиям: «Мы уже старые, нам все равно, а вы - молодые, у вас вся жизнь впереди, пожалейте себя». Еще долгое время среди молодежи гуляла его идиоматическая фраза, произнесенная с сильным сычуаньским акцентом: «Нам все равно». Эта фраза была воспринята как своеобразная жизненная установка, призыв к нигилизму, к ниспровержению традиционной морали и заветов предков.
 
 Кстати, Чжао Цзыян, которого высокого ценили на Западе как перспективного реформатора и сторонника рыночной экономики, сумел встретиться и с Горбачевым. В нарушение протокола он сам приехал в государственную резиденцию, чтобы повидаться с советским руководителем. Но на этот раз Чжао Цзыяна было трудно узнать, он явился на встречу в крайне возбужденном состоянии, весь взъерошенный и без какого-либо вступления в разговор в присутствии многочисленной прессы заявил, что в Китае все решения принимает только Дэн Сяопин. Тем самым он дал ясно понять, что снимает с себя ответственность за последующее развитие событий, в том числе за силовое решение возникшей ситуации. Во время переговоров с Горбачевым руководитель китайской компартии вел себя настолько неадекватно, что советский президент удивленно спросил посла Трояновского: «А он нормальный?».
 
На этот вопрос дал ясный ответ сам Дэн Сяопин: он принял решение сместить своего протеже Чжао Цзыяна со всех должностей, после чего тот был помещен под домашний арест на «лечение». По сути его обрекли на безвестность и общественное презрение. Надо сказать, что в сравнении с китайской опалой политическая опала в каком-либо другом государстве - это, как говорится, сплошное удовольствие. Более 15 лет о Чжао Цзыяне ничего не было слышно, и лишь недавно в китайской печати появилось краткое сообщение, что бывший руководитель самой крупной в мире партии коммунистов скончался в больнице после продолжительной болезни.
 
Цзян Цзэминь во время студенческих беспорядков сумел проявить волю и умение убеждать людей. Показательно, что беспорядки, захлестнувшие китайскую столицу, по сути дела обошли стороной Шанхай. Это обстоятельство сыграло на руку градоначальнику при принятии решения о следующем руководителе миллиардного Китая. Как, впрочем, и его биография, насыщенная многими интересными событиями. Цзян Цзэминь родился в 1926 году в восточной провинции Цзянсу. В 20 лет вступил в компартию. После поражения гоминьдановцев и провозглашения Китайской Народной Республики включился в партийно-хозяйственную работу. Но во время культурной революции наряду со многими руководителями высшего и среднего звена был сослан на «перевоспитание» в глубинку. По некоторым сведениям, будущий руководитель Китая работал на мыловаренной фабрике. После поражения «банды четырех», в которую входила и жена Мао Цзэ-дуна Цзян Цин, и возвращения из ссылки Дэн Сяопина многие репрессированные деятели были возвращены на руководящие посты. В их числе был и Цзян Цзэминь. Он был назначен заместителем министра электронного машиностроения.
 
Интересный и весьма важный факт из биографии Цзян Цзэминя: он целый год работал на Горьковском автомобильном заводе, где довольно сносно овладел русским языком. Это обстоятельство сильно повлияло на мировоззрение, в том числе на политические взгляды будущего руководителя Китая. Он буквально «заболел» русским языком и культурой. Уже будучи в преклонном возрасте, он, тем не менее, использовал каждую возможность, чтобы продемонстрировать свои познания «великого и могучего», народных песен и стихов известных советских поэтов. Мне не раз довелось быть свидетелем его сольных выступлений перед многочисленными аудиториями политических и общественных деятелей. В 2002 году на приеме во время саммита ШОС в Санкт-Петербурге Цзян Цзэминь Спел куплет из русской народной песни «Калинушка», а затем продекламировал стихи Симонова «Жди меня, и я вернусь...». С особым выражением он читал строку о своем скором возвращении, отчего некоторые руководители иностранных государств стали тревожно переглядываться: мол, если китайцы, как обещает Цзян Цзэминь, вздумают возвращаться, мало не покажется.
 
На этом же приеме отличился и президент Н. Назарбаев. Видя, что Путин, Каримов и другие президенты не блещут вокальными данными, он решил поддержать Цзян Цзэминя и спел популярную в наших краях песню «Дуда-рай», К большому удивлению участников торжественного приема к пению присоединился Цзян Цзэминь, но исполнил эту песню на китайском языке. Получился своеобразный казахско-китайский дуэт. Позже выяснилось, что мотив «Дударай» хорошо известен китайцам; более того, они считают эту песню своей, народной. Правда, смысл слов абсолютно отличается от нашей песни, где говорится о любви русской девушки к казахскому парню. Китайский же аналог на мотив «Дударай» называется «Белой лилией». Созвучие же мелодии, как считают китайцы, свидетельствует о тесных культурных связях между Китаем и казахской Степью в древности.
 
Возвращаясь к моей первой встрече с Цзян Цзэминем в 1989 году, должен сказать, что он произвел самое благоприятное впечатление своей положительной энергетикой и искренней заинтересованностью в установлении личных контактов с советскими дипломатами. В начале беседы он предупредил, что принимает советского посла в качестве мэра Шанхая, а не руководителя городской партийной организации. Учитывая, что в то время между КПСС и КПК не было никаких связей, это была очень важная оговорка. Затем Цзян Цзэминь в шутливой форме сказал, что в связи с политикой разделения властей он с завтрашнего дня покидает пост мэра, поэтому советским дипломатам крупно повезло. Прибудь они в Шанхай на день позже, эта встреча могла бы не состояться.
 
Посол Трояновский по достоинству оценил этот необычный для китайских чиновников юмор, поскольку сам был склонен к добрым шуткам. Он ответил градоначальнику в том плане, что, будучи кандидатом в члены ЦК КПСС, торопился попасть в Шанхай, чтобы повидаться с Цзян Цзэминем в качестве административного руководителя города, а не партийного деятеля.
 
 При этом опытный дипломат выразил надежду на то, что в скором времени появится возможность встречаться и по партийной линии. Так оно и случилось, но практика партийных контактов продолжалась недолго, так как КПСС после развала СССР «почила в бозе».
 
И в этой беседе Цзян Цзэминь охотно переходил на русский язык, используя народные поговорки. Словно напрашивался на комплимент. И получил его. Причем это была вполне заслуженная оценка, а не дипломатическая вежливость. В ответ шанхайский градоначальник достаточно эмоционально ответил: «Я целый год прожил среди рабочих автомобильного завода, это самая лучшая школа. Мне не надо было оканчивать институт, чтобы выучить русский язык». На пути в гостиницу посол спросил меня, кого имел в виду Цзян Цзэминь, говоря о выпускниках советских вузов. «Думаю, он имел в виду премьера, Ли Пэна, который окончил Московский энергетический институт»,- был мой ответ.
 
Поясню: Ли Пэн считался приемным сыном легендарного и популярного деятеля КНР Чжоу Эньлая, долгое время работавшего премьером Госсовета. «Наш любимый премьер» - так в Китае называли этого достойного во всех отношениях человек Во время разрушительной культурной революции Чжоу: Эньлай, ставший тенью Мао Цзэдуна, сумел спасти от неминуемой казни многих партийных и хозяйственных работников в центре и на местах. Кончина Чжоу Эньлая в 1976 году стала всенародным горем. По свидетельству очевидцев, Мао Цзэдун никак не отреагировал на известие о кончине своего верного соратника, но спустя некоторое время прислуга и охрана обнаружили вождя плачущим в темноте своих покоев.
 
Своей политической реабилитацией Чжоу Эньлаю обязан и сам Дэн Сяопин. По признанию архитектора китайских реформ, Мао Цзэдун, хотя и наклеил на него ярлык «главного ревизиониста» и «китайского Хрущева», тем не менее продолжал снабжать его материалами пленумов ЦК КПК. Проходивший перевоспитание в далекой деревне Дэн Сяопин оставался в курсе событий в стране. А в 1973 году он вернулся в Пекин на должность заместителя руководителя правительства. Таковы метаморфозы китайской политики.
 
Что касается Ли Пэна, то он получил прекрасное по тем временам образование: в течение пяти лет учился в энергетическом институте в столице СССР. По возвращении в Китай Ли Пэн трудился на предприятиях и в министерстве энергетики, показав себя хорошим специалистом. В начале 80-х годов Ли Пэн был назначен заместителем премьера Госсовета, а затем возглавил правительство. В этом качестве ему пришлось подавлять студенческие манифестации. Здесь он проявил себя непримиримым и жестким противником любых проявлений неповиновения властям. Строго следуя установке ДэН Сяопина «стабильность превыше всего», Ли Пэн санкционировал использование армии для разгона бунтующей молодежи.
 
 По оценкам западных наблюдателей, во время разгона студентов были большие жертвы - около двух тысяч человек. Ли Пэн обрел дурную славу как за рубежом, особенно на Западе, так и в самом Китае. Свою карьеру он закончил в 2003 году на посту председателя Всекитайского собрания народных представителей. И все эти годы его сопровождала аура антипатии со стороны китайского общества.
 
На таком фоне личность Цзян Цзэминя выглядела в глазах китайской общественности более чем привлекательно. Эрудированный специалист, тонкий ценитель китайской и зарубежной культуры, скромный труженик и опытный руководитель. Поэтому Дэн Сяопин принял неординарное решение об отзыве из Шанхая Цзян Цзэминя, чтобы поставить его во главе крупнейшей страны мира. Это решение было необычным, потому что впервые в истории социалистического Китая на высший пост в государстве был поставлен человек, не имевший большого опыта руководящей работы в центре. К вящему неудовольствию членов политбюро, с вожделением посматривавших на трон во дворце «Чжуннаньхай», служившем резиденцией китайским императорам, его занял мэр Шанхая. Таким образом, произошла своеобразная кадровая революция. Начался процесс «шанхаизации» китайского руководства. Впоследствии в Пекине приобрела популярность следующая шутка: заседания политбюро ведутся на шанхайском диалекте, поэтому выходцам из других регионов страны остается лишь знакомиться с его решениями в письменном виде по причине полного непонимания этого говора.
 
Цзян Цзэминь проявил себя как разумный руководитель, в полной мере осознавший всю сложность и ответственность возложенного на него бремени. Он продолжил курс реформ, поставив во главу угла задачу построения «среднезажиточного общества» («сяокан»). Для Китая, на протяжении многих веков страдавшего от тотальной бедности населения, это весьма важная цель. И спустя 15 тех она была достигнута. Китайцы стали жить богаче, в стране появились миллионеры и даже миллиардеры, что повлекло за собой социальное расслоение. Традиционное противоречие между бедными и богатыми стало причиной появления нового приоритета: построение «гармоничного общества».
 
 К своему выходу на заслуженный отдых Цзян Цзэминь сумел сделать Китай великой державой, вставшей на рельсы устойчивого роста, являющейся третьей космической державой. Роль Китая в решении мировых проблем также усилилась. С этим государством стали не только считаться в мировом сообществе, но и побаиваться его. Появился даже тезис о «китайской угрозе».
 
Цзян Цзэминь и другие руководители приложили немало усилий для развенчания этого утверждения. Они без стали говорили своим коллегам и представителям общественности зарубежных стран, что Китай - относительно бедная страна, решающая проблемы устойчивого развития.
 
В одной из бесед с президентом Н. Назарбаевым китайский лидер сказал, что Китая не следует бояться: эта страна заинтересована в мирном окружении и развитии добрососедского сотрудничества с Казахстаном. "Китай никогда не сделает ничего плохого для Казахстана, никогда не причинит зла Вашей стране», - заявил Цзян Цзэминь. Он сравнил Китай с большим драконом каждое шевеление которого бросает в дрожь целые континенты. Поэтому, отметил Цзян Цзэминь, наша страна ведет себя тихо и скромно, основное внимание мы уделяем вопросам внутреннего развития, не вмешиваемся в дела других государств.
 
Словно в подтверждение своих слов и обещаний не причинять зла Казахстану, Цзян Цзэминь внес большой личный вклад в окончательное урегулирование пограничной проблемы между нашими странами.
 
Этот вопрос возник еще в начале 60-х годов прошлого столетия и, без преувеличения, отравлял атмосферу взаимоотношений между СССР и КНР. Еще в те далекие годы китайцы поставили вопрос о неравноправии основных российско-китайских договоров о границе и наличии «спорных участков» на сопредельных территориях. Переговоры пограничных делегаций по настоянию советской стороны в 1964-м году были прерваны. Москва и слушать не желала о «спорных» территориях и возможности передачи земель китайцам. Пекин настаивал на продолжении переговоров, в связи с чем глава советской делегации вылетел в Москву для проведения консультаций с руководством страны. Н. Хрущев в это время догуливал свой последний отпуск в Крыму перед вынужденной отставкой, Л. Брежнев же не хотел вникать в суть разногласий на переговорах и посоветовал обратиться к кремлевскому идеологу М. Суслову: мол, он очень умный, может быть, что-нибудь дельное подскажет. Тот вместо директив стал кричать: ни о каких спорных территориях не может быть и речи, забрать все земли и дело с концом! Говорят, премьер Чжоу Эньлай в ответ на эту позицию Кремля с грустью сказал: скоро прольется кровь.
 
К несчастью, мудрый китайский политик оказался прав. В 1969 году произошли конфликты на острове Даманский и у озера Жаланашколь, повлекшие за собой многочисленные жертвы. Две самые крупные социалистические державы, обладающие ядерным оружием, оказались у порога масштабной войны. И только после такого опасного разворота событий стороны предприняли усилия, чтобы найти общее понимание этой сложной проблемы.
 
В сентябре 1969 года председатель советского правительства А. Косыгин на пути из Вьетнама в Москву совершил краткую остановку в пекинском аэропорту, где провел переговоры с премьером Чжоу Эньлаем. Представитель Кремля задал вопрос китайскому коллеге: вы все время говорите о «спорных территориях», объясните мне, что это такое. В ответ Чжоу Эньлай приказал своим специалистам развернуть китайские карты, затем показать карты, изданные в СССР. Простое наложение этих карт друг на друга выявило наличие территории площадью 33 тыс. кв. км, которые оспаривались Пекином как принадлежащие Китаю. Эти пограничные участки стали предметом острых дискуссий в ходе последующих переговоров между СССР и КНР.
 
Таким образом, в наследство от советско-китайской конфронтаций независимому Казахстану осталась неурегулированная граница с миллиардным Китаем протяженностью 1700 км. Надо помнить, что эта страна в конце 60-х годов не побоялась пойти на военное столкновение с супердержавой, каковой был в то время Советский Союз. Поэтому иного пути, нежели дипломатические переговоры, для решения пограничной проблемы попросту не существовало.
 
Основное внимание делегации Китая уделили рассмотрению текстов договоров, подписанных еще в середине XIX века. Кроме того, было достигнуто важное соглашение о том, что основные результаты советско-китайских договоров не будут пересматриваться, стороны направят усилия на решение спорных проблем. Эти проблемы касались сопредельных территорий около перевала Чаган-Обо в Восточно-Казахстанской области и реки Сарычельды в Алматинской области. Детальное рассмотрение данного вопроса на основе договоров, подписанных циньским Китаем и царской Россией, показало, что современный Казахстан был поставлен в крайне невыгодное, уязвимое положение. Китай был вправе претендовать на подавляющую часть спорных участков площадью около 900 кв. км. И на начальном этапе переговоров Пекин ясно заявил о своих притязаниях на данные территорий.
 
В этих условиях неоценимую роль сыграли личные контакты высших руководителей двух Стран - Н. Назарбаева и Цзян Цзэминя. Первый пограничный договор был подписан в апреле 1994 года. Данный документ юридически закрепил прохождение границы, за исключением двух спорных участков. По этим территориям продолжались напряженные консультации на всех уровнях, в том числе между руководителями двух стран. Следует признать, что сомнения в «пакетном» урегулировании пограничного вопроса высказывались как китайской, так и казахстанской стороной. И у каждой из них были свои причины. Пекин справедливо полагал, что вполне способен изъять все оспариваемые территории. Казахстану же не хотелось расставаться с тем, что при Советском Союзе было принято считать «своим».
 
Забегая вперед, важно отметить, что в конечном счете юридическая истина все же возобладала. Остров Даманский перешел китайцам и сейчас носит исконное название Чжэньбаодао. Л в 2005 году Россия приняла решение передать Китаю острова Тарабаров и Уссурийский на реке Амур (на китайском языке их называют Хэйсяцзыдао), что приблизило границу к набережной Хабаровска на расстояние всего лишь 300 метров.
 
Поэтому можно с полной уверенностью утверждать, что своевременное решение пограничного вопроса с Китаем было выгодным для Казахстана. Другого пути, кроме неукоснительного соблюдения русско-китайских договоров, быть не могло. Попытки оказать давление на Пекин исключались как неадекватные геополитическому раскладу сил. Оставалось лишь убедить высшее руководство в необходимости скорейшей договоренности по этому важному вопросу.
 
Цзян Цзэминь с пониманием воспринял доводы казахского лидера. Более того, в одной из бесед с Н. Назарбаевым он произнес многозначительную фразу: пограничную проблему нужно решать, не откладывая дело в долгий ящик - следующее поколение руководителей с этой задачей уже не справится, что породит множество трудностей для наших потомков. Нельзя не согласиться с глубоким видением китайского лидера возможного развития ситуации.
 
К этому можно добавить, что правовая двусмысленность на границе, где два участка оставались бы вне юридических договоренностей, чревата многими опасностями для Казахстана. Прежде всего выдвижением территориальных притязаний. Тем более китайская историография утверждает, что земли, простирающиеся вплоть до Алматы, включая озеро Балхаш, дескать, когда-то принадлежали Поднебесной.
 
Подписание 4 июля 1997 года договора о границе с Китаем практически свело на нет возможность территориальных притязаний к Казахстану. По признанию одного из высокопоставленных сотрудников, работавшего в международном отделе ЦК КПК, Отныне все издающиеся в КНР карты должны показывать границу именно так, как она была зафиксирована соглашением руководителей двух стран. Поэтому есть все основания утверждать, что пограничный договор имеет историческое значение для нашей страны. Очень важно, что соглашение было юридически правильным, политически целесообразным. Повторюсь: без личного вмешательства Цзян Цзэминя и Нурсултана Назарбаева данных договоренностей достичь было бы невозможно. В этом проявилась историческая дальновидность обоих лидеров.
 
Теперь уже не секрет, что после подписания договора Цзян Цзэминь подвергся критике со стороны военных и некоторых государственных работников в самом Китае, а также со стороны различных организаций и средств массовой информации Гонконга и Тайваня. По-другому быть не могло, ведь быстро набирающий силу и авторитет Китай согласился передать 53 процента оспариваемых территорий Казахстану. Критики утверждали, что переговоры с молодым государством надо бы продолжить, чтобы добиться возвращения в лоно Китая всех земель.
 
Именно Цзян Цзэминь поставил свою подпись на первый в истории китайско-казахстанских отношений договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Это произошло 23 декабря 2002 года в Пекине. К тому времени Цзян Цзэминь уже сложил с себя полномочия генерального секретаря ЦК КПК и принимал II. Назарбаева в качестве председателя КНР, то есть главы государства. Оставалось совсем немного времен и до его ухода из большой политики. Естественно, это обстоятельство наложило свой отпечаток на настроение Цзян Цзэминя. Покидать высокую должность, тем более высший пост в Поднебесной - нелегкое дело.
 
Тем не менее Цзян Цзэминь изо всех сил старался не показывать своего удрученного состояния, принял казахстанского лидера с неподдельным радушием. Он начал переговоры с интересного наблюдения: президент Казахстана в восьмой раз посещает Китай, причем все визиты выпадали на нечетные годы. Другими словами, Цзян Цзэминь продемонстрировал свою полную осведомленность об истории двусторонних отношений. Он подошел к предстоящим переговорам не формально, а в высшей степени ответственно, я бы сказал, скрупулезно.
 
Н. Назарбаев это почувствовал и выразил признательность за гостеприимство и хорошую подготовку визита. Он подчеркнул, что именно Цзян Цзэминь стоял у истоков казахстанско-китайских отношений, всегда поддерживал Казахстан и лично содействовал урегулированию всех территориальных споров. Цзян Цзэминь удостоился благодарности и за поддержку инициативы о созыве совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии.
 
Китайский руководитель в ответ сказал: “Я чувствую себя очень легко, поскольку сложил с себя часть полномочий, передав их Ху Цзиньтао. У меня нет сомнений, что он справится со своими обязанностями и вы найдете с ним общий язык”. Затем, поясняя внутреннюю ситуацию в стране, он сообщил: “В Китае произошла смена поколений, к власти пришло четвертое поколение руководителей”. Говоря о собственной роли в этом сложном процессе, он назвал себя «стабилизатором» китайского руководетва. Тем самым Цзян Цзэминь дал понять, что смена поколений проходит не так гладко и спокойно, как это могло бы показаться внешнему миру.
 
 Спустя три года Цзян Цзэминь был более откровенным. Он принял Н. Назарбаева в своей резиденции на территории дворца «Чжуннаньхай». Приставка «экс» к его прежним должностям сказалась на его внешности. Он не был так энергичен, как прежде, от него веяло старостью. Но и это печальное обстоятельство никак не повлияло на радушие этого незаурядного человека. Цзян Цзэминь был несказанно рад приезду давнего друга и надежного партнера. В той беседе Цзян Цзэминь поведал доселе никому не известные факты из истории «смены поколений» в Китае. Приведу его слова в дословном изложении:
 
«Все считают, что Ху Цзинтао был выбран Дэн Сяопином. На самом деле это не совсем соответствует истине. Спустя три года после моего пребывания во главе Китая Дэн Сяопин сказал мне, что нужно думать о том, кто станет лидером четвертого поколения руководителей. И дал поручение составить список кандидатов, чтобы выбрать из них наиболее достойного. Я принялся за работу, долго размышлял, после чего явился к Дэн Сяопину и сообщил ему, что самым подходящим человеком является Ху Цзиньтао. Дэн Сяопин согласился со мной, сказал, что он тоже думал об этой кандидатуре. Поэтому Ху Цзиньтао выбрал я, а Дэн Сяопин поддержал мое предложение».
 
Это откровение стало для нас полной неожиданностью. Обычно китайские чиновники, тем более руководители, избегают подобного рода разговоров о «кухне» принятия кадровых решений. Внутренняя политика не является темой комментариев И прогнозов в местной печати, где, каю правило, публикуются лишь официальные сообщения. Специалисты-китаеведы изучают ситуацию в стране по отдельным фрагментам публикаций в китайских средствах массовой информации, читая их «между строк». Из вышеприведенного высказывания Цзян Цзэминя можно было сделать вывода что он не во веем доволен своим преемником, что-то в его деятельности и поведении ему не нравится. А может быть, это всего лишь старческое брюзжание, проявление ревности по отношению к более молодому и популярному руководителю.
 
В жизни такое случается довольно часто. Особенно когда преемник начинает дистанцироваться от своего покровителя, вносить корректировки в политику предшественника. Говорят, что Борис Ельцин тоже проявлял недовольство по поводу некоторых решений своего преемника В. Путина. А один раз даже сорвался, сделав заявление с критикой позиции нового российского руководства в отношении Беларуси и создания с этой страной союзного государства. Потом, правда, поутих, прекратил такого рода публичные высказывания. Вместо критики он стал говорить, что «в целом» поддерживает политику В. Путина. Но это «в целом», как считают некоторые эксперты, вмещало в себя много негативного с точки зрения Ельцина, в том числе возвращение к советскому государственному гимну. А также замену «семейных» кадров на выходцев из Санкт-Петербурга.
 
В той беседе Цзян Цзэминь, на удивление, задавал много вопросов о Чечне. Его интересовали мельчайшие детали, вплоть до национального характера чеченцев, их обычаев. Н. Назарбаев подробно отвечал, а затем, не удержавшись, спросил, чем вызван такой интерес собеседника к чеченской проблеме. Цзян Цзэминь ответил, что тщательно изучил русскую и советскую историю, но эта тема как-то не попала в поле его зрения. «У Маркса и Ленина я ничего не нашел по вопросу о чеченцах», - сказал бывший председатель КНР. Мы не поняли, говорил ли он всерьез или Шутил. Поэтому я обратился за разъяснениями к своему давнему знакомому, первому заместителю министра иностранных дел Дай Бинго. Тот ответил очень откровенно: «Цзян Цзэминь не перестает удивляться, как такой маленький народ выдерживает атаки мощной российской армии. Он пытается докопаться до истинных причин».
 
Цзян Цзэминь поделился еще одним интересным наблюдением: главной тенденцией современности является национализме Вели в начале и середине прошлого столетия национализм был положительным явлением, то в нынешних исторических условиях это - разрушительная сила, угрожающая основам крупных государств.
 
В декабре 2002 года Цзян Цзэминь, по сути дела, изложил политическое завещание в отношении казахстанско-китайского сотрудничества. Он заявил:
 
- Во-первых, необходимо передавать дружбу из поколения в поколение. Во-вторых, следует продолжать развитие отношений на основе взаимного доверия. В-третьих, важно укреплять материальную основу сотрудничества. Речь идет о наращивании торгово-экономических связей, сотрудничестве в области энергетики. В-четвертых, углублять гуманитарные контакты, партнерство в области культуры и искусства. В-пятых, укреплять взаимодействие в борьбе против «трех зол», то есть сепаратизма, религиозного экстремизма и терроризма. В-шестых, углублять взаимопонимание в вопросах, касающихся ситуации в Центральной Азии, что особенно важно после появления американских военных баз в этом регионе.
 
Я хорошо запомнил то выступление Цзян Цзэминя. Он говорил четко, с воодушевлением, делая смысловые акценты на наиболее важных тезисах. Китайский руководитель понимал, что такой возможности у него больше не будет. Поэтому он не ограничился высказываниями о казахстанско-китайских отношениях, а изложил основные принципы политики КНР в отношении Центральной Азии. По его словам:
 
-Китай внимательно наблюдает за ситуацией в Центральной Азии, считает, что мир и стабильность в этом регионе способствуют безопасности народов, населяющих эту часть земного шара. Китай поддерживает военную операцию международной коалиции в Афганистане и с уважением относится к выбору и решениям государств региона. Китай возлагает большие надежды на Шанхайскую организацию сотрудничества и высоко оценивает вклад Казахстана в укрепление потенциала данной организации. Китай исходит из того, что мир и развитие - это общее чаяние всех народов. Поэтому нужно наращивать международное сотрудничество, необходимо выработать новую концепцию международной безопасности и общими усилиями создать новый мировой порядок, свободный от одностороннего доминирования.
 
Н. Назарбаев не скрывал своего удовлетворения от такого выступления своего коллеги. Надо признать, что это была оправданная реакция на столь умный подход к текущим задачам внешней политики Китая. По-другому быть не могло, ведь эти высказывания принадлежали, безусловно, мудрому человеку, обладающему характером яркой, талантливой личности. Надо добавить, что Цзян Цзэминь - человек широкой натуры. Об этом свидетельствует следующий эпизод.
 
Во время подписания договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве Нурсултан Абишевич попросил меня перевести на китайский язык шутливую фразу, обращенную ж Цзян Цзэминю: «Мы только что подписали важный договор, который будет действовать 20 лет. Нам нужно работать еще 20 лет". Китайский руководитель оценил юмор своего коллеги и с широкой улыбкой ответил: «Это невозможно, я уже в возрасте». После некоторой паузы добавил: «Ваш министр иностранных дел говорит по-китайски лучше, чем Ваш переводчик. И даже лучше, чем я, так как у меня сильный акцент». После завершения переговоров я пояснил Нурсултану Абишевичу, что это была скорее комплиментарная, нежели реальная оценка. Цзян Цзэминь, наверное, хотел показать, что симпатизирует мне, ведь мы знакомы друг с другом много лет, наша первая встреча состоялась еще в 1989 году.
 
Китайское руководство позаботилось о том, чтобы воздать должное Цзян Цзэминю, успешно руководившему самой крупной страной в мире. Его преемник Ху Цзиньтао на одной из встреч с Н. Назарбаевым сказал, что Цзян Цзэминь был «ядром» третьего поколения китайских руководителей. Именно он разработал совершенно новую концепцию о «трех представительствах», в соответствии с которой доступ в коммунистическую партию был открыт не только представителям рабочего класса, крестьянства и интеллигенции, но и «передовым бизнесменам». Ху Цзиньтао подчеркнул, что Цзян Цзэминь был твердым сторонником теории и практики Дэн Сяопина, а четвертое поколение китайских руководителей обеспечит преемственность этого курса.
 
Взаимоотношения между Н. Назарбаевым и Цзян Цзэминем были настолько доверительными, что позволяли делиться мнениями по очень чувствительным, деликатным вопросам. К таковым относится взаимодействие государств-членов Шанхайской организаций сотрудничества.
 
Известно, что превращение «шанхайской пятерки», основанной в апреле 1996 года, в полноценную организацию сопровождалось серьезными трениями между государствами-участниками. Узбекистан в то время поддерживал хорошие отношения с США и по этой причине проявлял скептическое отношение к перспективам ШОС. Узбекские эксперты буквально торпедировали документы и соглашения, принимавшиеся с таким трудом в рамках организации. То был нелегкий период становления ШОС. Пекин это обстоятельство серьезно беспокоило: неудача ШОС могла бы больно ударить по международному авторитету КНР.
 
Во время саммита ШОС в июне 2002 года в Санкт-Петербурге Цзян Цзэминь на правах давнего друга Нурсултана Абишевича спросил его: «Что Вы думаете по поводу резких высказываний президента Узбекистана в адрес организации? Этот зал большой, никто не услышит, скажите мне свое мнение». Президент Казахстана рассмеялся и сказал: «Я знаю причину таких заявлений, но вслух говорить не буду». Цзян Цзэминь настаивал: «Скажите мне по секрету, на ухо». Нурсултан Абишевич упорствовал: «Знаю, но говорить не буду». И тогда Цзян Цзэминь шепотом сказал: «Я почувствовал тень Америки». Н. Назарбаев подтвердил: «И я это почувствовал».
 
На очередном саммите ШОС в Бишкеке Н. Назарбаев поинтересовался у Цзян Цзэминя, чем и насколько опасно движение «фалуньгун», объявленное в Китае вне закона. Реакция китайского руководителя была на удивление острой и болезненной. Он гневно заявил, что «фалуньгун» - это «ересь», направленная на подрыв существующего строя. По его словам, деятельностью этой религиозной секты руководит «штаб», обосновавшийся в Нью-Йорке. Признаться, я впервые видел добродушного и приветливого Цзян Цзэминя в таком возбужденном состоянии. Он возмущенно добавил, что в одно погожее утро охрана сообщила ему о собравшейся вокруг государственной резиденции большой толпе людей, которые, однако, не предпринимают никаких агрессивных действий, а замерли в одной позе. Цзян Цзэминь сказал, что эта своеобразная демонстрация протеста стала наглым вызовом власти и поэтому в отношении «фалуньгун» были предприняты и в будущем будут предприниматься самые жесткие акции. Опасность этого движения, отметил китайский лидер, состоит в том, что оно активно вовлекает в свои ряды молодежь, которой в силу отсутствия жизненного опыта трудно отделить хорошее от плохого. По его словам, Запад пытается представить это дело как нарушение прав человека, но Китай не собирается следовать его советам и уступать давлению Белого дома.
 
Надо сказать, что каждый раз, когда западные лидеры или неправительственные организации пытаются навязать дискуссию о правах человека, они получают резкую отповедь Пекина. Еще в начале 70-х годов президент США Дж. Картер, принимая Дэн Сяопина, поднял вопрос о нарушении прав человека в Китае. Тогда китаец предложил следующий вариант решения этой проблемы: допустим, от нарушения своих прав страдают около 100 млн. человек, поэтому правительство КНР даст им разрешение на переезд в США. В ужасе замахав руками, американс-
Бывший премьер-министр Великобритании, «железная леди» М. Тэтчер в своей интересной книге «Искусство управлять государством» признается, что все ее попытки осудить подавление студенческих манифестаций в Пекине и дать западную трактовку этих событий были восприняты китайскими лидерами буквально в штыки. Они безапелляционно заявили, что данный инцидент - внутреннее дело КНР. 
 
В каком-то смысле трудно не согласиться с аргументами Пекина. Нельзя забывать, что Китай - это Страна, в которой проживает 1,3 миллиарда человек. Китайские руководители не устают объяснять, что стабильность в их стране - это уже благо для внешнего мира, в противном случае наступит глобальный катаклизм. Надо отдать должное Китаю, он пустил в ход самый весомый аргумент в этой неприятной для него дискуссии - открыл свой рынок для иностранных инвестиций. Ежегодно в страну поступает до 60 млрд. долларов. Увлеченный неограниченными возможностями миллиардного рынка Запад стал закрывать глаза на состояние с правами человека в Китае. Ссылки на данный вопрос приобретали все более формальный характер, для «галочки». Как в известном американском фильме: «ничего личного, все для бизнеса».
 
И здесь опять следует отметить большую роль Цзян Цзэминя, который прилагал немало усилий для разъяснения политики Китая. Во время одного из официальных визитов в США он провел в этой стране десять дней, переезжая из одного города в другой. И везде выступал перед многочисленными аудиториями.
 
Китайское руководство проявляет прагматизм в отношении США. Отвечая на откровенный вопрос Н. Назарбаева о том, как относится Китай к этой сверхдержаве, Цзян Цзэминь с обескураживающей прямотой ответил: ВВП США превосходит экономику нашей страны в восемь раз, поэтому мы будем делать все возможное для укрепления сотрудничества с этой страной: нам нужно время, чтобы догнать. США и строить с Америкой отношения нового типа.
 
Надо признать, что Китай неуклонно движется к этой стратегической цели, его ВВП по паритету покупательской способности приблизился к 2-м триллионам долларов. Соответственно, меняется и характер взаимоотношений КНР с США. Не будет преувеличением сказать, что за океаном сильно обеспокоены растущей мощью Китая. Эта страна превращается в глобального игрока, в сверхдержаву, в чем немалая заслуга бывшего руководителя Китая Цзян Цзэминя.
 
Велики его заслуги и в укреплении сотрудничества с Россией. Цзян Цзэминь сумел установить хорошие личные контакты с Б. Ельциным. Они прекрасно ладили и в ходе переговоров, и во время неформального общения.
 
Однажды Цзян Цзэминь в доверительной беседе с Н. Назарбаевым, характеризуя российского президента, произнес многозначительную фразу: «Ельцин лучше Горбачева». Борису Николаевичу нравилось посещать Китай, о чем он простодушно поведал Цзян Цзэминю во время одного из визитов: «Ночью я проснулся, не пойму, где нахожусь, а затем вспомнил, что я в Пекине, среди своих друзей».
 
В столице КНР был подписан договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве с Россией. Его соавтором стал Цзян Цзэминь. Он часто бывал в Москве, где подписывал соглашения по самым разным направлениям сотрудничества с Россией. Цзян Цзэминь тяготел к русской культуре и общению с российскими политиками. К тому же китайский руководитель хорошо понимал значение России как партнера Китая в этом сложном, противоречивом мире, где обозначилась тенденция к однополюсному доминированию.
 
Мне запомнилась еще одна встреча Н. Назарбаева с Цзян Цзэминем. Это случилось в июле 1997 года в Алматы, куда китайский руководитель прибыл после длительного вояжа по странам Средней Азии. Несмотря на почтенный возраст, он не показывал признаков усталости, был энергичен и словоохотлив. В самом начале переговоров произошел любопытный эпизод: помощник председателя КНР принес небольшой термос. Нурсултан Абише-
Речь президента Н. Назарбаева на 62-й сессии Генеральной
Ассамблеи ООН вызвала широкий международный резонанс.
 
 
Бывший премьер-министр Великобритании Т. Блэр неизменно проявлял искреннее
уважение к президенту Н. Назарбаеву. Встреча на Даунинг-стрит, 10 ноября, 2006 года.
 
Президенты Казахстана и Франции никогда не упускали возможности,
чтобы встретиться и обменяться мнениями по вопросам
двустороннего сотрудничества и международной ситуации.
 
 
С авторитетным политиком, президентом Египта Хосни Мубараком у Н. Назарбаева сложились дружеские
доверительные отношения. Это помогло усилить сотрудничество с этой страной во всех сферах.
 
 вич с неподдельным интересом отнесся к этому экзотичному для встреч на высшем уровне предмету и спросил о его содержимом. Цзян Цзэминь охотно ответил, что там находится чай «Лунцзин» - один из лучших сортов, выращиваемых в Китае. Затем высокий гость предложил угоститься напитком, после чего Н. Назарбаев присоединился к этой почитаемой в Поднебесной церемонии.
 
Потом выяснилось, что наш президент был не первым руководителем, оценившим достоинства этого действительно хорошего сорта чая. Цзян Цзэминь успел привлечь на свою сторону и Б. Ельцина. Тому китайский чай так понравился, что через своих помощников он заказывал его в Китае. Об этом первый российский президент рассказал в, своих мемуарах.
 
Суть высказываний Цзян Цзэминя была очевидной: Китай в результате реформ настолько окреп, что заставил считаться с собой все основные государства. Для Пекина главная проблема - это Тайвань, но ее решение является делом времени. Если тайваньские власти будут упорствовать, не исключается и применение военной силы. Завещание Дэн Сяопина должно быть исполнено, Тайвань вернется в лоно родины. Китайский гость не скрывал удовлетворения по поводу боеспособности армии КНР, успешно прошедшей процесс модернизации и вставшей вровень с ведущими армиями мира не только по морально-психологической подготовке, но и по техническому оснащению. Успешные учения китайской армии в Тайваньском проливе контрастировали с неудачами российских военных в Чечне, что не могло не сказаться на настроении Цзян Цзэминя, ведь это обстоятельство широко комментировалось зарубежными средствами массовой информации. Китай показал свою мощь всему миру.
 
В той беседе Цзян Цзэминь со всей откровенностью поведал Н. Назарбаеву о планах Пекина серьезно активизировать свою политику в Центральной Азии. Судя по его словам, Китай переходил от тактики пассивного созерцания и «невмешательства во внутренние дела» к политике активного сотрудничества и наращивания собственного присутствия в регионе. Именно тогда, в 1997 году, Цзян Цзэминь впервые сказал о заинтересованности Китая в импорте энергоресурсов из Казахстана. Он дал высокую оценку соглашению о приобретении Пекином одной из крупнейших казахстанских нефтяных компаний «Актобемунайгаз». Как известно, в течение последующих десяти лет Китай серьезно нарастил нефтяные активы на территории нашей страны.
 
Еще двадцать лет тому назад вряд ли кому могло прийти в голову, что независимый Казахстан вступит в отношения равноправного партнерства с такой огромной страной, как Китай. Это произошло в силу геополитических обстоятельств. Но особую роль в налаживании и развитии равноправного сотрудничества сыграли такие исторические личности, как Нурсултан Назарбаев и Цзян Цзэминь. Они сумели определить главный вектор взаимоотношений двух стран и дать мощный импульс достижению конкретных договоренностей. Это было крайне важно, ведь и в Казахстане, и в самом Китае бытовали настроения не в пользу сотрудничества, а скорее основанные на прежней конфронтации и взаимной подозрительности.
 
Руководители двух стран старались находить общий язык и поддерживать дружеские отношения не столько из-за взаимной привязанности и симпатий, сколько вследствие понимания исторической ответственности за будущее Казахстана и Китая в глобализирующемся мире. Только в сотрудничестве друг с другом эти два соседских государства могут обеспечивать стабильность и безопасность обширного евразийского региона, а также процветание своих народов. Н. Назарбаев и Цзян Цзэминь хорошо помнили отрицательные уроки недавней истории: личную вражду и соперничество Н. Хрущева и Мао Цзэдуна.
 
Известно, что «великий кормчий» не считал «кукурузника» равным себе, а после отказа Хрущева предоставить ядерные технологии и вовсе перешел к враждебности, обвинял того в предательстве классовых интересов. Ничего хорошего такое личное неприятие руководителей двух самых крупных социалистических держав не принесло: были многолетняя конфронтация, вооруженные столкновения на границе, соперничество в международных организациях. Все эти завалы пришлось разгребать именно Цзян Цзэминю.
 
Еще один пример доверительных отношений между Н. Назарбаевым и Цзян Цзэминем. В феврале 1997 года скончался выдающийся реформатор современности Дэн Сяопин. Китайские власти объявили, что траурная церемония пройдет по "Внутреннему протоколу", без присутствия иностранных делегаций и других представителей зарубежных государств. Дэн Сяопин завещал развеять собственный прах «над горами и реками Китая», поэтому данное обстоятельство накладывало отпечаток на церемонию прощания с многолетним лидером этого государства. Единственное исключение было сделано для президента Казахстана, который в то время находился в поездке на юге КНР. Цзян Цзэминь в нарушение постановления политбюро ЦК КПК решил принять Н. Назарбаева во дворце «Чжуннаньхай» на следующий день после смерти Дэн Сяопина и устроить там ужину на котором присутствовали руководитель правительства, министр иностранных дел и другие высокопоставленные чиновники. Состоялась интересная беседа, по сути дела, полноценные переговоры по вопросам двусторонних отношений. По этому случаю Цзян Цзэминь сказал, что усопшая душа Дэн Сяопина одобрила бы такую память о ней, поскольку покойный ставил работу превыше всего.
 
Нурсултан Абишевич как-то назвал Цзян Цзэминя «великим человеком». В этом определении, думается, нет никакого преувеличения. Известно, что наш президент не разбрасывается красивыми словами, его характеристики личных качеств людей, которых он хорошо знает, абсолютно точны и корректны. В знак признания его заслуг в области сотрудничества с Казахстаном Цзян Цзэминь был удостоен высшей награды нашего государства для иностранных представителей - ордена «Алтын Кыран».
 
***
 
23 апреля 2007 года скончался первый президент России Борис Николаевич Ельцин. В официальном сообщении говорилось, что смерть была «скоропостижной», лечащие врачи затем подтвердили: ничто не предвещало мгновенной кончины, Б. Ельцин проходил лечение от гриппа, но жизненно важные органы неожиданно отказали и это привело к внезапной остановке сердца.
 
Об Ельцине много написано и немало сказано. Оценки его личности и деятельности носят полярный характер: одни считают великим преобразователем России и даже сравнивают с Петром I, другие акцентируют внимание на его ошибках, просчетах и недостатках. Но все сходятся на том, что он был фигурой исторического масштаба, человеком, который сумел повернуть Россию в сторону открытого рынка и демократии.
 
В тот день ведущие мировые телевизионные каналы прекратили показ запланированных новостей и других программ, в качестве «breaking news» («горячей новости») сообщили об этом печальном событии. К удивлению многих людей, более спокойно к смерти Б. Ельцина отнеслись российские средства массовой информации. Основные телевизионные каналы не стали отменять даже развлекательные передачи, о смерти своего первого президента зрители России узнали лить спустя два часа.
 
Тем не менее для российского руководства, да и для многих граждан России, эта новость стала настоящим потрясением. Президент В. Путин, принимая в тот день туркменскую делегацию, сказал, что произошла «настоящая трагедия».
 
После таких слов российские политики и общественные деятели стали высказываться о покойном президенте более откровенно и раскованно. Зазвучали панегирики в его адрес, вспомнили, что Б. Ельцин в самые сложные моменты истории молодого российского государства проявил решительность и волю. Стали говорить о его заслугах перед свободой и демократией. О недостатках и плохих привычках предпочитали не вспоминать, на эту тему витийствовала в основном «желтая» пресса, а также высказывались зарубежные деятели, например, руководитель администрации президента Клинтона Самуэль Бергер. Он совершенно не к месту сообщил, что во время визитов Б. Ельцина в Вашингтон американцы с трудом отваживали его от. алкоголя, но это, мол, трудно было сделать в Москве. Такое впечатление, что и в российской столице американцы были в ответе за здоровье Б. Ельцина.
 
 Более удачно по, поводу его смерти высказался сам Б. Клинтон, отметивший большие заслуги первого российского президента в развитии демократии в стране, не имевшей подобной традиции. «Мы не всегда были согласны друг с другом, но я старался оказывать поддержку в его работе», - подчеркнул «друг Билл». В 1996 году, во время президентских выборов, когда судьба Ельцина как президента буквально висела на волоске, именно Клинтон протянул ему руку помощи, сделав следующее заявление: «Мне безумно хочется, чтобы этот парень победил».
 
Дж. Буш назвал Ельцина исторической личностью, с чем трудно не согласиться. В 1991 году, в ходе организованного ГКЧП путча, тогдашний президент США Дж. Буш много сделал для обеспечения международной поддержки Ельцину как борцу против коммунизма. «Он сыграл ключевую роль в процессе распада Советского Союза, заложил фундамент свободы в России, стал первым демократически избранным лидером в истории своей страны», — такие слова произнес ветеран американской политики по случаю смерти своего коллеги.
 
Оба экс-президента США прибыли в Москву, чтобы проводить в последний путь первого российского президента. По-человечески это было трогательно, особенно со стороны Буша, разменявшего девятый десяток лет, но выдержавшего многочасовую траурную церемонию.
 
Бывший канцлер Г. Коль выразил мнение, что покойный был «великим государственным деятелем» и другом немецкого народа.
 
Пожалуй, наиболее эмоционально отреагировал на смерть первого российского президента белорусский руководитель А. Лукашенко. Обращаясь с ежегодным посланием к народу, он предложил почтить минутой молчания память о Б. Ельцине. В своем выступлении президент Беларуси назвал его лидером наций, настоящим патриотом, выдающимся государственным деятелем.
 
По мнению наблюдателей, президент В. Путин был менее щедр на эпитеты в адрес своего предшественника. В официальном заявлении он сделал упор на том, что Б. Ельцин неизменно брал всю ответственность за принимаемые решения только на себя, вошел в мировую историю как «смелый национальный лидер» России, создавший «свободное, открытое миру государство».
 
Правда, в день похорон В. Путин все же вышел за рамки протокола и произнес слова, которые все от него ожидали: «Такие личности, как Борис Ельцин, не уходят, они продолжают жить в идеях и устремлениях людей, в успехах и достижениях родины. Мы только что простились с Борисом Николаевичем Ельциным. Простились с человеком поистине русского размаха и широты души, с человеком несгибаемой воли и неподдельной решимости». По мнению российского президента, с Ельциным ушла целая историческая эпоха.
 
В ответном слове супруга первого российского президента Наина Иосифовна произнесла многозначительную фразу: "Я ничего подобного никогда не слышала. А сегодня Владимир Владимирович сказал так емко. Если бы Борис Николаевич слышал, он был бы очень доволен». Может быть, она хотела сказать, что в последние годы жизни Б. Ельцину больше приходилось выслушивать обвинения в развале страны, в попустительстве анархии, разгулу бандитского капитализма, в унижении России на международной арене. Кремль не был щедр на комплименты в отношении борца с коммунизмом. На смену хаотичной демократии Ельцина пришла «суверенная демократия» Путина.
 
 Очень тепло о первом российском президенте высказался президент Казахстана. По мнению Нурсултана Абишевича, «период Ельцина стал эпохальным, изменившим политический облик всего мира. Борис Николаевич поставил Россию на совершенно новые рельсы - рельсы свободы, возрождения и перехода в разряд развитых стран с рыночной экономикой». Наш президент воздал должное железной воле, упрямству Б. Ельцина. Эти качества, сказал Н. Назарбаев, помогли ему победить в тяжелой борьбе за демократию. «Мы, казахстанцы, считаем Бориса Николаевича Ельцина другом нашего народа, нашей страны. Его подписи стоят на таких документах, как договор между Казахстаном и Россией о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи 1992 года, декларация о вечной дружбе и союзничестве, обращенном в XXI век, подписанная в 1998 году», — подчеркнул казахстанский руководитель.
 
Нурсултан Абишевич принял участие в траурной церемонии в Москве, чем привлек к себе внимание зарубежных средств массовой информации. В отличие от других среднеазиатских руководителей президент Казахстана счел необходимым лично воздать должное большим заслугам первого российского президента и проститься с ним. Н. Назарбаев проводил в последний путь человека, с которым на протяжении около 20-ти лет вместе работал в самых разных, порой драматических, ситуациях.
 
Н. Назарбаев и Б. Ельцин начали активно общаться друг с другом еще во время «горбачевского» съезда народных депутатов. К тому времени находившийся в политической опале «уральский великан» оказался на гребне народной поддержки и занял должность председателя комитета по строительству Верховного Совета СССР. Его поддержали депутаты демократических убеждений. Была создана «межрегиональная группа», ставшая основой будущего демократического движения, которому Б. Ельцин обязан своим восхождением на властный Олимп. Один из участников этой депутатской группы, ученый-историк Ю. Афанасьев, утверждал, что «первые демократы» буквально на руках внесли Бориса Николаевича в Кремль, но сами остались за его воротами.
 
Действительно, жизнь распорядилась так, что мастера публичных диспутов оказались невостребованными, поскольку начался процесс государственного строительства на рыночной основе. Понадобились реформаторы, люди, не обремененные менталитетом прошлого. Заняв кремлевские апартаменты, Б. Ельцин набрал команду молодых экономистов, которым поручил осуществление невиданных ранее реформ. Именно тогда взошла звезда Е. Гайдара, А. Чубайса, А. Шохина, Б. Немцова и других специалистов, взваливших на себя бремя непопулярных реформ. Но главную ответственность за их исход взял на себя российский президент. Всем памятно его заявление накануне отпуска цен: я лягу на рельсы, если цены пойдут вверх. Правда, резкое подорожание произошло, что было неизбежностью, но люди поняли: в стране наконец появился руководитель, который готов взять всю ответственность на себя.
 
В этом плане Н. Назарбаев и Б. Ельцин в чем-то положи друг на друга. Ведь все тяжелейшие реформы в Казахстане были осуществлены не кем-либо (хотя охотников записаться в «отцы казахских реформ» хоть отбавляй), а Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым - первым президентом Республики Казахстан. Именно он инициировал рыночные реформы, обеспечивал своим авторитетом их «политическое прикрытие».
 
В 1995 году он, распустив недееспособный парламент, подписал более 140 указов, имевших силу закона. Эти законы и запустили механизм реформ. Благодаря его решительности, дальновидности Казахстан сейчас уверенно движется в направлении наиболее развитых государств мира и решает задачи, к которым наши соседи по региону даже не подступались. Страна стала крупным инвестором, хотя на заре реформ мы выпрашивали кредиты за рубежом.
 
Н. Назарбаев взрастил целую плеяду способных специалистов - Г. Марченко, О. Джандосова, У. Шуке-ева, К. Келимбетова, С. Мынбаева, Н. Субханбердина, М. Аблязова, 3. Какимжанова и многих других, доверив им осуществление реформ. Позднее они стали частью бизнес-элиты и исполнительной власти нашей страны. Сотни молодых людей получили образование в лучших зарубежных вузах и приступили к работе в правительственных учреждениях, национальных и иностранных компаниях, обеспечивая необратимость рыночных преобразований в Казахстане.
 
Благодаря Б. Ельцину Россия тоже поднялась с колен и стала глобальным игроком. После его смерти многие люди стали говорить, что без его реформ нынешние успехи российского государства были бы невозможны. Mетко на эту тему высказался Е. Гайдар: «Управлять экономикой, когда цена на нефть 80 долларов - это одна задача, но совсем другая по своей сложности задача - это вытаскивать государство из кризиса, хаоса и строить демократию с нуля».
 
То, что Россия в начале 90-х годов была в предкризисном состоянии, - это правда. Консервативная часть политической элиты, используя недовольство населения итогами тяжелейших реформ, которые, надо признать, были проведены с многочисленными ошибками, особенно в сфере приватизации, сумела организовать атаку на российского президента. Всем памятно выступление депутатов Верховного Совета, попытавшихся совершить нечто вроде государственного переворота. Страна стояла в шаге от гражданской войны.
 
И в этой катастрофической ситуации Б. Ельцин проявил свои «бойцовские» качества. Не колеблясь, от отдал приказ начать обстрел здания парламента. До сих пор неизвестны точные цифры погибших во время этой акции и в ходе уличных столкновений. Очевидцы утверждают, что количество убитых перевалило за сотню.
 
Данный трагический эпизод в истории российской государственности, конечно, не мог не сказаться на здоровье и психологическом состоянии Б. Ельцина. Наблюдатели утверждали, что именно после этого события он явно изменился, стал проявлять признаки грядущей стрости. Ельцин эпохи демократического романтизма перестал существовать.
 
Назарбаева и Ельцина свело вместе общее понимание того, что социалистическая система хозяйствования изжила себя и уже настолько компрометирует страну в глазах всего мира, что без решительных действий но ее демонтажу не обойтись. В те годы судьба объединила двух неординарных реформаторов, сумевших заглянуть за горизонт и увидеть широкие перспективы выхода из затяжного кризиса.
 
Б. Ельцин в своей последней книге пишет, что поддерживал идею назначения Н. Назарбаева премьер-министром СССР. Этот вопрос обсуждался в Ново-Огарево, но разговор подслушал КГБ, после чего консерваторами было принято решение ускорить подготовку государственного переворота, чтобы не допустить подписания союзного договора и назначения на этот ключевой пост казахстанского руководителя. По общему мнению, это было глупое и губительное по своим последствиям решение коммунистических ортодоксов, тем самым ускоривших распад великой страны. Что касается Н. Назарбаева и Б. Ельцина, то они, как считают трезвомыслящие историки, действуя в тесном взаимодействии друг с другом, могли бы вывести СССР из кризиса, превратить страну в конфедерацию, предотвратить ее исчезновение с карты мира. Сам факт, что амбициозный и властолюбивый Ельцин, к тому же имевший широкую поддержку населения, был готов содействовать столь высокому назначению Н. Назарбаева, говорит о многом. Прежде всего о степени взаимного доверия и поддержки.
 
Б. Ельцина часто обвиняют в распаде СССР. Дескать, его постоянные препирательства с М. Горбачевым, фатальное противостояние двух руководителей республиканского и союзного уровней в конечном счете обернулось масштабной трагедией. И даже В. Путин не удержался от упрека. В послании к народу в 2005 году он заявил, что распад СССР был «величайшей геополитической катастрофой XX века» и «настоящей драмой для российского народа».
 
Что касается первого российского президента, то он напрочь отрицал свою вину. В последнем телевизионном интервью Б. Ельцин заявил, что СССР распался бы и без его участия: к моменту подписания Беловежского соглашения все республики уже заявили о своем выходе из СССР. По его словам, на определенном историческом отрезке дала о себе знать слабость советской конституции, вобравшей в себя принцип национально-территориального устройства СССР.
 
Историческая ответственность за распад империи все же сильно беспокоила Ельцина, поэтому он использовал любую информационную возможность, чтобы «скинуть» ее с себя. Трудно судить, насколько искренне он говорил об изъянах советской конституции, но что касается обвинений в адрес своего давнего оппонента М. Горбачева, то здесь первый российский президент выплескивал наружу наболевшее. Он считал, что вся вина полностью лежит на первом и последнем президенте СССР, а Беловежское соглашение лишь юридически зафиксировало процесс распада Страны и предотвратило начало масштабного кровопролития, гражданской войны.
 
В то же время надо признать, что при наличии воли не кто иной, как Горбачев, мог бы предотвратить такое развитие ситуации. Для этого он должен был объявить подписанное соглашение недействительным и арестовать Ельцина. Получается, что Ельцин обвинял Горбачева в том, что тот не использовал свой последний шанс и не отдал приказ о его изоляции. Говоря словами самого Бориса Николаевича, «загогулина получилась».
 
На мой взгляд, сильно кривят душой и те, кто утверждает, что СССР был обречен экономически (мол, хлеба оставалось на неделю, наступал тотальный голод), и те, кто взваливает вину на Б. Ельцина. Согласно исторической логике, все государства развиваются волнообразно, порой взмываются на гребень волны, иногда опускаются вниз. Начиная с середины 80-х годов, СССР стал проваливаться из-за отсутствия каких-либо системных реформ, но, будучи кладовой несметных богатств, обладая квалифицированными и образованными кадрами, эта страна, конечно, никогда бы не погибла. Поэтому было бы преувеличением утверждать, что к началу 90-х годов СССР фактически прекратил свое существование.
 
Но неправы и те, кто считает, что во всем был повинен Ельцин. Истоки этого глобального кризиса на самом деле гораздо глубже. Здесь нельзя не упомянуть ошибочное решение брежневского политбюро о направлении войск в Афганистан, а также межэтнические конфликты в Закавказье, Средней Азии, подавление демократических выступлений в Вильнюсе, ставших предвестником выхода из СССР прибалтийских республик. Особняком в череде трагических событий того времени стоит протест казахской молодежи против диктата Москвы в кадровых вопросах и перекосов в национальной политике.
 
Советский Союз к концу своего существования превратился в консервативное государство. Это касалось и экономики, и политики. Ельцин хорошо понял уязвимость СССР и начал борьбу против архаичной номенклатурной системы. Ее реакция была предсказуемой, она стала отторгать мятежника от себя. Ельцин не сдался: «Буду спасать Россию!» - заявил он своей верной жене.
 
Вина Горбачева в том, что допустил хаос, не смог с ним совладать, в связи с чем был закономерно пленен в Форосе, а спустя короткое время ушел в отставку, отправив в небытие СССР. Заслуга Ельцина в том, что интуитивно распознал грядущий кризис, увидел бесперспективность коммунистического режима и сделал все возможное для «цивилизованного развода» союзных республик, не допустил гражданской войны.
 
Французская газета «Le Temps», воздавая должное Б. Ельцину, писала: «Почему он, а не Горбачев, осуществил решительные перемены? Потому что этот простой человек, бывший аппаратчик, на своей шкуре переживший разрыв с коммунистической структурой, был единственным членом бывшего аппарата, кто разорвал связи с ним еще до начала беспорядочного бегства. Единственным, кто понял: для того, чтобы Россия стала свободной, российская и советская империя должна предоставить свободу национальным республикам».
 
 Влиятельная» «The Financial Times» напомнила, что в судьбоносном 1991 году «даже русские, которые привержены в силу своей истории, культуры идеографии к деспотизму, все же выбрали свободу».
 
Именно Ельцин принес свободу, сломив сопротивление партийного аппарата. В то же время Ельцина упрекают в создании «класса олигархов» и объясняют это решение сильной верой в учение «чикагской школы», ставившей превыше всего частную собственность вне зависимости от личности собственников и способа приобретения богатств. Но Ельцин, указывает газета, был терпим к оппозиции и боролся с ней рамках демократических процедур.
 
Английская же «The Guardian» считает: «Главная заслуга Ельцина как президента постсоветской России состояла в том, что он сохранил многие из свобод, которые принес Горбачев. Главный его недостаток в том, что он способствовал дискредитации тех самых демократических идей».
 
Возвращаясь к событиям начала 90-х годов, без преувеличения можно сказать, что в тот период Назарбаев и Ельцин были самыми яркими звездами на политическом небосклоне СССР. Они привлекали к себе внимание не только внутри страны, но и со стороны ведущих зарубежных политиков.
 
 В то же время они отличались друг от друга. Б. Ельцин, как руководитель большого государства, вел себя размашисто, не вдаваясь в суть стоявших перед страной проблем. Н. Назарбаев был более искушен в политических и экономических проблемах, но намеренно не выпячивал себя, щадя самолюбие российского руководителя. 
 
В начале 1992 года оба лидера стали гостями армейского совещания. Надо помнить, что вооруженные силы в тот период находились в состоянии глубокого кризиса, поэтому появление на этом собрании двух популярных президентов было воспринято генералами и офицерами с большой надеждой. Особый интерес вызвала личность казахстанского лидера. Выступление Нурсултана Абише-вича военнослужащие выслушали с неподдельным вниманием. После окончания собрания многие участники подходили к Н. Назарбаеву, благодарили его за поддержку и конструктивную позицию. Кто-то даже всерьез предложил ему восстановить прежнюю страну и баллотироваться на пост президента СССР - «армия Вас поддержит».
 
Такого рода симпатии, конечно, были не по нутру Кремлю. Но Б, Ельцин старался быть снисходительным, хотя это не всегда получалось. Особенно, когда речь заходила о популярности Н. Назарбаева в СНГ.
 
Известно, что президент США Дж. Буш, а также госсекретарь Дж. Бейкер, использовали любую возможность, чтобы провести переговоры с руководителями России и Казахстана. Н. Назарбаев встречался с американскими руководителями и в Москве, и в Алматы. В мае 1992 года он посетил с визитом Вашингтон. Что касается Б. Ельцина, то он тоже был приглашен в Вашингтон с визитом. Причем это случилось еще во время существования СССР.
 
В американской столице он провел переговоры с высокопоставленными чиновниками президентской администрации. Сам Дж. Буш, чтобы не обижать М. Горбачева, использовал уловку, которую американцы называют «drop in»: во время встречи Ельцина с руководителем администрации и советником по национальной безопасности в офис «неожиданно» вошел президент и включился в переговоры. Естественно, ельцинская команда преподнесла этот случай как смену приоритетов в политике США в пользу российского лидера.
 
Итак, возможность спасения СССР была упущена из-за нежелания видеть во главе союзного правительства казахстанского руководителя. И пойти навстречу мятежному и харизматичному Ельцину. Это их еще более сблизило. В начале 90-х годов не было более дружественных друг к другу республик, чем Казахстан и Россия. В августе 1991 года Б. Ельцин совершил визит в столицу Казахстана, где он был принят в соответствии с государственным протоколом. Руководители двух союзных республик демонстрировали полное совпадение взглядов на будущее СССР как конфедеративного государства. Поэтому возглавляемые ими союзные республики вступили в договорные взаимоотношения, определив основные направления сотрудничества не только в торгово-экономической сфере, но даже в политической области.
 
Подписание данного документа, также как и отсутствие самого Ельцина в Москве, по всей видимости, подтолкнуло путчистов к объявлению в стране чрезвычайного положения и низложению Горбачева. Спустя более десяти лет Борис Николаевич по какой-то известной только ему причине упрекнул в своих мемуарах Нурсултана Абишевича в том, что тот, мол, слишком радушно принимал его в августе 1991 года. Ельцин усмотрел в этом гостеприимстве некое лукавство и даже хитрый план: не дать ему возможности улететь в Москву в канун переворота.
 
Тем не менее путч ГКЧП стал звездным часом Ельцина. Он вошел в российскую и даже мировую историю стоящим на танке и зачитывающим прокламацию с обращением к народу. Спустя два года он отдаст приказ начать танковый обстрел здания, в котором находились народные представители - депутаты Верховного Совета России. И эту жестокость ему простят: в противном случае в России могла бы вспыхнуть гражданская война, а малая кровь все же лучше огромного кровопролития. К тому же Ельцин сразу принял решение о принятии новой конституции, которая была признана полностью соответствующей демократическим стандартам.
 
В сентябре же 1991 года, после поражения ГКЧП, Н. Назарбаев и Б. Ельцин предприняли совместную поездку в Азербайджан и Армению, чтобы попытаться примирить эти союзные республики, уже перешедшие к военным действиям друг против друга. На тот момент
 
они были самыми авторитетными политиками в ССР, их уважали, к их мнению прислушивались. Но даже это обстоятельство не помогло остановить разгорающийся конфликт в Закавказье. Несмотря на все усилия сблизить позиции Армении и Азербайджана, уговорить их перейти от враждебности к налаживанию былой дружбы, бациллы войны оказались невероятно живучими. Похоже, именно тогда Н. Назарбаев и Б. Ельцин убедились в том, что Советский Союз обречен.
 
Интересно, что спустя чуть более полугода оба лидера поставили свои подписи на уникальном документе — договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Это историческое событие произошло 15 мая 1992 года в Москве, когда СССР уже перестал существовать. Казахстан и Россия вступили в отношения нового типа как суверенные государства. Данный договор работает по сей день, определяя основные принципы сотрудничества.
 
 Мне, как министру иностранных дел, довелось быть свидетелем многих встреч и. переговоров между Н. Назарбаевым и Б. Ельциным. Это были взаимоотношения, отмеченные высокой ответственностью за принимаемые решения на благо народов; двух братских государств. Так было и в марте 1994 года, когда решалась судьба космодрома Байконур. 
 
Переговоры по этому вопросу были очень сложными и напряженными. Ни одна из сторон не проявляла удовлетворения по поводу предварительных договоренностей по статусу космодрома. В России некоторые политики считали, что данный стратегический объект следовало бы юридически и практически отторгнуть от Казахстана. И в нашей стране были сомнения, стоит ли уступать космодром россиянам, нужно, мол, "стоять до конца".
 
 Во время переговоров в Москве Нурсултан  Абишевич и Борис Николаевич договорились впринципе в том, что космодром Байконур остается собственностью Казахстана, но Россия будет использовать егa на условиях аренды. Это было правильное, стратегическое по своему значению решение двух президентов. Через десять лет обе страны подпишут соглашение об использовании космодрома для запуска казахстанского спутника связи. А тогда камнем преткновения стала стоимость аренды космодрома. Россияне вообще не хотели платить за его использование.
 
В какой-то момент довольно напряженных переговоров в узком составе Борис Николаевич, чтобы разрядить обстановку распорядился принести выпивку. Сотрудник службы безопасности внес поднес, на котором было четыре рюмки водки и легкая закуска. На удивленный вопрос Нурсултана Абишевича: «Почему четыре рюмки!?», хозяин кабинета простодушно ответил: «Две рюмки мало, а четыре - в самый раз". После этого оригинального диалога президенты подняли тост за братскую дружбу и не без удовольствия опустошили поднос.
 
 Затем наш президент сказал: «Россия - большое государство, почему вы не хотите платить за Байконур?». Борис Николаевич, покачав головой, ответил: «Много требуете, 200 млн. долларов это слишком много для нашего бюджета. Мои товарищи меня не поймут, они просят забрать космодром бесплатно в обмен на признание принадлежности Казахстану». Затем он решительно махнул рукой: мол, дальнейшая дискуссия не имеет смысла. Но Н. Назарбаев настаивал на оплате за аренду космодрома. Наконец Б. Ельцин решил уступить: 50 млн. долларов и ни доллара больше. После секундного раздумья Нурсунтан Абишевич сказал: "Борис Николаевич, давайте определим арендную плату на уровне 100 млн. долларов, плюс 15 млн. долларов - за дружбу». Это предложение не понравилось тогдашнему министру Андрею Козыреву, он попытался что-то подсказать своему президенту, но Б. Ельцину такой жест пришелся Явно не по душе. Он решительно хлопнул по столу, выпалил: «Согласен!» и грозно посмотрел на своего министра иностранных дел: мол, знай свое место. Поэтому на оригинале текста договора стоимость аренды космодрома указана не печатным шрифтом, а написана рукой Н. Назарбаева.
 
С позиции сегодняшнего дня решение байконурской проблемы, возможно, видится по-иному. Но на тот момент другого пути не было, Н. Назарбаев «выжал» из очень непростой ситуации максимум возможного. Главное состоит в том, что космодром - уникальное строение, по сути дела принадлежащее всей человеческой цивилизации, остался под юрисдикцией Казахстана, благодаря чему наша страна вошла в реестр космических государств. Мировое сообщество восприняло соглашение по космодрому как политически оптимальное.
 
 Теперь же в повестке дня стоят вопросы социального положения граждан Казахстана и юридического статуса самого города. Как сказал Н. Назарбаев во время переговоров с В. Путиным в мае 2007 года в Астане, речь нужно вести не об условиях аренды космодрома, а о подготовке комплексной программы сотрудничества на основе этого уникального сооружения. Думаю, что при обоюдной воле лидеров Казахстана и России и эта проблема найдет свое правильное решение.
 
Уже после отставки Ельцина его личный телеоператор поведал, что Назарбаев, дескать, использовал восточную хитрость, чтобы добиваться желаемых результатов во время переговоров с российским президентом. Как участник практически всех встреч могу с уверенностью сказать, что такие утверждения не соответствуют действительности. Скорее это были переговоры друзей, единомышленников и, конечно же, коллег.
 
Мне запомнились переговоры двух президентов в Москве 6 июля 1998 года. Н. Назарбаев, невзирая на то, что этот день был днем его рождения, прибыл в Москву, чтобы подписать два крайне важных документа: декларацию о вечной дружбе и союзничестве, обращенном в XXI век, а также договор о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях недропользования.
 
В Кремле оценили такой неординарный шаг и хорошо подготовились к приему высокого гостя. В этом, конечно, была заслуга российского президента. Сразу же после подписания, документов состоялся прием, на котором, кроме недавно назначенного председателя правительства С. Кириенко и председателя Совета Федерации Е. Строева, присутствовали несколько министров, в том числе руководитель внешнеполитического ведомства Е. Примаков. Борис Николаевич был настроен благодушно и не скупился на комплименты в адрес коллеги-именинника. В тосте он назвал Нурсултана Абишевича великим государственным деятелем, достойным сыном своего народа. Хозяин застолья не ограничивал себя в горячительных напитках, его примеру охотно следовали и другие россияне. Мы тоже не стали изображать из себя «невинных девиц». Так что вечер удался, обстановка была теплой и непринужденной.
 
 Принимая Нурсултана Абишевича, Б. Ельцин, возможно, вспомнил его неординарной, поистине дружеский поступок.
 
После президентских выборов в 1996 году Борис Николаевич перенес очень сложную операцию на сердце. И даже в этой тяжелой ситуации он оказался своего рода реформатором. Вопреки устоявшимся традициям он выступило обращением к народу и без всяких околичностей открыто сообщил о диагнозе врачей и их настоятельном требовании сделать операцию. А после ее удачного завершения Б. Ельцин, едва очнувшись от наркоза, подписал указ о возвращении себе всей полноты власти в государстве. 
 
Первым иностранным руководителем, посетившим -Бльцина после операции, был президент Казахстана. Борис Николаевич прибыл в Кремль заметно похудевшим. Было странно лицезреть осунувшегося и грустного Ельцина. Тем не менее он не скрывал благодарности Нурсултану Абишевичу за внимание и поддержку, которые нашли свое отражение в решении удостоить российского президента высшей для иностранцев награды ордена «Алтын Кыран».
 
Б. Ельцин не оказался в долгу. В октябре 1998 года он во время визита в нашу страну вручил Н. Назарбаеву высший российский орден святого Андрея Первозванного. Этот орден был учрежден Петром I, им награждались такие выдающиеся личности, как академик Д. Лихачев, разработчик знаменитого автомата М. Калашников, лауреат Нобелевской премии А. Солженицын. Что касается казахстанского президента, то он. стал первым иностранным лидером, удостоенным такой высокой награды.
 
Тот приезд в Алматы Б. Ельцина запомнился его очень плохим самочувствием. Он прибыл из Ташкента, где во время торжественной церемонии встречи едва не упал. От позора его спасла заботливая рука президента И. Каримова. Этот эпизод вошел в хроники всех зарубежных средств массовой информации и стал наглядным подтверждением неадекватности российского руководителя.
 
И в Алматы Борис Николаевич неизменно полагался на помощь Нурсултана Абишевича, твердой рукой поддерживавшего его на всех мероприятиях. Плохое самочувствие Ельцина, конечно, сказалось на программе визита, который был по максимуму сокращен. Тем не менее президенты подписали такой важный документ, как договор об отказе от взаимных финансовых претензий. Н. Назарбаев уделял большое внимание этому соглашению, можно сказать, он сам его готовил. Мне довелось быть свидетелем его встречи с первым заместителем министра финансов А. Кудриным. Нурсултан Абишевич с карандашом в руках принялся считать долги с одной и другой стороны, а затем свел взаимные финансовые претензии к нулю. Российский представитель и ахнуть не успел, как наш президент убедил его пойти на такой вариант решения данной сложной проблемы.
 
Плохое самочувствие Ельцина - особая тема, подробно освещавшаяся многими авторами. В том числе его охранником Коржаковым, что, конечно, не делает последнему чести. Ведь ему было доверено самое сокровенное  - здоровье и безопасность президента, а он сделал достоянием публики такие эпизоды и детали из жизни своего "патрона", что многие люди, близко знавшие автора скандальной книги по совместной работе, отвернулись от Коржакова.
 
По этой причине воздержусь от подробного описания того, что довелось увидеть. В конце концов, все это - наносное, оно не является главным. В памяти остается личность. Кто сейчас помнит имя премьер-министра Ирландии, ожидавшего российского президента в Шеннонском аэропорту? А имя Ельцина, не вышедшего из самолета, осталось мировой истории. Политики и журналисты много и долго муссировали эпизод с дирижированием военным оркестром в Берлине. Можно согласиться, что Ельцин в то время выглядел неприглядно, но по истечении времени и эта сценка не кажется такой катастрофичной, как она представлялась тогда даже помощникам российского президента. Во всяком случае, он смотрелся достаточно естественно, и немцы это оценили по достоинству.
 
В 1999 году мне довелось наблюдать за интересным обменом колкостями между двумя руководителями России - Ельциным и Примаковым. В Кремле был дан торжественный прием в честь Н. Назарбаева, после чего российский президент предложил продолжить трапезу в узком составе. С нашей стороны были приглашены я и посол Казахстана в России Т. Мансуров, с российской - Е. Примаков, руководитель администрации Н. Бордюжа и министр иностранных дел И. Иванов. Сказать, что Ельцин чувствовал себя неважно, значит ничего не сказать. Время от времени он отлучался, а затем возвращался к столу, чтобы поднять очередной тост. В какой-то момент он даже пожаловался: бокалы такие большие, а коньяку наливают так мало.
 
Где-то к концу застолья слово взял Е. Примаков и ко всеобщему удивлению, глядя прямо на Б. Ельцина, сказал буквально следующее:
 
- Борис Николаевич, желаю Вам дожить (так и сказал: «дожить») до окончания конституционного срока и передать власть преемнику.
 
За столом воцарилась напряженная тишина. Ельцин опустил глаза, погрузился в раздумье, затем, собравшись с духом и преодолев недомогание, медленно произнес:
 
- Власть передам достойному преемнику.
 
 На слове «достойному» он сделал акцентированный упор, из чего стало ясно, что под это определение Евгений Максимович никак не подходит, Нам было известно о напряженных взаимоотношениях между Ельциным и Примаковым, но трудно было ожидать, что они выплеснутся в такую перепалку в присутствии посторонних людей.
 
Впрочем, Е. Примаков оставил за собой последнее слово: «Недостойных преемников не пропустим».
 
Эту фразу он почему-то произнес с грузинским акцентом. Но скорее дело было не в этом. Примаков дал понять, что не собирается устраняться от борьбы за кремлевское кресло и что за ним стоят люди, готовые поддержать лично его или же человека, которого выдвинет эта группа. Обычно эту группу называли «силовиками», и их негласным руководителем являлся именно Евгений Максимович.
 
Возможно, после этой напряженной беседы Ельцин принял окончательное решение о смене правительства и продвижении В. Путина на ключевые посты, связанные с контролем над спецслужбами. Спустя некоторое время он объявил бывшего сотрудника КГБ своим преемником. Такое решение стало большой неожиданностью для всей страны и было воспринято российским общественным мнением, особенно политическими противниками, с изрядной долей скептицизма. В те годы многим с трудом верилось, что скромный и «невелеречивый» чиновник сможет успешно руководить таким сложным государством, как Россия. Но В. Путин опроверг все спекуляции и предубеждения, став заметной фигурой среди ведущих политиков мира. И самое главное - успешным президентом, пользующимся искренним уважением своего народа.
 
Между тем на высшие посты в стране претендовал дуэт Примаков - Лужков. Об этом в своих мемуарах пишет сам Б. Ельцин. По инициативе мэра Москвы была создана партия «Отечество - вся Россия», в которую поспешили даже руководители крупных регионов, например, президент Татарстана М. Шаймиев. Эта партия развернула мощное наступление по всей  стране, и казалось, что счет политического выживания хозяина Кремля пошел на дни. Но давно замечено: Борис Ельцин был особенно хорош в кризисные моменты. И на этот раз он собрался с духом, мобилизовал всю волю и провел молниеносный контрудар. Российский президент принял в Кремле министра по чрезвычайным ситуациям С. Шойгу, вручил ему высшую награду России - «Золотую Звезду», после чего объявил о том, что тот возглавит новую партию - «Единая Россия». В станс соперников воцарилось смятение, которое переросло в панику, приведшую к поражению на парламентских выборах. Некогда триумфальная "Отечество — вся Россия" заняла лишь третье место, пропустив вперед коммунистов. Впоследствии «Единая Россия» фактически поглотила свою соперницу.
 
Что касается Е. Примакова то он стал объектом массированной атаки в средствах массовой информации. Именно тогда появился термин "политическое киллерство". В этой кампании неприглядную роль сыграл известный предприниматель Борис Березовский. Во время правления В. Путина он бежал в Англию, объявил себя «политическим эмигрантом», а в России его стали называть «опальным олигархом».
 
Надо сказать, Березовский был близок к ельцинской семье. Мне довелось быть свидетелем любопытного эпизода, подтверждающего степень влияния этот человека на российского президента. Это произошло на саммите CHГ в Москве. Накануне среди глав государств распространилась весть о том, что в Кремле принято решение о продвижении на пост исполнительного секретаря СНГ этого человека, имевшего к тому времени, мягко говоря, скандальную репутацию. Последующие события подтвердили данную информацию.
 
В самом начале заседания глав государств слово взял президент Украины Леонид Кучма. Смущенно глядя в стол, он скороговоркой внес предложение, текст которого, судя по всему, был согласован с Б. Ельциным и его администрацией. В большом зале воцарилась напряженная тишина. Борис Николаевич же как-то неуверенно и смущенно, что было для него совершенно несвойственно, обратился к своим коллегам с вопросом: «Какие будут мнения?». Никто из присутствовавших не захотел высказаться по этому щепетильному вопросу, после чего российский президент сказал, что ему нужно переговорить с Б. Березовским и поэтому он объявляет перерыв «минут на десять».
 
 Перерыв затянулся на час, если не больше. Ельцин вошел в зал в сопровождении взъерошенного олигарха, пригласил других президентов занять свои места и заявил, что провел беседу с Березовским и тот, мол, дал согласие на назначение на должность исполнительного секретаря СНГ. Чтобы соблюсти хоть какие-то нормы приличия и видимость демократических процедур, Ельцин предложил задать вопросы кандидату на высокую должность.
 
Н. Назарбаев поинтересовался, как Березовский собирается реформировать СНГ. Тот отвечал сбивчиво, косноязычно, после чего на лицах президентов появилось выражение крайнего недоумения. Утешало то, что олигарх заявил о своих планах сделать хоть что-то для усиления потенциала Содружества. Президент Узбекистана И. Каримов высказал упрек: «Борис Абрамович, слава о Вас далеко опережает Ваши действия». Олигарх говорил невнятное, перемежая речь задумчивыми паузами. Затем слово взял формальный инициатор данного обсуждения Л. Кучма. Не глядя в сторону российского президента и Березовского, он сказал, что кандидат отвечает всем требованиям, является «опытным политиком», обладающим энергией и знаниями. Президенты не стали тратить время на дальнейшее обсуждение этого предрешенного вопроса. Так Борис Березовский возглавил СНГ.
 
Правда, работал он из рук вон плохо. Увлекался секретными вояжами на Кавказ, крайне редко появлялся в штаб-квартире СНГ в Минске и еще реже участвовал в совещаниях министров иностранных дел. Последнее обстоятельство выглядело по меньшей мере странно, поскольку именно дипломаты были в ответе за подготовку повесток дня заседаний глав государств. Но Березовского больше волновала торговля нефтью и газом, а также чеченский вопрос. Работа с документами не входила в круг его интересов.
 
Мне пришлось несколько раз общаться с ним во время мероприятий в рамках СНГ. Осенью 1999 года Березовский решил совершить визит в Астану. В назначенное время спецсамолет со швейцарскими опознавательными знаками приземлился в столичном аэропорту. Из самолета выбежали дюжие охранники, после чего появился высокопоставленный чиновник в спортивной форме. Такое впечатление, что в полете он занимался физкультурой. Рядом с ним находилась модельного роста девушка с соответствующими фигурой и внешними данными. Он представил ее как свою близкую знакомую, затем совершенно неожиданно для нас стал отчитывать одного из помощников за какую-то рубашку, которую, как мы поняли, тот по рассеянности оставил в Москве. Возмущение Березовского вылилось в ругань с применением ненормативной лексики. Естественно, нас интересовала реакция милой спутницы олигарха на эту непротокольную ситуацию. Но она проявляла безмятежное равнодушие к происходящему и кокетливо поинтересовалась у меня, в каком городе находится. Чем вызвала умиление своего хозяина, который, по-видимому, тоже вспомнил, что находится не у себя дома.
 
По пути следования в гостиницу Березовский умудрился задать целую кучу вопросов, причем все они были разные, многие из них связанные с характеристиками известных людей. Не получив удовлетворяющих его ответов, он впал в некоторую задумчивость, после чего попросил сообщить руководству страны, что намерен вести секретные переговоры без привлечения официальных лиц. В ответ я пошутил в том плане, что в Содружестве никогда не было секретов, а Борис Абрамович за короткое время успел стать этаким "СНГовским Лоуренсом Аравийским". Этафраза положила конец нашему общению, Березовский утратил ко мне всякий интерес. Найдя какую-то причину, я не поехал провожать его в Тбилиси (именно туда решил лететь оригинальный исполнительный секретарь СНГ), Березовский же не стал сильно печалится по данному поводу.
 
Уже после отставки Б. Ельцин, по-видимому, сильно сожалел о своем импульсивном решении. Близость к Березовскому никак не красила его как крупного государственного деятеля. Он это хорошо понимал и предпринял последнюю попытку дистанцироваться от него и оправдать себя. В своих мемуарах он написал, что согласился на назначение Березовского на высшую должность в СНГ по настоянию своих коллег-президентов. Здесь Борис Николаевич явно покривил душой. Впрочем, такое часто происходит с руководителями, покинувшими высшие государственные посты. Думаю, он был более искренен, когда в той же книге признался: «Я никогда не любил Березовского».
 
 Б. Ельцин сумел выстроить доверительные отношения С главами многих государств. С Дж. Бушем, как я сказал выше, он начал контактировать еще будучи в оппозиции к М. Горбачеву. Эти связи оказались полезными после распада СССР, когда России было необходимо утвердиться в международном сообществе. Теплые отношения сложились у Б. Ельцина с Б. Клинтоном. В Москве он Подарил американскому президенту саксофон. Всем памятны телевизионные сценки их непринужденного общения на лужайке Белого дома, где Клинтон в буквальном смысле надорвал живот от смеха. Когда американский президент затеял любовную интрижку со стажеркой Моникой Левински, Борис Николаевич, получив информацию от российской разведки о грядущем скандале, порывался даже позвонить "другу Биллу" и предупредить его о происках политических противников. Но затем передумал: дескать, сам разберется в своих амурных делах. Не разобрался...
 
  В 1997 году Н. Назарбаев после завершения переговоров в Овальном зале непринужденно спросил удрученного Клинтона: «Тяжело приходится?». С признательностью посмотрев на своего коллегу, хозяин Белого дома ответил: «Меня убивают каждый день». Затем он по-дружески обнял Нурсултана Абишевича, при этом с его лица посыпалась пудра, обнажая следы переживаний и семейных скандалов.
 
Б. Ельцин ценил отношения взаимного уважения с Цзян Цзэминем, Р. Хасимото (премьер-министром Японии), Ж. Шираком и, конечно же, с Г. Колем. С канцлером ФРГ они были чем-то похожи друг на друга: оба высокого роста и невероятно массивные. Японского лидера Борис Николаевич называл «Рю» и проявлял к нему повышенное внимание. Однажды он принял его в Красноярске, на берегу Енисея. Там произошла любопытная сценка: затерявшийся среди корреспондентов Хасимото не сразу вышел на встречу к Ельцину, чем поставил в неловкое положение российского президента, которому было очен трудно "вычленить" из толпы коренастых азиатов нужного человека. 
 
 С иностранцами у Бориса Николаевича время от времени возникали курьезные ситуации. Кремлевские, обитатели рассказывали, что, принимая президента Южной Африки Т. Мбеки, Ельцин спутал его с генеральным секретарем ООН К. Аннаном и принялся рассуждать о положении в Югославии. Правда, затем «вырулил» на африканскую тематику.
 
Что касается Цзян Цзэминя, то Ельцин относился к нему с большим уважением. В апреле 1996 года завершения саммита организации сотрудничества, состоялся роскошный банкет, на котором рекой лилась знаменитая водка "маотай". Естественно  не пропускал ни одной рюмки, сопровождая каждую из них здравицами в честь Китая, китайского народа и его мудрого руководителя. В какой-то момент российский президент предложил высказаться послу Игорю Рогачеву. Известный китаевед, много лет работавший в КНР, произнес, по мнению Ельцина, очень невыразительный тост, за что получил строгое замечание: «Что же Вы не хотите пожелать великому Китаю успехов. А еще посол!». Цзян Цзэминь отвечал взаимностью, много говорил, шутил и даже
 
спел русскую песню. Веселье обретало неконтролируемый характер, что очень сильно не нравилось Наине Иосифовне. Видя, что ее уговоры не действуют, она обратилась с просьбой к Н. Назарбаеву хоть как-то воздействовать на мужа. Нурсултан Абишевич не стал мудрствовать лукаво и резко сказал: «Борис Николаевич, хватит!». Ельцин внимательно посмотрел на коллегу и медленно произнес: «Еще один тост».
 
На следующий день в Алматы мы встречали российского президента, прибывшего в нашу страну с официальным визитом. Он довольно бодро сошел с трапа, уверенно провел переговоры, живо ответил на вопросы корреспондентов, после чего охотно разделил традиционную трапезу со своим коллегой.
 
Из всех «постсоветских» лидеров Б. Ельцин однозначно выделял именно президента Казахстана. Их связывали не только давние отношения, но и взаимное уважение» И, конечно же, общие интересы. От их взаимоотношений во многом зависела судьба СНГ. В ноябре 1997 года, когда будущее Содружества виделось совершенно неопределенным и на саммите в Кишиневе президенты Грузии, Азербайджана, Армении, Молдовы организовали настоящее наступление лично на Б. Ельцина, именно Н. Назарбаев призвал не увлекаться критикой, остудил горячие головы своих коллег и протянул руку помощи Борису Николаевичу. В своих мемуарах первый российский президент уделил немало места воспоминаниям о президенте Казахстана и поместил характерную фотографию, где они запечатлены в дружеских объятиях.
 
Особенность Ельцина состояла и в способности произносить запоминающиеся речи и фразы. Этим он отличался еще в бытность секретарем Свердловского обкома партии. Он чурался длинных, заштампованных текстов, говорил ясно и убедительно. Его фразу, обращенную к Клинтону, «Вы не имеете права осуждать Россию за Чечню!», сопровождаемую характерным ельцинским жестом, еще долгое время транслировали по всем мировым телевизионным сводкам. Большой популярностью пользовались его радиообращения к народу. В одном из них он призывал покупать только российские продукты и особенно пропагандировал водку. Такая просьба пришлась по душе многим гражданам страны.
 
Но Ельцин запал в души миллионов россиян еще в период полемики с Горбачевым. На всесоюзной партийной конференции он потребовал прижизненной «политической реабилитации», что было абсолютной новинкой. Не получив прощения, он навсегда покинул стан партноменклатуры. Его уход из зала съезда, где звучали только здравицы в честь руководителей государства, стал предвестником роспуска коммунистической партии и наступления новой исторической эпохи.
 
Оценку деятельности Бориса Ельцина (как и других героев этой книги) даст сама История. Было бы непростительно завышенным самомнением брать на себя ее функции. Как многие крупные личности, он был наделен особой харизмой и силой воли. Как всякий политик, он добивался ярких успехов и серьезно ошибался. Но, по общему признанию современников, он был русским патриотом и одновременно интернационалистом. Только за это качество он достоин уважения. И за то, что сказал искренние слова в своей прощальной речи, попросив прощения у народа. А напоследок завещал В. Путину: «Берегите Россию!». Он был похоронен в нарушение номенклатурных традиций: по-царски и по православному обряду.
 
Ворвавшись в большую политику, Б. Ельцин, по существу, открыл новую историческую эпоху. Россия ликовала в связи с избранием своего первого президента. Россия горько оплакивала его уход из жизни, человека, подарившего стране демократическую конституцию и ставшего символом свободы.
 
С кончиной первого российского президента к концу пришла целая историческая эпоха, — так сказал сам В. Путин. Когда уходит одна эпоха, на смену ей приходит другая. Такова закономерность общественной жизни. Когда-то историки и политики заявят и о завершении путинской эпохи. И дадут ей свою оценку. В отличие от ельцинского периода, скорее положительную, нежели отрицательную. Но годы пребывания у власти Б. Ельцина будут занимать особое место в истории российской государственности: Прежде всего потому, что он положил начало новой России в современном мире. Именно при нем Россия заявила о себе как о демократическом государстве, что само по себе является исторической заслугой ее первого президента.