Главная   »   Свет и Тень. Касым-Жомарт Токаев   »   ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ПРЕЗИДЕНТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ


 ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ПРЕЗИДЕНТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ

Судьба предначертала Нурсултану Назарбаеву стать первым президентом и основателем современного Казахстана. Именно он провозгласил независимость республики в тот период, когда государствообразующая нация - казахи - едва превышали сорок процентов населения. Экономика же молодого государства погрузилась в бездну кризиса. Казалось, что огромная по территории, но сильно подверженная отрицательному, деструктивному влиянию извне молодая страна не выживет.
 
Можно сто раз обижаться на скептиков, но, предрекая неопределенное будущее Казахстану, они были недалеко от истины. Ведь их рассуждения и прогнозы - это не гадание на кофейной гуще: они базировались на комплексном анализе ситуации внутри и вовне страны.
 
Известный американский политолог З. Бжезинский роль лидера Средней Азии отводил Узбекистану По его мнению, открытость границ Казахстана, его «уязвимость» перед Россией и Китаем, сложная демографическая ситуация могли привести к ослаблению молодого государства. М. Горбачев тоже не верил в будущее Казахстана как дееспособного государства. Его точку зрения разделяли многие политики.

 

В этих условиях огромное значение имел правильный выбор не только экономической модели, но и внешнеполитических приоритетов. Нужно было концептуально осмыслить основные направления развития страны. По-этому еще в 1992 году в свет вышла стратегия становления и развития независимого Казахстана. Впоследствии было подготовлено немало концептуальных документов, в том числе фундаментальная программа развития страны до 2030 года. Другими словами, работа по строительству государства не была спонтанной импровизацией, она осуществлялась на основе продуманных планов и носила системный характер. К разряду стратегических документов можно с уверенностью отнести и послание, с которым президент выступил в 2007 году. В нем содержится комплексный план развития страны на десять лет.
 
Что касается внешней политики, то ее основные приоритеты были разработаны в трех концепциях, принятых в 1995, 2000 и 2005 годах. В последнем документе Н. Назарбаев подвел итог дискуссии о приоритетах внешней политики Казахстана. В концепции сказано, что наша страна будет развивать союзнические и партнерские взаимоотношения с Россией, отношения добрососедства и сотрудничества с Китаем, а также стратегическое партнерство с США. В суммированном виде глава государства заявил об этом, выступая с посланием к народу в феврале 2006 года. Не забыл президент о Европейском Союзе, странах Средней Азии и мусульманском мире, подчеркнув, что интересы нашего государства касаются и этих регионов.
 
Казахстану, находящемуся в центре животворных артерий Евразии,  сама судьба предначертала вести так называемую многовекторную политику. Замыкаться на одной стране, пусть Очень крупной или влиятельной, для нач было бы неразумно и попросту контрпродуктивно, ибо противоречило бы нашим стратегическим интересам. Казахстан настолько огромен в географическом отношении и важен С точки зрения геополитики, что одномерная внешняя политика была бы совершенно неадекватной его потенциалу.
 
Действительно, как Казахстан может отказываться от выгодных взаимоотношений с государствами Европейского Союза, если с их стороны такой интерес постоянно присутствует? Было бы неестественным и даже вредным уклониться от сотрудничества со странами Южной и Юго-Восточной Азии, государствами Персидского залива. Что касается республик Средней Азии, то разносторонние связи с ними - это, без преувеличения, наш национальный интерес.
 
Сегодня, по истечении 16-ти лет со времени провозглашения независимости, многосторонний и сбалансированный характер внешней политики Казахстана представляется совершенно естественным. Но на заре становления казахской государственности было немало дискуссий и сомнений в отношении приоритетов национальной дипломатии. Кто-то предлагал создать дружественный союз с Россией и дистанцироваться от Запада. Другие же советовали не спешить с сотрудничеством с Китаем, отгородиться от этой страны «китайской стеной». Было также мнение, что в интересах Казахстана — сотрудничество с Западом, уход от «азиатчины» и покровительства со стороны России. Но в конечном счете восторжествовали здравый смысл и прагматизм.
 
Однако и по сей день казахстанская дипломатия остается предметом споров и критики. Время от времени высказываются советы пересмотреть приоритеты, разработать новые подходы к взаимоотношениям с ключевыми странами. Нередко такого рода мнения звучат за рубежом. Мне доводилось знакомиться с разработками российских аналитических центров, которые отрицательно оценивали достигнутый уровень партнерства между Казахстаном и США. С точки зрения российских экспертов, нашей стране следовало бы ограничиться сотрудничеством с Европейским Союзом, а развитие отношений с США, образно говоря, передать в компетенцию России. В одном из российских журналов появилась версия о скором создании союзного государства на базе России и Казахстана, что тоже можно было бы рассматривать как попытку выдать желаемое за действительное или, по крайней мере, выяснить мнение официальных кругов нашей страны по этому сомнительному проекту. И у нас в стране иногда раздаются призывы «определиться», прекратить «сидение на трех-четырех стульях».
 
В принципе такой разброс мнений - это нормальное явление. Дипломатия не является «священной коровой», по этому сложному вопросу вправе высказываться все: и специалисты, и неправительственные организации, и обычные граждане. В обмене мнениями оттачивается аргументационный инструментарий, выкристаллизовывается истина. Дипломаты не могут замыкаться в своем кругу, кастовость в вопросах внешней политики совершенно неуместна. Единственное качество, которое должно выделять дипломатов, - это профессионализм.
 
Вопросам подготовки специалистов-международников президент Н. Назарбаев неизменно уделял повышенное внимание. Во многих университетах открылись факультеты и отделения международных отношений. Была создана дипломатическая академия, ее первым ректором стал известный государственный деятель и дипломат М. Джолдасбеков, много сделавший для. подготовки профессиональных кадров.
 
Отрадным явлением стало то, что дипломатическая служба обрела престижный характер. Ежегодно министерство иностранных дел пополнялось молодыми специалистами, которые впоследствии стали послами, генеральными консулами, возглавили департаменты и даже были назначены заместителями министра. Будущие дипломаты обучаются не только в Казахстане, но и в Московском государственном институте (университете) международных отношений, в дипломатической академии России и аналогичных учебных заведениях целого ряда зарубежных стран. На заседании коллегии МИД в 2005 году Н. Назарбаев высоко оценил о профессиональные качества наших специалистов-международников и отметил, что дипломатические кадры востребованы во многих министерствах и ведомствах.
 
В течение 16-ти лет была создана полноценная дипломатическая инфраструктура в центре и за рубежом, что само по себе является решением задачи исторического значения. Ведь еще в начале 90-х годов лишь единицы верили в возможность проведения самостоятельной внешней политики и возникновения посольств, консульств Казахстана в основных государствах, в том числе в России, США, Китае, странах Европы, Азии и Ближнего Востока.
 
В тогдашнюю столицу страны - Алматы тоже прибыл дипломатический корпус. Первым дипломатом, аккредитованным в Казахстане, оказался американский поверенный в делах С. Макдональд. Но первым послом, вручившим верительные грамоты президенту Н. Назарбаеву, был турецкий дипломат Аргун Озпай.
 
Затем эту церемонию повторили послы России и Китая. После них в Казахстан прибыли главы посольств США, Индии, Пакистана, Франции, Израиля и других государств. Добрую память оставили о себе послы - истинные профессионалы своего дела: Уильям Кортни (США), Чжан Дэгуан (КНР), Камлеш Шарма (Индия), Бенц Кармель (Израиль), Рсаз Мухаммад Хан (Пакистан), А. Мацуи (Япония), Бертран Фессар де Фуко (Франция), Вячеслав Долгов (Россия), Виктор Богатырь (Украина). Своим профессионализмом и доброй волей они в значительной степени способствовали обеспечению политического признания Казахстана мировым сообществом.
 
В те годы государственный протокол только начал формироваться, сама церемония вручения верительных грамот была максимально упрощена. Послы в сопровождении руководителя администрации и заместителя министра иностранных дел входили в Голубой зал здания, в котором находились служебная резиденция президента и кабинет премьер-министра. Сама церемония длилась не более десяти минут и была лишена всякой торжественности.
 
Протокол того периода резко контрастирует с нынешней церемонией вручения верительных грамот в резиденции Ак-Орда. Сама архитектура этого роскошного здания уже настраивает участников церемонии на торжественный лад. Главы дипломатических миссий в сопровождении сотрудников протокольного департамента МИД входят в фойе Ак-Орды, где президентский оркестр исполняет государственные гимны Казахстана и страны происхождения посла, после чего в одном из красивейших залов резиденции проходит церемония вручения верительных грамот. Но до этой церемонии главы дипмиссий приглашаются на чаепитие в Мраморный зал, напоминающий по своей конструкции казахскую юрту. А после вручения верительных грамот послы имеют возможности провести краткую беседу с главой государства фактически «с глазу на глаз», исключая переводчиков. Это хорошая возможность для них представиться непосредственно президентту, рассказать о своих планах работы в Казахстане и получить напутствия от главы государства. Нередки случаи, когда Н. Назарбаев по итогам таких бесед дает поручения министру иностранных дел обратить внимание на решение конкретных вопросов сотрудничества с соответствующими странами.
 
В течение пяти лет сформировался своеобразный «костяк» дипломатического корпуса, состоявшего из представителей государств, имевших конкретные интересы в Казахстане. У меня, как руководителя внешнеполитического ведомства, сложились близкие личные контакты с послами США, России, Китая, Турции, Индии, Пакистана, Ирана, Франции, Испании, Италии, Польши, Венгрии, Чехии, Греции, Литвы, Египта, Саудовской Аравии, Малайзии, Монголии, а также представителями международных организаций: ООН, Европейского Союза и других. Отдельная тема - это контакты с послами государств СНГ, особенно Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана, Азербайджана, а также Украины и Беларуси. С ними обсуждались и решались многие важные вопросы двусторонних отношений сотрудничества в рамках СНГ и других международных организаций.
 
Приятно отметить, что дипломатический корпус постоянно разрастается. Это говорит об усилении международного авторитета Казахстана как ключевого государства в центральноазиатском регионе. Только в последние годы в нашей стране были аккредитованы посольства Кубы, Латвии, Объединенных Арабских Эмиратов, Бразилии, Бельгии, Омана. Достигнута договоренность об открытии дипмиссий Иордании, Катара, Таиланда. Число представительств иностранных государств и международных организаций перевалило за 60, по этому показателю Казахстан вплотную приблизился к Украине, занимающей второе место в СНГ.
 
Интересная тема — переезд дипкорпуса в Астану. Этот вопрос возник в первой половине 1995 года, вскоре после принятия Верховным Советом решения о переносе столицы. А уже в декабре того года я в качестве министра иностранных дел организовал ознакомительную поездку глав дипмиссий в тогдашнюю Акмолу. Иностранные послы были шокированы видом этого провинциального города. В Акмоле мы увидели видавший виды старенький аэропорт, а по дороге в центр города - огромные портреты Героев Социалистического Труда. В самом же городе стоял огромный памятник лидеру мирового пролетариата Ленину, а также большой постамент с трактором в честь первоцелинников. Впечатление усугублялось врытыми в землю, покосившимися от ветров и ветхости жилыми домами и, конечно же, леденящим тело и душу морозом. Особенно тяжело пришлось послам теплых стран - Индии и Пакистана. С их лиц не сходила гримаса удивления и ужаса. Посол Ирана прибыл в Акмолу без шапки и после часового пребывания в новой столице, похоже, собрался в мир иной, куда, вероятно, и отправился, если бы не малахай, любезно подаренный властями города. Посол США Элизабет Джонс потеряла на ветру свою фетровую шляпу, за которой по полю на левом берегу Ишима гонялся практически весь дипкорпус. Это была очень забавная сцена.
 
Никто из послов не верил в быстрое осуществление плана по переносу столицы. На мои уверения в обратном дипломаты отвечали скептической улыбкой и сухими фразами о том, что город как в инфраструктурном плане, так и с точки зрения климата мала подходит для приема зарубежных представителей. И только в лице монгольского посла тогда, в холодный декабрьский день 1995 года, я нашел своего сторонника. Он сказал, что Акмола ему нравится, своей погодой и зданиями она напоминает родной Улан-Батор. По странному стечению обстоятельств монгольское посольство до сих пор не переехало из Алматы в Астану, хотя в нашей столице уже проживает добрая половина дипкорпуса. Но это вопрос, уже не вызывающий обеспокоенности, так как с самого начала мы, в министерстве иностранных дел, были достаточно терпимы к запросам дипломатов, не торопили их с переездом, напротив, создавали надлежащие условия для комфортного пребывания дипкорпуса в новой столице.
 
Эта тактика себя оправдала. Дипломаты поверили в реальность реализации амбициозного и смелого плана по переносу столицы и постепенно стали перебираться в Астану. К этому подталкивала и рабочая необходимость, ведь все правительственные учреждения покинули Алматы. К тому же МИД пошел навстречу дипломатам и значительно упростил организацию их контактов с руководителями ведомств. По новому порядку уже не требуется обращаться в министерства только через протокольный департамент МИД, разрешены непосредственные отношения с казахстанскими учреждениями. Это серьезный шаг в сторону либерализации режима деятельности дипкорпуса.
 
Отдельный разговор - работа наших дипломатов за рубежом. В начале 90-х годов мы столкнулись с большими трудностями при подборе специалистов, будь то послов или дипломатических сотрудников для отправки за рубеж. Квалифицированных кадров в достаточном количестве попросту не было, поэтому в посольства направляли лучших сотрудников центрального аппарата МИД, тем самым обрекая себя на двойные-тройные нагрузки. Но другого пути не было, ведь речь шла об укреплении нашей дипломатической инфраструктуры за рубежом.
 
И в последующем такая кадровая политика осуществлялась, как я считаю, к обоюдной пользе двух неразрывных частей дипслужбы - посольств и аппарата-МИД. Она полностью оправдала себя, потому что по истечении нескольких лет мы получили в свое распоряжение грамотных, подготовленных специалистов. Признаться, мне не раз говорили: зачем разбрасываетесь грамотными кадрами, отдаете их в посольства, не лучше ли оставить при себе, пусть «пашут» на вас, чтобы вы смогли больше отдыхать. Мой ответ был таков: молодым дипломатам нужно дать возможность поработать и в центре, и в «поле», только так они смогут стать квалифицированными специалистами. Нельзя «привязывать» их к себе, превращать в вечных помощников, если не сказать худшее. Что касается самой работы, то она мне в радость, в суфлерах я не нуждаюсь.
 
Надо сказать, что во время работы в МИД я всегда исходил из того, что министр должен полностью владеть всеми основными вопросами международной деятельности Казахстана. Поэтому много времени уходила на изучение всех важных служебных документов, на подготовку писем президенту и в правительство. В принципиальном плане считаю, что руководители крупных коллективов, особенно такого специфического, как дипломатическое ведомство, должны показывать пример своим подчиненным в плане квалификации и трудоспособности, знать и уметь больше, чем подчиненные. Только так можно обрести подлинный авторитет в коллективе.
 
Решительно не согласен с теми начальниками, которые считают, что главное - распределить поручения среди своих сотрудников. Такие люди, как правило, в работу по-настоящему не включаются и даже не находят времени для ознакомления со служебными документами. В равной степени мне претят начальники-самодуры, считающие своей первейшей обязанностью держать своих заместителей на «коротком поводке». Мол, чем тяжелее рука, тем сильнее уважать будут. На самом деле таких руководителей не то что не уважают, но попросту презирают. И действительно, кому интересно день и ночь пропадать на работе и готовить справки для своего начальника-неумехи Или писать для него выступления и статьи. Ссылки же таких «горе-министров» на «системность» в своей руководящей работе не выдерживают никакой критики; Это слабое оправдание собственного тяготения к праздной жизни.
 
Плохо то, что такой стиль работы становится дурным примером для подражания в глазах молодых специалистов. Часть из них заражается бациллой праздности и карьеризма, всеми правдами-неправдами начинают штурмовать командные высоты, чтобы получить возможность «поруководить». Однажды мне довелось проводить собеседование с кандидатом на руководящую должность в одном из наших посольств. Рекомендованный «сверху» молодой человек обнаружил посредственные знания иностранного языка и истории страны пребывания. На мой вопрос, как он собирается работать с таким интеллектуальным багажом, он, ничуть не смущаясь, ответил: «Я же начальник, мое дело поручения давать». Другая же часть специалистов, видя такое отношение к делу некоторых руководителей, попросту разочаровывается в государственной службе, замечает в ней только темные стороны и в конечном счете теряет веру в справедливость.
 
Не хотел бы идеализировать МИД, но в нашей системе все же выдерживались определенные моральные нормы. Мы всегда старались поощрять способных дипломатов продвижением по служебной лестнице или командировками в посольства за рубежом. Для меня, руководителя МИД, было крайне важно, чтобы сотрудники министерства чувствовали, что о них помнят и заботятся. В дипломатическом коллективе сложилась добротная корпоративность, основанная на преданности своей профессии.
 
Принцип «знать и уметь больше, чем подчиненные» - неизменно помогал мне во взаимоотношениях с сотрудниками дипломатического ведомства. Надо сказать, что, начиная с октября 1994 года по январь 2007 года, не считая двух с лишним лет, проведенных в премьерском кресле, в моих заместителях побывало 23 человека. Со стороны может показаться, что это была текучесть кадров, но я считал иначе: нужно было дать людям возможность проявить себя на самостоятельной работе в качестве послов, а не «эксплуатировать» и выжимать из них все соки в собственных интересах. Поэтому я рекомендовал главе государства для работы в качестве послов большую группу заместителей министра, директоров департаментов.
 
Большинство рекомендованных мною дипломатов показало себя с хорошей стороны, и это не может не радовать.
 
Надо прямо сказать: такое массовое привлечение профессиональных дипломатов к посольской службе было бы невозможно без понимания и поддержки президента Н. Назарбаева, который еще в начале 90-х годов Поставил задачу подбора способных специалистов на ключевые дипломатические должности. Глава государства вникает во всё нюансы этой сложной и кропотливой работы, присматривается к кадрам, лично проводит собеседования со многими дипломатами. Ни один указ не был подписан без тщательного изучения профессиональных качеств кандидатов на посольскую должность или на должности заместителей министра.
 
 Данный факт свидетельствует о большом внимании президента к дипломатической службе, в частности, к аспекту формирования ее руководящего состава. По-другому быть не могло, ведь Н. Назарбаев известен своей скрупулезностью во всех вопросах. Поэтому дипломатическая служба, находящаяся под личным патронажем главы государства, не могла остаться в стороне от его внимания.
 
Президент, согласно Конституции, определяет основные направления внешней политики страны. Другими словами, он непосредственно осуществляет внешнеполитический. курс Казахстана. Это не декоративная фраза, а. реальное положение вещей. Говорю об этом с полным пониманием ответственности, поскольку почти на протяжении пятнадцати лет имел возможность видеть главу нашего государства в. нелегком дипломатическом деле.
 
Об этом наш следующий рассказ.
 
***
 
Первым серьезным испытанием для Н. Назарбаева на дипломатическом поприще стали переговоры с американскими политиками по вопросу о ядерном наследии Казахстана. Эта проблема беспокоила США, поскольку не нашла своего разрешения в декларации о создании Содружества независимых государств. В данном документе лишь отмечалось, что Россия наследует место СССР в Совете Безопасности ООН в качестве ядерной державы, но ничего не говорилось о трех других республиках - Казахстане, Украине, Беларуси, тоже превратившихся, во всяком случае, дефакто, в ядерные государства. То, что это произошло, легко поддается объяснению: в конце 1991 года в постсоветском пространстве царил такой хаос, что подписание декларации в Алма-Ате казалось манной небесной. Создание СНГ предотвращало кровопролитие и конфликты на территории бывшей советской империи. Поэтому более тонкие политические вопросы были отложены до лучших времен, которые не заставили себя долго ждать.
 
Уже в марте 1992 года мне в качестве заместителя министра иностранных дел довелось принять участие в консультациях в Москве. В повестке дня, по сути дела, был один вопрос: лишение ядерного статуса трех упомянутых новых независимых государств. Надо отметить, что Россия в тот период не была таким державным государством, каким она стала в начале третьего тысячелетия в годы правления В. Путина. В то время в Москве царила демократическая эйфория, которая отражалась на внешней политике России. Она стала прозападной. Поэтому во время консультаций в российском МИД мы явственно ощущали пристальное око Вашингтона.
 
Тем не менее переговоры, в которых приняли участие и представители оборонных ведомств, протекали не так гладко, как этого хотелось бы российским дипломатам. Москва настаивала на включении в итоговое заявление положения об отказе Казахстана, Украины и Беларуси от ядерного статуса. В этих условиях были проведены «сепаратные» консультации между представителями трех стран. По моему предложению Казахстан, Украина и Белоруссия заняли отрицательную позицию в отношении российского предложения. Наша мотивация сводилась к тому, что данная проблема должна решаться на более высоком уровне с привлечением всех ядерных государств - постоянных членов Совета Безопасности ООН. В ходе бурных дискуссий была достигнута компромиссная договоренность: все три государства наделялись статусом «временно» обладающих ядерным оружием.
 
Считаю, что это был значительный успех казахской дипломатии, делавшей первые шаги на международной арене. Такое решение этого сложного вопроса открывало путь к дальнейшим переговорам со всеми влиятельными государствами на самом высоком уровне.
 
Переговоры по ядерному вопросу начались без всякого промедления. Уже в мае 1992 года президент Н. Назарбаев был приглашен с официальным визитом в США, где он провел очень важный обмен мнениями со своим старым знакомым, президентом Дж. Бушем. Конечно, ядерная проблематика присутствовала в повестке дня переговоров, но главное состояло в том, что была достигнута принципиальная договоренность по всему комплексу сотрудничества с этой глобальной державой.
 
По сути дела, данный визит положил начало не только казахстанско-американским отношениям, но и нашей знаменитой многосторонней, сбалансированной или, как принято ее называть, многовекторной дипломатии, которая впоследствии доказала свою практическую ценность и была признана наиболее адекватной потенциалу Казахстана. Если говорить более конкретно, то во время переговоров в Вашингтоне произошла своеобразная сделка: отказ Казахстана от ядерного статуса в обмен на политическое признание молодого государства, широкое экономическое сотрудничество и помощь ему на международной арене. Это был первый триумф казахстанского руководителя. Американский истеблишмент рассмотрел в Н. Назарбаеве надежного, предсказуемого партнера.
 
В мае 1992 года Казахстан стал подписантом Лиссабонского протокола, присоединился к договору о нераспространении ядерного оружия, официально превратившись в безъядерное государство. Подписание этого документа состоялось в португальской столице иод неусыпным контролем государственного секретаря США Дж. Бейкера. Интересный факт: свою подпись под данным протоколом поставил не министр иностранных дел Т. Сулейменов, хотя он находился в составе делегации, а государственный советник Т. Жукеев. Почему это произошло, сейчас трудно сказать. Скорее данный казус следует отнести к особенностям «казахскою протокола», который, как утверждают некоторые остряки, «самый лучший в мире». Еще один интересный момент: оба казахстанских представителя прибыли в Лиссабон на самолете госсекретаря США. Дело было настолько срочным и важным, что американцы решили не откладывать его в долгий ящик. Тем более, в те годы в нашем бюджете не было средств на приобретение авиабилетов из Вашингтона в португальскую столицу.
 
Но одно дело объявить себя безъядерным государством, другое - фактически избавиться от запасов смертоносного оружия. Общеизвестно, что Казахстан на момент распада СССР обладал крупным ядерным. арсеналом, который оценивался как четвертый в мире. Значительная часть ракет СС-18, получивших на Зацаде прозвище "сатана", были нацелены «против США. Поэтому обеспокоенность американцев по поводу будущего данного оружия и их заинтересованность в скорейшем решении проблемы были вполне понятны.
 
В подкрепление усилий, предпринимавшихся Белым домом, американские сенаторы Нанн и Лугар выступили
зы» в постсоветских странах и создании специального фонда на цели разоружения в Казахстане, Украине и Беларуси. Данная инициатива имела положительный эффект для процесса демонтажа ядерных арсеналов в указанных постсоветских государствах. Впоследствии эти сенаторы стали добрыми друзьями нашей страны, неоднократно посещали Казахстан и были награждены главой нашего государства орденами «Достык» первой степени. Во время визита в Казахстан в 2002 году сенатора Ричарда Лугара я по поручению президента вручил ему эту высокую награду, которую он, несомненно, заслужил.
 
Вашингтон приветствовал беспрецедентное решение президента Н. Назарбаева о закрытии Семипалатинского ядерного полигона. Данная акция продемонстрировала всей планете миролюбие и ответственность нарождающегося казахского государства за мир и безопасность. Это решение послужило своего рода пропуском для Казахстана в мировое сообщество и укрепило позиции Н. Назарбаева в клубе мировых лидеров.
 
Впоследствии появились критики, поставившие под сомнение правильность курса на ядерное разоружение Казахстана. Дескать, «поспешили»,«надо было выторговать более выгодные условия». Абсурдность подобного рода рассуждений совершенно очевидна. О какой «торговле» можно вести речь, если Казахстан своим решением обеспечил беспрепятственное вхождение в сообщество цивилизованных государств и заявил о себе как о зрелом, надежном и ответственном партнере? Нельзя забывать, что ядерные амбиции могли дорого обойтись Казахстану и свести на нет перспективы его существования как независимого государства. Наш народ, так долго стремившийся к независимости, мог оказаться в международной изоляции, что полностью противоречило бы нашим национальным интересам. Казахстан, Попав в компанию стран-«изгоев», не смог бы воспользоваться преимуществами широкого международного сотрудничества. Никто не рискнул бы направлять инвестиции в государство, пользующееся плохой репутацией в Мировом сообществе. Поэтому трудное решение президента Н. Назарбаева о присоединении Казахстана к клубу безъядерных стран было абсолютно правильным и в долгосрочном плане способствовало укреплению международных позиций нашего государства.
 
Не будет преувеличением сказать, что испытание на зрелость и ответственность Казахстан как молодое независимое государство с честью выдержал. Наша страна обрела хорошую международную репутацию, последовательно выступая за укрепление режима нераспространения ядерного оружия. Голос Казахстана был слышен на всех многосторонних форумах, в том числе на обзорной конференции ООН по выполнению договора о нераспространении ядерного оружия, на конференции ООН по разоружению. В бытность министром иностранных дел мне не раз приходилось выступать в Нью-Йорке и Женеве по этому важному Вопросу. Наша страна, можно с уверенностью сказать, выстрадала эту принципиальную позицию, ведь именно на казахской земле проводились разрушительные по своим последствиям ядерные испытания в трех средах. Поэтому вовсе не случайным является создание именно в Казахстане международного движения "Невада - Семипалатинск", выступающего за прекращение испытаний смертоносного оружия и построение безъядерного мира. Это движение возглавил известный общественный деятель и поэт Олжас Сулейменов, получивший твердую поддержку президента Н. Назарбаева, который поставил свою подпись на историческом документе, положившем конец ядерным испытаниям в Казахстане.
 
Позднее, в 2007 году, президент Дж. Буш сделает такое заявление: «В истории США еще не было лучшего партнера в деле ядерного нераспространения, чем Казахстан».
 
Глава государства проявил твердость во время проведения переговоров с руководителями американской администрации по вопросу о подписании рамочных соглашений относительно уничтожения ядерной инфраструктуры и вывода ядерных боеголовок с территории Казахстана в Россию. Белый дом настаивал на безоговорочном и немедленном подписании документов. Н. Назарбаев высказал справедливое мнение, что заключению столь важных соглашений должна предшествовать договоренность о масштабном политическом и экономическом сотрудничестве между Казахстаном и США. Об этом он недвусмысленно заявил эмиссару президента Б. Клинтона, государственному секретарю Уоррену Кристоферу, приехавшему в нашу страну в октябре 1993 года.
 
Надо, сказать, что госсекретарь США прибыл на переговоры в несколько благодушном настроении, рассчитывая, по-видимому, на скорый результат. К тому же он, не имея дипломатического опыта (до назначения на эту высокую должность он возглавлял юридическую компанию и в этом качестве оказывал полезные услуги будущему президенту Б. Клинтону),не смог найти нужную тональность во время переговоров с президентом II. Назарбаевым, который настоял на повышении уровня переговоров по широкому кругу вопросов взаимного сотрудничества. Обескураженный У. Кристофер после завершения неудачной для него миссии был вынужден признать, что казахстанский руководитель - «твердый орешек», с которым не просто договориться. Он заявил, что Вашингтон учтет пожелание Н. Назарбаева и направит на переговоры в Казахстан вице-президента США.
 
Уже через месяц в Алматы, появился Альберт Гор. Это была его первая поездка в Центральную Азию. Он пожертвовал рождественскими праздниками, чтобы встретиться с президентом Казахстана и договориться с ним о подписании важных соглашений по демонтажу ядерного оборудования. С казахстанской стороны уделялось повышенное внимание данному визиту, до самого его начала шла вязкая работа с американским посольством по согласованию отдельных положений пребывания вице-президента в Алматы. В то время рабочие взаимоотношения между МИД и международным отделом администрации президента, мягко говоря, были далеки от нормальных и этот неприятный момент отрицательно сказывался на процессе подготовки столь важного дипломатического мероприятия. Тем не менее все проблемы протокольные и по существу визита с в конечном счете были улажены, что открыло путь к переговорам, которые оказались успешными. По-другому быть не могло, поскольку вопрос о подписании соглашений был предрешен.
 
Н. Назарбаев и А. Гор подписали крайне важный документ - соглашение о демонтаже шахтно-пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет, ликвидации последствий аварий и предотвращении распространения ядерного оружия. Заключение данного соглашения имело широкий международный резонанс и пошло на пользу Казахстану, делавшему первые самостоятельные шаги в сфере дипломатии.
 
Не менее важной была договоренность о развитии сотрудничества между Казахстаном и США по широкому спектру вопросов, в том числе в области энергетики, привлечении инвестиций в нашу страну, а также в сфере безопасности. Показательно, что в ходе переговоров было достигнуто согласие о создании совместной комиссии Назарбаев - Гор. Эта комиссия полностью оправдала свое предназначение и успешно выполнила стоявшие перед ней задачи. Мне довелось участвовать в заседаниях данной комиссии, встречаться с ее сопредседателем, вице-президентом А. Гором. Поэтому моя уверенность в правильности решения, принятого в декабре 1994 года, зиждется на конкретных результатах работы такого специфического органа. Надо отметить, что американцы дали согласие на создание совместных комиссий только с Россией и Казахстаном. И это лишний раз подтверждает успех первых масштабных переговоров с демократической администрацией США.
 
 Переговоры с А. Гором оказались столь результативными по причине неординарного отношения к нему со стороны Н. Назарбаева, который не стал ограничивать себя протокольными условностями, а принял высокого гостя у себя дома. Атмосфера домашнего уюта и сердечного гостеприимства произвела на вице-президента такое сильное впечатление, что при каждой встрече с Н. Назарбаевым или со мной он неизменно вспоминал то непринужденное общение за ужином. Угощение, предложенное хлебосольным хозяином, было более чем необычным для американского руководителя: конские деликатесы, мясо по-казахски с непременным атрибутом, предназначенным для почетного гостя, - бараньей головой. После трапезы А. Гору был показан домашний концерт в исполнении самого президента и его старшей дочери Дариги. Вице-президент был в восторге и, как нам позднее сообщили американские коллеги, в подробностях рассказывал о своих впечатлениях Б. Клинтону и сотрудникам Белого дома.
 
В этом мы имели возможность убедиться сами во время посещения Вашингтона в октябре 1995 года. Сотрудница протокольной службы Белого дома, сопровождая Н. Назарбаева на встречу с вице-президентом А. Гором, сказала, что год назад самой горячей новостью в Вашингтоне была среднеазиатская кухня. Ее, как экзотический факт, живо обсуждали во всех властных кабинетах США. Выслушав словоохотливую спутницу, наш президент невозмутимо ответил: «Это было в моем доме». Американка сильно засмущалась, ведь она надеялась на другую реакцию высокопоставленного собеседника. На ее счастье в коридоре с распростертыми объятиями появился вице-президент, который сам охотно погрузился в воспоминания о том памятном вечере.
 
Впоследствии было много контактов и переговоров с американскими руководителями. Некоторые встречи запомнились своей содержательностью и непринужденностью общения.
 
К разряду таких событий можно отнести переговоры Н. Назарбаева с Б. Клинтоном в ноябре 1997 года. Это была их вторая официальная встреча, а первая состоялась в феврале 1994 года. Тогда был подписан очень важный документ - Хартия о демократическом партнерстве. Следует подчеркнуть, что та встреча на высшем уровне состоялась спустя два месяца после поездки вице-президента А. Гора в Казахстан. Другими словами, в начале 90-х годов события в двусторонних отношениях буквально наслаивались одно на другое, их динамика была очень высокой. По-другому быть не могло, так как этого требовала сама логика нарождавшегося сотрудничества. В Вашингтоне хорошо понимали важность Казахстана как долговременного партнера по многим стратегическим вопросам, Что касается президента Казахстана, то он придавал исключительно важное значение взаимоотношениям с США, справедливо полагая, что эта глобальная держава является серьезным гарантом независимости нашей страны.
 
Так оно и случилось. Уже в декабре 1994 года США, Россия и Великобритания предоставили свои гарантии безопасности Казахстану. Это произошло в рамках саммита ОБСЕ в Будапеште. Президенты Б. Клинтон, Б. Ельцин и премьер-министр Дж. Мэйджор в ответ на историческое решение главы нашего государства об отказе от ядерного наследия и присоединении к договору о нераспространении ядерного оружия поставили свои подписи под документом о гарантиях безопасности. Позднее подобные же гарантии предоставили Франция и Китай. Таким образом, Казахстан заручился полной под держкой постоянных членов Совета Безопасности ООН.
 
Поэтому переговоры в Вашингтоне в конце 1997 года проходили на достаточно благоприятном фоне. К данному времени был накоплен серьезный задел сотрудничества не только в сфере безопасности, но и в экономике, особенно в энергетике. Развернула свою деятельность компания «Шеврон», казахстанский рынок успешно освоили и другие известные энергетические мегакомпании - «Мобил», «Экссон», «Амоко». По объему инвестиций в Казахстане США вышли на первое место, что не могло не радовать Белый дом.
 
Президент Б. Клинтон был радушен и не скрывал своей радости по поводу очередной встречи с человеком, так много сделавшим для обеспечения стратегических интересов США в своей стране. Буквально задевая потолок дышащего историей здания, Б. Клинтон вышел навстречу Н. Назарбаеву, чтобы проводить его в Овальный офис, где у камина проходят все важные международные встречи хозяев и гостей Белого дома. Это место у камина хорошо известно всему миру, поскольку постоянно показывается во всех новостных передачах американского телевидения. На самом деле данное место приема иностранных делегаций представляет собой небольшой уютный кабинет, в котором с трудом умещаются члены делегаций и корреспонденты. Но американцы не комплексуют по этому поводу, потому что знают: очень многие главы государств и руководители правительств хотели бы побывать у них в гостях, чтобы поговорить о самых актуальных вопросах международного сотрудничества.
 
Так было и в тот погожий ноябрьский день. Поздоровавшись, мы расселись друг против друга на скромных стульях и принялись фиксировать ход переговоров. Они были очень содержательными. Американского президента интересовала ситуация в России и точка зрения по этому вопросу «главного специалиста» - президента Казахстана. С удовлетворением выслушав подробные и аргументированные разъяснения Нурсултана Абишевича, Б. Клинтон предложил перейти к обсуждению основных вопросов двустороннего сотрудничества. В то время Белый дом был сильно вовлечен в разработку трубопроводных проектов и активно лоббировал стратегический маршрут. Баку - Джейхан, предлагая Казахстану присоединиться к нему. Положительное отношение к данному проекту означало бы отход от активного сотрудничества с Россией, с которой уже была достигнута договоренность о строительстве нефтепровода к Черному морю (КТК). Поэтому Н. Назарбаев был осторожен в своих высказываниях, сделав акцент на том, что Казахстан привержен многовекторной стратегии экспорта собственных энергоресурсов. Он подробно рассказал о мировых тенденциях в этой сфере, чем вызвал неподдельное изумление американских руководителей, которые в таких вопросах обычно полагаются на помощь экспертов.
 
Б. Клинтон во время переговоров постоянно обращался за советами к членам своей команды, в которой выделялись первый заместитель государственного секретаря С. Тэлботт и специальный советник по СНГ Дж. Коллинз (позднее он был назначен послом в России). Они быстро набрасывали записки-подсказки, которые затем по цепочке, через руководителя администрации и вице-президента, передавались непосредственно Б. Клинтону. Тот попросту зачитывал их, дополняя краткими комментариями, которые, как правило, начинались словами: «США считают,
 
Переговоры завершились договоренностью о стратегическом партнерстве в области энергетики. Показательно, что во время визита состоялось подписание многомиллиардного контракта о разработке месторождения «Кашаган» на шельфе Каспийского моря с участием крупнейших американских компаний. Президенты договорились о тесном сотрудничестве в области безопасности и других важных сферах. Позднее данные договоренности сыграли важную роль с появлением необходимости принятия совместных мер для борьбы против международного терроризма. Казахстан решительно и без предварительных условий поддержал антитеррористическую операцию США и других стран-участников коалиции в Афганистане, подписав необходимые соглашения.
 
С приходом к власти республиканцев активные контакты с Белым домом не прекратились. Более того, Н. Назарбаев постоянно встречался с такими видными представителями этой партии, как Дж. Буш и Дж. Бейкер. Во время вышеупомянутого визита в США президент совершил поездку в Хьюстон, чтобы встретиться со старыми друзьями. В этой необычной для дипломатического протокола акции проявилось искреннее уважение казахского лидера к выдающимся американским политикам, сыгравшим ключевую роль в превращении Казахстана в субъект международного права и его признании мировым сообществом.
 
Поэтому Н. Назарбаеву было нетрудно найти общий язык с новым хозяином Белого дома Дж. Бушем, с которым он провел первую официальную встречу уже в декабре 2000 года. По обыкновению наш президент накануне визита встретился с его отцом, который напутствовал казахского руководителя и просил оказывать необходимое содействие менее опытному политику - своему сыну. Однако Дж. Буш-младший проявил норов, дав понять, что не во всем намерен следовать советам своего отца. На шуточную угрозу отца «наказать ремнем», переданную Н. Назарбаевым, президент США с громким смехом отреагировал в том плане, что еще никому не удавалось сделать это в отношении него и отцу тоже не будет исключения, хотя он воздает ему должное как видному политику и бывшему президенту США.
 
В 2006 году президент США публично продемонстрировал свою независимость, отказавшись принять рекомендации специальной комиссии по Ираку во главе с Джеймсом Бейкером. Хотя ни для кого не было секретом, что именно отец действующего президента направил своего давнего соратника, бывшего госсекретаря в Вашингтон, чтобы помочь Дж. Бушу выбраться из иракской авантюры. Вопреки ожиданиям президент-сын не стал прислушиваться к советам бывалого политика-отца и заявил об отсутствии планов вывода войск из этой арабской страны. На прямой вопрос Н. Назарбаева о взаимоотношениях с хозяином Белого дома Дж. Буш-старший, горько усмехнувшись, сказал: «Он меня не слушает». Об этом разговоре, состоявшимся в конце сентября 2006 года в родовом поместье Бушей, хотел бы поведать читателям более подробно.
 
По уже устоявшейся традиции Н. Назарбаев в канун своего официального визита в США решил встретиться с отцом действующего президента, чтобы вспомнить былое, обсудить настоящее и заглянуть в будущее казахстанско-американских отношений. В доме, расположенном на самом берегу Атлантического океана в городке Кеннебанкпорт штата Мэн, президента радушно приняли Джордж Буш и его жена Барбара. На эту встречу был приглашен давний друг и соратник 41-го президента США, известный политик и бывший специальный советник по национальной безопасности Брент Скоукрофт. С нашей стороны президента сопровождали руководитель администрации А. Джаксыбеков, автор этих строк, М. Тажин (ныне министр иностранных дел) и К. Саудабаев (в то время - посол в США, сейчас - государственный секретарь).
 
Родовое поместье семьи Бушей, как поведали нам его нынешние хозяева, было Построено еще в середине XVIII века прадедом действующего президента США. Он вместе с другими соотечественниками бежал из Европы, точнее сказать - из ее британской части, спасаясь от преследований католических иезуитов-мракобесов, и прибыл в благословенную Америку в поисках счастья, богатства и спокойствия. Это они, Первые поселенцы, поклялись упорно работать ж неустанно молиться во благо новой страны, приютившей их, чтобы «построить сияющий город на высокой горе» - процветающую Аме-рику. Им это удалось. Они превратили США в первое государство мира, до сих пор притягивающее к себе всех страждущих, будь то материально или духовно. США стали государством надежды и мечты. Даже скептики вынуждены признать, что без США мир был бы другим, он был бы гораздо хуже. Один из идеологических столпов американской идеи, прославленный президент Рональд Рейган, назвавший СССР «империей зла» и предрешивший ее исчезновение с карты мира, часто называл США «сияющим городом на высокой горе». Тем самым он воздавал должное первым поселенцам-пилигримам, основавшим Нынешнюю сверхдержаву. В том числе и предкам известной во всем мире семьи Бушей.
 
Президентская чета приветствовала нас во дворе Дома, где на высоких флагштоках развевались национальные флаги Казахстана и США. Этот факт подтверждал полуофициальный характер предстоящей встречи. Стоявшие на расстоянии ста метров многочисленные туристы охотно фотографировали президентов. Хозяева дома пригласили нас в гостиную комнату и принялись угощать чаем и прохладительными напитками. Сам же Буш сказал что не прочь выпить немного водки со льдом (именно так, с нашей точки зрения, совершенно нетрадиционно, употребляет на Западе этот алкоголь), чем сильно удивил нас. Нельзя забывать, что на момент встречи ему исполнилось 83 года! Но на смену удивлению пришло искреннее изумление, когда хозяин поместья заявил, что собирается совершить парашютный прыжок с самолета. На наш вопрос, чем вызван этот диковинный и очень опасный план, он сказал: «Хочу доказать всем, что и в старости можно полноценно жить и дышать полной грудью». Правда, Барбара не согласилась с этим тезисом, отметив, что категорически противится решению мужа. Выяснилось, что после первого прыжка с самолета, предпринятого по случаю 80-летия Джорджа Буша, она больше недели не разговаривала с ним, таким образом выражая протест.
 
Эта трогательная история предопределила атмосферу искреннего обмена мнениями по самым острым вопросам международной ситуации.
 
Начали с Ливана. В то время в этой многострадальной стране шла настоящая война. Израильская армия в ответ на провокационные действия «Хезболлы» начала массированные бомбардировки жилых кварталов, где, по ее предположению, скрывались арабские боевики. Естественно, эта непродуманная акция повлекла за собой многочисленные жертвы среди ливанского населения, в том числе погибло много детей. В мире стала нарастать волна возмущения против действий израильского правительства во главе с Э. Ольмертом. О боевиках, проводивших анти-израильские акции с ливанской территории, вспоминали мало и. неохотно. Вопрос о войне в Ливане был поставлен в. повестку дня специального заседания Совета Безопасности ОOH. Американская администрация оказалась в трудном положении, она попала под огонь критики не только за рубежом, но и внутри страны. США стали заложниками собственной произраильской позиции. Постоянные консультации с конфликтующими сторонами и челночные визиты госсекретаря Кондолизы Райс пока не давали результатов. В этой тяжелейшей ситуации понадобилось вмешательство ООН, которая вновь продемонстрировала свою незаменимость. Длительные переговоры на «ООНовской площадке», прежде всего в Совете Безопасности, в конечном счете привели к положительному результату. В Ливане под эгидой ООН разместились миротворческие силы, израильская армия вышла из этой многострадальной страны.
 
Дж. Буш сказал, что Б. Скоукрофт в период боевых действий между Израилем и Ливаном посетил ближневосточный регион, и предложил ему высказаться об этом конфликте. Тот охотно вступил в беседу, отметив, что ситуация в регионе полностью разбалансирована, благоприятный момент решения палестинской проблемы упущен. Нам показалось, что от его высказываний пахнуло критикой нынешней американской администрации, возглавляемой сыном гостеприимного хозяина дома. Но Дж. Буш и глазом не моргнул, невозмутимо отпивал водку из большого бокала, предназначенного для виски.
 
Далее Скоукрофт сообщил, что во время поездки в регион встречался с египетским президентом X. Мубараком, который выразил обеспокоенность по поводу усиления шиитских сил на Ближнем Востоке («Хезболла» - боевой отряд шиитских клерикалов). Израиль, по его словам, находится в состоянии шока, его безопасное будущее под большим вопросом. Поэтому наиболее оптимальная политика - это налаживание взаимоотношений с палестинцами. В противном случае репутацию Израиля будет трудно спасти, весь мир возмущен действиями его военщины. Самое главное - рухнул миф о непобедимости израильской армии, которая потерпела серьезное поражение в Ливане.
 
II. Назарбаев, похоже, был согласен с выводами опытного политика. Он сказал, Что корень ближневосточной проблемы - это взаимоотношения между Израилем и Палестиной. До тех пор, пока евреи и палестинцы будут воевать и спорить друг с другом, ситуация на Ближнем Востоке не улучшится. Затем президент высказал интересное предложение: подключить к процессу ближневосточного урегулирования так называемые «умеренные» мусульманские государства - Турцию, Пакистан, Марокко, Иорданию, Катар, Объединенные Арабские Эмираты, Египет и, конечно же, Казахстан. По мнению Нурсултана Абишевича, именно через такие государства можно было бы осуществить модернизаций) ближневосточного региона, отдалить его народы от исламского радикализма. «Кто-то должен подсказать действующему президенту США, что исламский мир в одночасье изменить невозможно, лекциями и грубыми действиями здесь не поможешь, наоборот, навредишь, - продолжал свою мысль президент. - Надо брать пример с успешных исламских государств, например, с Казахстана, где в мире и спокойствии проживают и мусульмане, и христиане, и иудеи, и представители других религий и конфессий». Далее Н. Назарбаев подчеркнул, что успех ближневосточного урегулирования «на 70 процентов зависит от США».
 
Тут в беседу включился сам Дж. Буш, который выразил согласие с высказываниями президента Казахстана. По его словам, Израиль действительно прислушивается к голосу США, но так бывает далеко не всегда - «там слишком много политики». Затем бывший президент поведал нам историю, которая поразила нас своей откровенностью. В конце 80-х годов он со своей командой был в Израиле, где сказал, что эта страна не получит 10 млрд. долларов в качестве кредита, пока не нормализует свои отношения с палестинцами. «По возвращении в Вашингтон американские средства массовой информации спустили на меня всех собак. В бой вступило произраильское лобби, которое громогласно заявило, что отказывает в доверии Белому дому».
 
Обычно американские политики, являющиеся представителями касты «белых протестантов», воздерживаются от публичной критики национальных общин, проживающих в США, поскольку это выходит за рамки политкорректности. Для президента Н. Назарбаева Дж. Буш сделал Знаковое исключение, которое можно1 было рассматривать как своеобразное приглашение к раскованному и доверительному обмену мнениями.
 
Наших собеседников явно заинтересовало предложение Н. Назарбаева о создании своеобразной коалиции умеренных мусульманских государств. Дж. Буш высказал совет проинформировать об этой идее вице-президент та Д. Чэйни, который хорошо разбирается в ситуации на Ближнем Востоке. Я обратил внимание на то, что он не упомянул в этой связи ни своего сына, ни госсекретаря К. Райс. По всей видимости, именно Чэйни, работавший еще в администрации Р. Рейгана в качестве министра обороны, вызывает наибольшее доверие со стороны «старой гвардии»  рерпубликанцев. 
 
 Вице-президент США Д. Чэйни, несмотря на жесткую критику оппонентов-демократов и средств массовой информации, признается самым умным человеком в нынешней администрации. Его интеллектуальные качества удачно сочетаются с внешним обликом: с лица Чэйни не сходит многозначительная ироническая усмешка, разительно похожая на скрытую улыбку Моны Лизы. Кто-то из журналистов в этой связи едко пошутил, что, мол, с такой внешностью вице-президенту нужно было бы работать гробовщиком - настолько он уныл и загадочен. 
 
После взаимных откровений собеседники перешли к обсуждению самой острой для американцев проблемы - Ирана. Дж. Буш подчеркнул, что в США пристально наблюдают за поведением Казахстана на международной арене и обратили внимание на его дружественные отношения с этим государством. Поэтому мнение казахского лидера об Иране имеет первостепенное значение для Вашингтона.
 
Высказывания Н. Назарбаева по этому вопросу были откровенными и интересными. С его точки зрения, Иран - это важный фактор не только региональной, но и глобальной политики, эту страну нельзя игнорировать и тем более третировать. Гораздо продуктивней - попытаться найти общий язык и достичь хотя бы мизерного компромисса. От Ирана во многом зависит будущее Трубопроводной системы в регионе, в частности по Каспийскому морю, а также юридический статус этого водоема. Страна входит в тройку мировых держав по запасам газа, что предопределяет ее хорошие взаимоотношения с таким важным государством, как Россия, которая заинтересована в получений газовых ресурсов из нашего региона для последующего экспорта в Европу. В то же время нельзя угодничать перед Ираном, заигрывать с клерикалами, которые подталкивают страну на путь милитаризации. Президент Ахмадинеджад лишь с виду прост, на самом деле он ведет тонкую игру рассчитанную на укрепление потенциала собственной страны, обеспечение ее доступа к современным, в том числе к ядерным, технологиям. Его цель — усилить позиции шиитов в мире, и это у него пока неплохо получается. В Ираке шииты, по сути дела, пришли к власти, хотя в этом немалая заслуга самого Вашингтона. Президент Ирана пикируется с Западом, держит в напряжении Израиль. Но даже с ним можно и нужно вести переговоры. Хороший пример - Казахстан, поэтому мы могли бы оказать свои услуги в этом деликатном деле.
 
Н. Назарбаев далее заметил, что самый актуальный вопрос - это строительство трубопровода в Центральной Азии. Без него невозможно обеспечить альтернативное снабжение европейских стран газом. Возрастает роль Туркменистана, если эта страна сможет подтвердить собственные обязательства по поставкам газа России, Китаю, Украине. Усиливаются позиции Китая. И, безусловно, сохраняет свое влияние Россия, имеющая естественные интересы в нашем регионе.
 
Внимательно слушавший информацию нашего президента Дж. Буш вдруг попросил своего секретаря принести атлас мира, чтобы визуально представить себе ситуацию в Центральной Азии. При этом бывший президент США, ничуть не смущаясь, сказал: «Я уже забыл географию Вашего региона». В моих глазах он стал более уважаемой личностью, ведь только сильные и уверенные в себе люди могут признаться в незнании какого-либо вопроса. И лишь самовлюбленные посредственности считают, что им подвластны любые проблемы. Такие правители надувают щеки и делают вид, что разбираются во всех тонкостях. Что касается Дж. Буша, то он был естественен в своем желании разобраться в этой ситуации, чем вызвал к себе дополнительные симпатии.
 
Склонившись над картой, президенты продолжили обсуждение геополитических вопросов. Н. Назарбаев подчеркнул, что Казахстан привержен строительству трубопроводов в сторону наиболее перспективных рынков. Он сослался на завершение строительства нефтепровода в Китай мощностью до 20 млн. тонн нефти, отметив, что этот проект является наглядной демонстрацией многовекторной энергетической политики нашего государства. С улыбкой посмотрев на собеседников, президент сказал, что в коммерческом плане наиболее выгодным и привлекательным является трубопровод по иранской территории, но приходится учитывать позицию США, поэтому реализация этого проекта откладывается. Скоукрофт не преминул показать живость ума и посоветовал направить основную часть казахстанской нефти в Турцию для последующего экспорта в Европу. На это замечание Нурсултан Абишевич отреагировал без промедления, сказав, что у нас хорошие соглашения с Россией: Казахстан транспортирует нефть через трубопроводную систему Атырау - Самара, а также через нефтепровод Атырау - Новороссийск. В то же время он согласился с тем, что необходимо иметь альтернативные маршруты экспорта энергоресурсов.
 
Последний тезис стал точкой соприкосновения аргументов обеих сторон и послужил хорошим поводом для продолжения беседы уже за обеденным столом. Подали зеленый салат, лобстеры (омары) и «королевские» креветки. Хозяйкой стола была Барбара, она внимательно контролировала процесс обслуживания гостей и в то же время не выпячивала свою роль, вела себя скромно, но достойно. Сказывался огромный опыт общения с главами иностранных государств в качестве первой леди США. В нужные моменты она вступала в общий разговор, но делала это тактично и естественно, ее высказывания были к месту и не нарушали общий ход беседы, которая была очень интересной.
 
К вышесказанному следует добавить, что полновластным хозяином данного родового поместья является не Дж. Буш, а Барбара. Она строго следит за порядком в доме. Как-то ее сын, президент США, приехал погостить в отчий дом и по обыкновению, развалившись в кресле, положил ноги на кофейный столик. И тут же получил нагоняй от матери за непристойное поведение. Что касается Дж. Буша-старшего, то он отвечает в доме за организацию развлечений: прогулки на катере, игры в гольф с сыновьями, в домашнее хозяйство он не вмешивается. Президент США, по признанию Барбары, редко бывает в этом доме, он предпочитает техасское ранчо, где чувствует себя в своей тарелке.
 
Дж. Буш и Н. Назарбаев приступили к обсуждению ядерного вопроса. По словам бывшего президента США, решение Казахстана отказаться от ядерных амбиций и присоединиться к договору о нераспространении ядерного оружия оказалось судьбоносным, так как оно открыло путь к равноправным взаимоотношениям со всеми державами мира. Президент Казахстана явил собой пример ответственного подхода к режиму нераспространения и укреплению глобальной безопасности. Мир еще полностью не оценил его заслуги в этой сфере.
 
Но наш президент не стал расслабляться под воздействием столь изысканных комплиментов и заявил, что, к сожалению, опыт Казахстана не является примером для подражания в современном мире. Вначале Индия и Пакистан стали ядерными государствами, потом к разработке смертоносного оружия приступила Северная Корея. Большие вопросы имеются к ядерной программе Ирана. В мире очень много так называемых «пороговых» стран, готовых в любой момент произвести атомное оружие. Израиль, судя по всему, уже обладает таким арсеналом, но открыто об этом не заявляет. Все это происходит при попустительстве ООН и, конечно же, ведущих держав, прежде всего США. Это не может не вызывать сожаления, ведь мир в большой опасности.
 
Буш и Скоукрофт согласились с этими тревожными рассуждениями, но намекнули, что основные события, ставшие предметом серьезной обеспокоенности в мире, в том числе в Казахстане, произошли во время восьмилетнего правления демократов во главе с Клинтоном. Политика попустительства радикалам и экстремистам привела к плачевным результатам: международный терроризм в конечном счете совершил нападение на США. Затем последовала контроперация в Афганистане, но ее результаты и последствия пока не ясны. В целом, по мнению американских политиков, мир стал гораздо менее безопасным по сравнению с периодом распада СССР.
 
Надо сказать, что будучи вне большой политики, но имевшие прямое отношение к распаду Советского Союза Буш и Скоукрофт с неподдельным интересом обсуждали эту тему. Причем их интересовали не столько характер событий, сколько детали, в том числе относящиеся к поведению конкретных личностей, прежде всего Горбачева и Ельцина. У меня сложилось впечатление, что эти американские политики по сей день никак не могут понять, почему первый президент СССР, обладая всеми властными полномочиями, лак и не решился применить их, чтобы покончить с Ельциным и другими участниками соглашения в Вискулях. Буш и Скоукрофт каждый раз возвращались воспоминаниями в то, уже далекое, неспокойное время, задавали вопросы, что-то сами рассказывали. Они интересовались мнением Н. Назарбаева о событиях того периода. Интересные наблюдения Нурсултана Абишевича, его откровенные высказывания о людях и событиях -превратили застолье в незабываемое дипломатическое: мероприятие. И хозяева дома, и Скоукрофт посчитали; нужным отметить, что получили искреннее удовольствие от состоявшейся беседы с лидером Казахстана. Буш даже пошутил, что теперь понимает, почему на прошедших выборах Н. Назарбаев получил более 90 процентов голосов избирателей, и добавил: в США такое невозможно - другая политическая культура.
 
Но и тут наш президент не остался в долгу, сказав, что в этом было проявление благодарности народа за существенный прогресс в экономике, рост благополучия населения, внутреннюю стабильность, что резко отличает Казахстан от большинства государств постсоветского пространства. Поэтому США должны быть заинтересованными в укреплении сотрудничества с нашей страной, нельзя нравоучениями отталкивать от себя верных партнеров. Политика - извлечение максимум возможного из Сложившейся ситуации, и здесь США должны идти впереди, показывать всем странам хороший пример. Раньше Советский Союз ненавидели во многих странах мира, эту державу считали грубой, несправедливой, экспансионистской. Теперь ее отрицательный образ, к большому сожалению, примеривают на себя США. Это несправедливо, но такова печальная реальность.
 
Буш нехотя согласился с этими откровениями своего собеседника, сказав, что ошибки со стороны администрации все же были совершены и привели к ухудшению репутации США во всем мире. Понадобятся время, усилия, чтобы выправить ситуацию. Но она не безнадежна: фундаментальные основы экономики, политики и морали США по-прежнему незыблемы, и это вселяет уверенность в светлые перспективы государства. Здесь наступил черед согласиться и президенту Казахстана.
 
 В качестве компромисса прозвучала фраза Б. Скоукрофта:» «Бывают дома большие, но неопрятные. Ваш дом, господин президент, небольшой по сравнению с соседними, но в нем, благодаря Вам, царит порядок». Мы хорошо поняли, что имел в виду этот политик, и поэтому охотно согласились. Дж. Буш, похоже, тоже был удовлетворен этой удачной мыслью своего верного соратника.
 
По понятным причинам я не могу раскрыть в этой книге полное содержание состоявшейся дискуссии и переговоров, поскольку обсуждались вопросы, не подлежащие разглашению. В этой связи вспоминается моя служебная характеристика по окончанию командировки в Китай, она перечисляла мои достоинства как сотрудника советского посольства и завершалась фразой: «государственную тайну хранить умеет». Поэтому не -буду разочаровывать автора этой многозначительной характеристики и лучше расскажу о том, как хозяева родового поместья размещали нашего президента на ночлег.
 
Бывший президент США и его супруга предложили Нурсултану Абишевичу и сопровождающим его лицам осмотреть комнату, в которой лидеру Казахстана предстояло провести ночь. Барбара лично проверила, включены ли обогреватели и правильно ли висят шторы в спальне. Затем она заправила подушки и одеяло и с материнской гордостью сообщила: «Вы будете спать на кровати, которая когда-то принадлежала нынешнему президенту США». Нурсултан Абишевич отреагировал мгновенно: «Хорошо, что на этой кровати не спала Ваша невестка Лора Буш». Под общий смех Барбара ответила: "Моя невестка спала на соседней кровати». 
 
На такой веселой ноте мы расстались знаменитой четой Бушей и пожелали спокойной ночи нашему президенту. Но ему не спалось, и поэтому мы вышли во двор, чтобы подышать свежим морским воздухом и обменяться впечатлениями о состоявшейся беседе. Нурсултану Абишевичу явно не хотелось оставаться одному в скромной спальне действующего президента США, но с другой стороны, мы понимали, что в этом приглашении хозяев дома — проявление неподдельного уважения к казахстанскому лидеру американского руководства. Н. Назарбаев на прощание даже пошутил: «Будто к близким родственникам нагрянули в гости». На следующий день предстояла морская прогулка на личном катере 41-го президента США. Мы, сопровождающие лица, поехали ночевать в соседнюю гостиницу, чтобы раним утром предстать перед своим руководителем в полной физической и умственной готовности.
 
 На другой день нас ждал еще один сюрприз. Выяснилось, что большой катер мощностью тысячу лошадиных сил поведет сам Дж. Буш. Поначалу в это как-то не верилось, ведь хозяин дома находится в преклонном возрасте, но его обещание не оказалось пустой бравадой. 83-летний Буш уверенно направился к штурвалу морского судна и так разогнал ег0 по воде, что всем пассажирам пришлось крепко держаться за свои места, чтобы не вывалиться из катера. И не мудрено, ведь его скорость превысила(в пересчете с миль) 80 км. в час.
 
А до отбытия в океан мы стали свидетелями трогательной сцены: 41-й президент США самолично рылся в чулане дома в поисках подходящей спортивной обуви для нашего президента. Наконец он нашел кроссовки, которые оказались впору Нурсултану Абишевичу. Во всем этом сквозила неподдельная естественность и проявление сердечного гостеприимства. Очень беспокоилась за экипировку дорогого гостя и хозяйка дома Барбара. Затем она вышла на пирс, чтобы напутствовать своего мужа и президента Казахстана перед путешествием по океану. Барбара даже попросила Буша не увлекаться скоростью, но, похоже, сама не верила, что ее смелый муж прислушается к этому пожеланию. А напоследок она сфотографировала бывшего и действующего президентов своей «мыльницей».
 
В тот же день, попрощавшись с президентской четой, воспитавшей трех сыновей, в том числе главу самого мощного и влиятельного государства в мире и губернатора крупного штата, мы вылетели в столицу США, чтобы встретиться и провести переговоры с 43-м президентом этой страны Дж. Бушем.
 
Интересно, что в июле 2007 года в этом же доме на побережье Атлантики состоялись переговоры В. Путина с президентом США Дж. Бушем. Похоже, американский лидер не случайно выбрал свое родовое гнездо в городке Кеннебанкпорт в качестве места встречи с «другом Владимиром». Этот дом располагает к доверительному разговору, в чем мы сами убедились. Все было так, как годом раньше принимали нашего президента. Гостеприимные Дж. Буш-старший и Барбара и даже тот же набор блюд во время обеда. Но освещение в средствах массовой информации, по понятным причинам, было гораздо шире. Хоть и в неформальной обстановке и без подписания соглашений, тем не менее, там, в родовом поместье Бушей, прошел американо-российский саммит. Правда, известный политолог Збигнев Бжезинский отрицательно оценил его итоги, отметив, что лидерам двух держав не удалось устранить наслоения, накопившиеся. в двусторонних отношениях в последние годы.
 
29 сентября 2006 года в Белом доме состоялась казахстанско-амсриканская встреча на высшем уровне, имеющая, по моему глубокому убеждению, исключительно важное значение для будущего двустороннего сотрудничества. Президента Н. Назарбаева тепло приветствовал Дж. Буш, начавший встречу возгласом: «Мой друг, рад видеть тебя в Вашингтоне!». Н. Назарбаев ответил: «Передаю привет от Ваших родителей. Они дали мне возможность переночевать на Вашей кровати». Дж. Бушу такое начало встречи очень понравилось. Предложив сесть высокому гостю в кресло у камина, американский президент начал энергично и громко высказываться по сути двусторонних отношений. Он сказал, что выполнил обещание, данное им во время встречи с нашим президентом 9 мая 2005 года в Москве на праздновании 60-летия Победы, и направил в Астану вице-президента Д. Чэйни. Дж. Буш также подчеркнул, что в Казахстане побывала и госсекретарь К. Райс; Все это, по его словам, свидетельствует о динамичном сотрудничестве между двумя странами.
 
Следует отметить, что в жизни американский президент выглядит гораздо привлекательней, нежели по телевидению. Бросается в глаза его искренность и доброжелательность. Он обладает мощной энергетикой, что обусловливает наличие громкого голоса. Дж. Буш говорит с необычным напором, будто выступает на собрании или митинге с участием большого количества людей. При этом с его лица не сходит улыбка, которая постоянно меняет свои оттенки - от радостной до иронично-скептической. В чем американскому президенту не откажешь, так это в убежденности в правоте собственных слов. Внимательно слушая Дж. Буша и наблюдая за его поведением, я подумал, что он - типичный продукт американских семейных ценностей, так как воспитывался в духе протестантской морали и любви ко всему, что касается великого государства - США. В то же время его не обременяли надуманными запретами, напротив, родители всячески поощряли проявление индивидуализма.
 
Дж. Буш закончил престижный Йельский университет, что вполне естественно с учетом его, в общем-то, аристократического происхождения. Напомню: прадед 43-го президента США был богатым и образованным человеком, входившим в когорту основателей современной Америки. В университете Дж. Буш не отличался прилежностью и способностями, но тем не менее окончил его с вполне приличными показателями и был принят в тайное общество избранных выпускников. По словам самого президента США, это было время «безответственной юности». Он сумел избежать полноценной службы в армии, что послужило поводом для обвинений в ходе последней для него президентской кампании, поскольку основной Противник, демократ Дж. Керри, был героем антивьетнамской войны.
 
По окончании университета Дж. Буш решил следовать семейной традиций и занялся нефтяным бизнесом, но, не проявив должного усердия и навыков, переключился на политическую деятельность. В 32 года он уже баллотировался в конгресс, однако потерпел поражение во время предвыборной кампании, что, впрочем, не умерило его влечения к большой политике. В 42 года он стал активным участником президентской кампании своего отца, уверенно взявшего в свои руки бразды правления Америкой после Рональда Рейгана, который впоследствии был назван одним из лучших президентов США за всю историю страны. А в 1994 году Дж. Буш был избран губернатором крупнейшего штата Техас. Через шесть лет он стал президентом, продолжив семейную традицию, заложенную его отцом, 41-м президентом США.
 
В молодости Дж. Буш сильно увлекался алкоголем, его любимым напитком было виски «Teacher’s» («От учителя»). По интересному стечению обстоятельств жена будущего президента Лора получила педагогическое образование, работала библиотекарем, была учительницей в школе. Именно она сыграла решающую роль в отваживании мужа от пристрастия к алкоголю. Злые языки утверждают, что Дж. Буш дал клятву жене бросить пить после того, как не узнал ее во время очередного запоя. Тем не менее общее мнение склоняется к тому, что ему сильно повезло в жизни, ведь он женился на такой умной и харизматичной женщине, как Лора. Действительно, в ходе изнурительных президентских кампаний, государственных визитов, международных встреч и общения с простыми людьми она всегда была на должной высоте и своим присутствием выгодно дополняла своего мужа, президента США.
 
Дж. Буш был выбран лидером республиканцев-неоконсерваторов прежде всего потому, что всегда отличался своей решительностью при принятии решений. Он не терпит долгого обсуждения- проблемных вопросов и требует дать ему варианты их решения, после чего берет на себя всю ответственность за результат. Лора Буш как-то пошутила, что ее мужу достаточно увидеть дерево, чтобы тут же схватиться за топор. Тем не менее в том, что касается интересов зажиточного класса, Дж. Буш и его команда проявляли удивительную рассудительность. Специалисты обратили внимание на следующую закономерность: за время пребывания у власти республиканцев не было принято ни одного закона, ущемлявшего интересы богатых людей.
 
Президенты начали переговоры с обсуждения практических; вопросов. Н. Назарбаев заявил, что имеет намерение высказать просьбу о поддержке США в решении следующих проблем: вступление Казахстана во Всемирную торговую организацию, председательствование нашей страны в ОБСЕ, отмена действия поправки Джексона - Вэника, налагающей ограничения на взаимную торговлю. Наш президент далее сказал, что провел переговоры с вице-президентом Д. Чэйни, министрами энергетики, сельского хозяйства и торговли, а также с директором ЦРУ, обсудил с ключевыми членами президентской команды наиболее важные проблемы двусторонних отношений. Найден общий язык по всем вопросам, в связи с чем есть все основания надеяться на успешное развитие сотрудничества между двумя странами. Дж. Бушу такое вступление явно понравилось. Было видно, что он основательно подготовился к переговорам и проинформирован по основным моментам двусторонних отношений. Он уверенно отреагировал на обращение по ВТО, сказав что сделает все возможное для ускоренного вступления Казахстана в эту организацию. Американский президент кивнул в сторону Д. Чэйни и К. Райс, сказав, что поручает своей администрации довести это важное дело до конца.
 
Интересной была его реакция на вопрос о председательствовании Казахстана в ОБСЕ. Но до рассказа о том, как Дж. Буш ответил на данное обращение, важно отметить, что мы, члены казахской делегации, всячески отговаривали нашего президента высказываться по этой деликатной теме. Но надо знать Нурсултана Абишевича: чем больше доводов мы приводили в свою пользу, тем крепче становилось его желание все же обсудить данный вопрос с американским коллегой.
 
Итак, едва услышав аббревиатуру «ОБСЕ», Дж. Буш, повернувшись в сторону Кондолизы Райс, спросил ее: "Конди, а мы еще члены этой организации?" Государственный секретарь стала смущенно разглядывать свои туфли и собираться с мыслями. Но, не дожидаясь ее реакции, энергичный президент произнес такую тираду:
 
- Подумайте, нужно ли Вам председательствование. ОБСЕ - это такая организация, где каждый день кого-то обсуждают, кого-то осуждают или обвиняют. Ничего хорошего она не даст. Будут каждый день рассматривать через лупу, изучать, что Вы сделали или не сделали, сравнивать Казахстан с другими странами. Так что подумайте еще раз, нужна ли Вам эта организация.
 
Это была тщательно закамуфлированная форма отрицательного ответа, о чем мы заранее догадывались. Но все же было важно узнать о позиции США из первых рук. Ведь до начала визита каких только версий, предположений и выводов не приходилось выслушивать. Мол, достаточно Н. Назарбаеву затронуть данную тему, как Дж. Буш, ведомый «здоровыми силами» в своей администрации, сразу же даст согласие на председательствование в ОБСЕ. Кто-то, ссылаясь на «спецканалы» собственной информации, утверждал, что между администрацией и то с госдепартаментом, дескать, существуют «серьезные противоречия», поэтому надо использовать эти разногласия для получения положительного результата. К счастью, все стало на свои места, наш президент убедился, что если разногласия и существуют, они, тем не менее, остаются втуне и не препятствуют выработке консолидированной позиций США по принципиальным вопросам.
 
Н. Назарбаев проявил твердость, убедительно обосновав нашу точку зрения по данной проблеме. Он подчеркнул, что абсолютное большинство стран-участниц ОБСЕ уже выразило поддержку председательствованию Казахстана в этой организации. Пренебречь этим моментом было бы неправильным в отношении этих государств, у нас нет такого политического и морального права. Поэтому США остаются здесь в явном меньшинстве. Кроме того, нельзя делить государства на высшую и низшую категории, сейчас другие времена, мир изменился. Тем более Казахстан не заслужил подобного к себе отношения, ведь наша страна внесла существенный вклад в ядерное разоружение, борьбу против международного терроризма, а также в развитие рыночной экономики и продвижение демократии.
 
Дж. Буш поспешил ответить, что не может быть и речи о высокомерном отношении к Казахстану. Он предложил перевести данную тему в плоскость дальнейшего обсуждения между дипломатическими ведомствами. Н. Назарбаев не стал обострять дискуссию и дал согласие на такое предложением К. Райс и я поддержали это решение президентов утвердительными кивками голов, дав понять, что продолжение дискуссии на президентском уровне не имеет смысла.
 
Далее Н. Назарбаев сказал, что на протяжении по крайней мере восьми лет он ставит вопрос об отмене пресловутой поправки Джексона — Вэника, принятой в годы холодной войны в знак протеста против запрета советского правительства на эмиграцию евреев. «Мы тут причем? - воскликнул Нурсултан Абишевич. - Когда-то Советский Союз запретил евреям выезжать из страны, а суверенный Казахстан должен страдать от этого? Той страны уже давно нет!». Для пущей убедительности наш президент добавил: «У нас не существует проблем с евреями, они строят синагоги в Казахстане, выезжают и приезжают, хорошо отзываются о нашей стране. Я, - подчеркнул далее Н, Назарбаев, - передал еврейскому обществу США все материалы КГБ о казни в Казахстане лидера любавического движения евреев. Американские евреи нам благодарны за такое решение. И в это время продолжает свое действие дискриминационная поправка Джексона - Вэника».
 
Дж. Буш ответил в том плане, что для отмены этого закона необходимо иметь «новый» конгресс. «Надеюсь, в скором времени мы его получим», - добавил хозяин Белого дома. Но его надеждам не было суждено сбыться, поскольку республиканцы в ходе выборов уступили принадлежавшее им большинство в конгрессе. Спикером нижней палаты стала демократ Нэнси Пелоси, имеющая репутацию жесткого критика внутренней и внешней политики республиканской администрации. Из этого следует, что такой рудимент холодной войны, как поправка Джексона - Вэника, будет оставаться инородным телом в структуре двустороннего сотрудничества. Своеобразным утешением может служить то, что этот закон действует и в отношении России, которая тоже безуспешно добивается его отмены. А вот украинцам удалось убедить Вашингтон не применять его в торговле с Киевом. Правда, это произошло после «оранжевой революции», получившей поддержку в США. 
 
Заслуживают внимания высказывания Дж. Буша о ситуации в нашем регионе и о характере двусторонних отношений. Он сделал важное заявление: «Многие думают, что США считают Казахстан своим другом из-за нефти. Это не так. Отношения между нашими странами выходят далеко за пределы нефти». Далее американский президент сказал: «Я смотрю на карту вашего региона. Казахстан соседствует с такими крупными государствами, как Россия и Китай. На юге от вас ситуация нестабильная, хаотичная. Правительства известных вам стран обижают своих граждан. Афганистан борется за свободу и демократию».
 
После такого специфического обзора расстановки геополитических сил в нашем регионе Дж. Буш высказал следующий комплимент: «Вы, господин президент, проводите умную политику. Ваша стратегия правильная, потому что Вы не выбираете между Россией и Китаем, а дружите с обоими государствами. Такая политика дает нам возможность иметь хорошие, стабильные отношения с Казахстаном, быть вместе с вами в борьбе против экстремизма и терроризма». Американский президент подчеркнул: США и Казахстан являются партнерами в «Идеологической борьбе».
 
Далее Дж. Буга выразил признательность за сотрудничество в разведывательной сфере, добавив, что не будет углубляться в эту тему, так как «у нас постоянно происходит утечка информации». При этом он строго и в то же время с оттенком презрительности посмотрел на сидевших рядом членов своей команды. Д. Чэйни покраснел и опустил глаза, К. Райс стала растирать щеку и уставилась куда-то вдаль, руководитель администрации С.. Хэдли сделал вид, что поглощен чтением какого-то документа. Скорее всего, Дж. Буш имел в виду череду скандалов с разоблачениями сотрудников администрации, замешанных в разглашении государственных тайн. Руководитель аппарата вице-президента X. Либби был даже приговорен к 30 месяцам тюремного заключения за передачу сведений средствам массовой информации о супруге американского посла в Нигере, оказавшейся агентом ЦРУ. Правда, Дж. Буш помиловал его, заменив тюремное заключение на условный срок, чем вызвал бурю негодования в стане демократической партии.
 
В ходе переговоров стало ясно, что республиканскую администрацию сильно волнует ядерная программа Ирана. Американский президент даже обратился с просьбой к Н. Назарбаеву поработать с руководством этой страны; «Скажите иранцам, что военная программа не делает их страну сильней. Напротив, она делает жизнь людей гораздо трудней. Зачем им ядерное оружие? Лучше отказаться от него, как это сделал Казахстан, а взамен получить возможность свободно торговать и делать бизнес», Американский президент не скрывал разочарования по поводу неудач своей политики на иранском направлении: "Мы пытались им объяснить. ошибочность такой политики, но они нас не слушают». И с надеждой добавил: «Может быть, Вас они послушают».
 
Что касается Афганистана, то Белый дом выразил просьбу оказать этой многострадальной стране посильное содействие, Особенно в строительстве инфраструктуры. Дж. Буш: «Подумайте, чем можно помочь Афганистану. Возможно, было бы правильным построить в этой стране дороги и школы». Н. Назарбаев ответил, что такое сотрудничество уже началось и имеет хорошие перспективы. Эту страну посетили наши официальные представители, включая министра иностранных дел. Крайне важно добиться стабилизации обстановки в Афганистане, что способствовало бы привлечению инвестиций, в том числе казахстанских.
 
Затем Дж. Буш в довольно раскованной манере высказался о политике России, которая, по его мнению, «использует энергетические ресурсы в качестве орудия давления» на некоторые неугодные страны. Он обвинил Кремль в непостоянстве и отсутствии должного уважения к интересам соседних государств. По его словам, «это главная ошибка Путина». Другая же ошибка российского правительства - постоянный пересмотр ранее заключенных контрактов, в том числе касающихся нефтяной сферы. Дж. Буш подчеркнул, что энергетические ресурсы России на исходе, инвестиции в разведку и обновление оборудования недостаточны, это ведет к застою всей отрасли.
 
В ответ на такие резкие высказывания Н. Назарбаев сказал, что при всех возможных ошибках и недостатках Россия остается великой державой, с которой необходимо считаться. Имея в руках такой мощный козырь, как энергетические ресурсы, Россия, конечно, пытается его использовать, но обвинять ее в применении шантажа было бы некорректным. Эта страна играла и будет играть важную роль в мировых делах, поэтому нельзя загонять ее в угол и тем более третировать. Что касается Казахстана, то наша политика неизменная: мы за всестороннее сотрудничество с Россией, что соответствует нашим стратегическим интересам.
 
Другими словами, наш президент проявил принципиальность и верность союзническим обязательствам. Это не могло не понравиться Дж. Бушу, который известен своей прямотой и честностью. В США хорошо известно его более чем ироничное отношение к Вашингтону, где, как он считает, засели «яйцеголовые», то есть адвокаты, лоббисты и служащие. Президент как-то публично пошутил, что чувствует себя на ранчо в Техасе гораздо лучше, чем в столице: мол, коровы - более приятные существа, чем вашингтонские чиновники. Он - настоящий техасский ковбой, любящий резать правду-матку в глаза, невзирая на авторитеты. За это ему многое прощается, в том числе грубые просчеты во внешней политике, особенно на Ближнем Востоке. Его соратники по партии считают, что с простоватым, но решительным лидером работать более предпочтительно, чем с витиеватым интеллектуалом.
 
В том, что касается Ирака, Дж. Буш проявляет удивительное упрямство. Он предупредил конгресс, что будет продолжать военную операцию в этой стране до победного конца и готов использовать право вето, если законодатели посмеют принять резолюцию с требованием прекращения вторжения в Ирак.
 
Аналитики обратили внимание еще на одну особенность Дж. Буша: он предпочитает обсуждать не суть региональных проблем, а конкретных государственных деятелей, имеющих отношение к ним. Заходит речь о Ближнем Востоке - американский президент говорит о Нуриаль-Малики, достоинствах и недостатках этого человека, об Афганистане - разговор идет о X. Карзае, о Европе - объектами суждений становятся А. Меркель, Т. Блэр и Н. Саркози России - Дж. Буш пускается в рассуждения о В. Путине.
 
Высказывания нашего президента о России и других вопросах настолько благотворно повлияли на настроение Дж. Буша, что он принялся говорить комплименты в его адрес: «Я аплодирую Вам. У. Вас новый, оригинальный взгляд на вещи, в том числе на развитие демократии. Вы можете стать казахским Джорджем Вашингтоном, далеко не каждому дается такой шанс. Потомки с благодарностью скажут о Вас: он не только добился процветания страны, но дал нам свободу». Поясняя свою мысль, он подчеркнул, что США вовсе не собираются диктовать свою волю, навязывать собственную модель: «Америка не принуждает, она всего лишь советует».
 
Н. Назарбаев ответил, что благодарен за сравнение с Джорджем Вашингтоном, это ко многому обязывает. Но надо помнить, что строительство государственности в Казахстане - это трудное дело, сопряженное с опасными вызовами. Тем не менее многого удалось достичь, прежде всего улучшения жизни людей в условиях либеральной экономики. Страна заявила о себе как региональный лидер, приверженный реформам. Экономика находится на подъеме, в стране - сотни тысяч иностранных рабочих, которые за счет заработков кормят свои семьи и пополняют бюджеты собственных государств. Это уже немало.
 
Внимательно выслушав высказывание Н. Назарбаева, американский президент заметил, что хотел бы продолжить взаимное общение и обмен мнениями за обеденным столом. Но до этого предстоит дать пресс-брифинг журналистам, сильно интересующимся первыми итогами переговоров. Формат, предложенный хозяином Белого дома, оказался весьма оригинальным. Главе своей администрации он дал такое поручение: «Пригласите этих журналюг, скажите им, что президенты сделают заявления и на этом все. Я не хочу отвечать на их вопросы. После того, как мой друг, президент Назарбаев, закончит свое заявление, дайте им пинка под зад».
 
Надо признать, оснований не жаловать журналистов (не только американских) у Дж. Буша более чем достаточно. Он - любимый объект нападок и иронии с их стороны, тем более сам дает повод для сатиры в свой адрес. То с дивана во время сна упадет, то кренделем подавится, то на велосипеде кого-то собьет. После завершения пресс-брифинга в Пекине он не смог найти выход со сцены и на виду всей журналистской братии из многих стран пытался открыть декоративную дверь.
 
Объектом насмешек является его невысокий интеллектуальный уровень. Дж. Буш в душе остался типичным американским парнем из глубинки, имеющим слабое представление о мире за пределами Америки. Его любимая книга - Библия, телевизор он не смотрит. В одно время профессор Кондолиза Райс пыталась бороться с этим недостатком, просвещала президента насчет политической географии мира и даже посоветовала ему почитать произведения Достоевского, чтобы лучше понимать русскую душу во время переговоров с В. Путиным. Но успехи в запоздалой учебе оказались более чем скромными, президент США остался американоцентристом. Во время переговоров в Кремле он, разглядывая уникальное убранство этого исторического сооружения, поинтересовался его возрастом. Получив ответ, Дж. Буш с неподдельным удивлением воскликнул: «Неужели старше, чем Америка?».
 
Во время ланча Н. Назарбаев достаточно подробно рассказал собеседнику о переговорах с Чэйни в Астане и Вашингтоне. Тем самым он дал понять, что тема двустороннего сотрудничества и партнерства хорошо проработана с заместителем американского президента. Скромно хранивший молчание Чэйни подтвердил, что Астана - достойный город, который было бы интересно посмотреть самому президенту. К. Райс в знак согласия кивнула головой, преданно заглядывая в глаза хозяину Белого дома. Тот вдруг спросил Н. Назарбаева: -«А сколько людей живет в вашей столице?». Получив ответ, он поинтересовался населением всего Казахстана. При этом разговоре вице-президент и госсекретарь стали смущенно разглядывать меню. Получив ответ и на этот бесхитростный вопрос, Дж. Буш пошутил: «Вы не боитесь китайцев, которые начнут осваивать ваши просторы?». Н. Назарбаев нашелся с ответом: «Вот поэтому я здесь, у вас в гостях». Его партнеру ничего не осталось делать, как разразиться громким смехом.
 
Этот непринужденный обмен шутками предопределил интересную тему для обсуждения - Китай. Из последующей беседы мне стало понятно, что этой стране в США уделяется повышенное внимание. Не будет преувеличением сказать, что китайская тематика сейчас находится в центре внешнеполитической стратегии Вашингтона. К такому выводу я пришел еще во время предыдущих визитов в США, где встречался с ведущими политиками, конгрессменами и учеными-политологами. Отношение американцев к Китаю настороженное, но уважительное. Отношение же к России - опасливое, но без должного уважения.
 
Из слов Дж. Буша, а также высказываний Д. Чэйни в ходе его визита в Казахстан и встречи с Н. Назарбаевым в Вашингтоне явствовало, что экономика Китая оценивается в США как более мощная, здоровая и перспективная по сравнению с российской. Пекин делает упор на современные технологии, грамотно использует финансовые инструменты, регулирует рынок. Через десять лет эта страна может стать второй экономикой мира. Уже сейчас она стала империей потребительских и промышленных товаров. Ее влияние распространяется на финансовый рынок США, страдающий зависимостью от КНР.
 
Дж. Буш с интересом воспринял информацию о казахстанско-китайских отношениях и согласился с мнением, что Китай - это уже глобальный фактор, с которым надо считаться. Он также внимательно выслушал соображения о роли Китая в Шанхайской организации сотрудничества, сказав, что для США очень важно знать, чем занимается данная организация. В присущей только ему манере он сказал: «Я хорошо знаю председателя Ху, он нормальный парень». Н. Назарбаев отыграл назад: «С этим парнем я встречусь через два месяца в Пекине».
 
Затем американский президент стал вновь «сползать» к российской тематике. Подчеркнув, что по-прежнему с уважением относится к В. Путину, он сказал следующее: «Проблема России состоит в том, что там нет демократии, этой страной управляет секретная служба, которая разрабатывает мифы об агрессивных планах США. Мол, Америка пытается окружить Россию путем захвата Прибалтики, Грузии, Украины». По словам Дж. Буша, российский президент порой бывает слишком категоричным, что не идет на пользу сотрудничеству его страны с Западом. «Кто-то нашептал ему, что неправительственные организации выполняют американские заказы, он тут же бросился их закрывать», - с досадой говорил руководитель самого крупного государства в мире.
 
Дж. Буш далее запальчиво сказал, что дорожит хорошими личными отношениями с В. Путиными. Но эти отношения, по его словам, должны подкрепляться взаимным доверием между государствами. «Я всегда его стороне в самые трудные моменты, подчеркнул -американский президент. - После трагедии в Беслане я, единственный из западных лидеров, поддержал его, хотя было недовольство и даже протесты, ведь во время захвата театра «Норд-Ост» в Москве использовался газ, повлекший за собой большие жертвы среди невинных людей. И в Беслане войска действовали топорно».
 
Но Н. Назарбаева трудно сбить с толку, он постоянно держит ухо востро во всем, что касается интересов своей страны. Президент ответил в том духе, что Россию следует вовлекать в сообщество великих держав, работать с ней в партнерском духе, больше доверять этой стране. Тем самым можно сводить на нет имперские настроения, оставшиеся в наследство от Советского Союза. В России умные люди понимают, что дружба с одиозными режимами ее не красит. В то же время весьма интересным было его замечание о том, что оружие, нефть и газ сами по себе не являются отличительными чертами великого государства, главное - это структурные преобразования, технологии, искоренение бедности и рост влияния среднего класса. «Я хорошо знаю Россию, поэтому мой совет: почаще разговаривайте с ее президентом. Он — надежный человек», - подытожил свои высказывания Нурсултан Абишевич.
 
Наблюдения и замечания Н. Назарбаева пришлись по душе Дж. Бушу, который выразил согласие в такой форме: «Вы правы. Я должен регулярно звонить Путину, молчание - плохой знак. Через пару дней я дам поручение организовать телефонный разговор с ним». Затем американский президент стал громко чеканить: «Я - друг России. Я желаю ей добра. Но продолжительность жизни в этой стране невысокая, качественного экономического роста нет. Она проигрывает соревнование с Китаем. Это нас тревожит».
 
Столь откровенная беседа была прервана веселым эпизодом. Дж. Буш вдруг заговорил о демократии в исламских странах, сказав, что «Салла» все же смог провести справедливые выборы. Мы не поняли, кого он имеет в виду. Нурсултан Абишевич повернулся ко мне с вопросом в глазах, но я уже спрашивал об этом непосредственно Дж. Буша. Тот ответил: «Президент Йемена, классный парень, Вы знаете его?». Я был вынужден отпарировать: «Мы называем его «Саллех», Американский президент не остался в долгу: «У меня техасское произношение», после чего небольшой обеденный зал заполнился раскатами дружного смеха.
 
После такого забавного момента сам бог велел перейти к обсуждению исламской проблематики. Так оно и случилось. Инициативу взял на себя наш президент, приведший целую серию убедительных доводов в пользу ислама как религии добра, милосердия и дружбы. Чтобы практичным американцам было более понятным современное значение ислама, Н. Назарбаев отметил, что около 70 процентов запасов нефти и 50 процентов газа находятся в мусульманском мире. Далее президент повторил свою идею о создании некоей коалиции умеренных исламских стран, которые могли бы сыграть ключевую роль в примирении различных конфликтующих религий, конфессий и государств, в том числе между Израилем и Палестиной.
 
Эта болезненная для США тема нашла благодарный отклик в умах и сердцах наших собеседников. Дж. Буш оценил предложение Н. Назарбаева как «очень хорошее». Касаясь ближневосточного урегулирования, он сказал, что его перспективы напрямую зависят от признания права палестинцев на создание собственного государства. «Нельзя забывать, что я первым из американских президентов еще в 2002 году заявил об этом. Такое признание далось нелегко», - сказал Дж. Буш, явно намекая на жесткое сопротивление мощного произраильского лобби. От подчеркнул, что экстремисты - еврейские и палестинские не хотят создания независимого государства, но премьер-министр Израиля Ольмерт понимает, что без суверенной Палестины мира в этом регионе никогда не будет.
 
Президенты обсудили немало других, в том числе конфиденциальных, вопросов, но время пролетело незаметно настолько переговоры были интересными и насыщенными. А напоследок Дж. Буш преподнес еще один сюрприз. Указывая рукой на К. Райс, он с укоризной сказал: «Конди хочет стать президентом». Не ожидавшая такого выпада госсекретарь густо покраснела и растерянно ответила: «У меня нет таких планов, я не хочу быть президентом». Тут хозяин Белого дома, подмигнув Н. Назарбаеву, выдохнул: «Кто их знает?». Наш президент охотно согласился: «Это точно».
 
По всей видимости, Дж. Буш высказал таким способом свое неприятие широко распространенной в то время версии о том, что на смену ему от республиканцев будет баллотироваться именно К. Райс, которая сможет противостоять демократу Хиллари Клинтон. Однако во время этой пикировки подумалось: взаимная ревность в правящих дворах - это уже не национальное, а глобальное явление.
 
 Так завершился визит Н. Назарбаева в США. Он был насыщен десятками встреч и выступлений - обо всех не расскажешь. Вышеприведенный обзор переговоров на высшем уровне - это всего лишь фрагмент тяжелейшей и в то же время тонкой, можно сказать, филигранной работы главы нашего государства. Н. Назарбаев искусно защищает и продвигает интересы Казахстана, что, откровенно говоря, по плечу не каждому президенту.
 
В порядке "оживляжа» касательно этого визита можно привести еще одной любопытный эпизод.
 
Глав государств - прибывающих в США с официальными визитами, размещают в государственной резиденции «Блэр-Хаус», в доме, когда-то принадлежавшем американскому аристократу - однофамильцу бывшего премьер-министра Великобритании. Перед прибытием Н. Назарбаева в Вашингтон в этой резиденции проживал президент Пакистана Первез Мушарраф, а затем, буквально на один день, в ней поселился президент Афганистана Хамид Карзай. Что касается афганского руководителя, то, судя по всему, его пребывание в «Блэр Хаус» заранее не планировалось, для него, как верного союзника США, американцы сделали исключение. Поэтому протокольной службе Белого дома пришлось сильно потрудиться, чтобы «развести по сторонам» президентов Афганистана и Казахстана. Размещаясь в резиденции, мы видели следы недавнего пребывания афганских представителей. Правда, американцы делали все возможное, чтобы ничто не напоминало о предыдущих визитерах, но не все было в их силах. Мы, как вежливые гости, не стали драматизировать сложившуюся ситуацию.
 
Тем не менее во время встречи с Д. Чэйни, состоявшейся накануне переговоров с президентом Дж. Бушем, Н. Назарбаев не удержался от шутки по этому поводу, сказав: «Перед вылетом в Вашингтон выспался в кровати американского президента, сейчас же приходится вдыхать запахи Мушаррафа и Карзая». К счастью, американцы любят и ценят оригинальные шутки. Даже серьезный и порой мрачноватый Чэйни не является исключением. Правда, он не столько смеется, сколько ухмыляется.
 
Вообще, личность Дика Чэйни притягивает к себе внимание своей неординарностью. Этот человек играет ключевую роль в республиканской администрации, поскольку обладает уникальным опытом работы в правительстве в качестве министра обороны и в сфере бизнеса как руководитель всемирно известной нефтяной компании «Хэллибертон». Его называют главным идеологом и вдохновителем военной кампании в Афганистане.
 
Поэтому вовсе не случайно, что во время переговоров вице-президент США акцептирование высказался по афганской проблематике. Мы обратили внимание на его обеспокоенность по поводу ситуации в этой стране. Опытный политик хорошо понимал, что там наступил «момент истины»: или коалиция НАТО все же сумеет стабилизировать ситуацию, или талибы, воспользовавшись раздробленностью страны и слабостью центрального правительства, перейдут в контрнаступление и похоронят планы восстановления Афганистана. Д. Чэйни был достаточно откровенен в своих высказываниях и обратился к Н. Назарбаеву с настоятельной просьбой оказать материальную и военную помощь этой стране.
 
 В лице Н. Назарбаева вице-президент США нашел достойного собеседника, владеющего всеми нюансами афганской проблематики. Во-первых, нага президент подчеркнул необходимость эффективного и полного использования финансовых средств, выделяемых странами-донорами. Тем более обещанная ими сумма достигла 20 млрд. долларов. Во-вторых, до мнению казахстанского президента, нужно продолжать бороться за Афганистан как важное в географическом, и политическом отношениях государство, к тому природными ресурсами. В-третьих, надо что-то делать с наркотрафиком, который пролегает через территории всех - среднеазиатских стран. И в-четвертых, следует учитывать специфику этого государства и менталитет афганцев, нельзя повторять печальный опыт Советского Союза, пытавшегося навязать свою модель.
 
Что касается возможной помощи Казахстана этой стране, то Н. Назарбаев не стал давать пустых обещаний, сказав, что мы пока. не планируем своего участия в военных программах, но готовы оказать содействие в строительстве инфраструктурных и социальных объектов. Простые афганцы должны видеть, что о них заботятся.
 
Д. Чэйни был удовлетворен таким обменом мнениями по столь болезненной для Вашингтона теме. Он не преминул бросить несколько колкостей в адрес России, чем подтвердил в наших глазах свою репутацию стойкого противника этого государства. В январе 2007 года он перед визитом в Казахстан посетил Литву, где выступил с беспрецедентно жестким антироссийским заявлением, обвинив Москву в попытках шантажа и запугивания ряда постсоветских стран.
 
Его высказывания вызвали ответную реакцию со стороны российских политиков. То заявление Чэйни в какой-то мере спровоцировало знаменитое выступление В. Путина в Мюнхене. Прозвучавшие в этом германском городе обвинения в адрес США, которые, по мнению российского президента, исповедуют концепцию однополярного мира, навязывают свой диктат и проводят политику экспансионизма, некоторые политики и журналисты поспешили сравнить со знаменитой «Фултонской речью» Уинстона Черчилля и оценили их как объявление холодной войны Западу.
 
По всей видимости, Д. Чэйни это помнил. По-другому нельзя объяснить его жесткую критику российской экономики и политики. Например, он сказал, что по потреблению газа Россия находится на втором месте в мире, хотя ее экономика несравнимо слабее американской. Это, по мнению вице-президента, говорит о ее неэффективности, об отсутствии должного объема инвестиций в энергетику, что уже привело к износу капитального оборудования и технической отсталости. По словам Чэйни, Россия проводит иррациональную экспортную стратегию, «наживается» за счет среднеазиатских стран, используя их газ для поставки в Европу по собственным трубам.
 
Надо сказать, что Н. Назарбаев никогда не изменяет обыкновению разъяснять специфику России как крупного евразийского государства, обладающего огромным потенциалом. Порой нам казалось, что лучшего защитника своих интересов на Западе Кремль при всем желании не мог бы найти. Американцы это ценят, тем более президент говорит без елея, дельно и оперирует фактами, которые, судя по всему, являются новыми для них.
 
Еще одна особенность Дика Чэйни: он всегда высказывается по конкретным, имеющим практическое значение вопросам. И никакой риторики о демократии и соблюдении прав человека. Поначалу это нас сильно удивляло. Н. Назарбаев даже сам предложил поговорить на эту излюбленную американцами тему. Но вице-президент не поддержал данную инициативу. Изобразив свою фирменную улыбку, он устало махнул рукой, дав понять, что не хочет тратить время на пустопорожние разговоры. Гораздо больше ему понравилась шутка Нурсултана Абишевича о том, что, может быть, не стоило бы тратить сотни миллиардов долларов на войну в Ираке, достаточно было бы пары десятков миллиардов, чтобы "договориться" с багдадскими лидерами и привести к власти новых людей. Как крупный бизнесмен, Чэйни уловил рациональное зерно в этой оригинальной шутке, ответив на нее своей знаменитой «улыбкой Джоконды».
 
Внимательно посмотрев на Н. Назарбаева, Д. Чэйни сказал, что он хорошо выглядит, и поинтересовался его предпочтениями в спорте. Наш президент стал перечислять: теннис, волейбол, альпинизм, общая гимнастика, гольф, конная выездка. Взгляд американского президента заострился, он спросил, хватает ли у него времени для чтения. И тут Н. Назарбаев сослался на перечень русских и западных классиков, чьи произведения побывали на его рабочем столе. Д. Чэйни задумчиво сказал: «О таких, как Вы, говорят, что они сделали себя сами». Наш президент не стал отрицать: «Я родился и вырос в деревне, среди моих родственников не было людей с высшим образованием. Но я всегда тянулся к знаниям, хотел учиться. И делаю это до сих пор. Сейчас, например, учу английский язык». Одобрительно кивнув, Д. Чэйни ответил: «Ваш английский достаточно хорош».
 
Н.Назарбаев и американский вице-президент настолько понравились друг другу, что продолжили общение за пределами Ак-Орды во время вечерней поездки по Астане.
 
В роли глашатая демократии с американской стороны неизменно выступает государственный секретарь Кондолиза Райс. Надо отдать ей должное — она делает это профессионально, убедительно и, я бы сказал, достаточно изящно. Любопытны ее высказывания по этому вопросу во время встречи с Н. Назарбаевым в октябре 2005 года в ходе посещения Астаны накануне президентских выборов.
 
- Демократические государства разделяют и поддерживают общие принципы. Неотъемлемой частью демократии являются свободные средства массовой информации. Я Согласна с тем, что пока пресса в погоне за сенсациями не проявляет должной ответственности. Но важно предоставить возможность людям самим выбирать, насколько средства массовой информации ответственны или безответственны. Очень важно с пониманием относиться к деятельности неправительственных. организаций, которые не могут работать по правительственным заказам. Казахстан находится на перекрестке путей, поэтому крайне важно определиться с вектором дальнейшего движения. Мы надеемся, господин президент, на Ваше стратегическое видение будущего Казахстана. Реформы изменили облик Вашей страны, но темпы преобразований - это большая проблема. Не надо опасаться, что в ходе кардинальных, быстрых реформ что-то выйдет из-под контроля. Когда демократия наберет обороты, Вам останется лишь наблюдать за ее развитием и пожинать ее плоды. Президент Буш отличается от всех других американских президентов, за исключением Рональда Рейгана. Он внес свой личный вклад в дело демократического развития государств. Его кредо: относиться ко всем народам, как к американскому. Даже бывая на Ближнем Востоке и встречаясь с королем Саудовской Аравии и президентом Египта, он постоянно говорит о демократии. Мы считаем Казахстан своим другом, поэтому говорим с Вами о демократии. Я не идеализирую американскую демократию, она имела взлеты и падения. Например, мой отец не имел избирательного права. Мы не навязываем свою волю, свою модель. Важно создавать условия для демократического развития. Есть разные модели демократии, в различных странах она развивается по-разному Сама обстановка в Казахстане подскажет Вам, какая модель является наиболее подходящей. Но демократические принципы универсальны. Важный элемент-это оппозиция, обладающая возможностью бросить вызов власти. Каждая страна должна иметь власть, дарованную народом. Успех Казахстана в демократических преобразованиях абсолютно необходим для развития всего центральноазиатского региона. Ваши реформы послужат хорошим примером для всех соседних государств. Поэтому мы рассчитываем на Казахстан. В Америке знают Вас, господин-президент, как выдающегося реформатора. Надеемся на сотрудничество с Вами на подлинно демократической основе.
 
При всей спорности вышеприведенных высказываний К. Райс нельзя отказать ей в убедительности и основательности. Как очевидец многих дипломатических событий, возьму на себя смелость утверждать, что в современной политике очень мало людей, обладающих даром ведения аргументированной полемики. К этому привилегированному меньшинству искусных политиков, несомненно, относится президент Казахстана, который, кстати, весьма убедительно изложил свой подход к вопросу о демократии. Не отвергая все, что было сказано К. Райс, он, тем не менее, оспорил ее тезис о медленных темпах политических реформ в нашей стране: «Вы стараетесь не замечать, что сделал Казахстан за десять лет. А ведь эти десять лет равны вашему столетию. Еще 100 лет назад в США было неблагополучно с правами женщин, не говоря уже о правах черного населения - это уже хрестоматия». Под влиянием этих и других аргументов К. Райс сделала примечательное признание о наличии разных моделей демократии. В прошлом американские политики воздерживались от таких высказываний, утверждая, что демократия - всеобъемлющее и универсальное понятие.
 
Не могу не отметить, что дипломатия Казахстана на американском направлении по сути дела представляет собой совокупные усилия многих заинтересованных ведомств с обеих сторон. Но внешнеполитическим ведомствам - министерству иностранных дел и государственному департаменту - отводится роль координирующих органов. Поэтому вполне естественно, что в организации встреч и переговоров на высшем уровне, между мной и госсекретарем США Колином Пауэллом, а затем Кондолизой Райс, между руководителями ведомств, а также в развитии межпарламентских связей важное место занимают посольства двух стран. Их усилиями снимаются многие проблемы, в конструктивном духе решаются вопросы двустороннего сотрудничества.
 
Мне довелось контактировать со всеми американскими послами в Казахстане: У. Кортни, Э. Джонс, Т. Джонсом, Л. Нэппером, Дж. Ордвэем. Все они - профессионалы высокого класса, последовательно выступавшие за сотрудничество с Казахстаном. Порой им было нелегко: ведь двусторонние отношения нельзя рассматривать вне контекста развития внутренней ситуации в нашей стране. Были серьезные дискуссии в МИД и за его пределами. И здесь не могу не отметить работу посла К. Саудабаева, приложившего немало усилий для разъяснения в США смысла и задач казахстанских реформ, сыгравшего заметную роль в укреплении сотрудничества между нашими государствами.
 
 В преддверии упомянутого визита президента Н. Назарбаева в США МИД информировал руководство страны о том, что переговоры в Вашингтоне будут иметь «прорывное» значение для развития казахстанско-американских отношений. Мы также сообщили, что президент Казахстана станет единственным из глав государств региона, удостоенным в столице США приема на самом высоком уровне с соответствующими протокольными почестями и церемониалом. Визит H. Назарбаева придаст внешнеполитическому курсу Казахстана должную устойчивость и сбалансированность, продемонетрирует наличие большого ресурса нашей дипломатии. В письме, адресованном президенту, отмечалось, что значение казахстанско-американского саммита, несомненно,выйдет далеко за рамки традиционной проблематики двусторонних отношений, поскольку переговоры в Вашингтоне сыграют важную роль в укреплении международной репутации нашего государства, станут подтверждением его лидерских позиций в Центральной Азии.
 
Думаю, данный прогноз был весьма корректен, в нем не было угоднического «перехлеста». Наша оценка значения визита Н. Назарбаева в США базировалась на материалах посольства Казахстана, своевременно информировавшего МИД о повестке дня переговоров и представившего добротные материалы по каждому из вопросов. Такое оперативное взаимодействие между «центром» и дипмиссией в значительной степени предопределило успех казахстанско-американского саммита.
 
***
 
Говоря об огромных усилиях главы государства в сфере дипломатии, нельзя обойти вниманием такую важную тему, как взаимоотношения Казахстана с Россией.
 
С обретением независимости обе страны начали поиск оптимальной и взаимоприемлемой модели политического и экономического сотрудничества. Соглашения, подписанные между союзными республиками, уже не отвечали потребностям нового исторического периода. Поэтому президент Н. Назарбаев еще в начале 1992 года договорился с Б. Ельциным о подготовке масштабного договора. С этой целью в Казахстане была создана большая межведомственная группа, подготовившая первый вариант его проекта. Затем начались переговоры с аналогичной российской группой.
 
Были большие трудности в достижении взаимопонимания по целому ряду положений данного документа. Например, российская сторона настаивала на исключении из текста договора пункта о признании территориальной делостности государств. Сейчас, по прошествии шестнадцати лет, такой подход кажется невероятным и даже абсурдным. Ведь кардинально изменились геополитические реалии. Россия сама вынуждена твердо отстаивать данный принцип.
 
Но в начале 90-х годов в полную силу действовал имперский синдром, миллионными тиражами расходилась статья А. Солженицына «Как нам обустроить Россию», в копрой северные области Казахстана назывались «южной Сибирью». Набирали обороты воззвания В. Жириновского к «русскому народу ближнего зарубежья». Данные тенденции во внутренней политике, конечно, сказывались нa внешней стратегии России. Б. Ельцин и его окружение спасались обвинений со стороны ультрапатриотов в предательстве национальных интересов России. Поэтому Москвa настаивала на «облегченном» варианте договора.
 
Понадобились значительные усилия, чтобы убедить россиян в обратном. Конечно же, не обошлось без личного вмешательства Н. Назарбаева, проведшего не один раунд переговоров с Б. Ельциным, который в конечном чете все же не устоял перед убедительными доводами нашего президента. Подписанный 15 мая 1992 года договор в дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи до настоящего времени служит основой двусторонних отношений, поскольку охватывает все основные сферы взаимодействия двух стран. Это фундаментальный документ.
 
В марте 1994 года H. Назарбаев совершил первый официальный визит в Россию. Стороны подписали 22 соглашения, в том числе такой важный документ, как договор об углублении экономического сотрудничества. Но особое значение имели соглашения, касающиеся правового статуса российских граждан, проживающих в Казахстане, и казахстанских граждан, проживающих в России, а также договор об аренде космодрома Байконур.
 
В 1997 году президенты двух стран, с удовлетворением отметив большое значение договора от 1992 года, приняли решение о подготовке нового масштабного документа, определяющего принципы сотрудничества в грядущем столетии. Надо сказать, что к этому времени характер двусторонних связей коренным образом Изменился, советские стереотипы мышления уступили место пониманию необходимости строительства отношений нового типа. Другими словами, Казахстан и Россия за пять лет проделали такой большой объем работы в договорно-правовой сфере, что не осталось никаких сомнений в дальнейшем развитии равноправного сотрудничества. Н. Назарбаев поставил свою страну на один уровень с северным соседом - так оценивали иностранные наблюдатели дипломатию казахстанского лидера на российском направлении.
 
Приступив к работе по подготовке такого документа, мы поначалу нацелились на взятие высокой планки: предложили россиянам подписать договор о союзничестве и партнерстве. Но Е. Примаков, занимавший в то время пост министра иностранных дел, своевременно предупредил меня, что было бы лучше и легче ограничиться подписанием декларации. По его словам, Государственная дума, где заправляют коммунисты и сочувствующие им, ищет любую возможность, чтобы насолить Ельцину. Часть депутатов уже инициируют процедуру импичмента (увольнения) президента. В этих условиях они обязательно провалят ратификацию договора.
 
Пришлось согласиться с опытным политиком. Действительно, в то время ситуация в России была нестабильной, Государственная дума практически вышла из-под контроля Кремля, да и высшая палата парламента - Совет Федерации - тоже показывала свой норов: например, отказалась дать согласие на увольнение прокурора Ю. Скуратова, замешанного в неприглядном секс-скандале. Словом, все складывалось против подписания полновесного договора.
 
Взвесив «за» и «против», мы, министры иностранных дел, решили не рисковать большим делом и поработать над подготовкой другого, не менее важного документа, наполнив его таким содержанием, которое не оставляло бы сомнений в добрых устремлениях сторон. Консультации не прерывались ни на неделю, ни даже на день. Наконец, после того как вырисовался проект документа, я во главе рабочей группы, состоявшей из представителей заинтересованных ведомств, прибыл в Москву для проведения сверенной работы над текстом декларации. Споров и дискуссий было хоть отбавляй, поскольку сохранились разногласия по целому раду положений документа. Хотя медленно, но все же удалось выйти на желанный компромисс.
 
Подписание декларации с броским заголовком —«О вечной дружбе и союзничестве, ориентированном в XXI столетие» - внесли в повестку дня очередной встречи в верхах. Но это был не единственный документ, рекомендованный для подписания президентами двух стран. Огромное значение для Казахстана имело Соглашение о разграничении дна Каспийского моря в целях недропользования. Этого соглашения с нетерпением ждали все инвесторы и нефтяники, желавшие участвовать в разработке недр Каспия.
 
Между тем работа по определению юридического статуса моря забуксовала, что немудрено - слишком серьезны были разногласия прикаспийских стран. Иран настаивал (и до сих пор не изменил своей позиции) на «справедливом» разделе дна моря, то есть по 20 процентов каждому из государств. Обострились противоречия между Азербайджаном и Туркменистаном по поводу месторождения, в советское время носившего название «26 бакинских комиссаров». И лишь Казахстан и Россия вели поиск компромиссной формулы решения, основанного на принципе международного права. Такой принцип был вполне очевиден: делить дно моря, взяв за основу срединную линию, противостоящую от противоположных берегов. Другого пути не существует до сих пор.
 
Но одно дело абстрактный принцип, другое - его практическое применение. Тем более когда появились интересы крупнейших нефтедобытчиков. Российская компания «Лукойл» уже приступила к разведочным работам на месторождении «Хвалынское», расположенном в секторе дна, по которому проходила срединная линия. Нас интересовало месторождение «Курмангазы», россияне заявили свои права на «Центральное». Словом, переговоры были необычными хотя бы потому, что имели стратегическое значение. Шутка ли — делить дно, в котором находятся миллиарды тонн нефти и кубов газа!
 
Наша исходная позиция была такой: во-первых, статус дна моря, по крайней мере его северной части нужно определить, этот вопрос уже нельзя держать в подвешенном состоянии; во-вторых, без разумных компромиссов данную проблему не решить. Поэтому во время переговоров мы нашли оригинальную формулу: «модифицированная» срединная линия. На практике это привело к отводу «Хвалынского» в российскую часть дна моря, но «Курмангазы» отошло под полную юрисдикцию Казахстана. Но компромисс касался не только юридического статуса северной части дна моря, главное состояло в том, что стороны договорились о совместном освоении месторождений, исходя из возможностей и интересов добывающих компаний.
 
Н. Назарбаев хорошо понимал важность указанных соглашений для Казахстана, поэтому поторапливал МИД с их формализацией. Надо отметить, что президент находил время для детального изучения данных документов. Он задавал много вопросов по их содержанию, подчеркивая необходимость твердого отстаивания наших интересов и позиций. Например, он поначалу в резкой форме выразил недоумение по поводу появления «модифицированной» срединной линии: «Почему соглашаетесь?». Получив объяснения и вникнув в суть вопроса, он не стал возражать. Тем более, помимо рамочного соглашения, готовился специальный протокол.
 
Дотошность нашего президента резко контрастировала с подходом Б. Ельцина, который никогда не читал соглашений. Он считал, что этим должны заниматься эксперты, министры, чья обязанность состоит в том, чтобы советовать президенту. Мне довелось быть свидетелем церемонии подписания соглашения о сотрудничестве по транскаспийскому трубопроводу. Занеся большую авторучку «Монблан» над документом, Б. Ельцин вдруг полуобернулся к своим подчиненным и спросил: «А это за Россию?». Те дружно закивали головами и стали выкрикивать: «За Россию!». Тогда российский президент, удовлетворенно поджав губы, неспешно поставил свою подпись под этим важным для Казахстана документом.
 
После завершения работы над проектами двух особых соглашений возникла необходимость определения даты их подписания. Откладывать это дело в долгий ящик не имело смысла: данные акты наполняли новым содержанием казахстанско-российские отношения. Наконец поступило сообщение от посла Т. Мансурова, имевшего тесные личные контакты с чиновниками Кремля, что российская сторона готова принять президента Н. Назарбаева в начале июля. Предпочтительной датой встречи глав государств является 6 июля 1998 года. Трудно сказать, помнили ли россияне о том, что в этот июльский день родился казахстанский президент. Если помнили, то можно предположить, что российское руководство решило преподнести Н. Назарбаеву оригинальный подарок в форме двух очень важных соглашений.
 
Что касается Нурсултана Абишевича, то он ни на секунду не сомневался, принимая приглашение российской стороны. Хотя, признаться, кое-кто из близкого окружения пытался отговорить его от поездки в Москву: мол, зачем загружать день рождения такими хлопотами за пределами Казахстана. Но. президенту невозможно отменить собственное решение, если оно продиктовано национальными интересами. Поэтому свое 58-летие он провел в трудах, увенчавшихся большим успехом.
 
Разумеется, Б. Ельцин не забыл поздравить президента Казахстана, пригласив на торжественный обед премьер-министра С. Кириенко, спикеров палат Б. Строева и Г. Селезнева, министров Е. Примакова, И. Сергеева Б. Немцова. Глава российского государства произнес проникновенный торт в честь именинника, назвал его «великим сыном казахского народа». Нам, сопровождающим лицам, было приятно за своего руководителя. Мы обратили внимание на то, что Б. Ельцину было нелегко сидеть за столом, давали знать о себе сердечные боли, его самочувствие оставляло желать лучшего. Тем не менее он держался молодцом и даже поведал нам, как «выяснял отношения» с председателем Совета Федерации Егором Строевым, которого пригласил на обед в Кремле, где они «уговорили» две большие бутылки традиционного русского напитка и условились дружить и работать вместе. Чтобы не осталось сомнений в искренности своих побуждений, российский президент тут же дал поручение пресс-секретарю С. Ястржембскому организовать большое интервью Е. Строева по центральному телевидению, добавив: «Больше его показывайте».
 
Уже осенью 1998 года правительство С. Кириенко под давлением финансового кризиса пало и после долгих дискуссий, интриги перетягивания каната Б. Ельцину была предложена компромиссная фигура 69-летнего Евгения Примакова. Он создал правительство, напоминавшее по своему составу коалиционное. Последствия кризиса новой командой были нейтрализованы, экономика России стала восстанавливаться. Особую актуальность приобрел вопрос оживления и наращивания казахстанско-российской торговли. Поэтому президент Н. Назарбаев пригласил нового председателя правительства с официальным визитом в Астану.
 
Е. Примаков прибыл в нашу столицу поздним декабрьским вечером из Дели, где активно продвигал идею создания оси Россия - Индия - Китай. Еще не остыв от переговоров в индийской столице, Примаков стал осваивать новую тему. Неприятно удивило неприглядное поведение некоторых членов его делегации. Один из российских губернаторов был в таком состоянии, что, по-моему, так и не понял, где находится. Весь день он провел в гостиничном номере, приходя в себя от тяжелого алкогольного похмелья. Российский премьер-министр пытался оправдать плохое самочувствие своих подчиненных тем, что в Индии они переборщили с «дезинфекцией».
 
С наступлением нового века завершилась «эпоха Ельцина». Но его заслуги в налаживании и развитии сотрудничества с Казахстаном вполне очевидны. Основа взаимоотношений между нашими странами была заложена при первом российском президенте и подтвердила свою незыблемость. Нельзя забывать, что Н. Назарбаев и Б. Ельцин начали работать над вопросами двустороннего сотрудничества буквально с чистого листа. На начало 90-х годов не было ни одного межгосударственного договора, предстояло решать проблемы взаимных долгов, развития торговли, контактов между ведомствами и предприятиями, сотрудничества приграничных областей и, наконец, статуса Байконура. От Б. Ельцина неизменно исходил положительный импульс, он искренне хотел преодолеть все трудности в продвижении двусторонних отношений. Не всегда и не все удавалось, в том числе по причине нерадивости его команды, прямо сказать, не отличавшейся пунктуальностью и трудолюбием.
 
Весомую роль в укреплении сотрудничества с Россией в тот ответственный период сыграл посол Т. Мансуров, в течение восьми лет способствовавший достижению полезных договоренностей по многим важным вопросам.
 
Приход к власти В. Путина означай наступление нового этапа в казахстанско-российских отношениях.
 
Мне довелось встретиться с ним в начале 2000 года, когда он только обживал Кремль и Привыкал к роли президента. Приставка «исполняющий обязанности» к основной должности несколько смущала В. Путина, он был скромен и неприхотлив. Уже тогда молодой российский руководитель обратил на себя внимание отсутствием «царственной» фундаментальности и невелеречивостью, столь присущей Б. Ельцину. Он говорил тихо, спокойно и как-то вкрадчиво, чем производил впечатление очень вдумчивого человека. Новый хозяин Кремля не чеканил фразы, как это делал его предшественник, а говорил обычными словами, без переговорного пафоса, будто сидел где-то у себя на даче. Такая манера поведения стала новым явлением в мировой политике, к российскому президенту начали приглядываться и приспосабливаться.
 
За короткие восемь лет президентства В. Путин преодолел большой путь от безвестности до мировой славы. Его политическая карьера - самая стремительная в новейшей истории России: приехал в Москву в 1996 году, а через три года был объявлен преемником Б. Ельцина и вошел в президентский кабинет в Кремле.
 
Биографы российского президента утверждают, что его личность и политические взгляды сформировались под влиянием родителей, которые были простыми русскими людьми, а также во время службы в органах госбезопасности. Занятия споротом (дзюдо) физически укрепили В. Путина, придали ему дополнительную уверенность в себе. Работа в КГБ приучила быть осторожным в поведении и скрытным при принятии важных решений, особенно кадровых. В. Путин - твердый сторонник укрепления российской государственности.
 
Именно в годы путинского правления российское государство встало с колен и заявило о себе как держава, имеющая естественные интересы во многих частях земного шара, даже на северном полюсе. В. Путин произвел фурор своей мюнхенской речью, заявив о решительном неприятии гегемонии и диктата одного государства в международных отношениях.
 
Его знаменитые выражения - «мочить в сортирах» (о чеченских бандитах), «мозги им надо поменять, а не нам конституцию» (по поводу заявления британского министра иностранных дел), «в Португалии тепло, но Кондопога для нас важнее» (в адрес местного губернатора, уехавшего отдыхать после массовой драки на межнациональной почве), «уши им от мертвого осла» (в связи с территориальными претензиями Латвии), «ни шиша не сделали, ковыряетесь в носу, непонятно, чего там выковыриваете» (по поводу бездействия правительства) — стали своеобразным стилевым символом путинского правления.
 
Россия значительно усилилась в военном отношении, приступила к модернизации экономики и укреплению научно-технического потенциала. В этом, несомненно, большая заслуга ее президента, который еще на заре своей политической деятельности проявил волю и порядочность, кругозор и трудолюбие.
 
После поражения своего учителя и покровителя Анатолия Собчака на губернаторских выборах В. Путин резко порвал с новой командой, таким образом проявив верность своему прежнему руководителю. Через некоторое время он спас бывшего мэра Санкт-Петербурга от преследований генеральной прокуратуры, руководитель которой Ю. Скуратов впоследствии был уличен в аморальном поведении. Коллеги В. Путина отмечают, что «если он дружит с человеком, это большое счастье, если кого-то ненавидит, это большая беда».
 
По-видимому, эти качества предопределили выбор Б. Ельцина в пользу В. Путина, который, придя к власти, сделал все возможное, чтобы обеспечить комфортную старость своему благодетелю и его семье, обезопасить их от преследований возможных недоброжелателей. Он тут же подписал указ о гарантиях безопасности и привилегиях первого президента России и наградил его орденом «За заслуги перед отечеством» I степени. Б. Ельцин был доволен таким отношением преемника к себе и на приеме в Кремле в честь глав государств СНГ поблагодарил его: «Я понимаю, Вам нелегко принимать такие решения». Позднее пути-дороги первого и второго президентов России стали постепенно расходиться, на смену ельцинским кадрам пришли путинские назначенцы, появились новые нюансы во внутренней и внешней политике.
 
Что касается Казахстана, то приход к власти энергичного В. Путина представил новые возможности для укрепления многогранного сотрудничества с Россией. В двусторонних отношениях наступил этап активных личных контактов президентов и достижения новых договоренностей. В этом плане следовало бы выделить 2000 год, в течение которого состоялась взаимная «притирка» Н. Назарбаева и В. Путина. Не будет преувеличением сказать, что в то время российский президент нуждался в советах и содействии гораздо более опытного Н. Назарбаева и не обманулся в своих надеждах. Наш же президент был заинтересован в продолжении диалога на высшем уровне для обеспечения успешного развития сотрудничества между двумя странами. И, конечно же, он был тоже заинтересован в установлении доверительных личных отношений с новым российским президентом.
 
Поэтому вполне закономерным выглядит обмен визитами на высшем уровне в 2000 году. В Кремле состоялись переговоры, наделенные на закрепление имевшихся договоренностей и дальнейшее развитие сотрудничества в политической и экономической областях. Можно с уверенностью сказать, что было найдено взаимопонимание по всем вопросам и установлены доверительные личные контакты. Н. Назарбаев обнаружил в В. Путине надежного партнера, твердо стоящего на своем слове. Лидеры договорились проводить регулярные встречи и, надо сказать, свое слово сдержали. Только в 2006 году президенты провели 12 встреч и переговоров, что положительно сказалось на характере, двусторонних отношений: объем торговли превысил 10 млрд. долларов, в результате чего Россия стала вторым торговым партнером Казахстана после Европейского Союза.
 
Важное значение имел визит российского президента в Астану в октябре 2000 года. В. Путин впервые посетил нашу столицу в качестве главы государства. Помимо двусторонних соглашений, была достигнута договоренность о наращивании взаимодействия в интеграционной сфере. Именно тогда главы государств Таможенного союза приняли решение о создании на его основе Евразийского экономического сообщества. Считаю, что это было историческое событие, положившее начало интеграции нового уровня и качества. Идея Н. Назарбаева о создании Евразийского союза, впервые обнародованная им в середине 90-х годов в Москве, обрела конкретные очертания.
 
Сама жизнь подтвердила актуальность и практическое значение данной инициативы, хотя на, первых порах она воспринималась в России и других государствах СНГ как нереализуемая, «утопическая». Идея Н. Назарбаева была основана на. естественном желании людей, некогда проживавших на территории большого государства, беспрепятственно общаться друг с другом и торговать, иметь возможность направлять своих детей в лучшие вузы стран СНГ. Разумеется, воплощение этой перспективной инициативы было бы невозможно без положительного отношения к ней высшего руководства России, и роль В. Путина в создании ЕвразЭС трудно переоценить.
 
Весьма разумную позицию В. Путин занял по так называемому «русскому вопросу». Принимая меня в Кремле в 2000 году, он тихо и спокойно высказал свою точку зрения: «Люди уезжают потому, что не видят будущего для своих детей. Евреи уезжали из Советского Союза не потому, что здесь было плохо, а ради своих детей, которые обретали возможность получить образование за рубежом, устроиться на работу».
 
Российский президент вызвал к себе искренние симпатии со стороны постсоветских лидеров своей простотой, вдумчивостью и обязательностью. Он, конечно, разительно отличается от Б. Ельцина и комплекцией, и манерой поведения, и образом мыслей. Без преувеличения, это две противоположности. Выбирая преемника, Б. Ельцин, по-видимому, поставил перед собой задачу найти человека не только лояльного, но полностью не похожего на себя. В. Путин отличается от первого российского президента даже своей непунктуальностью. Если Б. Ельцин никогда не опаздывал на официальные мероприятия, то его преемник, как правило, «задерживается» как минимум на 20 минут.
 
В книге «От первого лица», посвященной В. Путину, его жена Людмила Александровна рассказала, что он опаздывал даже На первые свидания с ней. Вначале главы государств, не знавшие об оригинальной привычке российской президента, сильно ей удивлялись, но затем привыкли. В. Путин заставил ждать себя даже короля Испании Хуана Карлоса I, что же говорить о коллегах из стран СНГ подождут. «Позднее зажигание» В. Путина, тем не менее, никак не сказывается на качестве его работы будь то внутри страны или в области внешней политики. Он активен, оперативен, тверд и дипломатичен. Все эти качества определили ему место в ряду видных руководителей современного мира.
 
Правда, неприятно поразило, что некоторые руководители постсоветских государств стали спешить с похвальными речами в адрес В. Путина. Мне довелось быть участником ряда саммитов СНГ, где президенты соседних стран стали превозносить достоинства второго российского президента, который, мол, придал совершенно новый импульс и качество сотрудничеству и интеграции. При этом постоянным рефреном звучала мысль, что первый президент России был совершенно плох в работе. Но ведь значительная часть аудитории, состоявшая из руководителей правительств и министерств, хорошо помнила изысканные комплименты, которые в свое время те же президенты высказывали в адрес Б. Ельцина.
 
На этом фоне выгодно отличалось поведение Н. Назарбаева, который, конечно, воздавал должное главе российского государства, но к месту и по делу не забывал упомянуть и Б. Ельцина, стоявшего у истоков современной России. По-моему, такой подход к данному деликатному вопросу импонировал В. Путину гораздо больше, нежели сладкоголосье других коллег по СНГ. Тем более он сам не забывал своего предшественника, особенно во время первого президентского срока.
 
По предложению В. Путина свое 75-летие Б. Ельцин отметил в Кремле, что само по себе явилось знаковым событием. Этот момент подчеркнул в своем выступлении Нурсултан Абишевич, сказавший, что в России благодаря В. Путину закладывается новая политическая традиция: уважать и чествовать ушедших на покой глав государств. Ведь вся российская, а затем - советская история была пропитана ненавистью к ушедшим руководителям, будь то к царям, генеральным секретарям или президентам. Именно Б. Ельцин оказался первым главой государства, достойно ушедшим со своего поста и получившим признание и уважение со стороны новой власти. Речь Н. Назарбаева была воспринята на «ура» участниками торжественного банкета - об этом мне говорили приглашенные гости, например, бывший министр иностранных дел России А. Козырев.
 
В ходе одного из визитов в Астану В. Путин включил в свою делегацию ректора МГУ В. Садовничего, который подписал соглашение об открытии филиала всемирно известного учебного заведения при Евразийском университете им. Л. Гумилева. Это было важное решение, давшее возможность нашей молодежи обучаться но передовым образовательным стандартам. В. Путин был доволен достигнутой договоренностью, сказав, что она сблизит наши страны в гуманитарной сфере. Эту мысль ректор МГУ развил: «Половина казахского правительства обучалась в Москве».
 
В общей сложности В. Путин совершил более 20 визитов в Казахстан, что наглядно свидетельствует о дружественном характере двусторонних отношений и доверительности личных контактов глав государств. Во время очередного приезда в Астану российский президент пошутил: «Я скоро поселюсь у вас». Как бы та ни было, взаимные визиты нужны для оперативного решения текущих проблем и достижения договоренностей на перспективу. Н. Назарбаеву и В. Путину это хорошо удается.
 
 Мне довелось быть свидетелем обсуждения в Кремле «газовых» вопросов. Оперируя фактами и цифрами, Н. Назарбаев без обиняков спросил у российского президента: «Мы поставляем газ по одной цене, затем он проходит по территории России и попадает в Европу по совершенно другой цене. Интересно знать, куда девается ценовая разница? Если в бюджет российского государства — это одно дело, но если она расходится по чьим-то карманам, то это совершенно другое дело. Давайте выясним».
 
К чести В. Путина, он воспринял такой вопрос совершенно спокойно и сказал, что непременно докопается до истины, так как это принципиальный момент. Поручение российского президента действительно поступило и в правительство, и в компанию «Газпром». После завершения официальной части переговоров президенты организовали «очную ставку» министров и руководителей ведомств обеих сторон, чтобы они в присутствии глав государств смогли бы договориться по всем спорным вопросам в области энергетики, торговли, транспорта, космоса. Это была очень важная и результативная встреча, так как проходила под бдительным оком двух президентов.
 
Что касается газа, то в конечном счете были подписаны соглашения о его поставках на Оренбургское перерабатывающее предприятие по рыночной цене и строительстве второй очереди завода. Данная договоренность удовлетворяла интересы, в том числе ценовые, обеих сторон и, кроме того, избавляла нас от необходимости строительства аналогичного завода на территории Казахстана.
 
Российский президент по-настоящему вдумчив, никогда не спешит с выводами. Как-то в Кремле зашел разговор о А. Лукашенко, подвергшемся жесткой критике Запада после президентских выборов, где он, естественно, одержал оглушительную победу. Задумчиво поглядывая в высоченный потолок, В. Путин сказал: «А что такого ужасного он сделал? Никого не убил, действовал по закону. Он же не виноват, что за него голосуют». Н. Назарбаев решил перевести разговор на другую волну: «Он куда-то пропал, неделю не появляется». Российский лидер вопросительно посмотрел на помощника, тот отчеканил: «Выясняем. Подключили все службы».
 
В 2001 году В. Путин с подсказки своих экспертов предложил Н. Назарбаеву организовать «совместную охрану» внешних границ ЕвразЭС. Эта идея была воспринята нашим президентом с изрядной долей скептицизма: «Что скажут нам узбеки, увидев на границе с Казахстаном российских пограничников?». Хозяин Кремля не стал настаивать на своем предложении. Более того, по пути в аэропорт он сказал мне, что, пожалуй, поспешил с данной инициативой, которая оказалась «сырой».
 
Стилю работы В.Путина как главы государства присуща защита интересов крупных российских компаний. «Газпром», «Лукойл», «Роснефть», ведущие банки и другие компании - все они в значительной степени обязаны своими успехами за рубежом протекции со стороны главы российского государства. В духе известного изречения российского императора Александра I «Идите и побеждайте!»
 
В. Путин настраивает отечественных предпринимателей на освоение рынков постсоветских стран. Кроме того, он взял на вооружение американскую практику, которая хорошо известна и нам: не раз были свидетелями прямого лоббирования высшими должностными лицами США вопросов деятельности американских компаний в Казахстане.
 
И таких примеров немало. Практика лоббирования национальных компаний считается нормальной и законной, поскольку касается стратегических интересов США. Данное явление было названо «экономической дипломатией», приобретшей особую важность в условиях обострившейся конкуренции за мировые рынки.
 
Н. Назарбаев тоже ведет переговоры с зарубежными коллегами под углом зрения защиты и продвижения экономических интересов Казахстана. Он вникает во все детали соответствующих проектов, чем производит сильное впечатление на партнеров, удивляющихся компетенции казахского лидера. В зарубежных поездках президента часто сопровождают ведущие предприниматели нашей страны. Так было, например, во время его государственного визита в Узбекистан в марте 2006 года. Казахские бизнесмены провели встречи с президентами государственных акционерных компаний и, как следовало ожидать, не смогли найти с ними общий язык. Во время визита в Россию Н. Назарбаев принял участие в церемонии открытия лучшей московской гостиницы, построенной на средства казахстанских предпринимателей. Все это говорит о его прагматизме в вопросах, касающихся экономических интересов нашей страны.
 
«Экономическая дипломатия» президента заставляет правительственные ведомства, в том числе МИД, рассматривать задачу обеспечения доступа казахстанских компаний на зарубежные рынки в качестве приоритетной.
 
В этой связи особое значение приобретает главенствующая и координирующая роль МИД. К сожалению, несмотря на поручения и даже распоряжения главы государства, не все ведомства понимали важность совместных усилий на этом направлении: сказывалась инерция советского прошлого. Тем не менее из года в год положение улучшалось, внешнеполитическое министерство стало вступать в свои права. Президент решительно поддержал МИД, выступив на расширенном заседании коллегии министерства в июне 2005 года. Логическим завершением этого серьезного процесса стало решение правительства о координирующей роли МИД, инициированное министром М. Тажиным в 2007 году.
 
Возвращаясь к казахстанско-российским отношениям, хотел бы отметить результативную работу специалистов над таким важным документом, как протокол к соглашению о разграничении дна северной части Каспийского моря. Данный документ предметно и конкретно решил вопрос национальной юрисдикции двух стран в отношении минеральных ресурсов этого уникального водоема. Над подготовкой протокола работали эксперты дипломатических ведомств с привлечением представителей других министерств. С нашей стороны консультации вел первый заместитель министра иностранных дел Н. Абы-каев. Работа была сложная и интересная, хотя не без противоречий и разногласий сторон и острой полемики между Нйми. Вновь, как и в 1998 году, в полный рост встал вопрос о принадлежности месторождений «Курмангазы» и «Хвалынское». Настаивая на своей методике проведения срединной линии, россияне требовали провести ее по «телу» месторождения «Курмангазы», что было неприемлемо для нас. Вопрос перенесли на уровень премьер-министров, затем - глав государств.
 
Наша делегация зачастила в «Белый дом», где располагается российское правительство. В те годы его возглавлял Михаил Касьянов, сделавший быструю карьеру при покровительстве тогдашнего президента Б. Ельцина. Порой мы встречались с российским премьером дважды в день, что дало мне повод пошутить: «Ходим сюда, как к себе на работу». Действительно, мы так свыклись с обстановкой правительственной резиденции, что ощущали себя там вполне комфортно.
 
Однажды М. Касьянов пригласил меня позавтракать с ним. Он оказался отменным едоком: сумел справиться с огромным омлетом с грибами, двумя котлетами, немыслимым количеством жареных сосисок и большой кружкой черного кофе. Подумалось: «Хорошее здоровье у этого парня».
 
М. Касьянов действительно внешне привлекателен, обладает полувоенной выправкой, приобретенной в годы службы в роте почетного караула Кремля. Но бывший российский премьер отличался не только этими качествами, но и сильной экономической подготовкой и общей сметливостью. Он быстро вошел в суть каспийской проблематики и через пару-тройку раундов переговоров с нами смог дельно докладывать своему президенту ситуацию с рассмотрением данного вопроса.
 
Уже тогда мы обратили внимание на специфические взаимоотношения президента и председателя правительства. То, что они не были единомышленниками, бросалось в глаза. В. Путин и М. Касьянов - люди разных взглядов на настоящее и будущее страны. Они разные по своему жизненному пути и даже по физической комплекции. Президент является твердым сторонником централизации и вертикализации, другими словами, укрепления государственной власти. Он вышел из недр одной из самых могущественных спецслужб мира, поэтому его менталитет и отношение ко многим проблемам внутренней и внешней политики обусловлено долгим -пребыванием в военном коллективе. Как человек, занимающийся спортом, В. Путин поджар и быстр в движениях. 
 
Что касается М. Касьянова, то он. окончил непрестижный по московским меркам вуз — автодорожный институт, затем выбрал стезю экономиста-практика, работал в госплане России, потом перешел в минфин, где дорос дo должности заместителя министра. В этом качестве занимался вопросами внешних долгов страны и, видимо, приглянулся «ельцинской семье». Во всяком случае, его, чиновника невысокого ранга, вдруг стали показывать по телевидению, и страна увидела в симпатичном и вальяжном Касьянове новую Россию - молодую и уверенную в себе. Он пошел дальше по служебной лестнице, стал министром финансов в правительстве С. Степашина, а при В. Путине - возглавлял его. Знатоки закулисных дел ютом утверждали, что это была часть «пакета договоренностей» между уходившим в отставку Б. Ельциным и его преемником. Трудно судить, правда ли это или все-о лишь спекуляция, но ясно одно: первый российский президент выделял министра финансов. Однажды по телевидению показали, как Б. Ельцин советует исполняющему обязанности президента В. Путину «держаться вместе с Касьяновым».
 
В канун второй президентской кампании В. Путин отравил правительство в отставку, после чего М. Касьинов не нашел себя на государственной службе и занялся политикой, став ярым оппонентом власти. По в этой ипостаси никак не проявил себя: его характер и репутация не сочетаются с образом борца против коррупции власть предержащих.
 
Этот, безусловно, способный человек, как считают политологи, преждевременно «спалил» себя. Слишком сильна была обида на президента, не оценившего его усилия на премьерском поприще. М. Касьянов не смог выдержать паузы, стал метаться из одной стороны в другую, зачем-то поехал в США, где выступил в «закрытой» аудитории, по возвращении создал фонд, a затем оказался в разношерстной политической компании, которая выдвипула его кандидатом в президенты. Эксперты считают, что его шансы занять пост главы государства близки к нулю.
 
При всей противоречивости натуры этого своеобразного человека не могу не отметить, что он был достаточно искренен в своем желании видеть сотрудничество между нашими странами более продуктивным и масштабным. Конечно, не все ему удавалось, да и окружение не раз подводило своего премьера. В этой связи мне запомнились переговоры в Москве в ноябре 2002 года. Вопреки ожиданиям они оказались довольно напряженными, особенно в части, касавшейся статуса российских военнослужащих на космодроме Байконур. С плохой стороны проявил себя тогдашний начальник генерального штаба А. Квашнин, искажавший и даже перевиравший в своем выступлении известные факты и положения документов. М. Касьянов же внимал его дезинформации с приятной улыбкой политика, которому неинтересны скучные детали и нюансы возникшей проблемы.
 
Запомнилась также своеобразная трактовка М. Касьяновым региональной интеграции. Во время одной из встреч он вдруг поставил вопрос о закрытии в Казахстане двух предприятий по производству линолеума по причине выпуска аналогичной продукции в. России. Дескать, зачем производить на вашей территории, если мы сможем поставлять линолеум российского выпуска. На законный вопрос о занятости трудоспособного населения Казахстана - милейшая улыбка и никаких смысловых комментариев.
 
В. Путин, напротив, уделял повышенное внимание наращиванию позитивных моментов в двусторонних отношениях. Начиная от мегапроектов, например, в космосе и заканчивая сотрудничеством приграничных областей.  К этой же категории относятся и переговоры по делимитации границы, которая является самой протяженной сухопутной границей в мире.
 
Договоренность о начале переговоров по этому вопросу была принята еще при Б. Ельцине, в 1998 году. Но решение по самым трудным моментам этого переговорного марафона Пришлось принимать его преемнику. Сам факт юридического оформления границы с Казахстаном поначалу с трудом воспринимался российскими политиками: дескать, Пограничное размежевание может привести к подрыву всех положительных результатов в двустороннем сотрудничестве и дистанцированию государств друг от друга. Да и протяженность - 7591 км - отпугивала некоторых дипломатов от работы по ее юридическому описанию, другими словами, определению точных географических координат.
 
Тем не менее переговоры начались в установленные сроки. Они шли с переменным успехом, были споры и дискуссии, но общая атмосфера процесса определялась решимостью сторон добиться успеха. Поскольку изначально в основу переговоров был положен принцип признания существующей административной границы в качестве государственной, то работа шла споро, без серьезных затруднений. Однако они возникли при определении линии границы на участках, оказавшихся по сути дела спорными из-за отсутствия соответствующих документов и постановлений местных исполнительных и центральных законодательных органов бывшего СССР.
 
Так случилось в ходе делимитации границы на участке, расположенном между Атырауской и Астраханской областями. Интерес к данной территории подогревался тем, что там расположено большое газовое месторождение "Имашевское". Переговоры были сложными, порой нервными. Претендуя на этот участок, ни одна из сторон, тем не менее, не смогла представить убедительных «документационных» аргументов в свою пользу. История попросту их не оставила. В то же время мы исходили из важности общего соглашения о делимитации границы, поэтому дали согласие на разделение данной территории поровну. Такой же компромиссный, «пакетный», подход был применен и в отношении некоторых других участков. На подготовку договора ушло более пяти лет.
 
Подписание пограничного договора и последующая его ратификация имели поистине огромное историческое значение. Особенно для Казахстана, некогда входившего в состав российской империи, затем - Российской Федерации в качестве автономной республики. В новых исторических условиях суверенные Казахстан и Россия нашли силы и волю окончательно и бесповоротно решить вопрос о юридическом оформлении границы. Данный договор привлек к себе внимание мирового сообщества, которое высоко оценило его как серьезный фактор стабильности в евразийском пространстве и очевидный успех казахской дипломатии. Конечно, подписание такого масштабного соглашения не могло состояться без личного вмешательства глав государств, продемонстрировавших не только политическую волю, но и высокую степень взаимного доверия.
 
Это не могло не отразиться на последующей работе по упрощению пограничных процедур. Было подписано соглашение о поездках граждан двух стран по внутренним документам, что существенно облегчило жизнь населения приграничных районов.
 
Важным событием в двустороннем сотрудничестве стало открытие памятника Абаю в центре российской столицы, на Чистопрудном бульваре. Показательно, что В. Путин принял участие в торжественной церемонии открытия и произнес речь, в которой отметил выдающиеся заслуги казахского поэта и мыслителя в распространении знаний о российской культуре, а также роль президента Н. Назарбаева в укреплении дружбы и сотрудничества между народами двух стран.
 
Следует отметить тесное и продуктивное взаимодействие глав Казахстана и России в международных организациях, прежде всего в СНГ, ЕвразЭС, ОДКБ. Это предопределяет отсутствие каких-либо серьезных разногласий по вопросам, стоящим в повестке дня данных организаций.
 
Что касается СНГ, то главной темой взаимодействия двух стран является реформа Содружества. Необходимость перемен, нацеленных на повышение эффективности организации, была впервые высказана Н. Назарбаевым во время саммита в Астане в 2004 году. Президенты, за исключением В. Путина, тогда восприняли это предложение настороженного изрядной долей пессимизма. Говорили о том, что нужно подготовить концепцию реформирования, изучить опыт Европейского Союза. Идеи в принципе правильные, если бы за ними не стояло сильное нежелание что-либо менять в СНГ. Поэтому обсуждение данного вопроса было перенесено на следующий саммит, прошедший в Казани и приуроченный к 1000-летаю этого города.
 
На данном форуме по предложению В. Путина была создана «группа мудрецов», которой поручили подготовку концепции и конкретных предложений по реформе СНГ. После года работы эта группа подготовила слабый и противоречивый документ, основной смысл которого сводился к тому, чтобы ограничиться полумерами косметического характера. Над «мудрецами» явно довлело влияние неких руководителей, болезненно воспринявших саму идею реформы СНГ.
 
Правда, позднее картина несколько прояснилась. Принимая министров иностранных дел в 2006 году, президент Беларуси А. Лукашенко буквально обрушился на этот проект. Глядя на меня, он в присущей ему эмоциональной манере стал обвинять сторонников реформ Содружества во всех тяжких. Заключил же свою речь такой фразой: «Я никому не позволю разваливать СНГ». Спорить с президентом дружественного государства было бесполезно, да и разница в служебном положении не позволяла вступать в дискуссию. Поэтому участники встречи пошли совещаться без особого энтузиазма, так как результат был предрешен.
 
Тем не менее удалось добиться общего согласия в вопросе о продолжении работы над проектом реформирования СНГ и внести положительные коррективы в концептуальный документ. Кроме того, коллеги-министры все же приняли наше предложение о создании совета заместителей министров иностранных дел для разработки конкретных мер в духе инициативы Н. Назарбаева. Здесь важную роль сыграла разумная позиция России, которая все же поддержала нашу страну и включилась в совместную работу.
 
То, что Россия, как крупная держава, играет главенствующую роль в СНГ, подвергать сомнению и оспаривать - бессмысленно и даже контрпродуктивно. Располагая серьезным кадровым потенциалом, это государство вносит важный, можно сказать, решающий вклад в разработку документов, нацеленных на повышение потенциала и авторитета Содружества. Российская сторона направляет своих представителей во все учреждения СНГ, в том числе в исполком. Практически все уставные органы Содружества возглавляются российскими представителями. Это свидетельствует о том, что Москва заинтересована не только в сохранении, но и в укреплении этой организации, которой одно время прочили распад.
 
Такие прогнозы достигли своего пика в ноябре 1997 года, когда лидеры государств СНГ, собравшись на саммит в Кишиневе, буквально обрушились с критикой на президента Б.Ельцина. Российского либера обвиняли в потакании конфликтующим сторонам на территориях стран СНГ. Президент Грузии критиковал его за помощь Абхазии и Южной Осетии, Г. Алиев - за поддержку Армении и мятежною Нагорного Карабаха, армянский руководитель упрекал Россию за бездействие в отношении данного конфликта, хозяин же саммита, глава Молдовы, тоже не остался в стороне, припомнил обиды за Приднестровье. Казалось, еще немного и СНГ пойдет ко дну. Тогда всех разбушевавшихся президентов урезонил Н. Назарбаев.
 
Борису Ельцину после такой атаки понадобился врач, который в соседней с общим залом комнате осмотрел его и дал лекарства, после чего российский президент вылетел в Москву. Его заменил председатель правительства В. Черномырдин. По возвращении в столицу российский президент устроил «разбор полетов» и уволил заместителя премьер-министра В. Серова, отвечавшего за это направление работы.
 
Другими словами, конфликтный потенциал в СНГ назревал давно. Какую страну ни возьми, все они имели претензии к Содружеству. Туркменистан, например, не присоединился ни к одному документу или решению, ссылаясь на свой нейтральный статус, поддержанный ООН. Украина по уставу СНГ является его ассоциированным членом, что освобождает ее от многих обязательств. Узбекистан тоже дистанцируется от интеграционных инициатив (во всяком случае, до вступления в ЕвразЭС). Что касается Грузии, Молдовы, Армении и Азербайджана, то о них речь шла выше.
 
СНГ является территорией долговременных или «замороженных» конфликтов, что само по себе дискредитирует идею и предназначение Содружества. Мне не раз приходилось быть свидетелем ожесточенных дискуссий с выпадами против России на министерских встречах ОБСЕ. Такое впечатление, что все свои обиды и претензии страны, вовлеченные в данные конфликты (грузиноабхазский и грузино-осетинский, нагорно-карабахский и приднестровский), приберегали для ОБСЕ, чтобы затем как нив чем не бывало вернуться в СНГ и обсуждать там вопросы сотрудничества в постсоветском пространстве. Ситуация непонятная, двусмысленная и противоречивая. Кроме того, чреватая осложнениями для будущего СНГ.
 
Об этом Н. Назарбаев не раз открыто высказывался на встречах президентов СНГ. По его словам, надо что-то делать для спасения Содружества. Он предлагал использовать практику встреч глав государств «Большой восьмерки», которые рассматривают небольшое количество действительно крупных проблем и выступают по. ним с совместными заявлениями. Наш президент считает необходимым прекратить выносить в повестку дня заседаний глав государств хозяйственные и другие маловажные вопросы, входящие в компетенцию руководителей правительств. Он также предложил создать совет безопасности, который мог бы заняться решением проблем, касающихся совместной борьбы против международного терроризма и других вызовов. Н. Назарбаев выразил неудовлетворение по поводу бюрократизации аппарата СНГ, бесконтрольным увеличением численности отраслевых советов и их сотрудников.
 
Повторюсь: только российская сторона проявила положительное отношение к реформенным инициативам Казахстана, хотя внесла в них собственные коррективы. В. Путин в одном из интервью сказал, что не следует вынашивать «сверхожиданий» в отношении СНГ, поскольку эта организация создавалась для «цивилизованного развода» союзных республик. После такой своеобразной установки стала понятна позиция России: никаких кардинальных перемен, осторожное реформирование, чтобы не похоронить СНГ, раздираемое серьезными противоречиями государств-участников.
 
В принципе такая позиция вполне оправдана, поскольку Россия несет особую ответственность за стабильность постсоветского пространства. Распад СНГ означал бы серьезное поражение российской дипломатии и геополитическую неудачу этого государства. Для Казахстана также невыгодно такое развитие ситуации, так как СНГ, по существу, было основано на нашей территории (Алма-Атинская декларация от 21 декабря 1991 года) и является приоритетом внешнеполитической деятельности нашего государства.
 
В то же время нельзя не видеть, что в СНГ существуют разнополярные группы стран, входящих, с одной стороны, в ЕвразЭС (Россия, Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан), с другой - в ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова), причем данная организация в последнее время серьезно активизировала свою деятельность, выступая в СНГ с консолидированных позиций. В. постсоветском пространстве функционирует военно-политическая организация ОДКБ, в которую, помимо государств-участников ЕвразЭС, входит также Армения. А такие страны, как Грузия и Украина, подумывают о вступлении в НАТО. Словом, полный «разнобой» в том, что касается политических планов и устремлений.
 
Да и в экономике картина достаточно пестрая. Начав в 1991 году забег на стайерскую дистанцию под условным названием «независимость», государства-участники СНГ обнаружили себя на разных ее этапах. В лидеры выбились Казахстан и Россия, сумевшие осуществить структурные реформы. Украина оказалась в водовороте политических катаклизмов и по этой причине серьезно не занималась модернизацией экономики. Другие государства сделали упор на административные методы управления экономикой, тем самым упустили шанс ее своевременной либерализации. Короче говоря, в экономическом плане картина пестрая и неоднозначная, что также оказывает отрицательное влияние на развитие Содружества.
 
Но в СНГ все же больше положительного, чем негативного. Главное состоит в том, что государства-участники по-прежнему тянутся друг к другу, понимая безальтернативность сотрудничеству. Показательно, что во время всемирного экономического форума в Санкт-Петербурге в 2007 году там впервые за многие годы собрались все без исключения президенты стран СНГ. Думаю, не будет преувеличением сказать, что это был успех как России, так и Казахстана - государств, которые в самые неблагоприятные периоды поддерживали СНГ, высказывались в пользу сотрудничества в рамках данной организации и вносили предложения по ее реформированию. Санкт-Петербургский саммит, хотя и носил неформальный характер, доказал жизнеспособность СНГ как авторитетной международной организаций.
 
Это, однако, не означает, что перед Содружеством отныне только радужные перспективы. Проблем и вызовов, как и прежде, более чем достаточно. Поэтому особую важность приобретает дальнейшее взаимодействие Казахстана и России в СНГ. К счастью, в Москве это понимают и прилагают необходимые усилия, в том числе организационного плана. В ходе упомянутого саммита российский президент внес предложение о замене исполнительного секретаря СНГ В. Рушайло на бывшего председателя Центризбиркома А. Вешнякова, но против этой кандидатуры решительно выступил президент Беларуси. В конечном итоге исполнительным секретарем СНГ стал соратник В. Путина - разведчик С. Лебедев.
 
Как бы ни был решен этот кадровый вопрос, от исполнительного секретаря многое зависит, включая перспективы Содружества. Ведь можно просидеть за столом весь отведенный срок, ничего дельного не предпринимая, а можно заняться конкретными вопросами реформирования СНГ. В этой организации были руководители обоих типов. Отсюда вытекает необходимость тщательного подбора достойных кандидатур на эту должность. Причем не обязательно из России. Об этом неоднократно высказывался президент Н. Назарбаев. Примечательно, что российский президент с ним согласился.
 
Над позицией России по СНГ в тот период довлело два важных момента.
 
Во-первых, череда «цветных революций» отрицательно сказалась на ее позициях в постсоветском пространстве. Особенно ощутим был удар, нанесенный победой «оранжевых» на Украине. Этого в Москве никак не ожидали, поскольку ставка была сделана на «бело-голубых», то есть на противников В. Ющедко.
 
Их лидер В. Янукович, согласно заявлению центральной избирательной комиссии, одержал победу, которая, однако, под напором демонстрантов и в результате вмешательства зарубежных политиков была признана недействительной. К этому времени В. Януковича успели поздравить около семи президентов, в том числе Н. Назарбаев. Признаться, я был категорически против направления официального поздравления ему, поскольку понимал противоречивость и нестабильность ситуации на Украине. Но «знатоки» настаивали: Путин уже поздравил, а мы запаздываем. В конечном итоге президенту пришлось затем поздравлять и В. Ющенко.
 
Затем грянула «розовая революция» в Грузии, приведшая к власти эмоционального политика М. Саакашвили. И хотя прежний президент Э. Шеварднадзе показал себя недругом Кремля, тем не менее его уход тоже был болезненно воспринят в Москве, которая направила секретаря совета безопасности И. Иванова в Тбилиси, чтобы спасти бывшего министра иностранных дел СССР от неминуемой расправы.
 
Во-вторых, Россия хотела спасти СНГ от распада вследствие обострения ее взаимоотношений с рядом постсоветских государств. Этим объясняется довольно резкое заявление В. Путина о Содружестве как инструменте «цивилизованного развода». По его мнению, вокруг СНГ много «политической шелухи и болтовни». В очередном послании к Федеральному собранию он уточнил, что современная внешняя политика России опирается на принципы прагматизма и предсказуемости международного права. Поэтому Москва будет продолжать работу над реформированием СНГ Российский президент подчеркнул: «Отношения с нашими со соседями были и остаются важными направлениями внешней политики России».
 
Другими словами, В. Путин дал понять: российское государство намерено добиваться совершенствования интеграции через активное развитие двусторонних отношений со странами СНГ. Не имея дружественных и стабильных взаимоотношений с постсоветскими государствами, бессмысленно говорить о радужных перспективах сотрудничества в рамках Содружества. Правильный, хотя несколько запоздалый вывод.
 
В беседах и переговорах с российскими коллегами тема СНГ неизменно обсуждалась как главная. Наш исходный тезис был прост и ясен: Россия в силу понятных причин играет главенствующую роль в СНГ - с этим соглашаются все его государства-участники. В то же время будущее Содружества в решающей степени зависит от того, насколько успешно будут развиваться отношения России с. постсоветскими государствами на двустороннем уровне, ведь споры вокруг «замороженных конфликтов» и так называемые торговые войны вовсе не способствуют интеграции.
 
В этой связи вспоминается любопытный эпизод, происшедший во время научно-практической крнференции в Астане с участием президентов Казахстана, России и глав некоторых других постсоветских стран. Внимательно читавший программу конференции В. Путин вдруг резко, во всеуслышание заявил: «Эту бумагу готовили враги Назарбаева». В ответ на мертвую тишину он продолжил: «Здесь Россия значится как внерегиональная сила наряду с CШA и другими силами, С каких пор мы стали внерегиональНОЙ силой.
 
К чести Н. Назарбаева, он никак не отреагировал на это публичное замечание и тем более не стал оправдываться. Но по существу российский президент был прав: его страну, имеющую естественные и давние интересы в нашей части мира и исторически утвердившуюся в ней, никак нельзя рассматривать как внешнюю силу; Со всех точек зрения это неправильный тезис.
 
К сожалению, документ, на который ссылался В. Путин, был подготовлен не министерством иностранных дел. Оргкомитет поручил заниматься этим вопросом министерству внутренних дел. Мол, коль скоро речь идет о безопасности центральноазиатского региона, то сподручнее заниматься соответствующему ведомству. Тем не менее злорадные комментарии средств массовой информации были адресованы внешнеполитическому ведомству. Конечно, если кто-то хотел «подставить» МИД, то свою задачу с блеском выполнил. Но проявил собственную некомпетентность. К тому же подвел президента Казахстана.
 
Учитывая сложную обстановку в СНГ, Россия сделала упор на гуманитарное сотрудничество. На саммите в Казани В. Путин уделил большое внимание этому вопросу и не ошибся: против данного направления ни у одного из президентов не нашлось аргументов. Все главы государств поддержали новую инициативу,отметив, что она полностью соответствует интересам народов постсоветских стран. Был создан совет по гуманитарному сотрудничеству, в который вошли специальные представители практически всех государств-участников СНГ. Данный орган организовал проведение конференций деятелей культуры постсоветских стран в Москве и Астане. Они стали своеобразной ностальгией по ушедшим временам и были названы некими острословами «сборищами оставшихся в живых русскоязычных писателей и актеров». Тяжелый юмор, но, как каждая шутка, имеет в своей основе рациональное зерно. Культура постсоветских стран приобретает все более национальный характер, появляются новые имена и звезды, неизвестные широкой общественности. Если совет по гуманитарному сотрудничеству сможет наладить эффективные связи и обмены в новых реалиях, то от этого СНГ только выиграет.
 
Но потенциал Содружества не зависит только от того, как часто и успешно будут встречаться деятели культуры. В основе всего, в том числе в СНГ, находится экономика. Государства-участники Содружества должны знать, что без взаимовыгодной торговли и других кооперационных связей им в условиях глобализации попросту не выжить. Успешная торговля невозможна без решения транспортных вопросов, прежде всего касающихся тарифных ставок. Например, Россия на протяжении многих лет применяет пониженные тарифы для национальных компаний, осуществляющих перевозки по своей территории, и повышенные тарифы - для внешних перевозчиков, использующих российскую территорию как для транзита, так и для конечной отгрузки своих товаров.
 
Данная тема неизменно присутствовала на всех казахстанско-российских переговорах, начиная с 1999 года. Но Москва не шла на решение этого вопроса, полагая, что будет нанесен ущерб российскому бюджету. Наша же аргументация сводилась к тому, что в случае понижения железнодорожных тарифов резко увеличится объем перевозок и это благоприятно скажется на доходах. Кроме того, положительное решение данного вопроса будет содействовать активизации торгово-экономических связей не только между Казахстаном и Россией, но и в рамках ЕвразЭС.
 
В ответ звучали обещания изучить проблему. Судя по содержанию моих переговоров с М. Касьяновым, он не был склонен решать этот вопрос. Б. Ельцин же полагался на мнение главы правительства и тоже уклонялся от прямой реакции на просьбу казахстанской стороны. Но Н. Назарбаев не отчаивался и с присущей ему настойчивостью и последовательностью раз за разом постоянно поднимал данный вопрос на переговорах со всеми российскими руководителями. Не получив вразумительного ответа от первого российского президента, он стал активно работать с В. Путиным. И только в 2006 году дело сдвинулось с мертвой точки: в одной из совместных деклараций появилось положение о постепенном введении пониженных железнодорожных тарифов на российской территории, то есть их унификации на общей таможенной территории.
 
В заслугу президентам двух стран можно с уверенностью поставить стратегическое по своему значению соглашение о поставках и транзите по российской трубопроводной системе казахстанской нефти. Документ был подписан в 200,3 году в Санкт-Петербурге в присутствии Н. Назарбаева и В. Путина. Тогда же было принято решение о создании совместного предприятия «КазРосгаз».
 
Было много других полезных соглашений между двумя странами, которые, в свою очередь, способствовали усилению потенциала СНГ. Концепция укрепления Содружества путем улучшения двусторонних отношений наилучпшм способом подтвердила свою правоту на примере казахстанско-российских отношений.
 
Но в СНГ имеются универсальные по своему характеру вопросы, требующие совместных усилий для . безотлагательного решения. Прежде всего проблема миграции. Поэтому президент Н. Назарбаев, выступая на саммите в Санкт-Петербурге в 2007 году, назвал ее приоритетной и призвал своих коллег по Содружеству обратить самое пристальное внимание на миграционную проблему, имеющую непосредственное отношение к транснациональной преступности, правам человека и экономическому развитию государств СНГ. Важно, что В. Путин и на этот раз выразил поддержку позиции Казахстана. Эксперты нашей страны подготовили проект концепции по данному вопросу, который должен быть рассмотрен на очередном саммите СНГ.
 
Менее проблемно развивается сотрудничество в Организации договора о коллективной безопасности, где Казахстан и Россия также выступают в качестве союзников. Сам договор был подписан в мае 1992 года но предложению Б. Ельцина и Н. Назарбаева в Ташкенте. Это была своеобразная реакция на центробежный синдром, сильно проявившийся после распада единого государства. СНГ еще не встало на ноги, организация переживала трудный период правового и политического становления. Во многих постсоветских странах существовали серьезные и вполне обоснованные опасения, что Содружество не выдержит испытание временем и распадется. Поэтому понадобился принципиально новый документ, который сплоил бы государства «по интересам».
 
Показательно, что подписантами договора стали такие страны, как Казахстан, Россия, Беларусь, Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан и Армения. У каждого из перечисленных государств были свои интересы и цели. Договор о коллективной безопасности предусматривал защиту тран, находящихся в разных географических зонах: европейской, центрально азиатской и закавказской. В центре данной системы безопасности, естественно, стояла Россия с ее мощным политическим: и военным потенциалом.
 
Первые пять лет договор никак себя не проявлял. более того, из него в 1996 году вышел Узбекистан, который объяснил свое решение тем, что достигнутые договоренности не действуют. По мнению Ташкента, государства-участники договора никак не проявили себя во время активизации деятельности экстремистских вооруженных подразделений в Средней Азии. Президент И. Каримов прямо заявил, что не видит смысла в дальнейшем участии в данном договоре, поскольку он оказался бесполезным. Узбекский президент высказал особые претензии в адрес России, которая, по его мнению, вместо помощи решила заработать на поставках вооружений. Спустя семь лет эта страна сняла свои претензии и вернулась в договор, который к тому времени стал полноправной организацией.
 
Но Москва не собиралась быть сторонней наблюдательницей, именно российские дипломаты предложили создать на основе договора о коллективной безопасности организацию, которая могла бы стать некоей альтернативой другим подобным альянсам, прежде всего НАТО. Казахстан и другие государства не стали возражать против этой инициативы, выразили готовность начать совместную работу по ее реализации. Основная нагрузка легла на министров иностранных дел, которые занялись подготовкой концептуальных и других организационных документов. Активно работали и министры обороны, хотя в стремлении усилить сотрудничество они порой сильно забегали вперед.
 
В этой связи вспоминается инцидент, произошедший в ходе совместного заседания министров иностранных дел и обороны данной организации (ОДКБ) в апреле 2004 года в Астане. Российский и белорусский министры обороны выступили с совместным предложением о создании «объединенных вооруженных сил» для проведения масштабных военных операций, в том числе с целью миротворчества. Данная формулировка напомнила мне российско-казахстанское соглашение, подписанное в январе 1995 года в Москве. При попустительстве неопытного и неискушенного в международных вопросах первого заместителя министра обороны Казахстана россияне смогли «пропихнуть» в этот документ положение о создании «объединенных вооруженных сил». Мне довелось побывать с официальным визитом в США спустя три недели после заключения упомянутого соглашения. На всех переговорах пришлось буквально отбиваться от недоуменных вопросов американских дипломатов и политиков по поводу перспектив сотрудничества нашей страны с Россией в военной области, объяснять им, что мы ни при каких обстоятельствах не поступимся своими суверенными правами.
 
И вот, спустя почти десять лет кто-то решил отряхнуть от моли давнюю идею и включить ее в документ многостороннего характера. Армения, Таджикистан не стали возражать против этого предложения, а бывший министр обороны Кыргызстана стал горячо ратовать за обязательное подписание документа в такой редакции. Ситуация могла стать необратимой, если бы не принципиальная позиция Казахстана.
 
 Взяв слово, я заявил, что в новых условиях, которые незначительно отличаются от ситуации десятилетней давности, речь следует вести о масштабном сотрудничестве государств-участников договора, о тесной координации их действий. Но никак Не об объединении вооруженных сил. Такие действия, напротив, нанесут ущерб репутации ОДКБ как международной организации. В какой-то момент, признаюсь, несколько переборщил с аргументами, сказав, что не вижу смысла в воссоздании "красной армии", почившей в бозе.
 
Ответное слово взял министр обороны С. Иванов, который, четко выговаривая слова и поигрывая интонациями, заявил, что ни у одной из сторон, в том числе у российской, нет планов реанимировать «красную армию», дело, мол, в другом: в необходимости консолидации подразделений вооруженных сил всех государств на базе генерального штаба российской армии. Мне пришлось вновь возразить, что этот вопрос имеет непосредственное отношение к суверенным правам Казахстана и я, как министр иностранных дел, не могу дать согласия на такую формулировку, поэтому предлагаю ограничиться констатацией намерения сторон укреплять военное сотрудничество и координировать действия в этой сфере.
 
Спустя пару часов, непосредственно перед заседанием глав государств, Нурсултан Абишевич спросил меня: «Что у вас там произошло? Мне Путин сказал, что ты спорил, не хотел соглашаться с россиянами». Пришлось детально объяснить нашему президенту содержание возникшей дискуссии, чтобы избежать превратных суждений и спекуляций вокруг данной проблемы. Н. Назарбаев быстро вник в суть дискуссии и дал понять, что одобряет нашу позицию.
 
Но за полгода до упомянутого заседания глав дипломатических и военных ведомств состоялась еще одна интересная дискуссия между министрами иностранных дел государств-участников ОДКБ. Она касалась международных контактов организации. Накануне заседания, состоявшегося в ноябре 2003 года в Бишкеке, был подготовлен проект решения, в котором говорилось о консультациях и других рабочих связях ОДКБ, с НАТО как об уже решенном вопросе. Данный Документ принадлежал перу российских дипломатов. Поэтому, обращаясь к тогдашнему министру иностранных дел И. Иванову, я сориентировал его внимание на то, что данный пункт будет недееспособен, так как НАТО не считает ОДКБ «равновеликой» к себе организацией и скорее всего откажется от масштабного сотрудничества. Данный пункт не имеет под собой реальной основы и поэтому на поверку может оказаться «шапкозакидательством». Кроме того, мною была предложена новая редакция всего документа, что вызвало нервозную реакцию российских дипломатов. Заместитель министра, подойдя к нашему столу, чтобы получить проект решения, обиженно сказал: «Я четверть века занимаюсь НАТО, а Вы правите мои документы». Не желая травмировать самолюбие специалиста по натовским вопросам, я в ответ отшутился: «Со стороны всегда виднее».
 
Но опытный министр И. Иванов оказался более восприимчивым. Грозно оглядев своих подчиненных, он сказал, что не возражает против формулировок казахстанской стороны и предлагает другим странам поддержать их. Такая реакция оказалась дальновидной, поскольку ОДКБ так и не удалось наладить интенсивное взаимодействие с НАТО по причине нежелания Северного альянса вести с ней равноправный диалог.
 
Казахстанско-российскому сотрудничеству помогают частые встречи президентов двух стран. Не будет ошибкой сказать, что только Н. Назарбаев имеет наиболее тесные личные контакты с главой российского государства. Наш президент ценит В. Путина за обязательность, восприимчивость и дружелюбие. Российский руководитель высоко оценивает огромный опыт и политическую интуицию Н. Назарбаева. Во время одной из неформальных встреч он сказал: «Нурсултан Абишевич, Вы - человек, с которым интересно разговаривать на любые темы и можно советоваться по многим вопросам». В своем телевизионном поздравлении по случаю дня рождения казахстанского лидера В. Путин подчеркнул: Казахстану сильно повезло, потому что в самый сложный период страну возглавил такой выдающийся политик, как Нурсултан Назарбаев.
 
Нет никаких сомнений в том, что сотрудничество между нашими государствами имеет хорошие перспективы. Главы государств, руководители правительств, все ведомства работают на эту стратегическую цель. Действовать в обратном направлении означало бы идти против интересов и чаяний наших народов. Конечно, как в каждом большом деле, в сотрудничестве между Казахстаном и Россией не обходится без трудностей, шероховатостей и даже проблем. Но коль скоро существует политическая воля президентов двух стран, отношения между ними развиваются поступательно и постоянно набирают обороты.
 
***
 
Еще одно стратегически важное направление внешней политики Казахстана - сотрудничество с Китаем. Об этом государстве говорит весь мир: одни страны с восхищением, другие - с тревогой. Экономический рост КНР действительно впечатляет: на протяжении последних десяти лет он составил в среднем 9-10 процентов, что благоприятно сказывается не только на объеме ВВП (2,9 трлн. долларов по паритету покупательской способности), но и на состоянии золотовалютных резервов (1,4 трлн. долларов), привлечении прямых инвестиций из-за рубежа (60 млрд. долларов ежегодно), динамике внешнеторгового оборота (1,5 трлн. долларов) и других показателях. КНР близка к тому, чтобы стать третьей экономикой мира, обойдя Германию, а к 2040 году, по данным Всемирного банка, может стать глобальным лидером. Словом, Китай постоянно усиливается, эта огромная, но прежде очень бедная страна, стала влиятельной державой, оказывающей большое воздействие на состояние мирового рынка и решение ключевых международных проблем.
 
Новый уровень развития диктует новые задачи. Лишь десять лет назад в Китае мечтали о создании «среднезажиточного общества», сейчас же там говорят о необходимости социальной «гармонии», чтобы не допустить его дестабилизации в результате нарастающей капитализации и либерализации экономики. Остается только удивляться оперативности китайских стратегов в формировании актуальнейших задач, стоящих перед страной.
 
А четверть века назад, когда автору этих строк довелось быть стажером в Пекинском институте китайского языка, официальная пропаганда призывала граждан «раскрепостить сознание», не зацикливаться на социалистических догмах, по-бухарински «обогащаться», чтобы успешно осуществить реформы и построить «социализм с китайской спецификой». Позднее, правда, выяснилось, что по мере реализации этой концепции социализма, как уже отмечалось выше, становилось все меньше, а специфика усиливалась. По ни самих китайцев, ни тем более зарубежных наблюдателей это уже не волновало, ибо именно эта формула Дэн Сяопина обеспечила успех Китаю, о котором заговорил весь мир. То, что китайский народ достиг феноменальных успехов, уже не вызывает сомнений даже у заштатных скептиков.
 
Почему именно Дэн Сяопину выпала участь архитектора реформ и инициатора «открытой политики»? Скорее всего, потому, что еще в юном возрасте он попал во Францию, где работал сборщиком на автомобильном заводе «Рено». Там Дэн Сяопин впервые увидел, как функционирует капиталистическая система, и убедился в ее достоинствах. Он отличался от других китайских руководителей упрямством и твердостью. Находясь в ссылке в годы «культурной революции», он, по собственному признанию, работал в деревне и даже укрепился физически. При этом интересовался событиями внутри страны и за рубежом. Тем более по распоряжению Мао Цзэдуна ему направляли все материалы политбюро ЦК КПК. Не правда ли, своеобразная ссылка? Такое может быть только в Китае с его многовековой культурой, не всегда понятной иностранцам. В книге дочери Мао Цзэдуна о своем отце помещена фотография «великого кормчего» с реабилитированным Дэн Сяопином в 1973 году. Оба политика запечатлены в радостном возбуждении, тепло пожимающими друг другу руки, словно не было долгих лет взаимной неприязни, репрессий в отношении будущего реформатора и его изгнания из столицы.
 
Дэн Сяопин смог безболезненно решить проблему возвращения Гонконга и Макао в лоно КНР. Его знаменитая формула «одно государство - две системы» уберегла огромную страну от конфликтов и серьезных противоречий. Например, в Гонконге все финансовые институты и политическая система функционируют в прежнем режиме, что пошло на пользу международной репутации Китая и его экономике.
 
Для Казахстана, имеющего общую границу с Китаем протяженностью 1700 км, сотрудничество с этой страной имеет жизненно важное значение. Мы заинтересованы в том, чтобы отношения между нашими странами носили дружественный, добрососедский характер, были стабильными и предсказуемыми.
 
Конечному успеху двустороннего сотрудничества способствует и позиция Китая, который неоднократно высказывался за достижение аналогичных целей в процессе развития отношений методу нашими странами. Пекин действительно делает все возможное, чтобы поддерживать связи и контакты с Казахстаном на должном уровне, наполнять их конкретным содержанием.
 
Сама история казахстанско-китайских отношений является наглядной иллюстрацией их положительной эволюции. Начав с установления дипломатических отношений, стороны договорным путем зафиксировали базовые принципы двустороннего сотрудничества, определили общие подходы к международным проблемам, имеющим непосредственное отношение к безопасности обоих государств. Начиная с 1993 года, их главы подписали семь совместных деклараций. Причем если первый документ, подписанный еще в октябре 1993 года, был посвящен разработке основ дружественных отношений, то в седьмой по счету декларации говорилось об установлении и развитии стратегического партнерства.
 
За 15 лет развития дипломатических взаимоотношений обе страны подписали 140 документов, из которых 86 являются межгосударственными и межправительственными. Это огромная работа, направленная на обеспечение стабильного сотрудничества между соседними государствами.
 
В данной связи следовало бы выделить такие документы, как заявление правительства КНР о предоставлении гарантий безопасности Казахстану (1995 год), совместное коммюнике о полном урегулировании пограничного вопроса (1999 год), протокол о демаркации линии казахстанско-китайской государственной границы (2002 год). Кроме того, историческое значение имели такие акты, как договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве (2002 год), соглашения о создании комитета по сотрудничеству (2004 год), о предотвращении опасной военной деятельности, являющееся, по существу, пактом о ненападении (2002 год), о сотрудничестве в сфере использования и охраны трансграничных рек (2001 год), о развитии всестороннего сотрудничества в области нефти и газа (2004 год). Показательно, что двусторонние отношения имеют тенденцию стабильного роста. Появляются все новые договоренности, затрагивающие практически все сферы сотрудничества. Например, в июле 2005 года на высшем уровне была подписана декларация о стратегическом партнерстве. Во время государственного визита президента Н. Назарбаева в декабре 2006 года в Пекин главы государств подписали долгосрочный документ, охватывающий основные направления экономического и политического взаимодействия двух стран, — стратегию сотрудничества. Был достигнут существенный прогресс и по такой щепетильной проблеме, как использование водных ресурсов трансграничных рек: стороны подписали соглашения об обмене гидротехнической информацией и о научно-техническом сотрудничестве по проблемам этих рек. Проведя делимитацию и демаркацию пограничной линии, Казахстан и Китай, по существу, завершили процесс юридического оформления границы, подписав важное соглашение об ее режиме.
 
Казахстан никогда не скрывал своей озабоченности по поводу планов КНР в отношении использования водных ресурсов трансграничных рек. Эта тема неизменно присутствовала на всех переговорах. Однажды Цзян Цзэминь в ответ на тревожные высказывания Н. Назарбаева по этому вопросу заявил, что Китай никогда не сделает ничего такого, что могло бы нанести вред Казахстану. Позднее китайская сторона дала согласие на создание специальной двусторонней комиссии по проблемам трансграничных рек. Но наш президент не стал успокаиваться на достигнутом результате и не прекращал добиваться ясного ответа Пекина в отношении согласованного использования вод этих рек. Принимая первого секретаря парткома Синьцзян-Уйгурского автономного района Ван Лэцюаня в ноябре 2006 года, Н. Назарбаев вновь поднял этот вопрос, чем вызвал получасовую тираду гостя с подробными разъяснениями, смысл которых сводился к тому, что Китай не собирается наносить ущерб ни экологии, ни экономике соседнего дружественного государства. Впрочем, для нас более важным было заявление Ху Цзиньтао на переговорах в Пекине о том, что данная проблема находится под его личным контролем и интересы Казахстана не пострадают.
 
Сотрудничество двух соседних стран в энергетической сфере привлекает к себе внимание всего мирового сообщества. Известно, что, будучи крупным производителем сырой нефти (до 300 млн. тонн), Китай, тем не менее, нуждается в дополнительных ресурсах, которые крайне необходимы для обеспечения его экономического роста. Китайские компании ведут поиск дополнительных ресурсов по всему миру, особенно в развивающихся странах, например, в Венесуэле, Судане, Нигере, Габоне, Кении и других. В зарубежной прессе такую стратегию Пекина называют «экспансией». Но справедливости ради следует отметить, что китайцы покоряют не только энергетические рынки, но и активно осваивают инфраструктурные проекты за рубежом. Наглядный пример - Пакистан, где они смогли практически полностью выкупить строящийся глубоководный морской порт близ Карачи и получить заказы на строительство энергетических и ирригационных проектов.
 
И таких примеров немало. Китай действительно «наступает», влияние этой страны в развивающемся мире неуклонно усиливается. По-другому не может быть, поскольку Пекин осуществляет продуманную стратегию. Так, государствам Африки китайское правительство выделило беспроцентный кредит на сумму 10 млрд. долларов и ввело нулевой тариф на импортные товары, произведенные на «черном» континенте.
 
Что касается Казахстана, то правовая основа энергетического взаимодействия была заложена соглашением о сотрудничестве в области нефти и газа, подписанным в сентябре 1997 года. По сути дела, данное соглашение юридически оформляло крупный контракт по продаже нефтедобывающего предприятия «Актюбинскнефтегаз», впоследствии переименованного в «Актобемунайгаз». Это был первый опыт приватизации госпредприятия в пользу китайской компании.
 
Споров в правительстве по поводу целесообразности такого решения было много. Откровенно сказать, в числе тех, кто высказывал сомнения по поводу данного контракта, был и я. Тем более в борьбу за это предприятие включилась американская компания «Амоко», лоббируемая вице-президентом А. Гором. По этому спорному вопросу мною была подготовлена записка с так называемым «особым мнением», которое не было принято во внимание тогдашним премьер-министром. Правительство обосновало свое решение в пользу китайской компании необходимостью «диверсификации» казахстанского рынка. Надо признать, что «Актобемунайгаз» работает достаточно успешно, наращивая производство и исправно выплачивая все налоги в республиканский бюджет. В качестве премьер-министра я посетил данный объект в 2000 году, и он произвел на меня благоприятное впечатление своей технической оснащенностью и дисциплиной инженерно-технического состава.
 
Прорывным проектом стало строительство нефтепровода Атасу - Алашанькоу мощностью до 20 млн. тонн. Об этом проекте главы государств договорились в мае 2004 года, а уже через год он был завершен, вызвав широкий резонанс в мировых кругах. Окончание строительства нефтепровода означало реальный переход к многовариантной стратегии доставки энергоресурсов из Казахстана и выход казахстанско-китайских отношений на качественно новый уровень.
 
То, что отношения между Казахстаном и Китаем успешно развиваются, является несомненной заслугой глав государств. Н. Назарбаеву удалось установить тесные личные контакты как с прежним председателем КНР Цзян Цзэминем, так и с его преемником Ху Цзиньтао. В свою очередь, китайские лидеры нашли в казахстанском президенте авторитетного и ответственного руководителя, хорошо понимающего значение Китая в современном мире.
 
G Ху Цзиньтао наш президент познакомился и сблизился в июле 2000 года во время его визита в Казахстан в качестве заместителя председателя КНР. После традиционных переговоров Нурсултан Абишевич неожиданно пригласил его на свадьбу своего племянника. Обычно китайские руководители строго следуют протоколу и не приветствуют импровизированных изменений в программах визитов, но в данном случае Ху Цзиньтао сделал исключение и с удовольствием принял приглашение. Думаю, что он не пожалел о своем решении, потому что имел возможность соприкоснуться с казахскими обычаями и поближе познакомиться с высшим руководителем Казахстана. Правда, во время застолья возник смешной казус: Ху Цзиньтао прибыл на праздничное мероприятие с переводчиком, не знавшим казахского языка, и поэтому понадобились услуги Нурсултана Абишевича, который давал пояснения к происходившим на свадьбе церемониям и переводил пожелания гостей.
 
С приходом Ху Цзиньтао к власти оба руководителя стали вести переговоры так часто, что уже в июле 2005 года китайский лидер в ходе своего визита в Казахстан с удовлетворением констатировал, что имел возможность восемь раз встретиться с Н. Назарбаевым. Надо сказать, что китайские политики уделяют большое внимание подобного рода статистике. Перед началом каждых переговоров они ссылаются на такие примеры, чем удивляют своих партнеров, не знающих эту традицию.
 
Во время визита в Казахстан в августе 2007 года Ху Цзиньтао не преминул сказать Н. Назарбаеву, что в четвертый раз посещает Астану. А в ходе встречи в сенате продемонстрировал хорошую память (конечно, с подсказки китайских дипломатов), заметив, что знаком со мной с 2000 года.
 
Кроме того, китайские руководители весьма комплиментарны, они с удовольствием замечают маломальские изменения к лучшему и с особой радостью сообщают о них своим коллегам. И в тот раз Ху Цзиньтао счел нужным подчеркнуть: «В Вашей столице, городе Астане, построено много новых и красивых зданий, что является убедительным свидетельством ускоренного развития Казахстана. Китай искренне радуется новым достижениям Вашего государства». При этом надо помнить, что все административные центры и крупные города Китая поражают воображение иностранных посетителей изысканностью современной архитектуры, высококлассными дорогами и безотказной работой объектов инфраструктуры.
 
Н. Назарбаев в ответ обрисовал перспективы двустороннего сотрудничества в энергетической сфере, отметив важное значение нефтепровода, а также начало строительства газопровода. По мнению казахстанского руководителя, многообещающим является проект обустройства центра приграничной торговли в Хоргосе. Президент выразил надежду на положительный результат переговоров по вступлению Казахстана в ВТО и поддержку Китая в этом вопросе, а также высказал удовлетворение по поводу тесной координации действий двух стран в международных организациях - начиная от ООН и заканчивая ШОС. Н. Назарбаев поблагодарил китайского руководителя за неизменную поддержку процесса СВМДА.
 
Ху Цзиньтао в ответ заявил следующее:
 
- Полностью разделяю Ваши оценки состояния и перспектив двусторонних отношений, которые вступили в период зрелости. Китай преисполнен решимости и далее укреплять сотрудничество, выводить его на стратегический уровень. Мы удовлетворены тем, что и с казахстанской стороны присутствует необходимая политическая воля. Наши страны предпринимают необходимые усилия для содействия миру и развитию в центральноазиатском регионе. В целях укрепления и стимулирования стратегического партнерства Китай предлагает:
 
 Первое. Неуклонно придерживаться духа и принципов договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, подписанного в декабре 2002 года, развивать диалог на высшем уровне, продолжать консультации на всех уровнях, координировать позиции государств по основным международным вопросам.
 
Второе. Оказывать взаимную поддержку, по проблемам безопасности, развивать связи и контакты между спецслужбами двух стран.
 
Третье. Расширять торгово-экономическое и техническое взаимодействие, полностью задействовать специально созданный для этих целей комитет по сотрудничеству во главе с заместителями премьер-министров.
 
Четвертое. Активизировать связи в гуманитарной сфере, передавать дружбу из поколения в поколение, создать институт Конфуция в Казахстане.
 
Пятое. Осуществлять взаимодействие в ООН, ШОС и по вопросам СВМДА, прилагать необходимые усилия для создания справедливого мирового порядка».
 
Произведя своеобразный обзор задач и целей взаимного сотрудничества, Ху Цзиньтао обратил особое внимание на координацию действий Китая и Казахстана в сфере безопасности. Он сказал, что международный Терроризм серьезно активизируется, это обусловливает усиление бдительности и принятие ответных мер. В порядке примера китайский руководитель сослался на планы одной радикальной партии, которая, по его словам, планировала теракты на территории Казахстана, в том числе подрыв Действующего нефтепровода. Ху Цзиньтао предложил провести антитеррористические учения с привлечением специальных подразделений и армейских группировок.
 
Говоря о ситуации в Центральной Азии, китайский руководитель сказал, что в ней имеются признаки нестабильности. Кроме того, по его мнению, наблюдаются попытки внешних сил вмешиваться во внутренние дела стран региона, навязывать демократию, незаконно поддерживать оппозицию. Здесь он высказал очередной комплимент в адрес Казахстана, отметив, что наша страна является «влиятельной и важной силой в регионе, вносит большой вклад в обеспечение его стабильности и безопасности. Казахстан приложил немало усилий для укрепления Шанхайской организации сотрудничества. Поэтому Китай готов к партнерству с дружественным Казахстаном во всех сферах, Китай был и остается добрым другом и соседом Вашего государства.
 
Кому-то может показаться излишним и неинтересным столь обильное цитирование высказываний высшего китайского руководителя. Но, на мой взгляд, они являются весьма показательными, потому что демонстрируют конструктивный подход Пекина к развитию сотрудничества с нашей страной.
 
Вышеуказанные переговоры, как отмечено, состоялись в середине 2005 года, а уже через год многие договоренности были выполнены, что позволяет с удовлетворением говорить о положительной динамике двустороннего сотрудничества.
 
Наблюдая за китайскими руководителями на протяжении многих лет, могу с уверенностью сказать, что при всем своеобразии мышления для их деятельности характерны последовательность, целеустремленность и масштабность в разработке и реализации задач и целей как внутренней, так и внешней политики страны. Речи и высказывания китайских лидеров продуманы, точны, логичны и, я бы сказал, выделяются особой культурой: их приятно слушать, поскольку они обладают определенным завораживающим эффектом. Мне не раз приходилось быть свидетелем выступлений Ху Цзиньтао на крупных международных форумах, в том числе на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН. Появление китайского лидера на трибуне ООН неизменно вызывает повышенное внимание аудиторий, с интересом слушающих его отработанные до мельчайших деталей речи. Иностранные дипломаты считают, что китайские руководители действуют эффективно и профессионально.
 
В этой связи в зарубежной печати муссировался эпизод, имевший место в Австралии. Туда с кратковременным рабочим визитом прилетел президент США Дж. Буш и после кратких переговоров с премьер-министром А. Ха-увордом, не устраивая пресс-конференции, покинул Австралию, которая считается вторым после Великобритании союзником США, в том числе в иракской войне. Такое отношение к стране, неизменно и твердо придерживающейся своих союзнических обязательств, удивило журналистов и возмутило австралийцев. Через день в Австралию с официальным визитом прибыл председатель КНР Ху Цзиньтао, который в течение восьми дней неспешно объездил всю страну, повстречался с видными политиками, бизнесменами, деятелями культуры и даже аборигенами, а на прощание организовал пресс-конференцию и устроил большой прием. В те дни многие австралийцы по-новому посмотрели на Китай, а местные журналисты написали: «Буш пришел, а Ху победил».
 
Данная особенность присуща не только Ху Цзиньтао, но и его предшественникам, поскольку зиждется на многовековой традиции бережного отношения к слову, облеченному в иероглиф. Китайские политики во время официальных переговоров никогда не краснобайствуют, говорят строго по делу, используя при этом «домашние заготовки» - подготовленные тексты выступлений. Крайне редко они пускаются в импровизированные рассуждения, поскольку, с их точки зрения, это несерьезно. Им проще сказать, что такой-то вопрос поручается изучить экспертам, чтобы вернуться к его обсуждению после тщательного рассмотрения на рабочем уровне.
 
В равной степени они теряются, когда попадают в "нештатные ситуации". Одну из таких ситуаций мне довелось наблюдать во время встречи Цзян Цзэминя с Н. Назарбаевым на саммите ШОС в Санкт-Петербурге в 2002 году. Беседа по инициативе нашего президента вышла зa рамки протокола, предусмотренного экспертами обеих сторон. В какой-то момент председателю КНР понадобилась консультационная помощь, чтобы дать ответ на поставленный вопрос. Он обратился к министру иностранных дел Тан Цзясюаню, который в явном смущении сказал, что данный вопрос не значится в тезисах для переговоров двух руководителей и требует дополнительного изучения на экспертном уровне.
 
Надо сказать, что на фоне Цзянь Цзэминя нынешний председатель КНР Ху Цзиньтао выглядит более предпочтительно. Его предшественник отличался экспрессивной манерой поведения, не характерной для китайских руководителей. Цзян Цзэминь, бывало, устраивал сольные концерты во время государственных приемов, исполняя арии из китайских опер и русские песни. Ху Цзиньтао же трудно представить в такой ипостаси: он совсем другой человек, настоящий китайский чиновник, лишенный эмоций, но харизматичный.
 
Положительная черта практически всех высокопоставленных китайских чиновников - это скромность в быту. Трудно представить премьер-министра или членов правительства, одетых в дорогие костюмы известных западных фирм и носящих эксклюзивные швейцарские часы. Тем не менее главной проблемой китайского общества является коррупция на всех ступенях власти. С этим злом в Китае борются, причем не на словах, а путем жестких наказаний, вплоть до смертной казни. Бывшего мэра Пекина Чэнь Ситуна, входившего в политбюро ЦК КПК, приговорили к 13-ти годам тюремного заключения. Один из провинциальных руководителей был даже казнен за коррупционные действия. Ведется следствие в отношении первого руководителя китайского мегаполиса - Шанхая. Такая практика борьбы с коррупцией положительно сказывается на морально-психологическом состоянии общества.
 
Ху Цзиньтао прошел все ступени служебного роста. Он обратил на себя внимание во время работы первым секретарем парткома Тибетского автономного района, где ему пришлось принимать жесткие решения по подавлению антиправительственных выступлений местного населения, которое Пекин относит к категории «сепаратистов». Гонконгская печать утверждала, что Ху Цзиньтао начал действовать с привлечением полиции и армейских подразделений, не дожидаясь указаний от центрального правительства. Это поставили ему в заслугу и позднее перевели в центр, где он поднялся на вершину государственной власти.
 
Его работа в Тибете поначалу превратилась в некий барьер в установлении личных контактов с ведущими западными политиками. Ху Цзиньтао обвиняли чуть ли не в геноциде тибетцев. В этой ситуации, как всегда, самыми оперативными оказались американцы. Понимая неизбежность связей с этим человеком, они пригласили Ху Цзиньтао, занимавшего тогда пост заместителя председателя КНР, с визитом в Вашингтон, чтобы «приглядеться» к нему. Его принял Дж. Буш и другие американские политики. Судя по всему, смотрины прошли успешно, коль скоро впоследствии никаких проблем во взаимоотношениях с «диктатором» не возникало. Более того, между Дж. Бушем и Ху Цзиньтао установились тесные рабочие контакты. Председатель КНР дважды принимал американского президента в Пекине и не раз удостаивался теплых встреч в Вашингтоне. Помимо значения Китая как глобальной державы, оказывающей большое влияние на американскую экономику, здесь свою роль сыграл личностный фактор: Ху Цзиньтао невозможно не уважать.
 
Высшего китайского руководителя отличают такие качества, как исключительное трудолюбие, выносливость, скрупулезность, аккуратность, скромность. Ху Цзиньтао, несмотря на огромные рабочие нагрузки и массу протокольных обязательств, всегда выглядит подтянуть, свежим и не проявляет признаков усталости. Он абсолютно вежлив по отношению ко всем людям, независимо от их служебного положения, не говоря уже о главах государств.
 
В этой связи запомнился показательный эпизод заседания «Большой восьмерки», куда были приглашены и президент Н. Назарбаев, и председатель Ху Цзиньтао. Перед началом ланча они провели краткую беседу и условились встретиться в ближайшее время, чтобы подписать новые соглашения по вопросам двустороннего сотрудничества. Затем оба руководителя с удовольствием обнаружили, что согласно протокольной, рассадке их места за общим столом находятся рядом. Спустя некоторое время в зал вошел Дж. Буш и начал шумно приветствовать и обнимать невозмутимого Ху Цзиньтао, после чего неожиданно спросил его: «Вы знакомы с президентом Назарбаевым? Он - отличный парень!». Председатель КНР сдержанно улыбнулся и ответил: «Я очень хорошо знаю его. Он - давний друг китайского народа».
 
Мне не раз приходилось быть свидетелем встреч и переговоров Н. Назарбаева с Ху Цзиньтао. Без всяких сомнений могу утверждать, что два лидера психологически близки друг к другу, вполне совместимы и, самое главное, равновелики как государственные деятели. Будучи почти ровесниками, они хорошо взаимодействуют по всем вопросам - международным и двусторонним, без всякого труда находят общий язык по сложным проблемам, стоящим в повестке дня переговоров. Складывается впечатление, что каждая встреча доставляет им подлинное удовольствие. Ху Цзиньтао и Н. Назарбаев не ощущают протокольного напряжения, они свободны от разного рода условностей, но взаимно вежливы, никогда не опускаются до панибратства, так укоренившегося на Западе, где руководители почему-то обращаются друг к другу на «ты».
 
Такая форма общения прижилась и в России еще со времен Б. Ельцина, которому нравилось обращаться к коллегам по имени, хотя по отношению даже к своим помощникам он этого себе не позволял. Невозможно представить, чтобы Нурсултан Абишевич фамильярничал с председателем КНР и называл его «другом Ху». То же самое нужно сказать и о Ху Цзиньтао: он дружелюбен и вежлив, но строго следует протоколу. И этим заслуживает уважение к себе. Кто бы с ним ни общался, находят в нем интересного собеседника, серьезно относящегося к предмету переговоров и проявляющего должные симпатии к
Президент Н. Назарбаев делает заявление о важности равноправного и взаимовыгодного сотрудничества Казахстана с Европейским Союзом. Президент ЕС Жозе Мануэль Баррозо явно заинтересован высказываниями казахстанского лидера. Брюссель, ноябрь 2006 год.
 
С Ее Величеством Королевой Великобритании Елизаветой II во время официального визита в Лондон в ноябре 2006 года.
 
Церемония открытия памятника Абаю на Чистопрудном бульваре в Москве. Апрель, 2006 год
 
Президент Казахстана - популярный политик на Ближнем Востоке.
 
Президент Н. Назарбаев пользуется искренним уважением со стороны
правящего двора Саудовской Аравии, где находятся святыни исламского мира.
 
Новый президент Турции А. Гюль принял президента Н. Назарбаева
с подчеркнутым уважением и радушием. Анкара, октябрь 2007 год.
 
В Иране президента Н. Назарбаева принимают как авторитетного деятеля,
сторонника укрепления казахстанско-иранского сотрудничества. Октябрь 2007 год.
 
Переговоры с главой самого крупного и успешного государства в Латинской Америке, президентом Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва завершились подписанием соглашений о сотрудничестве в экономической и политической сферах.
 
Король Иордании Абдалла радушно принял президента Н. Назарбаева в своей резиденции в Аммане. Накануне вечером он приехал в аэропорт за рулем и отвез главу нашего государства в гостиницу. Ноябрь, 2006 год.
 
Н. Назарбаев и И. Каримов тесно взаимодействуют по всем вопросам казахстанско-узбекского сотрудничества.
 
“Каспийская пятерка ”. Саммит в Тегеране завершился подписанием декларации,
что явилось серьезным успехом в переговорах по определению статуса Каспийского моря.
 
С президентом Азербайджана И. Алиевым, который признался, что его отец Гейдар Алиев
завещал ему крепить дружбу Казахстаном и полагаться на советы президента Н. Назарбаева.
 
Президент Грузии М. Саакашвили не скрывает, что является давним поклонником президента
Казахстана как видного политика.
 
С президентом Таджикистана Э. Рахмоном. Эта страна сумела выйти из
кризисного состояния и успешно развивается. Укрепляется и казахстанско-таджикское сотрудничество.
 
Премьер-министр Японии Коидзуми не скрывал своего восхищения обликом Астаны и особенно
Пирамидой мира и согласия.
 
Президенты Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана на фоне
Пирамиды мира и согласия в Астане.
Эта фотография символизирует дружбу и сотрудничество государств Центральной Азии.
 
 
своим коллегам. Словом, у Ху Цзиньтао очень высокая репутация в мировых политических кругах.
 
Во время переговоров в июне 2006 года в Шанхае (в канун саммита ШОС) лидеры двух государств отметили важное значение предстоящего в ноябре этого года государственного визита Н. Назарбаева в КНР. Президент подчеркнул, что отношения с соседним Китаем имеют для Казахстана приоритетное значение. Он выразил благодарность Ху Цзиньтао за поддержку СВМДА и других международных инициатив нашей страны. По его словам, сотрудничество между нашими странами успешно развивается, в повестке дня - крупные проекты в нефтегазовой сфере, торговле, строительстве. Н. Назарбаев предложил активизировать деятельность комитета по сотрудничеству. Не обошел вниманием и такую острую (уже ставшую традицией) проблему, как рациональное использование водных ресурсов трансграничных рек.
 
Ху Цзиньтао согласился с оценкой Н. Назарбаевым состояния и перспектив китайско-казахстанских отношений. По его словам, сотрудничество обрело характер стратегического партнерства, в основе которого находится взаимное доверие. Председатель КНР выразил мнение, что двум странам предстоит насытить двусторонние отношения конкретным содержанием и подготовить к подписанию новые документы.
 
Далее китайский руководитель, следуя традиции «расставить по полочкам» свои аргументы, перечислил несколько пунктов:
 
«1. В полной мере задействовать рабочий потенциал комитета по сотрудничеству, в ближайшее время провести его заседание.
 
2. Усилить сотрудничество в нефтегазовой сфере, обратить внимание на реализацию проекта строительства газопровода Туркменистан - КНР. Данный проект носит четырехсторонний характер, так как в нем также задействованы Казахстан и Узбекистан.
 
3. Ускорить строительство торгового центра в Хоргосе на китайско-казахстанской границе. Наладить взаимодействие пограничных, карантинных, таможенных и прочих служб.
 
4. Китай в принципе поддерживает план Казахстана по налаживанию торгового маршрута в Закавказье и далее в Европу. В то же время между Китаем и Европой существуют торговые связи, которые обслуживаются несколькими транспортными маршрутами. Считаем, что необходимо усилить сотрудничество железнодорожных служб.
 
5. Согласны с предложением Казахстана о разработке азиатской энергетической стратегии. Этот вопрос можно включить в повестку дня ШОС.
 
6. Китай с пониманием относится к проблеме трансграничных рек. Считаем, что совместными усилиями ее можно решить.
 
7. Усилить сотрудничество в области безопасности, направить острие борьбы против «трех зол» (сепаратизм, терроризм и религиозный экстремизм).
 
8. Укреплять взаимное доверие на границе и в более широком понимании. Китай решительно поддерживает подписание конвенции о добрососедстве и сотрудничестве в рамках ШОС.
 
9. Китай поддерживает казахстанскую инициативу о созыве СВМДА. Я, как председатель КНР, приму участие в предстоящем саммите, исходя из принципов стратегического партнерства. Форум сыграет положительную роль в развитии диалога по вопросам безопасности, и сотрудничества.
 
10. Ситуация в Центральной Азии непростая, в ней присутствуют положительные и отрицательные моменты. Успех президентских выборов в Казахстане, по существу, поставил заслон распространению «цветных революций», В то же время внешние силы не отказались от попыток поставить под свой контроль регион, для чего разработали концепцию «Большой Центральной Азии». Наша позиция: стабильность и безопасность региона должны основываться на совместных усилиях государств центральноазиатского региона. Поэтому Китай считает, что необходимо укреплять сотрудничество в рамках ШOC. Следует превратить Центральную Азию в гармоничный регион, в котором доминируют сотрудничество и взаимопонимание. Китай высоко оценивает участие Казахстана в многостороннем сотрудничестве с целью налаживания диалога и взаимовыгодных связей».
 
Интересный разговор состоялся и о перспективах ШОС. Н. Назарбаев высказал мнение, что деятельность организации нуждается в разъяснении и пропаганде, чтобы развеять имеющиеся опасения и выбить козыри из рук тех, кто настроен недружественно к ШОС. Кроме того, нужно проявлять осторожность в вопросе расширения членства ШОС, не принимать туда страны, которые будут доставлять проблемы организации, мешать ее деятельности.
 
Ху Цзиньтао согласился с этим мнением, сказав, что "ШОС не является носителем конфликтов, организация не преследует цель создания союза и не направлена против третьих стран. Нельзя допускать спекуляций относительно деятельности ШОС, следует проявлять бдительность по отношению к внешним силам, которые пытаются дискредитировать ШОС».
 
Вышеприведенная рабочая запись переговоров руководителей Казахстана и Китая, на мой взгляд, достаточно убедительно свидетельствует о дружественном характере двусторонних отношений и обоюдном понимании важности наращивания сотрудничества. Кроме того, из высказываний Ху Цзиньтао можно сделать вывод, что Китай активизировал свою политику в Центральной Азии. На смену прежним утверждениям, что КНР не вмешивается во внутренние дела государств региона, и общим пожеланиям успеха и процветания народам Центральной Азии пришли прагматические взгляды, нацеленные на обеспечение стратегических интересов страны. Это еще одно доказательство того, что Китай постепенно становится державой, имеющей региональные и глобальные интересы.
 
Китайский руководитель уделяет повышенное внимание встречам и переговорам с Н. Назарбаевым. Особое отношение к нашему президенту отчетливо проявилось в декабре 2006 года во время государственного визита казахстанского лидера в КНР. Накануне этого важного события от посла Ж. Карибжанова пришло сообщение, что китайская сторона предусматривает проведение частного ужина в честь президента и небольшой группы сопровождающих лиц для обсуждения в неофициальной обстановке актуальных вопросов двусторонних отношений и ситуации в центрально азиатском регионе. Насколько мне было известно, китайцы только в самое последнее время стали практиковать такую форму общения с главами зарубежных государств. Во всяком случае, при Цзянь Цзэмине такие протокольные новации не допускались.
 
Позднее китайские дипломаты подтвердили, что такие неформальные ужины ранее устраивались только для Дж. Буша и В. Путина. Наш президент вошел в этот избранный круг глав государств, которые, по мнению официального Пекина, имеют важное значение для долгосрочных интересов КНР.
 
Беседа, состоявшаяся до начала официальных переговоров, стала наглядной иллюстрацией того, какое внимание уделяет китайское руководство личным контактам с Н. Назарбаевым. Хотя ужин был устроен в здании Всекитайского собрания народных представителей, где принимают всех глав государств, руководителей парламентов и правительств, Ху Цзиньтао своей фразой «Я хотел бы, чтобы Вы чувствовали себя как дома», дал понять, что проявляет ответное гостеприимство. Он не забыл, как Нурсултан Абишевич принимал его у себя дома, потчевал блюдами казахской кухни и даже устраивал самодеятельный концерт.
 
Дружеская атмосфера ужина, конечно, весьма благотворно повлияла на содержание состоявшихся переговоров. Главы двух соседних государств «обговорили» все вопросы двустороннего сотрудничества, договорились о создании совместного инвестиционного фонда для финансирования перспективных проектов несырьевого сектора, в частности, строительства автомобильного завода в Астанe. Тем самым китайская сторона проявила готовность к диверсификации дедовых связей, чтобы избежать обвинений в экспансии на энергетическом рынке Казахстана.
 
А таких разговоров действительно немало. Причем нe только в нашей стране, но и в мировом экономическом сообществе, После того, как китайская государственная компания приобрела "Актобемунайгаз", она спустя восемь лет смогла выиграть конкурс на приобретение канадской компании «Петро Казахстан». Другая компания приобрела еще одну крупную нефтяную структуру, работающую на месторождении «Каражанбас» и принадлежавшую индонезийцам. Эксперты подсчитали, что Китаю отошло 20 процентов нефтяного рынка Казахстана.
 
Данное обстоятельство стало предметом спекуляций, дискуссий и прогнозов о конечных планах Пекина в отношении нашей страны. И мне как министру иностранных дел задавали откровенные вопросы: дескать, нет ли опасений, что агрессивный китайский бизнес, пользующийся поддержкой своего правительства, не подомнет под себя весь энергетический рынок Казахстана? Приходилось отвечать, что наша страна твердо привержена либеральным ценностям в экономике, на рынке побеждает тот, кто больше платит. Тем более Китай остро нуждается в энергоресурсах, о чем свидетельствуют рекордные сроки строительства совместного нефтепровода. Недалек час, когда будет построен и газопровод. Но в отличие от других стран-инвесторов Китай готов направлять свои средства в несырьевой сектор экономики Казахстана.
 
Что касается газопровода, то лидеры двух государств обсудили его возможный маршрут с учетом имеющегося соглашения между КНР и Туркменистаном о поставках газа на китайскую территорию из этой страны. Ху Цзиньтао выразил позицию КНР такими словами: «Китай выступает за дружбу, сотрудничество и солидарность всех центральноазиатских стран». Нурсултан Абишевич спросил меня, что это означает в переводе на «общепринятый» язык, Я ответил: «Скорее всего, китайцы хотят, чтобы газопровод прошел по территориям как Узбекистана, так и Казахстана».
 
Мой прогноз подтвердился. Менее чем через год Ху Цзиньтао во время официального визита в нашу страну (август 2007 года) заявил, что КНР предлагает построить газопровод из Туркменистана через Узбекистан и Казахстан в сторону китайской территории.
 
Как уже отмечалось выше, в ходе визита в Казахстан председатель КНР посетил сенат и во время встречи со мной не преминул отметить, что наша первая встреча состоялась в Астане еще в 2000 году. Ху Цзиньтао пригласил меня посетить с официальным визитом Китай, сказав: «Когда Вы были министром иностранных дел, мы видели Вас в Пекине гораздо чаще. Сейчас же настало время побывать в Китае в качестве спикера верхней палаты».
 
Во время неформального ужина в Пекине Ху Цзиньтао поинтересовался у Н. Назарбаева, собирается ли В. Путин покинуть президентский пост и кем планирует стать в будущем. Будь на месте нашего президента сам В. Путин, Он наверняка ответил бы: «Планирую стать, прежде всего, человеком». По отвечать пришлось Н. Назарбаеву, который сказал, что российский президент работает очень успешно, обрел поддержку и уважение среди народа и поэтому, как Дэн Сяопин, мог бы оставаться неформальным лидером России. Задумавшись, Ху Цзиньтао ответил: «Но для этого нужно быть Дэн Сяопином». Тем самым он, по-видимому, хотел отметить специфику Китая и, конечно, масштаб личности инициатора китайских реформ.
 
Откровенно сказать, опасения и казахстанцев, и зарубежных экспертов относительно стратегических планов и устремлений Китая можно понять. Это самая густонаселенная страна в мире, безусловно, нуждается в дополнительном жизненном пространстве и добивается этой цели путем экономического проникновения. Используются не только мегапроекты, но и торговля потребительскими товарами, создание предприятий по производству предметов первой необходимости. В настоящее время даже США и Европейский Союз не могут противостоять экспансии китайских товаров, они стали неотъемлемой частью жизни большинства людей на нашей планете. Специальные исследования показали, что половина семей во всем мире пользуются товарами, произведенными в Китае или на предприятиях с участием китайского капитала и рабочей силы. Такова реальность. Является ли она печальной или обнадеживающей, покажет время. С другой стороны, потребности внутреннего китайского рынка также начинают воздействовать на экономику других стран. Например, повышение цен на молочные продукты в Германии увязывают с возросшим потреблением молока в Китае.
 
Китайское правительство, несмотря на увещевания и давление западных партнеров, пока не собирается менять свою внешнеэкономическую стратегию, не планирует девальвацию национальной валюты и отмену экспортных субсидий. Это значит, что весь мир будет продолжать пользоваться китайскими потребительскими товарами, обладающими высокой конкурентоспособностью по ценам и даже по качеству.
 
Как показывает история мировой торговли, вместе g товарами приходят и люди, которые их производят, ими торгуют. Применительно к китайцам эта тенденция порождает серьезные опасения и тревога. И Казахстан здесь не одинок. Во многих странах мира говорят о новом явлении в мировой иммиграции, которая, как образно утверждает зарубежная печать, окрашивается в желтые цвета. Сейчас, например, в одном Неаполе проживает около 300 тысяч китайцев, занятых производством одежды, в том числе эксклюзивной, имеющей бренды компаний с мировыми именами. "Чайна таун" в Нью-Йорке исторически соседствовал с «малой Италией», теперь же потомки итальянских переселенцев были вынуждены уступить место вежливым, спокойным, но упрямым китайцам. Их больше и они более предприимчивы - это вынуждены признать даже те, кто недолюбливает жителей Поднебесной.
 
Новое явление в китайской эмиграции - это переселение предприимчивых жителей «срединного государства» в африканские страны, где они успешно занимаются бизнесом. В популярной газете «International Herald Tribune» в августе 2007 года была опубликована статья на эту тему. В ней в качестве примера быстрой адаптации китайцев к специфическим условиям Африки рассказывается о парне из приморской провинции Фуцзянь, который ) однажды решил покинуть отчий дом в поисках заработка. Он наугад выбрал на карте экзотическую страну Малави, не имеющую выхода к морю, открыл там фабрику по производству мороженого и стал монополистом в этой сфере. Китайские предприятия, выпускающие пищевые продукты, одежду, как грибы после дождя, стали появляться по всей Африке, что порой приводит к резкому недовольству местных жителей. Но правительства африканских стран признаются, что конкурировать с китайцами в области малого и среднего бизнеса очень трудно.
 
Страсть к перемене места жительства и освоению новых территорий заложена в самой природе китайцев. Они постоянно присматриваются к разным странам, изучают иммиграционные правила и процедуры, интересуются предпринимательской средой за рубежом, чтобы когда-нибудь предпринять заграничное путешествие и осесть в далеких краях. Еще древние исследователи Китая обратили внимание на эту особенность национального характера подданных Поднебесной. Русские же путешественники, посетившие Китай по заданию царского географического общества, вынесли правильное впечатление о том, Что китайцы крайне редко бунтуют против собственного правительства, свое недовольство они выражают отъездом за границу, где ведут такой же образ жизни, что и у себя дома. Показательно, что из миллиона китайских студентов, обучавшихся в университетах США и Канады, лишь половина вернулась на родину, остальные сумели получить работу за рубежом.
 
Китайские власти испокон веков не то что спокойно относились к этой своеобразной традиции, но даже поощряли ее. Единственное требование к эмигрантам («хуацяо») состояло в том, чтобы они проявляли лояльность к своей исторической родине, помогали ей и финансами, и технологиями. Примечательно, что КНР создала собственную атомную бомбу не при помощи СССР, а используя чертежи американского ученого китайского происхождения, работавшего в ядерном центре Лoc-Аламос.
 
В предыдущей главе я уже упоминал беседу Дэн Сяопина с американским президентом Дж. Картером. Китайский лидер в ответ на обвинения в нарушении прав Человека в КНР сказал, что готов дать возможность всем, кто стал объектом дискриминации, выехать на постоянное жительство в США.
 
Естественно, такая перспектива массового наплыва китайцев не устроила американские власти. Но и они беспомощны против китайской иммиграции. Интересен в этой связи такой факт: русских уличных художников, традиционно работавших в центральном парке Нью-Йорка, не так давно заменили их китайские коллеги, одержавшие верх в негласном конкурсе зрительских симпатий. В каждом крупном американском городе имеются «чайна тауны». А Сан-Франциско китайцы давно называют не иначе как «Цзю цзиньшань», что в переводе означает: «Древняя золотая гора».
 
Вышесказанное вовсе не означает, что китайская иммиграция в Казахстане является фатальной тенденцией, мол, «ничего не поделаешь, они все равно придут». Такие рассуждения безответственны по своим последствиям, так как носят упаднический характер. Главное состоит в том, чтобы в стране действовали жесткие и справедливые законы, соответствующие международным стандартам и отвечающие национальным интересам. И еще более существенный момент: эти законы должны надлежащим образом выполняться, особенно чиновниками всех уровней. На деле же часто выдаются незаконные лицензии на работу и виды на жительство, что, в свою очередь, приводит к увеличению китайской иммиграции. В то же время не вижу смысла бить тревогу, попустительствовать «фантомным» страхам. Нужно действовать строго в соответствии с законодательством, при этом исходя из экономической целесообразности.
 
Именно такой точки зрения придерживается Н. Назарбаев, который не опасается обсуждать эту щепетильную и серьезную проблему с китайскими руководителями. Вопрос китайской иммиграции поднимался им еще в начале 90-х годов. Ответ Цзян Цзэминя, как указывалось в предыдущей главе, был более чем откровенным: «Китай в глазах всего мира похож на огромного дракона, каждое шевеление, которого вызывает страх. Поэтому мы, китайцы, стараемся вести себя тихо, не бросаться в глаза».
 
Но как бы китайцы ни пытались оставаться в тени, им это уже не удается. В них признали лучших торговцев в мире (по данному показателю они сравнялись с индусами и персами, которые тоже пользуются аналогичной репутацией). Сейчас уже никого не удивляет, что потребительские товары китайского производства буквально заполонили рынки многих государств, выкачивая оттуда миллиарды долларов, идущих на инвестиции новых производств в КНР.
 
Наша страна стала вторым торговым партнером Китая из стран Центральной Азии и Центральной Европы. Товарооборот в самое ближайшее время превысит 10 млрд. долларов. Другими словами, экономические связи и торговля являются своеобразным стержнем взаимовыгодного казахстанско-китайского сотрудничества.
 
Поэтому во время упомянутого неформального ужина Ху Цзиньтао и Н. Назарбаев говорили в основном о перспективных проектах именно в этих сферах. Китайский лидер проявил полное понимание потребностей казахстанской стороны, сказав: «Передайте нам полный список ваших пожеланий. Мы непременно их выполним». Возможности современного Китая поистине огромные, поэтому Ху Цзиньтао слов на ветер не бросает. К тому же он знает, какое значение Н. Назарбаев придает развитию дружественных отношений с КНР. Такое стремление в Пекине ценят и стараются отвечать на него взаимностью.
 
Это очень важно, если иметь в виду, что в двусторонней торговле есть серьезные проблемы, главная из которых - отрицательное сальдо Казахстана, достигшее 1 млрд. долларов. Из этого вытекают задачи совершенствования структуры товарооборота, наращивания инвестиционного компонента и постепенного ухода от сырьевого направления в торговле. Конечно, данная задача вряд ли разрешится в ближайшее время, ведь не все подвластно воле глав государств и правительств. Можно много сетовать по поводу экспансий китайских товаров, но если произведенные в КНР мебель, стройматериалы, игрушки, одежда пользуются спросом у казахстанских потребителей, в приказном порядке структуру товарооборота не изменишь. Как невозможно отменить экспорт в КНР казахстанского хрома, ферросплавов, стали, фосфора и другой аналогичной продукции. Наличие растущей торговли гораздо лучше ее отсутствия. В повестке дня - актуальные вопросы финансового сотрудничества, дальнейшего развития трансграничного потенциала, поставки на китайский рынок сельхозпродукции.
 
Альтернативы всестороннему сотрудничеству с Китаем не существует. К этому выводу пришли все соседние с Ним государства. Успешно развиваются китайско-российские отношения: объем взаимной торговли достиг 35 млрд. долларов, крепнут и гуманитарные связи. Обе страны сумели урегулировать пограничную проблему, российская сторона передала КНР два острова близ Хабаровска, хотя это решение было не простым. И даже в отношениях Китая с давним недругом и соперником - Индией наметился серьезный позитивный сдвиг, что привело к улучшению международной репутации «срединного государства». Пекин проводит понятную, осторожную и продуманную внешнюю политику, направленную на обеспечение благоприятных условий для реализации планов по укреплению мощи страны, уже ставшей третьей космической державой мира и не собирающейся останавливаться в собственном развитии.
 
 Для Казахстана крайне важно иметь стабильные и добрососедские отношения с КНР. На обеспечение этой цели направлена личная дипломатия президента Н. Назарбаева, который посещает Поднебесную с завидной для других стран регулярностью. Каждый Визит в Китай, а их количество уже достигло 14, сопровождается новыми договоренностями, столь важными для национальных интересов Казахстана. Переговоры с китайскими руководителями - это большой труд, требующий напряжения, концентрации внимания и высокой компетентности.
 
Отрадно, что постоянно продолжающийся диалог Н. Назарбаева с Ху Цзиньтао оправдывает себя и является плодотворным. В этом усматривается определенная закономерность, ведь оба лидера устремлены своими помыслами в будущее. Каждый из них стремится вывести свои страны к новым высотам развития. И сотрудничество между двумя соседними государствами является еще одним фактором обеспечения этой стратегии.