Главная   »   Свет и Тень. Касым-Жомарт Токаев   »   ГЛАВА ПЯТАЯ. МЕТАМОРФОЗЫ ПОЛИТИКИ


 ГЛАВА ПЯТАЯ

МЕТАМОРФОЗЫ ПОЛИТИКИ

По возвращении в МИД с премьерской должности я в одном из интервью сказал, что чем лучше обстояT дела внутри страны, тем легче проводить ее внешнюю политику. Данная мысль не претендует на первозданную оригинальность, она скорее представляет собой аксиому, поскольку внешняя политика государства является своеобразным продолжением ее внутреннего компонента. Но для Казахстана этот порядок вещей является крайне актуальным. Ведь, как показал непродолжительный опыт государственного строительства, развитие демократических процессов в Казахстане сопровождалось большими трудностями и порой было драматичным. Наиболее сложным периодом стало первое пятилетие нового века. В это время произошли события, наполненные накалом политических страстей. Оказавшись на перекрестке исторических путей, страна выбирала собственный путь развития, нацеленный за обеспечение долгосрочных национальных интересов.

 

Какой это будет путь - европейский, в основе которого парламентская система государственной власти, или демократия в рамках сильного президентского правления - данный вопрос приобрел особую остроту во время дискуссий в нашем обществе. Далеко не все ее участники проявили здравомыслие и сдержанность, экстремизма в их словах и действиях, к сожалению, было более чем достаточно. Порой цивилизованная дискуссия подменялась грязными политическими технологиями, что, естественно, отрицательно влияло на внутриполитическую ситуацию в стране, отодвигая в тень преимущества устойчивого экономического роста. Не обошлось и без уродливых инцидентов, касающихся, например, взаимоотношений власти со средствами массовой информации. Провокационные выходки скрытых противников демократии были нацелены на дискредитацию стратегии президента Н. Назарбаева. Конечно, борьба светлого и темного начал во внутренней политике создавала серьезные трудности в продвижении интересов нашего государства и защите его репутации за рубежом. Об этом я рассказал в предыдущих главах книги.
 
Время показало, что концепция президента Н. Назарбаева - «Вначале экономика, затем политика» - оказалась правильной и полностью адекватной вызовам времени. По признанию многих политиков, это был глубоко продуманный и реалистичный взгляд на стратегию развития Казахстана. В мире заговорили о «казахстанской модели». В Гарвардском университете состоялась специальная конференция, участники которой заявили о выработке принципиально новой специфической модели, названной ими «казахстанским путем».
 
Спустя год президент выпустил книгу под таким же названием. Представляя «Казахстанский путь» в стенах сената перед многочисленной аудиторией парламентариев, ученых и зарубежных дипломатов, я отметил, что книга Н. Назарбаева представляет собой ценнейший источник информации о всех перипетиях государственного строительства в Казахстане. Действительно, автор впервые рассказал о доселе неведомых нашему обществу нюансах сложнейшей работы, которая в конечном счете привела к созданию успешного государства в самом центре Евразии. Столь интересную книгу мог написать только такой выдающийся политик, как Нурсултан Назарбаев, принявший страну в состоянии социально-экономического хаоса и сумевший стать «сильным лидером» созидательных преобразований. Именно он является гарантом успеха всех реформ в Казахстане.
 
Не случайно весь мир говорит о «феномене Назарбаева». Его сравнивают и с Де Голлем, и с Дэн Сяопином, и с Ли Куан Ю, и с Махатхиром Мохамедом, и с Кемалем Ататюрком. Все эти аналогии политически и исторически правильны. Органически воплощая в себе достоинства выдающихся европейских и азиатских лидеров, Нурсултан Назарбаев всей своей деятельностью смог вывести новую формулу успеха в таком многотрудном деле, как государственное строительство. Ему было нелегко, потому что он стал первопроходцем и принимал всю ношу ответственности только на себя. Ему было трудно, потому что на этом неизведанном пути он преодолевал непонимание и предательство. Его судьба - это история постоянного преодоления тяжелейших препятствий, будь это предубеждения, консерватизм, неверие или преднамеренное противодействие и даже саботаж. Но Н. Назарбаев всегда четко видел цель и никогда не сворачивал с пути к ее достижению.
 
Данное качество выгодно отличает его от других глав государств, с которыми мне довелось встречаться. Поэтому нашему президенту воздают должное не только сторонние наблюдатели, но и коллеги, что само по себе является довольно редким явлением в мировой политике, ведь руководители государств ревностно относятся к достижениям других лидеров. Президент Дж. Буш назвал Н. Назарбаева «казахским Джорджем Вашингтоном», а Владимир Путин признался, что считает нашего лидера выдающимся политиком современности. С кем бы Нурсултан Абишевич ни встречался и ни вел переговоры, он удостаивается самых лестных оценок, идущих от всего сердца, поскольку монархов, президентов и глав правительств невозможно «подговорить» к таким высказываниям.
 
Так кем же является Нурсултан Абишевич Назарбаев? Вовсе не претендуя на историческую правоту, все же выскажу собственное мнение, основанное на опыте общения с этим неординарным и талантливым человеком и, конечно, на многолетнем наблюдении за его деятельностью в качестве президента Казахстана. На мой взгляд, он сыграл огромную роль в становлении, развитии и укреплении нашего государства. Эту роль трудно переоценить, также как трудно сравнить ее с деятельностью других исторических персонажей. Ведь каждому из великих политиков присущи собственные достоинства, эти люди не похожи друг на друга. Особенно это касается Н. Назарбаева, обладающего мощной работоспособностью и волей, колоссальной харизмой и интуицией. Но без сравнений все равно не обойтись, на них построено большинство исторических параллелей. Поэтому возьму на себя смелость провести аналогию между Нурсултаном Назарбаевым и Кемалем Ататюрком.
 
Их роднит одно, самое главное качество: безусловная приверженность интересам народа и государства. Конечно, судьбы этих лидеров были разными, ведь они работали в разных исторических эпохах. Но тот и другой отличались редким прагматизмом и трезвостью суждений. Говорят, что современники не могли сказать неправду Кемалю Ататюрку - настолько они уважали его. А шаху Ирана Мохаммеду Реза Пехлеви его соотечественники боялись рассказать истинное положение вещей. Ататюрк вошел в историю как отец нации, Пехлеви же закончил свою жизнь в изгнании.
 
Для президента Казахстана тоже характерны открытость в общении с людьми и жажда знаний. Он не отворачивается от резких суждений, граничащих с критикой, внимательно выслушивает мнения специалистов о специфических вопросах, интересуется и точкой зрения людей из народа. И, конечно, много читает. Книги на историческую тему и художественные произведения никогда не покидают его письменного стола. Президент достиг высокой эрудиции в вопросах всемирной и отечественной истории. Он хорошо знает казахскую литературу, постоянно интересуется новинками книжного рынка. Н. Назарбаев внимательно изучает и труды известных экономистов.
 
Нашему президенту присуще такое важное качество, как широта души. Руководитель любого государства, в особенности столь большого и известного, как Казахстан, не должен быть мелочным и мстительным, страдать избыточным самомнением и эгоизмом. Н. Назарбаев напрочь лишен этих недостатков. Его терпимость к иной точке зрения, если даже она не совпадает с его позицией по той или иной проблеме, альтернативность и плюрализм органически вплетены в его темпераментную натуру. Отсюда становится понятным, почему именно Казахстан первым в центральноазиатском регионе начал рыночные реформы и достиг в этом нелегком деле признанных всем миром успехов. Наряду с этим процессом шло становление гражданского общества и развитие независимых средств массовой информации. Именно Н. Назарбаев заявил о том, что открытая экономика не может успешно функционировать без политической трансформации общества.
 
Президент возглавил работу государственной комиссии по демократизации страны и взял на себя инициативу осуществления политических реформ. 18 мая 2007 года парламент внес ряд изменений и дополнений в действующую Конституцию, которые придали новое качество политической системе страны. Из «суперпрезидентской» она приобрела характер президентско-парламентского государства. Это был серьезный прогресс в сфере демократизации Казахстана.
 
В мире не так много случаев, когда пользующийся популярностью и доверием народа глава государства добровольно делится своими полномочиями с парламентом. Нурсултан Назарбаев доказал, что и в рамках президентской системы возможны радикальные преобразования, в корне меняющие облик государства. Но президентскому правлению альтернативы пока не существует, эта система наилучшим образом отражает стратегические потребности Казахстана, находящегося в неоднозначном стратегическом окружении. Ни в одном из соседних государств не создана парламентская республика, все они, даже Кыргызстан, полагаются на централизованную власть. Для нашей же страны принципиально важное значение имеет положение дел в Китае, России и Узбекистане.
 
В этой связи нельзя не обратить серьезное внимание на сделанное в сентябре 2007 года заявление В. Путина о том, что Россия будет полагаться на президентскую систему. Такое же видение данного вопроса и в Узбекистане. Что касается Китая, то еще К. Маркс предрекал ему «азиатский способ производства» - особый путь развития, отличный от теоретически разработанных им социально-экономических формаций. Следовательно, выбор политической системы Казахстана - это не предмет умозрительной дискуссии между сторонниками различных моделей, а вопрос обеспечения благополучного и стабильного будущего нашей страны. Президент Н. Назарбаев полностью осознает исключительную важность данной проблемы. Поэтому на одном из заседаний государственной комиссии он задал прямой вопрос всем участникам обсуждения конституционной реформы: что мы хотим - президентское или парламентское правление? Президент призвал четко определиться с этим принципиальным моментом реформы, а затем приступить к рассмотрению конкретных поправок в Конституцию.
 
И еще одно обстоятельство, на мой взгляд, следует отметить, если речь идет о личности и деяниях нашего президента. Не сомневаюсь в том, что потомки будут с благодарностью помнить его труд, направленный на возвышение казахской нации. Но в особенности они будут благодарны Н. Назарбаеву за возможность обучаться в лучших учебных заведениях за рубежом. Президентская программа «Болашак» является уникальным шансом для подрастающего поколения получить первоклассное образование и приобрести столь важную конкурентоспособность в эпоху стремительной глобализации. Этой программе нет аналогии в современном мире. Н. Назарбаев обращает самое серьезное внимание на реформу образования, считая это направление приоритетным в процессе модернизации страны. Он постоянно напоминает, что «общество знаний» является плацдармом прорыва Казахстана в сообщество развитых государств. Тем самым президент прививает здоровые амбиции нашему народу, который, безусловно, достоин светлого будущего.
 
Вся деятельность Н. Назарбаева, начиная с первых дней независимости страны и по сей день, направлена на укрепление казахской государственности. За рубежом его воспринимают как основателя современного Казахстана и отца нации. Талант Н. Назарбаева как выдающегося государственного деятеля не подвергается сомнению, он общепризнан. Говорю об этом с полным осознанием ответственности, потому что был непосредственным свидетелем и участником многих международных встреч и переговоров нашего лидера. Он действительно пользуется широкой известностью, популярностью и уважением в мировом сообществе.
 
Несомненен авторитет Н. Назарбаева в странах СНГ. Политики и простые люди помнят, что именно он твердо и последовательно выступал за укрепление сотрудничества и интеграции в постсоветском пространстве. Причем его идеи никогда не носили абстрактный характерна были нацелены на удовлетворение чаяний десятков миллионов граждан некогда единого государства. После знаменитой концепции о Евразийском союзе, отчасти нашедшем воплощение в ЕвразЭС, Н. Назарбаев выступил с программой «Десять простых шагов навстречу простым людям», получившей однозначную поддержку со стороны тех, кому она была адресована.
 
Видя и понимая, что многие интеграционные инициативы пробуксовывают не только из-за ревностного отношения к ним в президентском сообществе, но и по причине аморфности самого Содружества, казахстанский лидер предложил реформировать СНГ. Несмотря на вязкий характер совместной работы в этом направлении, тем не менее, механизм обновления Содружества и совершенствования его деятельности был все же запущен. И это обстоятельство способствовало укреплению личного авторитета Н.Назарбаева в постсоветском пространстве как одного из основателей СНГ и твердого сторонника усиления его потенциала.
 
Мне довелось сопровождать Нурсултана Абишевича в поездке в Анталью, где в ноябре 2006 года состоялся саммит тюркоязычных государств. Данный форум не проводился в течение трех лет из-за отказа покойного президента С. Ниязова принять своих коллег в Ашгабаде, хотя предварительная договоренность на сей счет существовала. Наконец Анкара, раздосадованная таким отношением к важной, с ее точки зрения, встрече, решила взять инициативу на себя и пригласила руководителей тюркоязычных стран на турецкую территорию. К Н. Назарбаеву было проявлено повышенное внимание и уважение, его принимали как лидера тюркоязычного мира. Местная пресса подчеркивала, что после кончины Тургута Озала и отставки Сулеймана Демиреля президент Казахстана стал наиболее авторитетным руководителем среди глав тюркоязычных государств. Российские политологи в этой связи отмечали, что Н. Назарбаев смог превратить Казахстан в самое успешное государство в сообществе тюркоязычных стран. Турецкие же обозреватели выражали сожаление, что отечественный капитал не смог войти в базовые отрасли экономики Казахстана, уступив первенство западным и китайским компаниям.
 
Путь к мировому признанию был тернист и пролегал через многие испытания и трудности. В данной книге уже указывалось, что Нурсултана Назарбаева высоко оценивают за рубежом как выдающегося реформатора. С этим качеством, разумеется, не рождаются, его приобретают в ходе долгих раздумий о будущем страны, изучения мирового опыта. Бесспорно и то, что будь Казахстан консервативным и отсталым государством, он никогда не смог бы добиться столь заметных успехов на международной арене.
 
***
 
Здесь нельзя не упомянуть инициативу проведения Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии. Когда президент Н. Назарбаев выступил с данным предложением с трибуны ООН в 1992 году, мало кто верил, что уже через десять лет главы азиатских государств встретятся в Алматы, чтобы обсудить вопросы региональной безопасности. Среди скептиков были как иностранные дипломаты, так и казахстанские «специалисты». Одни считали, что наша страна якобы не созрела для выдвижения подобного рода инициатив в силу отсутствия опыта международной деятельности, другие придерживались мнения о переносе внимания на европейский вектор политики. Сторонникам данной инициативы пришлось нелегко, они были вынуждены выслушивать и упреки, и иронию. Словом, недоверие буквально било через кр’ай. Но такое отношение к СВМДА, напротив, послужило стимулом для наших дипломатов, упорно работавших над строительством каркаса данного форума.
 
Первые заседания рабочей группы проходили в неподготовленных помещениях, но сопровождались большим энтузиазмом сотрудников МИД и решительной поддержкой азиатских послов, аккредитованных в Казахстане. Большое содействие в разработке первых документов оказали главы дипломатических представительств Китая, России, Пакистана, Индии, Турции, Монголии, Ирана, Таджикистана, Кыргызстана, представители международных организаций, в том числе ООН. Активную работу по разъяснению целей и задач СВМДА проводили казахстанские послы за рубежом.
 
«Муравей точит камень», — гласит восточная пословица. Из года в год работая над реализацией инициативы президента, мы смогли растопить лед недоверия к СВМДА и привлечь к этому органу внимание азиатского сообщества. В 1999 году в Алматы состоялось совещание министров иностранных дел, которые приняли декларацию принципов, регулирующих отношения между государствами-членами СВМДА. Это был прорыв, сделавший процесс необратимым. Руководители дипломатических ведомств приняли также решение о проведении саммита СВМДА в Казахстане.
 
Что касается сроков данного форума, то этот вопрос стал предметом консультаций по дипломатическим каналам. На мой взгляд, с нашей стороны был допущен досадный промах: МИД выступил с предложением провести саммит СВМДА в 2001 году, приурочив его к десятилетию независимости Казахстана. Как и следовало ожидать, из этой затеи ничего не вышло. По возвращении в МИД пришлось потратить немало усилий, чтобы убедить азиатских партнеров в серьезности наших намерений. В свое оправдание могу лишь сказать, что в то время был оторван от дипслужбы, поскольку работал руководителем правительства.
 
В основные государства азиатского континента были направлены специальные представители президента нашей страны. Они передали приглашения президентам и премьер-министрам прибыть в Алматы 4 июня 2002 года для участия в саммите СВМДА. Не могу сказать, что все страны безоговорочно восприняли наше предложение о проведении встречи на высшем уровне. Проблематичным было участие высших руководителей Индии и Пакистана, поскольку отношения между этими странами в то время достигли пика напряженности. Полемика вокруг Кашмира приобрела такой характер, что дипломатические наблюдатели заговорили даже о возможности конфликта с применением ядерного оружия. Ни Мушарраф, ни Ваджпаи не хотели уступать друг другу, оба лидера были настроены более чем воинственно. И, естественно, не хотели встречаться друг с другом, тем более в другой стране. Понадобились серьезные усилия, чтобы убедить их приехать в Алматы. Эта работа продолжалась до самого начала саммита, потому что каждый из них внимательно наблюдал за действиями друг друга и занимал выжидательную позицию вплоть до начала встречи на высшем уровне. Ваджпаи поставил условием осуществление официального визита в рамках саммитами нам пришлось согласиться на это предложение во избежание срыва форума.
 
Индийский премьер-министр прибыл в Алматы в сумрачном настроении и, отказавшись от общения с прессой, направился в гостиницу. Сопровождавшие его высокопоставленные дипломаты сообщили нам, что он не намерен ни встречаться, ни тем более вести переговоры с президентом Пакистана. Что касается Мушаррафа, то, судя по его благостному виду, эскалацию напряженности в индийско-пакистанских отношениях он близко к сердцу не принимал. Возможно, президент Пакистана, как профессиональный военный, хорошо понимал, что конфликт вряд ли перейдет в плоскость вооруженного столкновения. Правда, во время беседы со мной в машине по пути в гостиницу он сказал, что у Пакистана достаточно сил, чтобы нанести самые серьезные разрушения на индийской территории, если война все же начнется.
 
В ходе саммита СВМДА Ваджпаи и Мушарраф всячески избегали общения друг с другом, но косвенные контакты, тем не менее, осуществлялись: мы заметили, что дипломаты двух стран вели переговоры «на обочине» форума. Но главную роль посредника в данном конфликте взял на себя президент Н. Назарбаев. В этом качестве он проявил себя как искусный дипломат. Не навязывая собственного мнения и тем более не понуждая лидеров двух стран к прямым переговорам, он все же сумел довести до них главную мысль: от постоянного конфликта между столь авторитетными государствами, как Индия и Пакистан, мировое сообщество и в особенности азиатские страны сильно проигрывают. Взаимные претензии и обвинения не только становятся предметом серьезной озабоченности, но и дискредитируют руководство этих стран. Показательно, что именно после саммита СВМДА индийско-пакистанские переговоры возобновились и привели к положительным результатам: кашмирский вопрос утратил былую остроту.
 
Об отношении России и Китая к СВМДА я уже вкратце рассказал в этой книге. В целом поддерживая инициативу казахстанского президента, Москва и Пекин придерживались мнения о преждевременности созыва саммита. Для нас не были секретом интенсивные консультации между дипломатическими ведомствами двух стран по проблематике СВМДА. Общая позиция сводилась к тому, что казахстанская инициатива может воспрепятствовать осуществлению другого совместного проекта - созданию Шанхайской организации сотрудничества. Кроме того, китайских и российских дипломатов смущал статус СВМДА: ни Россия, ни Китай не хотели превращения данного форума в организацию.
 
Мне пришлось совершить поездки в Москву и Пекин, чтобы дать подробные разъяснения своим коллегам - Игорю Иванову и Тан Цзясюаню. Это была нелегкая работа, сопровождаемая детальной аргументацией не только целей и задач самого форума, но и важного значения личного участия в нем руководителей России и Китая с точки зрения дальнейшего сотрудничества этих стран с Казахстаном. Неопределенность по данному вопросу продолжалась довольно долго. Российский министр считал, что Цзян Цзэминь вряд ли посетит Казахстан с целью участия в саммите СВМДА, китайцы же внимательно наблюдали за реакцией Москвы. Первый шаг навстречу нашим пожеланиям сделал Китай, все же принявший решение поддержать казахстанскую инициативу. В этой книге я уже написал, что решающую роль в данной непростой ситуации сыграли заместитель премьера Госсовета КНР Цянь Цичэнь и министр иностранных дел Тан Цзясюань. Что касается участия В. Путина, то этот вопрос был решен во время прямых переговоров с ним президента Н. Назарбаева.
 
От присутствия на саммите отказался президент Узбекистана И. Каримов, что, конечно, не могло не вызвать разочарования, в том числе со стороны других участников форума. В его кулуарах нам часто задавали недоуменные вопросы о причинах отсутствия руководителя самой многочисленной по населению страны центральноазиатского региона. Наши представители проявляли максимум политкорректности, подчеркивали близость отношений Казахстана с Узбекистаном и высказывали удовлетворение по поводу присутствия на саммите премьер-министра этого государства.
 
Встреча «в верхах» прошла на высоком политическом и организационном уровне. Главы государств и правительств приняли Алматинский акт, в котором заявили о достижении взаимопонимания по таким важным вопросам, как безопасность, меры доверия, а также структуры и институты СВМДА. Участники саммита выразили мнение, что основные цели СВМДА заключаются в укреплении сотрудничества путем выработки многосторонних подходов к обеспечению мира, безопасности и стабильности в Азии. Была также достигнута договоренность о совместных действиях по развитию процесса СВМДА как форума для диалога, консультаций и осуществления мер по проблемам, карающимся безопасности на азиатском континенте. Поддержав создание зон, свободных от ядерного оружия в Азии, главы государств призвали все страны присоединиться к международным договорам по разоружению и нераспространению ядерного оружия. Важное значение имеет положение Алматинского акта о сепаратизме как одной из основных угроз безопасности, стабильности, суверенитету, единству и территориальной целостности государств-участников СВМДА.
 
Несмотря на общий подход к СВМДА как форуму, а не организации, главы государств все же приняли решение о создании секретариата, в задачи которого входит оказание административной поддержки проведению регулярных встреч, политических консультаций на различных уровнях. Данная договоренность имела важное значение для дальнейшего продвижения процесса СВМДА, обретшего конкретные политические очертания.
 
Проведение первого саммита сопровождалось тонкой и деликатной протокольной работой. Пришлось решать даже такую проблему, как рассадка глав государств и правительств за столом заседания. Дело в том, что согласно процедуре представители государств-участников СВМДА должны располагаться в зале по алфавиту. Но для меня с самого начала подготовки форума было ясно, что придется пойти на нарушение данного правила и организовать рассадку гостей с учетом международного авторитета их государств. Над соответствующей схемой работал внимательно и непрерывно, тщательно рассматривая все аспекты этого сложного дела. Пришлось принимать во внимание и такие нюансы, как присутствие на саммите представителей непримиримых государств-антагонистов: Израиля, Ирана, а также Палестины.
 
Не имея никаких сомнений в отношении высших руководителей России и Китая - государств, внесших решающий вклад в успех СВМДА, тем не менее, пришлось крепко задуматься о том, кому из них отдать первенство при решении протокольных вопросов. В результате напряженных размышлений, на мой взгляд, удалось найти удачную и компромиссную формулу: по правую руку от председателя СВМДА Н. Назарбаева расположился президент В. Путин, по левую - председатель Цзян Цзэминь, но первое слово для выступления было предоставлено китайскому руководителю. По моим наблюдениям, такое протокольное, а по сути - политическое решение было с одобрением воспринято участниками саммита.
 
В ходе заседания Нурсултан Абишевич поручил мне договориться с китайцами об участии Цзян Цзэминя в неформальном ужине в президентской резиденции с участием В. Путина. Другими словами, планировалось проведение «казахстанско-китайско-российской» встречи, что само по себе было оригинальной и полезной идеей. Не мудрствуя лукаво, я тут же подготовил краткую записку на китайском языке: «Уважаемый господин Цзян Цзэминь! Президент Нурсултан Назарбаев приглашает Вас к себе домой на ужин, начало которого запланировано на семь часов вечера. В этом мероприятии примет участие президент Путин. Не будете ли Вы так добры почтить ужин своим высоким присутствием», затем направил свое «творение» прямиком китайскому руководителю. Прочитав послание, Цзян Цзэминь на его обратной стороне начертал иероглифы следующего содержания: «Благодарю президента Назарбаева за приглашение. Для меня большая честь быть , в его Доме в качестве гостя. Меня будет. сопровождать переводчица». К этому следует добавить, что ужин трех руководителей прошел в исключительно дружеской обстановке показался полезным в плане дальнейшего сближения государств, связанных друг с другом общими границами.
 
Следующая встреча на высшем уровне в рамках СВМДА состоялась В Алматы 17 июня 2006 года. На этот раз особых волнений и забот по доводу участия основных лидеров азиатских стран уже не было, поскольку процесс набрал силу и стал необратимым. Для нас, хозяев форума, принципиально важное значение имело согласие В. Путина и Ху Цзиньтао присутствовать на этом саммите. Мы были благодарны им за это решение, поскольку оно было сопряжено с некоторыми трудностями. Дело в том, что за два дня до начала форума в Шанхае состоялся юбилейный саммит ШОС, в котором приняли участие все руководители государств, входящих в данную организацию. Большое уважение к президенту Н. Назарбаеву пересилило естественную усталость после такого серьезного и важного политического мероприятия. На саммит прибыли президенты П. Мушарраф, И. Каримов, И. Алиев, К. Бакиев, Э. Рахмонов, X. Карзай, заместитель премьер-министра Ш. Перес (сейчас является президентом Израиля), премьер-министр Таиланда Т. Синаватра, министр иностранных дел Южной Кореи Пан Ги Мун (нынешний генеральный секретарь ООН), высокопоставленные представители других государств, а также заместитель генерального секретаря ООН Ибрагим Гамбари. Турцию, Индию, Монголию, Иран, Палестину представляли специальные представители министерского уровня. Состав участников алматинского форума говорил сам за себя: СВМДА стало реальным фактором современных международных отношений.
 
В декларации, принятой по итогам обсуждения вопросов безопасности и Азии, главы государств с удовлетворением отметили, что «процесс СВМДА уверенно продвигается вперед, укрепляя сотрудничество между государствами-членами, -с международными организациями и другими странами». По мнению участников форума, большинство задач, поставленных с момента проведении первого саммита в 2002 году, было выполнено, что способствовало дальнейшему развитию и укреплению СВМДА. На форуме прозвучало осуждение терроризма во всех его формах и проявлениях. Главы государств заявили о своей решимости активизировать и объединить усилия на национальной, региональной и многосторонней основе для борьбы с этой угрозой, направленной против глобального мира и безопасности. Важным стало положение декларации о том, что борьба против терроризма должна быть последовательной и исключающей двойные стандарты. Заключительный документ отразил общую позицию участников СВМДА в отношении таких проблем, как сепаратизм, транснациональная организованная преступность, незаконная продажа вооружений, распространение оружия массового уничтожения, реформа ООН, сотрудничество в области транспорта и энергетики. Словом, второй саммит СВМДА достиг поставленных перед ним целей, став заметным событием в мировой политике.
 
В то же время вполне очевидным для участников форума и, конечно, для нас, его устроителей, стало отсутствие подходящего помещения для проведения столь крупного и авторитетного мероприятия с участием глав основных государств Азии. Этот момент особенно бросился в глаза после увиденного в Шанхае, где накануне саммита СВМДА прошла встреча на высшем уровне ШОС. Китайцы продемонстрировали новое здание с неповторимым оригинальным внутренним убранством залов, поразивших воображение всех гостей своими огромными размерами. Например, площадь помещения, в котором проходило расширенное заседание глав государств, достигала 5 тысяч кв. метров. После такой роскоши зал пятизвездочной гостиницы смотрелся более чем скромно.
 
Тем не менее дружественная атмосфера саммита скрасила этот недостаток. А на торжественном обеде в честь руководителей делегаций президент Н. Назарбаев завершил свой тост следующими словами: «Мы заняты благородным делом - строительством мира в Азии. Наш путь тернист, но дорогу осилит идущий. Я понимаю, что после Шанхая, где мы побывали на днях, удивить вас очень трудно, поэтому хотел спеть для моих друзей казахскую песню». Он исполнил ее так задушевно и профессионально, что сорвал горячие аплодисменты всех своих коллег. Особенно искренне радовался творческому успеху казахстанского президента председатель Ху Цзиньтао. Радушно улыбался и Путин, а Карзай с искренним удивлением принялся рассматривать Н. Назарбаева, как бы заново открывая для себя его личность.
 
Говоря о СВМДА, не могу не упомянуть еще один уникальный документ, разработанный и принятый министрами иностранных дел в 2004 году. Это - каталог мер доверия. Впервые в истории азиатского континента его государства смогли договориться по такому принципиальному вопросу, как выработка мер доверия в военно-политической, экономической, экологической и гуманитарной областях. Данное соглашение положило начало процессу политической институционализации СВМДА.
 
В чем причина успеха данного форума? На мой взгляд, здесь присутствуют несколько факторов. Во-первых, сама идея, хотя и в некоторых аспектах корреспондируется с советской инициативой создания коллективной безопасности в Азии, тем не менее, является по своей сути новым предложением, исходящим от регионального по масштабам государства в совершенно новых исторических условиях. Во-вторых, инициатива принадлежит президенту Нурсултану Назарбаеву - авторитетному политику мирового масштаба. В-третьих, предложение о созыве СВМДА исходит от Казахстана, добившегося серьезных успехов в проведении рыночных реформ и получившего признание со стороны всего международного сообщества как государство, проявляющее высокую ответственность в отношении собственных обязательств в том, что касается ядерного разоружения, безопасности и межгосударственного сотрудничества. В-четвертых, Казахстан не стал забегать вперед и вынашивать «сверхожидания» от СВМДА. С самого начала мы заявили о своей твердой позиции, смысл которой сводится к тому, что это - форум, а не организация, и у нас нет намерений каким-либо образом форсировать данный процесс. В-пятых, СВМДА стало удобной площадкой для обмена мнениями и дискуссий по вопросам укрепления безопасности в Азии. Повторюсь: такого удобного механизма в нашем регионе доселе не существовало. Причем СВМДА объединил совершенно непримиримые государства - Израиль и Иран, не имеющих даже дипломатических взаимоотношений. Только одно это обстоятельство позволяет говорить об уникальности форума.
 
На другой, не менее важный вопрос — каковы перспективы СВМДА? — я с большой уверенностью ответил бы, что у форума хорошее будущее. Но при соблюдении определенных условий. Прежде всего, нельзя допускать снижения темпов работы, важно продолжать совместную разработку актуальных документов, углубляющих данный процесс. Следует активно разъяснять цели и задачи СВМДА не только в Азии, но и на других континентах и, конечно же, в международных организациях. Нужно проявлять терпение и последовательность в работе над продвижением этого процесса. Нынешняя ОБСЕ с 1975 по 1994 годы называлась «совещанием», это был длительный и трудный процесс переговоров и консультаций, приведших к созданию организации. Но Азия сильно отличается от Европы, это особый регион, где присутствуют сильнейшие противоречия, соперничество и даже взаимные территориальные претензии. Сами азиатские политики утверждают, что страны континента «спят в одной постели, но видят разные сны». Поэтому поспешность в отношении СВМДА может привести к крайне негативным результатам. Такой поворот будет тем более нежелательным, имея в виду, что Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии стало своеобразной «визитной карточкой» казахстанской дипломатии.
 
5 октября 2007 года исполнилось 15 лет со дня провозглашения президентом Н. Назарбаевым инициативы о созыве СВМДА. В его адрес по этому случаю поступили поздравительные телеграммы от президентов России, Турции, Пакистана, Кыргызстана, Южной Кореи, Монголии, Израиля, председателя КНР, премьер-министра Индии и руководителей других государств, а также генерального секретаря ООН. Второй саммит, прошедший в Алматы 17 июня 2006 года, принял решение об объявлении 5 октября Днем СВМДА. Без преувеличения можно сказать, что этот день символизирует триумф казахстанской дипломатии.
 
***
 
Далее хотел бы рассказать о Шанхайской организации сотрудничества и об участии в ней нашей страны. Казахстан по праву считается одним из инициаторов создания ШОС, ставшей важным фактором не только региональной, но и мировой политики.
 
 Официально рождение ШОС датируется 2001 годом. Поэтому в 2006 году в Шанхае состоялся юбилейный саммит организации. Форум оказался беспрецедентно представительным: в нем приняли участие не только главы государств-членов организации, но и первые лица Монголии, Ирана и Пакистана, присоединившихся к ШОС в качестве наблюдателей. Саммиту предшествовала кропотливая работа секретариата ШОС во главе с опытным дипломатом, первым послом КНР в Казахстане Чжан Дэгуаном, и всех представителей шести стран, вошедших в эту уникальную организацию. Самой высокой оценки заслуживают хозяева данной встречи, правительство КНР уделило подготовке форума самое серьезное внимание. С точки зрения организации, протокольного обеспечения и торжественности саммит превзошел все ожидания.
 
Самолет президента Казахстана приземлился в Шанхайском аэропорту 14 июня. Город встретил нас знакомым мне еще с начала 80-х годов прошлого столетия маревом летнего дня и специфическим запахом, идущим с реки Хуанпу. Впрочем, дорога из аэропорта в центр города убедила нас в том, что Китай уверенно шагнул в третье тысячелетие как развитое государство с огромными перспективами. Дело даже не в статистике экономических показателей, которые впечатляют и даже пугают весь мир, а в том, как жители Поднебесной используют все достижения современного мира для обустройства своих городов. В этом смысле Шанхай является наглядным примером. Рассказывать об этом городе - неблагодарное дело, понадобится не один десяток страниц, чтобы описать красоту и величие одного из уникальнейших мегаполисов мира. Достаточно сказать, что наша делегация разместилась на 88-м этаже ультрасовременной гостиницы с видом на центр Шанхая. Его обликом были поражены буквально все участники саммита, особенно те, кто бывал в этом городе раньше. Произошедшие в нем перемены удивляют и шокируют.
 
Китайские дипломаты позаботились и о политической стороне саммита. Пекин был заинтересован в том, чтобы он прошел «без сучка, без задоринки», и поэтому провел необходимую подготовительную работу. В том числе и в отношении Ирана, чтобы избежать неприятных и неожиданных моментов во время встречи на высшем уровне. Так получилось, что за пару месяцев до созыва форума в Шанхае мне довелось побывать с официальным визитом в Тегеране. Незадолго до поездки МИД Казахстана посетил посол КНР, который, сославшись на поручение своего правительства, попросил передать президенту и министру иностранных дел Ирана, что Пекин заинтересован в создании исключительной дружественной атмосферы вокруг юбилейного саммита ШОС и надеется, что на форуме не прозвучат выступления конфронтационного содержания. Просьбу китайских партнеров я выполнил, поскольку она совпадала и с позицией Казахстана. Надо сказать, что и президент Ахмадинеджад, и министр Мот-таки с пониманием восприняли мое обращение. Иранский руководитель в ходе Шанхайского форума отказался от привычных для него антиамериканских выпадов.
 
Ровно за месяц до саммита, 15 мая, мне довелось принять участие в министерской встрече, на которой были рассмотрены все документы, подлежавшие принятию главами государств. Путь в Шанхай пролегал через Женеву, где состоялись мои переговоры с руководителями некоторых международных организаций системы ООН. Поэтому был вынужден направиться в зал переговоров прямиком из аэропорта. Надо отдать должное китайцам: они согласились перенести начало встречи на полтора часа с учетом моего позднего прибытия в Шанхай.
 
Привожу воспоминания об этом мероприятии, поскольку оно оказалось важным для Казахстана с точки зрения положительного рассмотрения наших предложений. На протяжении почти двух лет в ШОС велась оживленная дискуссия по ее организационной структуре, статусе руководителей секретариата и содержанию основных политических документов, принимаемых в ее рамках. Я придерживался мнения, что секретариат необходимо усилить, передав в его подчинение региональную антитеррористическую структуру, штаб-квартира которой находится в Ташкенте. Наличие двух исполнительных структур, не имеющих четкого регламента взаимоотношений друг с другом, порождало организационную и в конечном счете политическую неопределенность. Из-за элементарного недосмотра национальных координаторов и других дипломатов государств-участников ШОС возникла странная ситуация: секретариат, получивший прописку в Пекине, возглавлял всего лишь исполнительный секретарь, получивший неопределенные полномочиям. Он назначался на должность по общему решению министров иностранных дел, а руководитель антитеррориетической структуры в Ташкенте получал «благословение» от глав государств. Более того, в переводе е китайского языка должность исполнительного секретаря звучала как «генеральный секретарь», но российские дипломаты, даже те, кто знали этот язык, постоянно находили какие-то отговорки и уходили от решения важного вопроса.
 
Я же считал необходимым как можно скорее исправить досадные промахи, допущенные на начальном этапе становления ШОС. Поэтому данная проблема постоянно поднималась во время консультаций и переговоров с С. Лавровым и Ли Чжаосином в Москве, Астане и, наконец, в Шанхае. Я благодарен коллегам, маститым дипломатам, за пониманием поддержку что нашло свое отражение в решении министерской встречи. Мы, представители государств-участников ШОС, пришли к общему мнению: главную исполнительную структуру должен возглавлять генеральный секретарь с расширенными полномочиями, назначаемый решением глав государств. Что касается руководителя антитеррористической структуры, то он получил статус первого заместителя генерального секретаря. Все встало на свои места. Данная договоренность, одобренная месяц спустя главами государств, несомненно, способствовала усилению потенциала ШОС.
 
На саммите в Шанхае был принят очень важный, глубокий по содержанию документ — декларация пятилетия ШОС. Главы государств заявили, что создание этой организации явилось важным стратегическим выбором ее государств-членов перед лицом вызовов и угроз XXI века ради установления прочного мира и устойчивого развития в регионе. По мнению участников форума, ШОС проявила себя в качестве важного механизма углубления добрососедских, дружественных и партнерских отношений между государствами-членами организации и положительного фактора глобальных усилий по демократизации международных отношений. В декларации содержится детальный анализ нынешней ситуации в мире, что само по себе является показательным в плане единства государств-членов организации в том, что касается наиболее актуальных вопросов современности. ШОС заявила о своей твердой позиции относительно укрепления стратегической стабильности и международных режимов в области нераспространения оружия массового уничтожения, усиления роли ООН как универсальной и безальтернативной международной организации.
 
Большое внимание в декларации было уделено положению в Центральной Азию Главы: государств с удовлетворением отметили, что страны региона добились крупных успехов «исторического масштаба» в экономических, политических реформах. Важное значение имеет договоренность о том, что государства-члены ШОС будут оказывать взаимную поддержку «в отстаивании принципиальных позиций по защите суверенитета, безопасности и территориальной целостности», не будут участвовать в союзах и объединениях, деятельность которых направлена против безопасности друг друга. ШОС заявила и о приоритетности программ торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества и приветствовала создание делового совета и межбанковского объединения в рамках организации.
 
Главы государств подтвердили наличие особого явления в многостороннем региональном сотрудничестве - «шанхайского духа», который подразумевает «взаимное доверие, взаимную выгоду, равенство, консультации, уважение многообразия культур, стремление к взаимному развитию». В декларации подчеркивалось: «шанхайский дух», являясь целостным понятием и важнейшим принципом деятельности ШОС, обогатил теорию и практику современных международных отношений, претворяя в жизнь всеобщее стремление мирового сообщества к демократизации международных отношений».
 
Другими словами, Шанхайская организация сотрудничества заявила о себе как важный фактор, с которым придется считаться всем крупным региональным объединениям и государствам мира. Не случайно к саммиту в Шанхае было приковано внимание мировой прессы: Этот интерес вполне объясним, поскольку в организацию входят два постоянных члена Совета Безопасности ООН - Россия и Китай. В качестве наблюдателей к ШОС присоединились еще две ядерные державы - Индия и Пакистан, а также Иран разрабатывающий собственную ядерную программу. Членами ШОС являются государства Центральной Азии, имеющей стратегическое значение в современной геополитике. По количеству населения и природным ресурсам ШОС представляет собой уникальное географическое и экономическое пространство. Надо помнить, что в этом пространстве удивительным образом переплетены и мирно сосуществуют друг с другом такие крупные религии, как ислам, буддизм и христианство. Поэтому главы государств-членов ШОС были абсолютно правы, выражая оптимизм в отношении благоприятных перспектив организации. Она действительно имеет хорошее будущее.
 
Участникам шанхайского саммита запомнилось интересное и объемное выступление президента Н. Назарбаева с глубоким анализом задач ШОС и перспектив ее деятельности. Надо сказать, что он основательно подготовился к юбилейному форуму, «перелопатил» большое количество материалов и собственноручно сформулировал ключевые положения своей речи.
 
Выше говорилось, что становление ШОС было непростым. Мне, без преувеличения, довелось быть свидетелем и даже участником всего процесса, который, если быть точным, начался задолго до 2001 года - в 1988 году во времена советско-китайского противостояния. Во всяком случае, тогда двусторонние отношения еще не были нормализованы, до визита М. Горбачева в Пекин оставался год. В ходе дипломатических консультаций была достигнута договоренность о создании советско-китайской группы по рассмотрению вопросов, касавшихся снижения напряженности и создания мер доверия на границе. С советской стороны переговоры вел опытный дипломат в ранге посла Г. Киреев. Впоследствии он написал интересную книгу о перипетиях этой сложнейшей работы.
 
После распада СССР работа продолжалась, но уже в новом формате. Китаю «противостояли» новые государства — Россия, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан. Именно тогда на слуху появилось понятие «пятерки», объединенной общей границей. После четырех лет упорной работы на экспертном уровне удалось подготовить соглашение о мерах доверия на границе и тогда же возникла идея проведения саммита в Шанхае с целью подписания этого уникального документа.
 
Это произошло 26 апреля 1996 года. Данное событие вошло в анналы истории международных отношений, поскольку положило конец многолетнему противостоянию и конфликтам на границе с Китаем, который заявил всему миру о своем стратегическом выборе в пользу мирного сотрудничества с четырьмя сопредельными странами. Ровно год спустя участники «Шанхайской пятерки» подписали в Москве соглашение о сокращении вооруженных сил в районе границы. Эпоха взаимных претензий и подозрительности стала достоянием истории.
 
А в 2001 году было принято решение о вхождении в эту группу Узбекистана, не имеющего общей границы с Китаем. «Пятерка» превратилась в «шестерку», а затем в полноценную организацию. Главы государств подписали целый ряд уставных документов и политических соглашений, предопределивших перевод сотрудничества из плоскости военно-политического доверия в различные сферы взаимодействия по проблемам безопасности, торговли, гуманитарных обменов.
 
Интересной была история создания региональной антитеррористической структуры. Если по сути данного вопроса у государств-членов ШОС не было разногласий, то месторасположение ее штаб-квартиры вызвало оживленные дискуссии во время саммита в Москве в мае 2003 года. На предыдущей встрече в Санкт-Петербурге было достигнуто общее согласие о том, что структура будет находиться в Бишкеке, завизированы и подписаны все необходимые документы по этому вопросу. Но во время встречи в Кремле президент И. Каримов в довольно категоричной форме заявил о том, что организация должна находиться в Ташкенте. При этом узбекский руководитель подчеркнул, что ему не нравится слово «штаб-квартира», потому что оно ассоциируется с НАТО. Взявший слово В. Путин сказал, что данное предложение дельное, его можно принять, а слово «штаб-квартира» не надо использовать: «зачем быть повторюшками-хрюшками».
 
На бывшего президента Кыргызстана в тот момент было больно смотреть, от публичной экзекуции, устроенной ему узбекским президентом, он стал краснее помидора. Пытаясь спасти ситуацию, А. Акаев принялся рассуждать о прежних договоренностях, о готовности Бишкека к приему антитеррористической структуры. В спор с ним вступил И. Каримов, затем с неожиданным заявлением выступил Э, Рахмонов, решительно поддержавший узбекского коллегу. Вконец раздосадованный Акаев ответил: «От тебя, Эмомали, я этого не ожидал!». Нурсултан Абишевич, пожалев кыргызского президента, принялся утешать. его: «Асеке, не переживай. Ты здесь ни при чем».
 
Надо сказать, что переводчики не смогли угнаться за оживленным обменом мнениями, поэтому Ху Цзиньтао оставалось с удивлением рассматривать своих коллег по ШОС. Когда же наконец он понял, что фактически без его участия было принято решение о переводе антитеррористической структуры в Ташкент, возражать не стал, но и от комментариев по этому вопросу отказался. Традиции многовековой китайской дипломатии все же что-то значат! Тем более Пекин придает большое значение совместной борьбе против так называемых «трех зол»: терроризмa сепаратизма и религиозного сепаратизма.
 
 Конвенция по данному вопросу была подписана еще в 2001 году в Шанхае. В соответствии с этим документом была создана региональная антитеррористическая структура, вызвавшая оживленную дискуссию президентов на cаммите в Москве. А по итогам встречи на высшем уровне в Астане в 2005 году руководители государств-членов ШОС заявили, что принятая в ходе саммита в Шанхае концепция сотрудничества в борьбе против терроризма, сепаратизма и экстремизма позволит придать деятельности антитеррористической структуры более целенаправленный характер. Таким образом, казавшийся ранее экзотическим термин «три зла» прочно вошел в обиход Шанхайской организации сотрудничества. На встрече в Астане была принята новая концепция сотрудничества в борьбе против «трех зол».
 
На саммите в Астане произошел любопытный эпизод. Президент Узбекистана заявил о необходимости выработки общего подхода к такому важному вопросу, как пребывание американских войск в центральноазиатском регионе. Смысл его высказываний сводился к тому, что США стремятся к созданию постоянно действующих баз, что противоречит интересам государств региона. Поэтому Ташкент принял решение о закрытии Ханабада для американских подразделений, которые к тому же не хотят компенсировать свое пребывание там соответствующими финансовыми выплатами. И. Каримов сказал, что и Кыргызстан, допустивший американцев на свою территорию, должен определиться по этому вопросу. Взявший слово К. Бакиев отреагировал обещанием: «Если изберусь президентом, обязательно поставлю этот вопрос перед американцами. Я уже определился».
 
В. Путин проинформировал коллег о том, что Россия в свое время дала согласие на размещение американского военного контингента в Центральной Азии при условии, что он будет выведен после окончания первой, наиболее активной фазы операции в Афганистане. Этот этап давно прошел, но войска остались. Данный вопрос уже обсуждался в ходе российско-американских встреч на высшем уровне.
 
Положительное отношение к прекращению военного присутствия США в регионе высказал Э. Рахмонов. А Ху Цзиньтао вновь, как и на саммите в Москве, благоразумно промолчал, хотя Пекину явно не нравится затянувшееся пребывание воинского контингента США в непосредственной близости от КНР. Может быть, он решил последовать примеру Н. Назарбаева, который тоже воздержался от дискуссии по этому щепетильному вопросу.
 
Руководители государств-членов ШОС поручили министрам иностранных дел внести дополнение в текст совместной декларации. Но в работе приняли участие только С. Лавров, заместитель руководителя администрации президента РФ С. Приходько и я. Уединившись в одном из помещений, мы сформулировали следующие положения, вошедшие в декларацию: «Мы поддерживаем и будем впредь поддерживать усилия международной коалиции, проводящей антитеррористическую операцию в Афганистане. Сегодня мы отмечаем позитивную динамику стабилизации внутриполитической ситуации в Афганистане. Ряд стран ШОС предоставил свою наземную инфраструктуру для временного размещения военных контингентов государств-участников коалиции, а также свою территорию и воздушное пространство для военного транзита в интересах антитеррористической операции. Учитывая завершение активной военной фазы антитеррористической операции в Афганистане, государства-члены ШОС считают необходимым, чтобы соответствующие участники антитеррористической коалиции определились с конечными сроками временного использования упомянутых объектов инфраструктуры и пребывания военных контингентов на территориях стран-членов ШОС».
 
Как видно из вышеприведенного пункта совместной декларации, мы решили не называть США, но реакция за рубежом и особенно в Вашингтоне, без преувеличения, оказалась сверхострой. Иностранные средства массовой информации буквально пестрели сообщениями о требовании государств-членов ШОС удалить со своих территорий американские войска. Начались интенсивные дипломатические консультации и в Астане, и в других столицах, в связи с чем мною была разослана директива казахстанским послам с разъяснениями позиции нашей страны. Казахстан, на мой взгляд, занял вполне разумную и прагматическую позицию: мы предоставили воздушный коридор для пролетов самолетов НАТО в Афганистан и обратно, подписали соглашение с США о предоставлении условий для заправки и ремонта американских военных самолетов в алматинском аэропорту только в экстренных случаях, заключили договор с НАТО о сотрудничестве в перевозке по казахстанской территории военных грузов в Афганистан. Все это позволяет нам говорить о большом вкладе Казахстана в антитеррористическую борьбу международной коалиции во главе с США, но никоим образом не ущемляет национальных интересов нашего государства.
 
Важное значение для укрепления потенциала ШОС имел саммит в Бишкеке в 2007 году. С учетом тяжелой экономической ситуации в Кыргызстане большое содействие в организации встречи на высшем уровне оказали Китай и Россия. Кыргызскому правительству были предоставлены финансовые средства и материальная помощь, что, несомненно, способствовало успеху форума. ШОС приняла декларацию, в которой на этот раз повышенное внимание было уделено таким вопросам, как сотрудничество в сферах информационной безопасности борьбы с наркоугрозой, энергетики, а также в рамках ООН.
 
 Для Казахстана очень важным было положение декларации о позитивном отношении государств-членов ШОС к подписанию договора о зоне, свободной от ядерного оружия, в Центральной Азии. Этот документ был подписан в сентябре 2006 года в Семипалатинске. Главы государств одобрили также резолюцию 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, в которой высоко оценивается вклад стран Центральной Азии в укрепление режима ядерного нераспространения, продвижение сотрудничества в мирном использовании ядер-ной энергии. В декларации выражена надежда, что государства-участники данного договора смогут подписать в скором будущем протокол о гарантиях безопасности с ядерными государствами, что способствовало бы полноценному существованию безъядерного мира в регионе. В этом положении указанного документа содержался намек на отрицательное отношение США, Великобритании и Франции к договору, в тексте которого они усмотрели некие привилегии для организации договора о коллективной безопасности, где первую скрипку, как известно, играет Россия.
 
ШОС находится на подъеме. Данное обстоятельство признается всеми политиками, даже теми, кому эта организация не нравится. Рост авторитета ШОС и усиление ее потенциала стали возможны благодаря серьезному отношению к ней со стороны всех государств-членов и прежде всего их руководителей. Приведу пример: за шестилетнюю историю ШОС не было случая, чтобы кто-либо из глав государств отсутствовал на саммитах организации. Причем в отличие от НАТО, ОБСЕ и других известных организаций, встречам на высшем уровне предшествуют заседания руководителей в узком составе без участия прессы, на которых обсуждаются наиболее деликатные моменты сотрудничества и взаимодействия. Кроме того, главы Государств принимают участие в саммитах от начала и до самого конца. В других же организациях руководители государств после свой выступлений, как правило, покидают зал, освобождая место для второстепенных чиновников. Такое невозможно представить в ШОС.
 
Нет сомнений в том, что ШОС займет особое место в системе международных отношений и будет играть все более весомую роль в решении не только региональных, но и глобальных проблем. Для выполнения многоаспектной и сложной повестки дня организация располагает необходимым человеческим, природным, инвестиционным и технологическим потенциалом. Залог конечного успеха ШОС состоит в том, что ее государства-члены объединены общими задачами и целями, взаимно сотрудничают на основе равноправия и взаимного уважения.
 
ШОС становится настолько привлекательной, что в нее хотят вступить многие страны евразийского региона и даже Беларусь. Надо отметить, что приему в ШОС Индии, Пакистана и Ирана предшествовала оживленная дискуссия на высоком экспертном уровне. Вначале единого мнения по этому вопросу не было: кто-то из коллег по ШОС предлагал закрыть им дорогу в организацию, чтобы не превращать организацию в площадку для выяснения взаимоотношений и трибуну для конфронтационных выступлений, кто-то считал, что эта «тройка» нуждается в избирательном подходе. Точка зрения Казахстана состояла в том, чтобы Принять Индию, Пакистан и Иран в качестве наблюдателей, после чего объявить мораторий на прием как наблюдателей, так и полноправных членов в ШОС. Эту позицию я высказывал на министерских встречах в Пекине, Москве и Астане, и она в конечном счете была поддержана коллегами.
 
Секретариат ШОС возглавил представитель нашей страны, что очень важно для международного авторитета Казахстана. Генеральным секретарем ШОС стал Б. Нургалиев, имеющий опыт работы в качестве заместителя министра иностранных дел, посла в США, Южной Корее и Японии.
 
***
 
Важное направление международной деятельности Казахстана - это Европейский Союз. Географическое положение нашей страны, ее экономический потенциал предопределяют многосторонний, многовекторный характер ее внешней политики. Замыкаться на азиатских проблемах, какими бы интересными и продуктивными они ни были, означало бы нанесение серьезного ущерба долгосрочным национальным интересам Казахстана. Убежден в том, что наша дипломатия должна быть сбалансированной, стабильной и последовательной. Такому важному и крупному государству, как Казахстан, не к лицу метания от одного полюса к другому, постоянная смена приоритетов и «шарахание» между основными державами современного мира. Мы всегда считали, что сотрудничество с европейскими институтами никоим образом не вредит азиатскому вектору нашей дипломатии. Напротив, она становится более комплексной и устойчивой.
 
Выступая на расширенном заседании коллегии МИД в июне 2005 года, я подчеркнул, что президент Н. Назарбаев как глава девятого в мире по территории государства, находящегося в непростом геополитическом окружении, сумел обеспечить достойное место Казахстана в этом противоречивом и сложном мире. Наше государство не имеет явных противников, оно смогло избежать международной конфронтации и построить стабильные взаимоотношения со всеми заинтересованными странами, находящимися в различных регионах мира. Казахстан в сравнительно короткое время смог юридически оформить свою границу протяженностью около 14 тыс. км, другими словами, решил задачу исторического значения. Выстроены дружественные отношения с сопредельными государствами - Россией, КНР, центральноазиатскими странами. Успешно продвигается «главный проект» - инициатива о созыве совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии.
 
В этом выступлении не преминул также отметить и следующий важный момент: настало время обратить самое серьезное внимание на западное направление нашей дипломатии, требующее комплексного подхода, сочетания мер внешнеполитического и внутриполитического характера, и поэтому довольно сложного по своему содержанию. Практически каждое решение внутри страны уже оказывает прямое влияние на международные позиции нашей страны на Западе. Там, например, тщательно наблюдают за темпами и содержанием политических реформ в Казахстане. В этих условиях сотрудничество с Европейским Союзом становится весомым фактором внутриполитической ситуации в нашем государстве. Словом, установлена и функционирует «обратная связь». В случае успеха на западном направлении Казахстан смог бы укрепить свои позиции как регионального лидера. Говоря о необходимости некоторого смещения акцентов международной деятельности страны, подчеркнул, что в политике, как правило, не существует вечных критериев. Особенно это касается внешней политики, которой приходится сталкиваться с новыми явлениями и тенденциями в глобализированном мире. Действительно, кто бы мог подумать еще десять лет назад, что мировому сообществу придется столкнуться с проблемами терроризма, религиозных конфликтов и потепления климата. Одно ясно: научно-технический прогресс вовсе не избавляет человечество от кризисов и катаклизмов, а в некоторой степени - способствует их появлению.
 
В этом плане сотрудничество с Европой, обладающей большим экономическим и техническим потенциалом и имеющей традиции интеграции и взаимной толерантности, приобретает для Казахстана особое значение. Надо сказать, что президент Н. Назарбаев с самого начала независимого существования нашего государства сильно интересовался европейским опытом интеграции и основательно изучил его. Он считал, что практика европейской интеграции вполне применима к постсоветским реалиям с поправкой на нашу историческую специфику и менталитет. Во многих выступлениях и статьях казахстанского лидера по вопросу об интеграции содержатся ссылки на европейский опыт.
 
Поэтому вполне понятно серьезное отношение Н. Назарбаева к налаживанию сотрудничества с Европейским Союзом. Уже в феврале 1993 года он посетил Брюссель, где подписал с президентом Европейской комиссии Ж. Делором соглашение об обмене представительствами между ЕС и Казахстаном. А в январе 1995 года президент и представитель совета ЕС А. Жюпе заключили очень важное соглашение о партнерстве и сотрудничестве.
 
Мне эти визиты в Брюссель хорошо запомнились, поскольку довелось готовить к ним информационные материалы и сопровождать Нурсултана Абишевича. В 1993 году он, выступая перед представителями европейских политических кругов, проинформировал о ходе государственного строительства в Казахстане и принятии первой конституции суверенного государства. Без преувеличения, к личности Н. Назарбаева было приковано внимание политического и экономического сообщества Европы, его слушали с неподдельным интересом. Ведь он олицетворял собой новые геополитические реалии не только в центральноазиатском регионе, но и в постсоветском пространстве. В нем видели реформатора новой волны. Тем более он заявил, что никогда не занимался идеологической работой, а отвечал за развитие экономики Казахстана.
 
В 1995 году Н. Назарбаев прибыл в Брюссель уже как известный и признанный политик. В его честь был организован торжественный ужин от имени председателя ЕС Ж. Сантера. Европейцев интересовало мнение казахстанского лидера относительно ситуации в России и ее политики на Кавказе. Поскольку Нурсултан Абишевич только что побывал в Москве, где официально и вне протокола вел переговоры с Б. Ельциным, лучшего собеседника на эту тему трудно было сыскать. Надо отметить, что уже тогда Н. Назарбаев выразил твердое неприятие и несогласие с силовым решением «чеченского вопроса». Но уговоры и увещевания российского президента ни к чему не привели, «партия войны» стала играть в тот момент доминирующую роль на политической арене России. Наш президент не скрывал разочарования по поводу губительной политики Москвы, считал, что принятое под давлением военных решение было грубой ошибкой, которая повлечет самые серьезные последствия. Он оказался прав: России пришлось перенести немало трудностей, чтобы уже во время правления В. Путина исправить сложившееся в Чечне и вокруг нее положение.
 
Момент для сближения с Европой с учетом ситуации в России был выбран очень удачный, соглашение о партнерстве и сотрудничестве открывало путь к масштабному и разностороннему взаимодействию с ЕС. Правда, понадобилось четыре года для прохождения процедуры ратификации данного документа национальными парламентами государств-членов Европейского союза, но сам факт подписания соглашения получил положительный резонанс во всем мире и, конечно, имел важное значение для Казахстана.
 
Впоследствии Н. Назарбаев трижды посетил Брюссель (2000, 2002 и 2006 г.г.). Данный факт говорит сам за себя: наша страна проявила приверженность сотрудничеству с ЕС. Было подписано соглашение по взаимодействию в сфере управления термоядерным синтезом. Этот документ наглядно свидетельствовал о высокой степени доверия между ЕС и Казахстаном. Успешно стали развиваться и торгово-экономические связи, ЕС является самым крупным партнером нашей страны.
 
Хорошие контакты сложились у Н. Назарбаева с председателем Европейской комиссии Р. Проди, которого мы хорошо знали еще в его бытность премьер-министром Италии. Он радушно принял нашего президента и провел с ним содержательные переговоры по большому кругу вопросов взаимного сотрудничества. Встреча состоялась в офисе «европейского начальника». Его кабинет запомнился интересной росписью потолка на библейские темы. Оторвавшись от бумаг, мы могли лицезреть прекрасных нимф и ангелов. Данное обстоятельство, конечно, стало предметом шуточных высказываний Нурсултана Абише-вича, который необычайно силен в этом «жанре» и, самое главное, знает, как и с кем можно говорить на отвлеченные темы. Р. Проди охотно подхватил разговор, подчеркнув, что такой необычный дизайн действует на него умиротворяюще и помогает забыть проблемы, коих у него появилось в немалом количестве. Действительно, в тот период он стал объектом резкой критики в европейской печати, его обвиняли даже в плохом знании английского языка.
 
Впоследствии Р. Проди сумел победить на выборах самого С. Берлускони, вновь стать премьер-министром и в этом качестве он встречался с Н. Назарбаевым на саммите «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге и во время 62-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. И каждый раз известный итальянский политик, назвавший своего антагониста, миллиардера Берлускони «обольстительным жуликом», проявляет дружелюбие и уважение к нашему президенту. Это выразилось и в его решении еще раз посетить Казахстан с официальным визитом.
 
Что касается нового главы Европейской комиссии Ж. Баррозо, то он оказался не таким искушенным в вопросах мировой политики и ситуации в Центральной Азии. На встрече с Н. Назарбаевым в декабре 2006 года Баррозо принялся зачитывать подготовленную референтами справку, где на первый план был поставлен вопрос о важности демократии в регионе, и только потом говорилось о необходимости делового сотрудничества. При этом он почему-то избегал упоминания конкретно Казахстана, а постоянно ссылался на Центральную Азию как перспективного партнера Европейского Союза.
 
Этого, конечно, не следовало делать, особенно в присутствии нашего президента, который заявил, что не согласен с высказываниями собеседника и дал четкие разъяснения различий, существующих между странами региона: «Вы говорите о сотрудничестве ЕС с Центральной Азией, но абсолютно не учитываете, что Казахстан в силу своего экономического потенциала, исторического развития и геополитического положения занимает в регионе особое место. Сам регион многообразен, каждая страна имеет свою специфику, поэтому не смешивайте мое государство с другими». Ж. Баррозо не ожидал такого отпора, но, скрестив ноги на американский манер, был вынужден выслушивать дальнейшие разъяснения Н. Назарбаева. Теперь они касались развития демократических процессов в Казахстане, набравших, по словам президента, необратимые темпы.
 
Затем, словно пожалев президента Европейской комиссии, попавшего в неловкое положение, Н. Назарбаев предложил ему совершить визит в Казахстан и поближе познакомиться с реалиями, которые сильно отличаются от того, что пишут европейские чиновники. Ж. Баррозо с облегчением согласился, хотя вряд ли посетит нашу страну в скором будущем: он полностью погружен в европейские проблемы.
 
На ланче в честь президента Казахстана, воспользовавшись давним (с 2000 года) знакомством с нынешним комиссаром ЕС по внешним связям Бенитой Ферреро-Валь-днер, я высказал ей наше недовольство высказываниями Ж. Баррозо: «Ему надо более тщательно готовиться к таким переговорам. Незнание вопросов может отрицательно сказаться на характере сотрудничества между нами». Симпатичная и вежливая Бенита, много раз посещавшая Казахстан, в оправдание своего шефа сказала, что он загружен решением проблем, возникших после расширения членства ЕС, но признала его неопытность в делах, касающихся государств Центральной Азии. По ее словам, президенту ЕК не следовало бы предлагать Казахстану стипендии для обучения студентов за рубежом, имея в виду такую большую программу, как «Болашак».
 
Возможно, Ж. Баррозо действительно отдает предпочтение рассмотрению чисто европейских дел . Он - профессиональный дипломат, с отличием окончил Лиссабонский университет и Европейские курсы при Женевском университете. Работал в МИД Португалии и в 36 лет стал министром иностранных дел этой страны. Затем занимался преподавательской деятельностью в Джорджтаунском университете и миротворчеством в Танзании и Конго по линии ООН. В 2002 году был избран премьер-министром Португалии и после двух лет пребывания на этом посту был утвержден в престижной должности президента Европейской комиссии.
 
Вместе с тем, переговоры в штаб-квартире ЕС оказались достаточно продуктивными в том, что касается предстоящего вступления Казахстана во Всемирную торговую организацию. Была достигнута договоренность о проведении специальных консультаций, в ходе которых казахстанские специалисты дадут необходимые разъяснения нашей энергетической и трубопроводной политики, чтобы снять претензии по этому вопросу со стороны европейцев. По итогам визита Н. Назарбаева было выпущено совместное заявление, которое отразило позиции сторон по всем основным направлениям сотрудничества. Переговоры по тексту этого важного документа продолжались вплоть до начала визита, нам удалось снять неприемлемые положения заявления. Полезную работу по данному вопросу проделал представитель Казахстана в ЕС К. Жигалов.
 
Следует отметить, что Казахстан оказал существенное содействие ФРГ, в то время выполнявшей функции председателя ЕС, в подготовке новой стратегии развития сотрудничества со странами Центральной Азии. Договоренность об участии нашей страны в разработке этого документа была достигнута во время моих переговоров в Берлине в мае 2006 года с министром иностранных дел Ф. Штайнма-ером. В течение трех месяцев наше посольство в ФРГ совместно с центральным аппаратом МИД подготовили развернутые предложения, направленные немецкой стороне. Этот документ оказался полезным подспорьем для германских дипломатов и был использован ими при подготовке новой стратегии взаимодействия с Центральной Азией.
 
Казахстан взял на себя лидирующую роль в организации диалога «Европейский Союз - Центральная Азия». На переговорах с европейскими дипломатами я непременно подчеркивал, что Казахстан, являясь частью региона, тем не менее, заслуживает особого подхода к себе. Смысл наших предложений к упомянутой стратегии германского председательствования в ЕС сводился к тому, что следует усилить диалог не только со всем регионом, но и применить по отношению к Центральной Азии «пострановый» подход. Ведь каждое государство имеет собственную специфику не только в экономическом плане, но и с точки зрения геополитических реалий, страны региона в отличие от ЕС проводят разную внешнюю политику. Этот момент необходимо учитывать при разработке стратегии. К нашей стране вполне применима «политика добрососедства».
 
Мы также взяли на себя инициативу проведения заседаний в формате «тройка ЕС - Центральная Азия». Будучи министром иностранных дел, я довольно часто встречался с представителем Европейской комиссии и послами государств-членов ЕС. В 2004 году в Алматы состоялось заседание заместителей министров стран «тройки» и центральноазиатского региона. На этом форуме я выступил с заявлением, в котором подтвердил готовность Казахстана к тесному и интенсивному сотрудничеству с ЕС. Затем, в марте 2007 года, в Астане состоялась министерская встреча аналогичного формата. Данный форум можно назвать прорывом в развитии диалога Центральной Азии с Европой. Приятно отметить в этой связи значительный вклад Казахстана в организацию беспрецедентной встречи на столь высоком уровне.
 
Наша страна приветствовала решение ЕС об учреждении должности специального представителя по странам Центральной Азии и поддержала назначение известного словацкого дипломата Яна Кубиша. Мы знакомы с ним давно, поскольку вместе учились в МГИМО и проживали в одном общежитии в Черемушкинском районе Москвы. После долгого перерыва вновь встретились в Таджикистане: я находился там с визитом, а Ян занимался межтаджикским урегулированием в качестве специального представителя генерального секретаря ООН. Его миссия оказалась успешной, мир в Таджикистане был восстановлен, после чего Кубиш был избран генеральным секретарем ОБСЕ. И хотя в отличие от ООН, НАТО и теперь ШОС генеральный секретарь ОБСЕ никакой политической властью не обладает и занимается в основном решением процедурных и регламентных вопросов, тем не менее, мой старый товарищ показал себя активным дипломатом, представляя свою организацию в ООН и во время многочисленных конференций. Он часто посещал Казахстан, заявивший о своих претензиях на председательство в ОБСЕ в 2009 году, внимательно следил за нашей внешней и особенно внутренней политикой и, надо сказать, добился высокой степени информированности. В качестве специального представителя ЕС он живо взялся за работу, но затем неожиданно получил назначение на должность министра иностранных дел Словакии. Мне кажется, что это не предел его карьерного роста, Ян Кубиш может достичь более впечатляющих дипломатических успехов.
 
Говоря о личных контактах с европейскими дипломатами, не могу не упомянуть нынешнего генерального секретаря НАТО Яап де Хооп Схеффера. С ним я познакомился еще в начале 90-х годов, когда он работал в парламенте, представляя там партию «Христианско-Демократический призыв». Схеффер бросился в глаза своей обходительностью, владением множеством языков и сфокусированным отношением к вопросам, касающимся нашего региона. Подумалось тогда: этот человек может сделать хорошую дипломатическую карьеру, тем более он был выходцем из мидовской системы. И действительно, в 1997 году он возглавил свою партию, а через пять лет стал министром иностранных дел Нидерландов. В 2003 году его страна стала председателем ОБСЕ, и приезд голландского министра иностранных дел в Казахстан стал неминуем.
 
Следует отметить, что Схеффер понравился И президенту Н. Назарбаеву. Они провели откровенную беседу по наиболее деликатным вопросам сотрудничества Казахстана с ОБСЕ. Наш руководитель в откровенной, я бы сказал, в «обнаженной» форме высказался относительно существующего непонимания реалий нашей страны, да и всего центрально-азиатского региона. Чиновников ОБСЕ он сравнил с «инструкторами ЦК КПСС», которые когда-то наведывались в союзные республики и устраивали проверки исполнения «исторических решений» партии. Президент прямо сказал, что в такого рода сотрудничестве Казахстан не нуждается и не позволит, чтобы кто-то из европейцев смотрел свысока на нашу страну.
 
Схеффер понял, что имеет дело с опытным и волевым собеседником, с которым, как говорится, «шутки прочь». Он принялся разъяснять смысл политики ОБСЕ, носящей комплексный характер и учитывающей специфику региона. Тут Н. Назарбаев задал вопрос: почему ОБСЕ так мало занимается проблемами экологии, наркотрафика, религиозного экстремизма и так много уделяет внимания так называемой «гуманитарной корзине», особенно выборным процессам? В Казахстане и во всем регионе растет непонимание и даже возмущение такой деятельностью ОБСЕ. По словам президента, это серьезный повод для внесения коррективов в политику организации, которая еще не растеряла авторитета в мировом сообществе.
 
Схеффер, хотя и был потрясен таким напором со стороны казахстанского лидера, тем не менее, не ударился в панику и сохранил дипломатичность. Он вновь стал рассказывать о задачах ОБСЕ в меняющемся мире, но признал, что организация должна адаптироваться к специфическим условиям центральноазиатского региона. В беседе со мной голландский министр сказал, что переговоры с президентом были для него весьма полезными и по возвращении на родину он даст поручение подготовить специальный доклад с предложениями о политике ОБСЕ в нашей части мира. На мой взгляд, он хорошо справился с обязанностями председателя ОБСЕ, чему способствовали его высокий профессионализм и человеческие качества.
 
Самообладание, доброжелательность и дипломатичность, безусловно, помогают Схефферу при осуществлении им высокой миссии генерального секретаря НАТО. При назначении на этот высокий пост учитывалось и то, что Схефферу удалось объединить в политике Нидерландов противоположные явления: атлантизм и евроцентризм. Другими словами, он обеспечил поддержку США и Великобритании во время военной операции в Ираке, но сумел сохранить дружественные отношения Гааги с Берлином и Парижем. В НАТО не могли не оценить столь высокое дипломатическое искусство Схеффера, и в июле 2003 года генеральный секретарь Северного альянса Джордж Робертсон предложил ему занять свое кресло.
 
В октябре 2006 года мне довелось выступить на пленарном заседании представителей государств-членов НАТО в Брюсселе. Слово предоставил генеральный секретарь Яап Схеффер, который не поскупился на комплиментарные характеристики моей персоны. Я поблагодарил его за столь лестную рекомендацию, после чего выступил с сообщением о наших подходах к сотрудничеству с НАТО. Затем началась традиционная сессия «вопросов-ответов». К моему удивлению вопросы и комментарии послов, аккредитованных в НАТО, касались в основном развития демократии в Казахстане. Подавив естественное недоумение, я принял активное участие в дискуссии, но после ее завершения сказал Схефферу: «У меня такое впечатление, что выступал не в НАТО, а в ОБСЕ». Генеральный секретарь был явно смущен и ответил откровенностью на откровенность: «Я тоже не согласен с политизацией НАТО, но Вы же знаете, кто стоит у истоков этого процесса». Не остыв после дискуссии, я продолжил мысль: «Когда к Казахстану обращались с просьбой помочь осуществлению антитеррористической операции в Афганистане, никто не интересовался темпами развития демократии в нашей стране». Схеффер понимающе кивнул и тихо сказал: «Хорошо, что Вы не перешли грань во время спора, отвечали на вопросы достойно и информативно. Натовцы не любят критику, но иногда им полезно ее выслушивать». Я был признателен Яапу Схефферу за столь трудные признания, которые вновь убедили меня в его порядочности.
 
В штаб-квартире НАТО Яап Схеффер пользуется уважением за деловитость, искренность и отсутствие чванства. Его часто видят в кафе и ресторане для сотрудников подразделений Северного альянса. Он регулярно посещает церковь. Некоторые обозреватели считают, что он смог бы стать следующим генеральным секретарем ООН.
 
Уместно отметить, что и с предшественником Схеф-фера на посту генерального секретаря НАТО, англичанином Джорджем Робертсоном у Н. Назарбаева сложились доверительные личные контакты. Именно с ним была установлена практика регулярных телефонных бесед по вопросам сотрудничества в рамках «программы во имя мира» и ситуации в центральноазиатском регионе. Во время одного из посещений нашей страны Робертсон сказал, что все мужчины в его семье, в том числе отец, дядя и братья, стали полицейскими, и только он один выбрал другую жизненную стезю. «Черный баран в стаде белых овец», - так он назвал себя, на что Н. Назарбаев в присущей ему манере среагировал мгновенно: «Не расстраивайтесь, зато Вы стали мировым жандармом». Как и многие британцы, Робертсон тонко чувствует юмор и поэтому долго и заразительно смеялся. Сравнение с «мировым жандармом» явно польстило самолюбию генерального секретаря НАТО.
 
С Робертсоном мне приходилось встречаться на различных международных форумах: министерские встречи, конференции. И всегда он был радушен и внимателен. В публичных выступлениях Робертсон не скупился на одобрительные высказывания в адрес политики Казахстана. Так, в ходе «пленарного заседания» в рамках Всемирного экономического форума в Давосе, где мы предстали перед слушателями сидящими бок о бок, он, показывая на меня рукой, сказал, что Казахстан, единственный из стран центральноазиатского региона, «обладает пониманием важности международных контактов». В качестве примера он привел успешное сотрудничество НАТО с нашей страной.
 
Действительно, связи Казахстана с Северным альянсом постепенно расширяются и становятся более содержательными. Достаточно сказать, что президент Н. Назарбаев принял участие практически во всех саммитах Совета евро-атлантического партнерства НАТО. Заметным событием в международной жизни стали его выступления в Вашингтоне, Праге, Стамбуле. В рамках «программы во имя мира» были подписаны важные соглашения: о безопасности взаимно предоставляемой информации, о статуре вооруг женных сил НАГО, о военно-техническом сотрудничестве. В центр координации партнерства НАТО был направлен офицер вооруженных сил Казахстана, НАТО открыло свое представительство в нашей стране, казахстанская сторона тоже командировала своих военных дипломатов, в штаб-квартиру альянса. Подготовлен «индивидуальный план действий партнерства между Казахстаном и НАТО», этот документ стал своеобразным путеводителем сотрудничества с упором на такие важные сферы, как наука, борьба с терроризмом, ликвидация чрезвычайных ситуаций. Осуществляется интенсивный делегационный обмен, что имеет полезное значение для углубления взаимопонимания.
 
Говоря о европейском векторе казахстанской внешней политики, следует отметить активизацию контактов с Европарламентом. Это нелегкая работа с учетом уникального состава законодательного и представительного органа народов Европы. Данное обстоятельство предопределяет разброс мнений среди депутатов относительно внутренней политики нашего государства. Были даже случаи, когда с подачи некоторых ангажированных депутатов парламент принимал резолюции с осуждением ряда моментов, связанных с «откатом» демократии в Казахстане. Мы противопоставили этой нежелательной тенденции разностороннюю и активную работу с европейскими депутатами, разъясняя им смысл и необратимость политических реформ в нашей стране. В октябре 2006 года я выступил в Европарламенте с сообщением о внешней и внутренней политике Казахстана и ответил на многочисленные вопросы, затем там же открыл фотовыставку, посвященную межрелигиозному согласию в нашей стране. В Европарламенте появилась группа депутатов-друзей Казахстана.
 
МИД принял также решение о создании представительства при парламентской ассамблее Совета Европы в Страсбурге. Проводятся регулярные консультации с руководством и членами данного представительного органа. Их результатом стало решение о предоставлении Казахстану статуса наблюдателя, который является наиболее оптимальным для нашего государства с учетом специфики ПАСЕ.
 
Казахстанские дипломаты и политики ведут активную работу по продвижению председательства страны в ОБСЕ в 2009 году. Само стремление возглавить эту авторитетную организацию привлекло внимание всего мирового сообщества к нашей стране. Данный вопрос неизменно входит в повестку дня всех переговоров на высшем уровне, не говоря уже о министерских встречах. Без преувеличения можно сказать, что страсти вокруг него достигли своего пика в преддверии встречи министров иностранных дел стран-участниц ОБСЕ в Брюсселе в декабре 2006 года. Ожидалось, что на этом форуме будет принято окончательное решение по вопросу о председательствовании Казахстана в этой организации.
 
Первую скрипку в дипломатических дискуссиях, конечно, играли США. В Вашингтоне придерживались мнения, что Казахстан мог бы возглавить ОБСЕ только в 2011 году при том понимании, что в политических реформах будет достигнут существенный прогресс. Дискуссии и консультации по заявке нашей страны велись в моих переговорах с государственным секретарем США К. Райс, сотрудниками администрации президента и госдепартамента. Но американцы не хотели менять свою позицию, полагая, что смогут склонить к ее поддержке все государства-члены ОБСЕ. Помощник госсекретаря Р. Ваучер во время торжественного приема в честь президента Н. Назарбаева в сентябре 2006 года передал мне собственноручно написанную записку такого содержания: «США считают, что Казахстан достоин поста председательствования в 2011 году в случае выполнения обговоренных условий («benchmarks»), касающихся дальнейшего осуществления политических реформ и продвижения демократий». При этом американский дипломат отметил, что принципиальная позиция США не претерпит каких-либо изменений до министерской встречи ОБСЕ в Брюсселе.
 
Через два месяца в столице Европы разыгрались драматические события. В условиях отсутствия единства мнений (консенсуса) вокруг данного вопроса в трудном положении оказался действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Бельгии Карел де Гюхт. Он и до министерской встречи пытался разработать некую компромиссную формулу и в поисках ее дважды посетил Астану и, конечно же, Вену. Но отсутствие собственной позиции и дипломатического опыта явно мешало ему. То он утверждал, что Казахстан обладает всеми необходимыми признаками для председательствования в ОБСЕ уже в 2009 году, то менял свою точку зрения, излагая тезисы, которые явно напоминали высказывания американских и британских дипломатов.
 
Во время встречи с президентом Н. Назарбаевым в Астане в марте 2006 года бельгийский министр высказал здравую мысль о том, что демократия - это сложное и комплексное понятие. Для построения демократического общества, подчеркнул председатель ОБСЕ, необходимы следующие условия: рыночная экономика с сильным средним классом собственников, соблюдение основных прав граждан, стабильность в обществе и наличие неправительственного сектора. Министр отметил, что не согласен с теми, кто считает выборные процессы мерилом демократии. В Европе строительство гражданского общества началось в XVIII веке, но до настоящего времени нельзя утверждать, что демократия на старом континенте является совершенной. Забегание вперед в этом вопросе может привести к плачевным результатам, появлению «несостоявшихся» государств, таких, как Афганистан и Кыргызстан.
 
А во время второго приезда в Астану К. де Гюхт высказался несколько по-иному и выразил скептицизм в отношении согласия на заявку Казахстана. Он явно надеялся на то, что мы все же дрогнем и пойдем на попятную. Возможно, до него дошли слухи о том, что кое-кто из инициаторов всей этой кампании уже согласен на 2011 год, чтобы только подобру-поздорову выйти из сложившейся полускандальной ситуации.
 
Принимая меня поздно вечером в своем офисе в канун начала министерского совещания, К. де Гюхт, на мой взгляд, выглядел совсем растерянным: он даже забыл надеть пиджак. Или же отсутствием данного предмета одежды пытался продемонстрировать свое недовольство крепостью позиции Казахстана. Получив заверения, что и на следующей день в нашей позиции ничего не изменится, бельгийский министр, обычно и без того лишенный эмоций, словно окаменел.
 
Хотел бы выразить признательность России и всем партнерам по СНГ, занявшим консолидированную и принципиальную позицию в отношении председательствования Казахстана в ОБСЕ в 2009 году. В целом сбалансированную позицию по данному вопросу занял Европейский Союз, хотя в некоторых аспектах она была созвучна с точкой зрения США и Великобритании. К этому дуэту неожиданно присоединилась Чехия. Интересно и то, что если Вашингтон выдвигал политические условия, то Лондон устами бывшего министра иностранных дел Джека Стро дал понять, что опасается раскола в ОБСЕ, поскольку Казахстан, дескать, будет играть роль «троянского коня» России.
 
В кулуарах совещания министров иностранных дел распространился слух, что Греция дала согласие на предложение западных стран занять место председателя ОБСЕ в 2009 году в противовес нашей стране. Это был бы крайне нежелательный поворот событий, в связи с чем я решил провести откровенную беседу с министром иностранных дел этой страны Дорой Байононис. Ее броская и привлекательная внешность располагала к исключительно дружеской беседе, в ходе которой я прямо поинтересовался планами Греции. Ответ министра был обнадеживающим: «Мой друг, к нам действительно обращались с таким пред ложением, ты сам догадываешься, кто это был. Но мы ценим сотрудничество с Казахстаном, уважаем вашу страну и поэтому не будем выдвигать свою кандидатуру без вашего согласия». Мне оставалось лишь поблагодарить ее за эту честную позицию и попращаться, чтобы продолжить дальнейшие консультации. Их в течение двух дней было довольно много.
 
Ситуация серьезно обострилась после совершенно неожиданного решения бельгийского министра Карела де Гюхта распространить заявление председателя ОБСЕ о передаче председательствования Казахстану в 2011 году. С такой позицией я никак не мог согласиться, хотя понимал, что этот документ появился не на пустом месте. Надо было срочно искать приемлемое решение, времени на долгие раздумья не было. Советы, поступавшие с самых разных сторон, никак нельзя было принять, потому что одни предлагали заявить о категорическом неприятии позиции председателя ОБСЕ и тем самым «подорвать» совещание министров, другие, полагаясь на старую мудрость «лучше синица в руках, чем журавль в небе», считали возможным согласиться с председательствованием в 2011 году.
 
Я же считал, что нужно «выжать» из сложившейся ситуации максимум возможного. Поэтому затребовал проведения экстренных консультаций с первым заместителем государственного секретаря Николасом Бернсом (К. Райс в Брюссель не прибыла, по-видимому, предвидела возникновение скандальных противоречий). В течение 15 минут американскому дипломату пришлось выслушивать мои доводы, в которых, не скрою, звучали и серьезные упреки: «В чем суть стратегического партнерства между Казахстаном и США, если вы не поддерживаете нас по этому вопросу?». В пылу полемики я не исключил, что Казахстан нарушит консенсус, тогда ОБСЕ окажется в трудном положении. Но мы все же не хотели бы создавать разделительные линии в Европе.
 
В первой главе я уже говорил о том, что Н. Бернс является крупным дипломатом, для которого характерен поиск компромиссных решений, не затрагивающих принципиальных позиций США. Зная об этом полезном качестве собеседника, я предложил не принимать никакого решения по возникшей проблеме, а передать этот вопрос «на суд» министров иностранных дел, которые проведут очередное совещание в 2007 году в Мадриде. Американскую делегацию это предложение несколько озадачило, но затем Н. Бернс с большой неохотой все же согласился с нашим мнением. Таким образом, забрезжил свет в, казалось бы, бесконечном тоннеле.
 
Консультации с С. Лавровым были короткими, но не менее насыщенными. С российским министром мы согласовали заключительный документ председателя ОБСЕ. Предварительно я внес в него свои замечания и поправки, мой коллега согласился с ними, но предложил исключить в тексте заявления некоторые положения, на его взгляд, неприемлемые для постсоветских стран. Мне пришлось возразить, чтобы не подорвать и без того хрупкую основу компромисса.
 
Так закончилась эта драматическая история, разыгравшаяся на министерской встрече ОБСЕ в Брюсселе. Казахстан не смог получить право председательствования в 2009 году, что в принципе ожидалось, но сумел добиться продолжения дипломатических переговоров по этому важному вопросу, что, откровенно говоря, не предвиделось и выглядело проблематичным. То, что наша страна стала возмутителем спокойствия, это неплохо. В то же время надо все же признать, что председательствованием ОБСЕ налагает на наше государство особые обязательства по развитию и укреплению демократических процессов. С «голой шашкой» кресло председателя не возьмешь, нужно продолжать кропотливую и целенаправленную работу по продвижению политических реформ, автором которых является президент Н. Назарбаев.
 
***
 
Таким образом, многосторонний и многовекторный характер внешней политики Казахстана в наибольшей степени соответствует его стратегическим интересам. Но мир не находится в постоянной стагнации, он все время меняется. В международной ситуации появляются новые моменты и нюансы, которые должны изучаться и учитываться при осуществлении «практической дипломатии». Мы обязаны иметь четкое мнение относительно текущих процессов в мире и пытаться прогнозировать их будущее.
 
Какова же наша позиция в отношении современной международной ситуации?
 
Казахстан считает многополярность наиболее справедливой и рациональной формой мироустройства. Сейчас ни одна страна, даже такая мощная, как США, не в состоянии в одиночку решать наиболее острые проблемы современности. Поэтому многосторонней дипломатии не существует альтернативы. Особенно это касается международного терроризма, распространения ядерных оружия и технологий, трансграничной преступности, в том числе нелегального наркотрафика, торговли людьми и других опасных противоправных действий.
 
В то же время надо помнить, что в современном мире доминирующая роль по-прежнему принадлежит США. Лидерство ко многому обязывает. Государство, несущее бремя лидерства, должно быть образцом и примером для подражания во всех отношениях. Американская модель действительно заслуживает глубокого уважения. США, несмотря на многочисленные ошибки во внешней политике, воспринимаются как передовая страна, потенциал которой неоспорим. Но от американцев ожидают цивилизованной политики, нацеленной на распространение во всем мире демократических ценностей не через навязывание принципов и установок, в том числе военной силой, а путем убеждения и демонстрации преимуществ своей системы и образа жизни. Такую политику часто называют «soft power». До настоящего времени политическая и культурная экспансия США приносила положительные результаты: почти весь мир находится во власти знаменитых музыкальных хитов, восхищается американскими киношедеврами и спортсменами. Политика же «военного сапога» приводит к обратному: к непониманию и даже к противостоянию США, что, разумеется, не способствует укреплению глобальной безопасности.
 
Потребность в объединении усилий государств многократно возрастает в связи с нарастанием глобализации, втянувшей в свою орбиту большинство государств и многие сферы общественной жизни. Соответственно, это привело к глобализации и современных угроз, ставших по своему характеру трансграничными и интернациональными.
 
В то же время многосторонняя дипломатия сталкивается с серьезными противоречиями современного мира. Основной концептуальной проблемой продолжает оставаться противоречие между принципом территориальной целостности государств и правом наций на самоопределение. События последнего времени, в том числе на постсоветском пространстве, свидетельствуют о том, что уже наступил момент для выработки общего подхода к решению этого вопроса. В нынешних сложных условиях, на мой взгляд, следует отдать приоритет принципу территориальной целостности, поскольку мир уже практически самоопределился. В середине прошлого столетия, когда изжившая себя колониальная система рушилась под напором национально-освободительного движения, принцип самоопределения наций был более чем важен, теперь же односторонняя поддержка права наций на самоопределение может привести к запуску чрезвычайно опасного сценария развития событий. Возможное возникновение на карте мира множества новых государственных образований чревато катастрофическими последствиями, прежде всего для крупных многонациональных государств.
 
Оборотной стороной вышеупомянутого противоречия стало усиление националистических тенденций даже в благополучных обществах, что повлекло за собой радикализацию части населения с последующими трагическими событиями. Современные межэтнические противоречия уже не являются внутренним делом тех или иных государств, они приводят к обострению межгосударственных отношений.
 
События последнего времени выдвинули в качестве одной из самых серьезных угроз международной стабильности нарушение режима ядерного нераспространения. Сегодня глобальная безопасность и режим нераспространения переживают серьезный кризис, мир стоит на пороге разрушения системы, создавшейся в течение многих десятилетий. Следует признать, что в этой сфере были допущены фатальные ошибки, связанные с двусмысленностями и двойными стандартами. Теперь, наряду с пятью официальными ядерными державами, этим оружием «де факто» обладают- Индия и Пакистан, возникли так называемые «пороговые» государства, появился искус к производству собственных ядерных технологий, что наглядно демонстрирует «иранское досье». Очевидным свидетельством кризиса режима нераспространения стало проведение Северной Кореей испытания ядерного оружия, что серьезно осложнило ситуацию на азиатском континенте. Поэтому Казахстан поддерживает переговоры в шестистороннем формате, приветствует продолжение межкорейского диалога.
 
«Ящик Пандоры» открыт, но еще не поздно найти верные решения, чтобы начать процесс разоружения при ключевой роли ООН, на основе норм международного права и базовых договоров в сфере нераспространения.
 
В этом плане важной акцией стало подписание в сентябре 2006 года в Семипалатинске договора о создании зоны, свободной от ядерного оружия в Центральной Азии. Актуальность данной проблематики для нашей страны, добровольно отказавшейся от четвертого по мощи ядерного арсенала, очевидна. Казахстан как первое в мире государство, закрывшее ядерный полигон и занимающее последовательную позицию по вопросам нераспространения оружия массового уничтожения, активно участвовал в подготовке этого документа и сделал вес возможное для его успешного подписания.
 
 По мере лавинообразного нарастания глобализации, изменившей многие устоявшиеся представления, в некоторых странах были высказаны гипотезы о радикальном пересмотре основополагающих принципов международного права и природы государственного суверенитета. К счастью, эти прогнозы не сбылись. Тем не менее следует признать, что существенно изменилась динамика мировых процессов, усилилась взаимосвязь стран и регионов. Система международных отношений оказалась менее стабильной и потому более восприимчивой к нарастающим вызовам и угрозам глобального и регионального характера. В повестке дня мирового сообщества находится неотложный вопрос — демократизация международных отношений.
 
Глобальная конкуренция пронизывает все сферы жизни современного общества, поэтому ни одному из цивилизованных государств не удастся уклониться от участия в этом соревновании. Другими словами, всем странам приходится быть в «хорошей форме». Следует оперативно, гибко и прагматично подходить к решению проблем, будь то глобальных, региональных иди касающихся взаимоотношений между государствами. Для Казахстана, признанного одной из наиболее динамично развивающихся стран мира, данная необходимость приобрела стратегический характер. Поэтому президент Н. Назарбаев сформулировал амбициозную задачу вхождения нашего государства в число наиболее конкурентоспособных стран мира.
 
Глобализация - это еще до конца не изученное и не познанное явление. Она превратила весь мир в «маленькую деревню»: живя в одной части света, люди быстро узнают, что происходит на других континентах. Научно-технический прогресс в корне изменил все представления о современной жизни, сблизил народы и одновременно обнажил всю глубину противоречий в мировом сообществе. Не сегодня, так завтра человечество познает новые открытия, которые, возможно, настолько повлияют на его мировоззрение, что мир действительно изменится. Но уже сейчас глобализация повлекла за собой виртуальное и физическое перемещение людей между континентами, регионами и городами. Наступил ренессанс кочевой цивилизации, но, конечно, на новой исторической и материальной основе. Казахстан должен стать неотъемлемой частью глобализованного мира.
 
Внешнеполитический курс нашей страны базируется на открытой рыночной экономике и демократической политической системе, внутренней стабильности и межнациональном согласии. Основные принципы казахстанской дипломатии остаются неизменными, это - активность, сбалансированность, прагматизм, конструктивный диалог и многостороннее сотрудничество. Приоритеты внешней стратегии направлены на развитие союзнических отношений с Россией, добрососедского и взаимовыгодного сотрудничества с Китаем, стратегического партнерства с США. Кроме того, мы будем развивать «политику добрососедства» с Европейским Союзом, укреплять отношения дружбы и сотрудничества с центральноазиатскими государствами, расширять взаимовыгодные контакты и связи со всеми заинтересованными государствами Азии, Европы и арабского мира.
 
Казахстан, как и многие другие государства, связывает с ООН собственные надежды на обеспечение стабильности и формирование справедливого мирового порядка. Вместе с тем мы выступаем за необходимость реформирования ООН, совершенствования ее институтов, их адаптации к современным геополитическим и геоэко-номическим реалиям.
 
Реформирование Совета Безопасности ООН продвигается медленно. Сохраняющийся статус-кво не выгоден самим государствам-членам ООН, и окончательное решение данного вопроса может быть найдено только в рамках конструктивного обмена мнениями. По-прежнему открытым остается вопрос о повышении статуса и роли Генеральной Ассамблеи. Поэтому путем рациональных преобразований необходимо добиться усиления роли всех государств в решении основных международных проблем. ООН могла бы играть более существенную роль в решении таких глобальных проблем, как терроризм, бедность, торговля людьми, эпидемии, природные и техногенные катастрофы.
 
Казахстан выступает за дальнейшее укрепление взаимодействия с Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе.
 
Мы считаем, что эта уникальная по своему географическому измерению организация нуждается в реформах с целью повышения ее эффективности. В этой связи Казахстан предлагает должным образом сбалансировать все направления ее деятельности. Важно устранить имеющийся перекос в пользу гуманитарного измерения, усилить сотрудничество в области безопасности, экологии, экономики.
 
Казахстан предложил свои услуги в качестве председателя ОБСЕ, чтобы внести носильный вклад в реформирование организации. Наша заявка - это по сути выражение последовательного курса на ускоренную социально-экономическую и политическую модернизацию страны, ее ответственного подхода к обеспечению международной и региональной безопасности. Мы не хотим создавать разделительные линии в ОБСЕ, для нас важно, чтобы эта организация работала так же динамично, как она это делала до настоящего времени.
 
Наша страна активно проводит многосторонние переговоры о вступлении в ВТО. Одним из ключевых моментов этого процесса является согласование с партнерами условий, которые учитывают наши национальные интересы. Мы понимаем, что вступление в эту международную экономическую организацию открывает новые возможности, для укрепления конкурентоспособности Казахстана на мировых рынках, но членство в ВТО не является самоцелью. Этот переговорный процесс идет параллельно с формированием Таможенного союза ЕвразЭС, и наша страна готова к различным сценариям развития событий.
 
Казахстан строит не только рыночную конкурентную экономику, но и открытое демократическое общество, у нас есть понимание глубинной взаимосвязи этих процессов. Мы осознаем естественную этапность и последовательность формирования демократических институтов. Попытки искусственно ускорить ход исторического процесса, как правило, заканчиваются плачевно. Демократию невозможно привнести извне, тем более навязать силой. Демократические традиции и ценности, институты гражданского общества постепенно и последовательно взращиваются с учетом культурных традиций и цивилиационных факторов. Но при этом нельзя ставить под сомнение обязательность таких основополагающих принципов, как верховенство закона и прав человека. Только так может сложиться стабильная и саморазвивающаяся демократическая система.
 
***
 
Эпохальным событием в международной деятельности Казахстана стало выступление президента Н. Назарбаева с главной трибуны ООН в ходе 62-й сессии Генеральной Ассамблеи этой организации в сентябре 2007 года. Интересный факт: это произошло ровно через 15 лет после того, как казахстанский лидер, впервые представляя свою страну в ООН, выступил с инициативой созыва Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии. Эта идея в результате кропотливой дипломатической работы обрела конкретные очертания и стала политической реальностью, важным фактором современных международных отношений. В Алматы состоялись две встречи на высшем уровне, принявшие важные документы, которые подтвердили статус СВМДА как форума по обеспечению долговременного мира и безопасности в азиатском регионе.
 
В 1996 году, когда ООН праздновала свой 50-летний юбилей, президенту Казахстана было предоставлено право выступить с речью на торжественном приеме от имени всех глав государств, правительств и руководителей делегаций, принявших участие в сессии Генеральной Ассамблеи этой международной организации.
 
На 62-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Нурсултан Назарбаев обратил внимание мирового сообщества на самую актуальную проблему, стоящую в повестке дня всемирной организации: в 1946 году впервые созванная Генеральная Ассамблея учредила комиссию для рассмотрения вопросов мирного использования атомной энергии, но с того времени не произошло почти ничего, что могло бы уменьшить тревогу человечества. Президент Казахстана заявил: «Все эти годы продолжается гонка за обладанием ядерным оружием, в которую сегодня включились даже террористические организации. Хотя мировым сообществом давно признается необходимость реформирования международной системы безопасности, ощутимого прогресса нет».
 
Н. Назарбаев, как никто другой из мировых лидеров, обладает моральным и политическим правом на подобные упреки в адрес отдельных государств, по существу, закрывающих глаза на усиливающийся процесс гонки ядерного вооружения. Именно президент Казахстана своим указом закрыл навечно Семипалатинский полигон, где на протяжении более сорока лет было осуществлено около пятисот испытаний ядерного оружия в трех средах. В мире не существует такого прецедента. Именно он принял стратегическое по своему значению решение об отказе нашей страны от ядерного арсенала, который оценивался как четвертый в мире по своей разрушительной мощи. Именно Казахстан проявляет завидную последовательность при решении вопросов ядерного разоружения и укрепления режима нераспространения.
 
Поэтому наш президент с трибуны ООН выразил обеспокоенность по поводу отсутствия международного консенсуса относительно строительства и укрепления системы коллективной безопасности. Он подчеркнул, что «речь идет о системном кризисе международной управляемости», потому что у мирового сообщества все меньше легитимных рычагов, способных остановить распространение оружия массового уничтожения. Президент предложил адаптировать договор о нераспространении ядерного оружия к новым геополитическим реалиям. По меткому определению Н. Назарбаева, договор стал «ассиметричным соглашением», поскольку предусматривает санкции лишь к неядерным государствам. Казахстанский лидер призвал членов «ядерного клуба» показать пример сокращения и отказа от ядерного арсенала. Нынешнее же положение в сфере ядерного разоружения он справедливо охарактеризовал как несправедливое, что стало «побудительным мотивом для государств, не оставляющих желания обзавестись оружием массового уничтожения».
 
Н. Назарбаев призвал своих коллег рассмотреть такой вариант сокращения ядерного потенциала: создать специальный фонд ООН за счет добровольного отчисления государствами одного процента средств от своих военных бюджетов в пользу миротворческих операций с целью подавления региональных конфликтов и урегулирования ситуаций, опасных для международной стабильности и безопасности. Он также предложил усилить контроль со стороны МАГАТЭ за мирным использованием ядерной энергий. «Народы нашего региона, как и все мировое сообщество, рассчитывают на мирное разрешение так называемого кризиса вокруг Ирана. Лучший путь для этого, если Иран, народ которого имеет великую историю и культуру, докажет мирный характер своей ядерной программы», - заявил президент нашей страны.
 
Высказывания казахстанского руководителя па данной проблеме вызвали положительный резонанс в международных политических и экспертных кругах. Общее мнение свелось к тому, что президент Н. Назарбаев продемонстрировал качества мирового лидера, привлекающего внимание государств к рассмотрению и решению действительно острых проблем, несущих угрозу безопасности всего человечества.
 
В этом ряду находятся и высказывания президента относительно расширения сферы деятельности международного терроризма, который финансируется за счет доходов от растущей наркоторговли. Н. Назарбаев сослался на Афганистан, где производство наркотиков постоянно увеличивается и достигло угрожающих объемов.
 
Не обошел он стороной и такую актуальную проблему, как глобальное потепление климата. Выразив поддержку решению Генеральной Ассамблеи ООН внести этот вопрос в качестве приоритетного в повестку дня 62-й сессии, Н. Назарбаев напомнил мировому сообществу, что еще на Йоханнесбургском саммите по устойчивому развитию в 2002 году Казахстан выступил с предложением подготовить в рамках ООН специальный документ - реестр мировых экономических проблем - в качестве специфического пособия для борьбы с экологическими катастрофами. Президент обратился к печальной судьбе Аральского моря, ставшего головной болью не только народов центральноазиатского региона, но и всего человечества, ведь соли со дна этого водоема были найдены даже на Северном полюсе.
 
Н. Назарбаев высказался в пользу разработки в рамках ООН глобальной энергоэкологической стратегии с тем, чтобы обсудить и принять ее на всемирном саммите по устойчивому развитию в 2012 году. Он напомнил, что Казахстан занимает седьмое место в мире по запасам нефти, шестое - по запасам газа, второе - по урану, поэтому наша страна в полной мере осознает свою ответственность за обеспечение глобального энергетического баланса и безопасности. Президент выразил мнение о целесообразности принятия евразийского пакта стабильности энергопоставок, что было бы исключительно полезно для диверсификации маршрутов и путей энергоносителей государствам-потребителям и гарантий безопасности энергопоставщиков.
 
Интересным и поучительным было выступление Н. Назарбаева по вопросу о межрелигиозном и межцивилизованном диалоге. «Из нашумевших предсказаний о неминуемом «конфликте цивилизаций» большинство, к счастью, не сбылось, - подчеркнул глава нашего государства. — Однако следует ясно осознавать, что межконфессиональная напряженность питает социальную базу международного терроризма и религиозного экстремизма. Считаю, что обеспечение согласия религий, мирного сосуществования этнических групп является важнейшей доминантой в процессе сохранения глобальной безопасности»: Сославшись на очевидные успехи Казахстана в обеспечении межрелигиозного диалога и проведение в нашей стране двух съездов лидеров мировых и традиционных религий, президент обратился к ООН с предложением провести третий съезд под ее эгидой, а также объявить один из ближайших годов международным годом сближения религий и культур. Он выразил твердое убеждение, что в современном мире не существует проблем, которые нельзя решить, если противопоставить вражде гармонию, терпимость и духовность, если основываться на взаимном доверии и сотрудничестве.
 
Президент Н. Назарбаев подтвердил особую роль ООН в решении наиболее сложных вопросов, человечества и заявил о солидарности Казахстана с теми государствами, которые готовы поднимать роль и авторитет всемирной организации, рассматривая ее в качестве единственной и уникальной структуры, по-прежнему способной нести бремя ответственности за мир и безопасность на планете.
 
Следует особо отметить своевременность и важность заявления главы нашего государства о решительной поддержке ООН, деятельность которой подвергается все более ожесточенной критике во многих государствах мира. Собственно говоря, Организация Объединенных Наций с момента создания всегда имела весьма противоречивую репутацию. До окончания холодной войны она служила площадкой противоборства государств, относившихся к разным идеологическим и политическим системам. ООН смогла предотвратить глобальное столкновение держав-противников, но оказалась бессильной перед региональными и межэтническими конфликтами и войнами. В то же время «сверхожидания» в отношении ООН были неоправданны, ведь эта международная организация не является всемирным правительством, как полагают некоторые люди в целом ряде стран. ООН - это прежде всего сами государства с их проблемами и специфическим видением национальных интересов. Поэтому государства-члены ООН объединяются в различные группы, чтобы более активно и эффективно защищать и продвигать собственные интересы, добиваться решения важных для них проблем; Возрастает роль и значение региональных и специализированных организаций системы ООН.
 
Один кремлевский диктатор как-то бросил запоминающуюся фразу: «Кадры решают все!». Данный тезис применим и к ООН, где трудятся десятки тысяч сотрудников из различных стран. Подавляющее их большинство являются квалифицированными специалистами и проявляют искреннюю приверженность идеалам мира, развития и сотрудничества. Но нельзя не видеть, что ООН бюрократизируется, становится центром «международного гламура». Высокопоставленные чиновники этой организации, по мнению наблюдателей, стали увлекаться участием в разного рода торжественных приемах и церемониях. На фоне растущей бедности и нищеты, распространения эпидемий и болезней, эскалации войн и конфликтов, обострения других проблем такое поведение представителей столь авторитетной организации, как ООН, по меньшей мере сильно озадачивает ее искренних сторонников. На репутацию ООН повлияла и череда коррупционных и «сексуальных» скандалов. В какой-то момент стало очевидным, что эта международная организация постепенно превращается в орган, работающий для собственных нужд, словом, в бюрократическую организацию. Десятками лет просиживая в кабинетах организации, ее чиновники стали преградой на пути реформ.
 
ООН нужны перемены. Это признают все политики и дипломаты. Заявить с трибуны организации о необходимости реформ стало правилом хорошего тона. Но благие пожелания наталкиваются на консерватизм самой природы ООН, заложенной в уставе организации ее отцами-основателями. Если неосторожно сдвинуть лишь один элемент конструкции, выстроенной государствами-победителями во Второй мировой войне, неизбежно рухнет все здание, олицетворяющее собой ООН. Поэтому из-за противоречий в международном сообществе дискуссии о реформе Совета Безопасности ООН нет конца и края. Одни хотят ввести в этот критически важный орган Японию, ФРГ, Индию и Бразилию на правах постоянных членов, другие предлагают наделить таким статусом одно из финансовых государств, например, ЮАР или Нигерию. Против данного варианта возражает группа так называемых «средних» государств (Аргентина, Турция, Алжир, Италия, Пакистан и другие), считающих необходимым применить ротационный принцип пребывания в Совете Безопасности ООН. Эта группа именует себя «Uniting for consensus».
 
В этой связи выскажу мнение (возможно, спорное), что в будущем Казахстану следовало бы изменить свою позицию в отношении реформы СБ ООН. До настоящего времени мы поддерживаем концепцию расширения состава постоянных членов Совета Безопасности за счет упомянутых четырех государств: Японии, Германии, Индии и Бразилии. Но с усилением экономического потенциала нашего государства и дальнейшей активизации его роли в международных делах, что неизбежно приведет к укреплению позиций Казахстана в мировом сообществе, появится возможность претендовать и на место постоянного члена СБ. К тому же нельзя забывать, что Китай вряд ли когда-либо даст согласие на вхождение Японии в СБ ООН, да и у России есть сомнения на этот счет, потому что по-прежнему существует территориальный спор между этими государствами. Против Индии категорически возражает Пакистан, пользующийся поддержкой Китая. В отношении кандидатуры Бразилии нет единого мнения в Латинской Америке, на место в СБ претендует, например, испаноязычная Мексика (испанский является официальным языком в ООН). Против ЮАР и Нигерии настроен Египет. Словом, разногласий в мировом сообществе более чем достаточно, что делает проблематичной реформу СБ ООН.
 
Помимо этого органа, имеется масса других сфер деятельности, требующих дальнейшего совершенствования и реформ. Однако перемен фактически нет, ООН пребывает в стагнации, что становится поводом для серьезных размышлений о судьбе и будущем этой уникальной организации.
 
Основатели ООН понимали, что вопросы войны и мира должны решаться с помощью большого спектра дипломатических методов и возможностей, а не только силой оружия. В ходе подготовительных совещаний и конференций американские представители настояли на создании специального органа, в обязанности которого вошли вопросы социального, экономического и культурного развития (ЭКОСОС).
 
Со временем ООН значительно расширила свою деятельность по оказанию помощи бедным и развивающимся государствам. Именно эта кропотливая и полезная работа стала воплощением принципов справедливости и гуманности, заложенных в уставе организации. Некоторые эксперты утверждают, что «настоящая ООН» функционирует вдали от ее штаб-квартиры на Ист-ривер в Нью-Йорке, а именно - в бедных странах, остро нуждающихся в экономическом и гуманитарном содействии.
 
ООН справедливо критикуют за увлечение разработкой амбициозных программ и резолюций, а также документов, содержащих различные законотворческие нормы и стандарты. В реальной жизни они не применяются и становятся балластом, символизирующим растущую бюрократизацию всемирной организации. Медленно продвигается модернизация и техническая реконструкция ООН, она по-прежнему выглядит архаичной структурой на фоне современных индустриальных мегакорпораций. Ежегодно в стенах организации расходуются сотни тонн бумаги, в связи с чем принятие резолюций об охране окружающей среды и защите лесов носит оттенок пародии.
 
Невысока эффективность ООН в вопросах разоружения, в том числе ядерного, о чем убедительно говорил президент Н. Назарбаев с трибуны 62-й сессии Генеральной Ассамблеи. Женевская конференция погрязла в согласовании повестки дня и уже более десятка лет буквально пробуксовывает, что порождает скептицизм в отношении перспектив данного форума. Договор о нераспространении ядерного оружия не сплотил государства, а, напротив, стал разъединяющим фактором в международном сообществе. Обзорная конференция ООН по этому договору так и не смогла выработать консолидированные решения по его безусловному выполнению.
 
И тем не менее ООН является безальтернативной всемирной организацией, которая по-прежнему вселяет в человечество надежды на решение самых насущных вопросов, стоящих в его повестке дня. Другой подобной структуры попросту не существует. Поэтому Казахстану, как молодому государству, крайне важно активно работать в ООН, продвигать и защищать там свои национальные интересы. Кредо нашей страны - это многосторонняя дипломатия, тесное сотрудничество с, основными международными институтами. Нет сомнений в том, что и в будущем Казахстан будет направлять усилия на утепление потенциала и авторитета ООН - «общего дома» для всех государств современного мира.