Главная   »   Северо-Казахстанская область   »   По пути возрождения экономики


 По пути возрождения экономики

Вихри гражданской войны, а затем - крестьянского восстания оставили мрачный след и на крестьянском подворье, и в цехах предприятий, и в железнодорожном хозяйстве...
 
Достаточно сказать, что на весь Петропавловский уезд осталось 39 плугов и 40 косилок. Одно из крупнейших предприятий республики - Петропавловский консервный завод был разграблен белогвардейцами, из оборудования депо остался только один котел отопления. Все мукомольные предприятия, кожевенные и мыловаренные, пимокатные, салотопенные, кирпичные заводы и мастерские или стояли из-за отсутствия сырья и топлива, или работали вполсилы. Характеризуя состояние промышленности, ответсекретарь губкома партии информировал Киробком РКП(б): "...Наша промышленность далека от современной техники и, пожалуй, не преувеличивая, можно сказать, что она больше годится в музей древности как своеобразный исторический эталон кустарничества...”.

 

Засуха, голод, эпидемии заметно задержали и осложнили процесс возрождения экономики Северного Казахстана.
 
Однако благодаря внедрению рыночных отношений с 1922 г. медленно, но неуклонно начинает увеличиваться сельскохозяйственное производство. Об этом красноречиво свидетельствуют статистические данные о росте посевных площадей и поголовья скота за четыре года перестройки экономических отношений:
 
 
Сказывалось и повышенное внимание к проблемам сельского хозяйства со стороны партийных и государственных органов. В эти годы на всех партийных конференциях, съездах Советов, собраниях общественности, как правило, обсуждался вопрос об улучшении земледелия, расширении посевных площадей... Бедноте предоставлялись льготы при землеустройстве, снабжении сельхозинвентарем, выдавались семенные ссуды. Например, в 1923 г. нуждающимся хозяйствам губернии выдали 200 тыс. пудов зерна для посева. В 1925-1926 гг. каждое четвертое крестьянское хозяйство губернии как малообеспеченное полностью освобождалось от налога.
 
Новая экономическая политика способствовала образованию механизма экономического регулирования через цены, денежное обращение, кредит и т. п.
 
Наиболее эффективным способом оказания помощи крестьянским хозяйствам явилось внедрение кооперации, которая, по словам В. И. Ленина, была более простым, легким и доступным для них путем к новым порядкам, к коллективному хозяйствованию. Рост кооперации В. И. Ленин отождествлял с ростом социализма, мечтал через НЭП включить в кооперацию поголовно все население. ”Вот для этого потребуется целая историческая эпоха”, - писал он в статье ”О кооперации”.
 
Передовая общественность, представители различных научных и политических направлений (А. И. Чупров, С. Н. Прокопович, М. И. Туган-Барановский и др.) активно выдвигали идею кооперативного будущего страны. Теория кооперативного крестьянского хозяйства А. В. Чаянова была глубоко социалистической и доказывала возможность, не разрушая мелкое семейное хозяйство, ”выделить и организовать в крупнейшие кооперативные предприятия те отрасли, в которых это укрупнение давало заметный положительный эффект”.
 
В Акмолинской губернии вначале развивались простейшие виды кооперирования в области производства, переработки, сбыта продукции, потребления, а с 1923 г., с учреждением в Петропавловске Казахского общества сельхозкредита, - и в сфере кредитования.
 
Кооперативные объединения помогали сплотить крестьян для выполнения общих хозяйственных задач, освободить от посредников, ростовщиков, спекулянтов.
 
Много усилий потребовалось партийным, советским и кооперативным органам для кооперирования и оказания помощи бедняцкой части аула. Кочевой или полукочевой образ жизни, родовая и религиозная зависимость населения от баев затрудняли внедрение кооперации среди скотоводов. Сначала была испробована форма организации факторий. Но она не дала положительных результатов. Затем распространенной формой сельскохозяйственной кооперативной ячейки стало скотоводческое кредитное товарищество, в задачи которого входило: кредитная деятельность на посреднических началах, сбыт продукции скотоводческого хозяйства и кочевых промыслов, снабжение населения орудиями производства и потребительскими товарами. К осени 1927 г. более 11% казахского населения края были пайщиками кредитных товариществ.
 
Популярной формой приобщения тружеников сел и аулов к кооперации стали "Крестьянские общества взаимопомощи" (КОВ). Возникли они осенью 1921 г., когда особенно трудно было беднякам в связи с жесточайшей засухой. С 1923 по 1925 г. количество сельских КОВ увеличилось в 4 раза и составило 186. Кроме того, в аулах действовали 29 обществ.
 
В распоряжении комитетов взаимопомощи были сельхозорудия, крупорушки, маслобойки, что позволяло им оказывать помощь маломощным крестьянским хозяйствам. Кроме того, ими производились общественные посевы, они помогали сельским школам, избам-читальням.
 
Трудно переоценить значение потребительских хозяйств, кредитной и других видов кооперации в развитии крестьянских хозяйств, особенно в преодолении трудностей неурожайных лет, джута, в борьбе с ростовщичеством и спекуляцией. Уже к 1924 г. стихия спекуляции была погашена.
 
Рост кооперативного движения в губернии в годы НЭПа заметно сказался на благосостоянии трудящихся. В 1925-1926 гг. объем торговли достиг 68 млн. руб., из них доля кооперации составила 33 млн. В следующем году, соответственно, из 95 млн. руб. 48 - доля кооперативной торговли.
 
В заготовках хлеба кооперация опередила частника и позволила за короткое время по объему их удвоить. Так, если в
 
1925-1926 гг. в губернии было заготовлено 8 млн. пудов, то в 1926-1927 гг. - 16,5 млн.
 
Но в деятельности кооперативов были и негативные стороны. "Консерватизм й неподвижность аппарата”, "отсутствие знания емкости рынка”,, "взаимная грызня и конкуренция кооперативов” и т.д., - отмечал сентябрьский (1924 г.) Пленум Киробкома РКП(б).
 
Как отмечалось в архивных документах, развитие кооперации шло болезненно: "Нет плановости в работе, учета опыта, сильно выраженный коммерческий уклон (наценки во многих потребобществах доходят в среднем на все товары до 35-45%), заражение торгашеством всех видов кооперации до коневодческих и полеводческих товариществ включительно (заготовка хлеба и торговля мануфактурой), нездоровой конкуренцией... бесхозяйственность и растраты”.
 
Но это были трудности роста, и они преодолевались. Обращаясь к крестьянству, талантливейший советский экономист А.
 
В. Чаянов писал: "Для тебя к светлому счастью трудовой жизни нет иного пути, кроме пути кооперативного. Знай, что этот путь - единственный путь! Сбиться с него - значит погибнуть”.
 
В условиях послевоенной разрухи крестьяне искали выход из тяжелого экономического положения в объединении усилий в нелегком труде хлебороба в производственной кооперации. Традиции в этом у крестьян были давние и после окончания гражданской войны они стали возрождаться в различной форме. Сразу же после изгнания колчаковцев на освобожденной территории стали создаваться первые объединения крестьян: коммуны, артели, товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы). Так, на территории Булаевского района в трех километрах от станции Карагуга на территории бывшего частного поместья Кордубай была создана первая в Северном Казахстане коммуна "Образец”. Среди огромного моря единоличных хозяйств она демонстрировала первый опыт коллективного хозяйствования. В коммуне объединились крестьяне соседних и дальних сел. Организаторами коммуны были Федоренко Герасим Никифорович (член РКП(б) с 1918 г.), Бунчук Тимофей Моисеевич, Матушкина Елена Моисеевна, Матушкин Георгий Михайлович. Первыми коммунарами были семьи пяти братьев Федоренко, Сыромятниковы, Гордиенко, Бабак, Цыгановы, Тыщенко, Бунчук, Морозовы, Филипчук и другие. Среди бывших коммунаров и их детей есть люди интересной судьбы. Например, Е. М. Матушкина избиралась на IV и V съезды Советов СССР. Гордиенко В. М. начала трудовой путь рядовой коммунаркой, а затем 20 лет была на руководящей партийной работе. Федоренко Иван Никифорович - один из первых комсомольцев нашей области, трудился позднее председателем колхоза, много лет отдал партийной работе, прошел войну.
 
Как рассказывала в своих воспоминаниях Е. М. Матушкина, жили они в одном "громадном одноэтажном здании, под общей крышей... Буквально все имущество коммунаров было обобществлено... Заимствовать опыт и учиться тому, как организовать хозяйство и коллективный труд, в коммуну приезжали многочисленные организации из различных районов и областей нашей страны, и даже были гости из зарубежных стран...".
 
В 1922 г. партийная ячейка станицы Железной (ныне Пресновского района), состоявшая из трех человек, отправила в Москву к Ленину своего товарища А. Т. Петрова просить совета, как местной бедноте выйти из нужды. Вернулся он с ответом Ильича: "Организовать коммуну". Так была создана коммуна "Красное поле", в которой объединились семьи бедняков.
 
Одна из первых коммун в Кокчетавском уезде "Свет правды" быстро выросла от маленького объединения из 5 семей до коллектива из 130 человек.
 
Видный участник революционного движения в Северном Казахстане Усман Абдрашитов организовал в станице Имантау коммуну "Прогресс", объединявшую 20 семей. Все ее хозяйство состояло из 3 лошадей, 10 быков, двух сенокосилок, одной сеялки и пяти плугов. Работали на общем поле, питались в общей столовой, предметы первой необходимости также были общими.
 
Сами названия коммун говорили о светлых и благородных намерениях ее участников: "Братство труда”, "Путь к свету", "Светлая заря", "Красный муравей", "Пример" и т. д.
 
Соседи-казахи, ведшие полукочевой образ жизни, с интересом присматривались к жизни коммунаров. Крестьяне из коммуны "Красная роза” помогли кочевникам создать свое товарищество по совместной обработке земли, выделив им несколько плугов и борон, сеялку и научив пахать и сеять: Вскоре товарищество окрепло и посмотреть на его работу приезжали казахи-кочевники из самых далеких аулов.
 
Наиболее устойчивой формой производственной кооперации проявили себя сельхозартели. Здесь личные и общественные интересы сочетались более благоприятно, организация производства, распорядок жизни были более близки крестьянству, его психологии. Как и в коммунах, в артели вначале преимущественно объединялись бедняки, но удельный вес середняков из года в год нарастал. В ТОЗах частично обобществлялся рабочий скот и инвентарь с сохранением индивидуального хозяйства и продуктивного скота в личной собственности. За счет доходов ТОЗа пополнялся общественный инвентарь.
 
Статистика свидетельствует, как из года в год росло число различных крестьянских объединений:
 
 
Вскоре после второго Всероссийского съезда коллективных хозяйств (февраль 1921 г.), подытожившего развитие коллективного крестьянского движения в первые годы Советской власти, в Петропавловске состоялся первый уездный съезд коммун и артелей (март 1921 г.). В "докладах с мест" говорилось, что крестьяне коллективным трудом сами добивались победы над разрухой. Примечательно выступление Лавринова из Преснокамышловской артели. Он отметил, что их заставила организоваться не нужда, а сознание того, что коллективной постановкой сельского хозяйства можно "...не только самим выйти из создавшегося положения, но и вывести других". Он рассказывал: "Организовав артель, но не объединив весь инвентарь и продукты, проработав лето, увидели, что нам необходимо все это объединить, дабы выйти из тех затруднений, которые мы испытывали. Как теперь ни велика разруха, но организованным коллективным трудом мы можем выйти скорее, чем единоличники, из этого положения. У нас не имелось обуви, мы научились катать пимы, шить сапоги и открыли мастерскую и из своей шерсти и нами же выделанных кож мы накатали пимов, а теперь также и снабдив членов сапогами. В восстании мы все решили, что умереть нам придется все равно всем, а чтобы умирать, так было бы за что. Мы организовали ячейку, вступили в нее сами, встали все на борьбу с бандитами и наше имущество осталось цело. Продразверстку мы легко выполнили (500 пудов), а внутри артели из общего склада каждый из нас получил по 1 пуду 8 ф. муки. В 1920 г. обработали 12 мужчинами и 30 лошадьми 190 десятин, а уборку провели с привлечением на нее женщин, теми же лошадьми, и нас было 40 человек.
 
Осень нам показала пользу нашей работы: у нас с 1 дес. урожай был 25 пудов, а у крестьянина (единоличника) - 8 пудов”.
 
* * *
 
Более заметная роль в восстановлении сельского хозяйства, в переводе его на рельсы крупного централизованного производства, подготовке кадров специалистов сельского хозяйства, развитии культуры земледелия, в перестройке хозяйства кочевого населения отводилась совхозам»
 
На основании исторических декретов ”0 земле” и ”О6 организации советских хозяйств учреждениями и объединениями промышленного пролетариата” Советское правительство в 1920 г. приступило к организации совхозов.
 
В Северном Казахстане первые "советские имения” - совхозы были созданы на базе бывших крупных частных имений Гринева, Гамрина, братьев Кондратовых, Дьяченко.
 
Первую страницу в историю совхозного строительства в Северном Казахстане вписали совхозы "Кондратовский” (ныне Мамлютский племзавод и "Становской”), "Приишимский”, "Шаховской”, "Токушинский”. В зависимости от основного направления деятельности они получили наименования племхоз, семхоз, живхоз. Вначале в губернии создано было несколько десятков таких хозяйств. Затем часть из них была реорганизована в колхозы, часть объединилась, и к 1925 г. остались только четыре вышеназванных совхоза.
 
У каждого хозяйства - интересное историческое прошлое. На примере одного из них - Мамлютского племзавода - можно раскрыть характерные черты совхозного строительства в первые годы Советской власти.
 
"Советское имение № 1” - так в то время называлось хозяйство - создано в январе 1920 г. на частных землях нижегородских заводчиков братьев Кондратовых. Под Петропавловском они еще в. царские времена "прикупили” себе заимку в 10 тыс. десятин. Предприимчивые братья сделали все, чтобы превратить имение в капиталистическое предприятие. Купили новейшие сельскохозяйственные машины, построили собственную паровую мельницу, сыроварно-маслодельный завод. Ежегодный сбор зерна в имении составлял до 200 тыс. пудов, заготавливали сена до 24 тыс. центнеров. В имении постоянно трудились 75 человек. На сезонные работы привлекали сотни рабочих из окрестных сел.
 
Сразу после разгрома колчаковцев Петропавловский уездный земельный отдел взял имение на учет и вскоре его преобразовали в "советское имение № 1”.
 
Рабочие энергично взялись восстанавливать хозяйство. С начала октября 1920 по 1923 г. здесь разместился первый Западно-Сибирский конный завод, переведенный сюда из-под Новосибирска. В отчете Губернского земельного управления отмечалось, что племсовхоз является "рассадником орловских лошадей, молочного крупного рогатого скота и йоркширских свиней".
 
В задачу первых совхозов входила прежде всего пропаганда высокой культуры земледелия, организации труда, распространение высокоурожайных семян, продуктивного, племенного скота. В 1925 г. в Петропавловске был создан Трест зерновых совхозов с целью "делать государственные хозяйства образцово-показательными, способными влиять на реконструкцию крестьянского хозяйства и его коллективизацию”. Много сил для механизации и лучшей организации крестьянского труда отдал первый директор треста Алейников Афанасий Яковлевич -участник октябрьских 1917 г. событий в Петрограде.
 
Однако, вопреки ожиданиям, совхозы не смогли сполна выполнить своей задачи. Не хватало техники, инвентаря, специалистов, организаторов производства. Первая окружная партконференция (1929 г.) вскрыла массу недостатков в работе совхозов. Вывод был такой: "Совхозы среди окружающего крестьянского населения не являются показательными вследствие низко поставленной культуры". Чтобы поднять производительность труда, конференция постановила создать производственные совещания в совхозах. Этим была сделана попытка привлечь рабочих к участию в управлении производством. Однако в тех условиях эти совещания превратились в послушный придаток администрации и положительного влияния на производство не оказали.
 
* * *
 
Посевная площадь всех десяти совхозов Петропавловского округа в 1928 г. составляла всего 3,9 тыс. десятин, или полпроцента всей пашни округа. Тракторы стали поступать в совхозы с 1925 г., сначала четыре, в 1926 г. - шесть и в 1928 г. уже насчитывался 101 трактор.
Первые итоги НЭПа в сельскохозяйственном производстве были в целом впечатляющими. Существовавшая тогда малопродуктивная, низкотоварная форма хозяйствования вдруг преобразилась и продемонстрировала способность к небывалому ранее росту производства. Уже в 1926 г. были решены проблемы восстановления сельского хозяйства. Посевная площадь губернии составила 101% к уровню 1914 г. Валовый сбор всех культур достиг 30,6 млн. пудов товарного хлеба. Поголовье скота в Петропавловском уезде превзошло уровень 1914 г. в 2,8 раза.
 
М. М. Аверин, местный писатель-краевед, рассказывает в своих воспоминаниях о годах НЭПа:
 
"Мне было 12 лет, когда в 1923 г. мой отец объединил 10 дворов в товарищество по совместной обработке земли и в этом же году все 10 дворов переехали из ст. Новопавловка к озеру Пеньково, на хутор. Жизнь была крайне тяжелой. Люди пережили страшную засуху 1921 года, время "военного коммунизма", продразверстку, кулацкий мятеж, повальный тиф, падеж скота... Крестьяне в абсолютном большинстве оказались однолошадными, семян не хватало... Но лето выдалось неплохое, урожай удался, и это оживило людей. Радовало то, что продразверстка отменена. НЭПу крестьяне радовались, потому что была полная свобода предпринимательства. В городе был спешно построен элеватор, который закупал зерно по выгодным для крестьян ценам.
 
Помню такой случай. В 1924 г. отец решил из излишков продать государству несколько мешков пшеницы. Но когда подъехали к элеватору, а там - множество обозов с хлебом. Но элеватор зерно не принимает - емкость заполнена, ссыпать некуда. Поехали на базар, кое-как удалось продать 2 мешка по цене 60 коп. за пуд. А воз дров стоил тогда 3-4 рубля. Выгоднее было продавать дрова, чем зерно...".
 
На открывшейся в сентябре 1924 г. в селе Новорыбинка первой сельскохозяйственной выставке крестьяне увидели результаты своего труда - 350 экспонатов отразили все стороны деятельности земледельца, животновода, механизатора, стали настоящим откровением для тысяч экскурсантов-крестьян, прибывавших в это ставшее знаменитым село Пресновской волости. Была организована выставка и в Петропавловске.
 
Возросшая активность крестьян, выразившаяся прежде всего в увеличении посевных площадей, вела к повышению спроса на технику. "Спрос на трактора приходится сдерживать, - отмечалось в докладе губисполкома на съезде здравотделов (12 ноября 1925 г.). - Трактор уже не новинка. Было в январе 96 тракторов, будем иметь 144. Сельскохозяйственная выставка в городе широко указывает, что крестьянство сдвинулось...".
 
Свободная рыночная торговля способствовала укреплению рубля (рубль был некоторое время конвертируемой валютой). Североказахстанские хлеб, мясо, масло, кожа, пушнина, шерсть пошли на экспорт.
 
Вместе с тем новая экономическая политика заметно влияла на внутриклассовое расслоение крестьянства. Губком партии информировал об этих процессах Киробком РКП(б): ”... слой бедноты увеличивается, перерождаясь в батраков. Середняк крепнет, но особо сильного роста ни количественно, ни качественно не заметно. Это, пожалуй, можно назвать крестьянским костяком в деревне. Рост кулачества численно невелик, но качественно - довольно заметен...”. Позднее, к началу массовой коллективизации (1929 г.), окружном партии определил социальный состав крестьян 150 обследованных колхозов округа так: батраки - 2%, бедняки - 69%,»середняки - 27%, зажиточные - 2%. К 1928 г. сельское население Акмолинской губернии по способу хозяйствования можно было разделить на три категории: мелкотоварное крестьянское хозяйство - 60,6%, кочевое, полукочевое натуральные казахские хозяйства - 38,9%, коллективизированные хозяйства (коммуны, артели, ТОЗы) - 0,5%.
 
Низкий процент коллективизации не устраивал сталинское руководство. В 1927 г. шла разработка первого пятилетнего плана.
 
Выяснилось, что для форсирования индустриализации нужны колоссальные средства, а низкий уровень товарности крестьянского хозяйства существенно ограничивал масштабы и темпы накопления. Сталинскому руководству удалось навязать партии идею ’’большого скачка” в индустриальном развитии за счет сельского хозяйства, пойти на насильственную экспроприацию основной массы населения страны на путях ’’сплошной коллективизации” и раскулачивания.
 
Натиск на крестьянство начинается со снижения закупочных цен и повышения цен на промышленные товары. В крестьянской среде появилось брожение. Как реагировали на это партийные органы? На пленуме губкома партии (1928 г.) в отчете бюро говорилось: ’’...Разговоры о том, что мы будто отменяем НЭП, вводим продразверстку, раскулачиваем и т. д., являются контрреволюционной болтовней. НЭП - есть основа нашей экономической политики и остается таковой на длительный исторический период...”. Сегодня эти слова кажутся наивными. Но ведь далеко не все смогли тогда разглядеть начало крушения НЭПа.
 
Коммунисты искренне верили в осуществимость ленинского плана социалистического переустройства деревни. Но уже в том же году все круто изменилось. На смену ленинскому курсу развития сельского хозяйства надвигался сталинский курс создания новой инфраструктуры села.
 
* * *
 
Промышленность. Восстановление и развитие промышленного производства в нашем крае имело свои особенности и трудности. Промышленные предприятия губернии, сконцентрированные на 80% в административном центре - Петропавловске, возникали как подсобные производства к основной - торгово-заготовительной деятельности их владельцев и предназначены были для переработки сельскохозяйственного сырья (кожевенные заводы, кишечный, мукомольные, пимокатные, салотопенные, мыловаренные и др. предприятия). На самом технически оснащенном механическом заводе было всего три цеха и 8 станков. На самом крупном и относительно механизированном предприятии - консервном заводе - трудились всего 460 рабочих, на других - от двух десятков до 100 человек. На всех предприятиях Петропавловска и Акмолинской губернии было занято всего около 1,4 тыс. рабочих. Предприятия настолько были несовершенны в производственном, экономическом, организационном и техническом отношениях, что просто восстанавливать их не имело смысла. Усилия советских "и партийных органов были направлены прежде всего на их переоборудование и реконструкцию. На первых порах, когда не было средств на развитие производства, из 58 предприятий губернии 6 предприятий оставались государственными. Пришлось сдать в аренду частному лицу и городскую электростанцию, которая была полуразрушена и бездействовала. С введением новой экономической поли тики на предприятиях, получивших теперь самостоятельность, стал активно внедряться хозрасчет, сдельная оплата труда, что немедленно сказалось на росте производства. Если в 1919 г. стоимость продукции промышленных предприятий Петропавловска и севера Казахстана примерно оценивалась в 4,7 млн. рублей, то в 1924-1925 гг. - 8, в 1925-1926 гг. - 9, в 1926-1927 гг. - 11,5 млн. рублей.
 
В январе 1925 г. губком партии в своей информации отмечал: "производительность труда освободилась от льда и пошла на прибыль... Рост производительности и сокращение прогулов имеют место на всех предприятиях".
 
Газета "Советская степь” 29 сентября 1925 г. писала: "Рост производительности по некоторым предприятиям прекрасный. На кожзаводе "Октябрьская революция" выработка на одного рабочего в начале года была на сумму 5 руб. 30 копеек и в весовом - 6 фунтов кожи на день. Теперь дошло до 24 фунтов на сумму 24 рубля 60 копеек.
 
По овчинному заводу производительность с 7 рублей 07 копеек в день поднялась до 18 рублей 18 копеек.
 
На пимокатном заводе с 3 рублей 57 копеек до 4 рублей 87 копеек.
 
Значительный рост производительности наблюдали на всех предприятиях, особенно с введением сдельщины”.
 
Рост производства сказался на заработной плате. Если в 1923-1924 гг. - рабочий в среднем получал 25 рублей, в 1924-1925 гг. - 39 рублей в месяц.
 
Однако в эти годы в городах Северного Казахстана, как и повсюду в стране, в тяжелом положении оказались тысячи безработных. Если в Петропавловске в 1923 г. их насчитывалось более тысячи человек, то в 1924 г. - около двух тысяч, и это число угрожающе росло.
 
Безработным выдавались денежные пособия, для них устраивались бесплатные обеды, создавались артели, курсы по обучению нужным профессиям, поскольку подавляющее большинство безработных не имело никакой квалификации.
 
Решать проблемы товарного голода и трудоустройства безработных отчасти помогала возрождающаяся промысловая кооперация. В условиях НЭПа она получила достаточную поддержку со стороны партийных и советских органов. Весной 1921 г. В. И. Ленин обратился к ним р призывом ’’всеми мерами поддержать и развить промысловую кооперацию”, поскольку она ’’поможет развитию мелкой промышленности”, ’’увеличит количество необходимых для крестьян продуктов”.
 
Тысячи кустарей, производивших множество товаров народного потребления, были распылены по городам и деревням и находились в крепкой зависимости от перекупщиков-спекулянтов. Постепенно шло объединение кустарей в артели, получавшие кредиты от государства, сырье. Северный Казахстан был в республике наиболее насыщен мастерами домашнего промысла.
 
7 июля 1921 г. был опубликован декрет ВЦИК и СНК ”0 промысловой кооперации”. Трудящимся разрешалось образовывать промысловые товарищества или промартели. В условиях НЭПа промкооперация оказалась в благоприятной среде. Внутренний рынок обеспечивал надежное снабжение сырьем и сбыт продукции. Налоговая система поддерживала полное самоуправление кооперативов. Введенный золотой червонец стимулировал торговлю. Банки предоставляли кредиты на твердой основе хозрасчета.
 
К лету 1928 г. на территории Петропавловского округа в промартелях работало более тысячи кустарей и более 3 тысяч трудились индивидуально. Все вместе они выдавали на рынок продукцию по 30 отраслям примерно на полмиллиона рублей в год.
 
В 1929-1930 гг. из 85,9 тыс. человек, занятых в мелкой промышленности Казахстана, 16 тыс. работали в Петропавловском округе. Умельцы изготавливали добротную обувь, пуховые и шерстяные платки, валенки, полушубки, седла и сбрую, сани и телеги, веревки, стройматериалы, скобяные товары, пуговицы, расчески, мундштуки, клей и т. д.
 
Однако процветание кооперации было недолговечным. Уже с 1930 г. отношение к промкооперации стало меняться. Методы экономического притеснения, наработанные в ходе коллективизации крестьянства, стали применяться против промысловиков. Закон ”О ценах на продукцию промкооперации” (1933 г.) запретил превышать уровень цен, сложившийся в середине 1932 г. Были резко взвинчены цены на сырье, продаваемое промысловым кооперативам, иногда в 5-10 раз. Розничная и полуоптовая торговля материальными ресурсами была свернута. Из развитого звена экономики промкооперация превратилась в слабеющий придаток промышленности. Само название "кооперация” стало номинальным (оно было отменено в 1956 г. постановлением ЦК КПСС и СМ СССР ”0 реорганизации промысловой кооперации”).
 
* * *
 
Первые благоприятные итоги НЭПа благотворно сказались на отношении крестьянства и рабочих к партии. Об этом, в частности, красноречиво свидетельствуют телеграммы В. И. Ленину с различных съездов, митингов и собраний, проходивших в 1922-1924 гг. в Петропавловском уезде. В них выражались пожелания "скорейшего выздоровления на благо трудящихся всего мира”, "скорейшего восстановления подорванных сил”, обещания "укреплять союз рабочих и крестьян”, "на примере показывать преимущества коллективного труда над индивидуальным” и т. д. В газете "Мир труда” делегат III губернского съезда Советов выразил отношение к Ленину так: "Ильич дорог всем. О нем вспоминают рабочие и крестьяне везде, где только собираются потолковать о своем житье-бытье, о вопросах хозяйственного строительства. Сейчас, когда Ильич болен, рабочий и крестьянин беспрерывно интересуются состоянием его здоровья...”.
 
Известие о смерти В. И. Ленина отозвалось глубокой болью в сердцах североказахстанцев. На митингах и собраниях принимались патриотические резолюции, в которых записывались заверения "осуществить все до единого заветы Ильича”. Трудящиеся Петропавловска организовали сбор средств на памятник Ленину, которые были использованы позднее на строительство детсада на 100 мест. "Это будет лучшим памятником вождю”, решил губком партии. В 1926 г. был установлен один из первых в Казахстане памятник вождю - на привокзальной площади Петропавловска, изготовленный в Омском художественно-промышленном техникуме.
 
В дни известного ’’Ленинского призыва” в партию, проходившего в стране в 1924 г., наибольшее число ’’ленинцев” дали партии железнодорожники - 183 члена РКП(б), 44 - рабочие кожзавода им. Октябрьской революции. Заметно выросли сельские партийные ячейки, насчитывавшие к концу 1924 г. более 600 членов и кандидатов партии.
 
В памятные дни 1923-1924 гг., когда В. И Ленин был прикован болезнью к постели, в партии разгорелась ожесточенная схватка ее лидеров, где переплелись и проблемы развития страны, партии и личное соперничество, поиск путей и методов построения социализма и амбиции.
 
Вспыхнувшая дискуссия была переведена Сталиным в настоящую травлю Троцкого. Центральная и местная печать в те дни пестрела сводками, как с фронтов, о победах над оппозицией. Стояла задача полной дискредитации Троцкого как, якобы, извечного врага Ленина и большевизма, стремившегося переписать историю революции в свою пользу и подменить ленинизм троцкизмом. И рядовые партийцы, даже не ознакомившиеся с письмами и статьей Троцкого, по заранее подготовленным текстам громили ’’врага партии”.
 
На пленарном заседании Акмолинского губернского комитета РКП(б) 13 декабря 1924 г. были подведены итоги этой широкой дискуссии в партийных организациях Северного Казахстана. В резолюции заседания в хлестких выражениях бичевался ’’антиреволюционный троцкизм, угрожающий единству партии и затемняющий истинные уроки Октября”.
 
Таким образом, еще в дни болезни В. И. Ленина, на фоне нараставшего в партии идейно-политического кризиса начал формироваться феномен сталинизма с его корыстью и властолюбием, нетерпимостью к инакомыслию.