Смотрите скачать фото из инстаграм здесь.
Главная   »   Северо-Казахстанская область   »   НА БАРРИКАДАХ КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ (1921-1941 гг.)


 НА БАРРИКАДАХ КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

(1921-1941 гг.)

СОЗДАНИЕ нового общественного строя, коренное обновление жизни народа в 1921-1941 гг. велось, как мы уже отмечали, по трем основным направлениям: промышленное строительство и развитие, преобразование аула и села, культурное строительство. В последнее включалось то, что в учебниках получит название «культурная революция». Необходимость культурного переворота (революции) была очевидной. В преддверий Октября, отражая общее настроение, господствовавшее в прогрессивных слоях общества, В. И. Ленин писал: «Число детей и подростков школьного возраста составляет в России свыше 20%.., а учащихся — 4,7%, т. е. почти впятеро меньше! Это значит, что около четырех пятых детей и подростков в России лишено народного образования! Такой дикой страны, в которой бы массы народа настолько были ограблены в смысле образования, света и знания, — такой страны в Европе не осталось ни одной, кроме России».
 
Состояние народного образования на «окраине» России, в Казахстане, было еще более тревожным. Грамотность коренного населения составляла всего два процента. В среднем количество грамотных в Северном Казахстане составляло немногим более 14% (в сельской местности—13), а среди женщин — 8,4% . Более четырехсот аулов и сел края не имели никаких учебных заведений. Из 100 детей в возрасте 7-14 лет начальное образование могли получить только 13.
 
По окончании гражданской войны внимание органов Советской власти к проблемам образования, культуры, здравоохранения в значительной мере возросло. Комплекс ленинских работ, известных как «Политическое завещание», по существу требовал главное внимание партии и Советской власти обратить на дело культурного переустройства страны. Мысли такого плана пронизывают все содержание статей «О кооперации», «О нашей революции», «Странички из дневника». Да и в других работах — «Как нам реорганизовать рабкрин», « Лучше меньше, да лучше» лейтмотив —культура деятельности учреждений, государственного аппарата и органов контроля. Те же идеи культуры отношений заложены в статье «К вопросу о национальностях», где основное — создание культуры межнациональных отношений, устранение недоверия, подозрительности и вражды в отношениях между народами страны.
 

 

Таким образом, « Ленинское завещание» содержало призыв заложить в концепцию строительства новой жизни задачу первоочередного решения проблемы образования, воспитания, здравоохранения, развития учреждений культуры. К сожалению, ленинский призыв не был услышан и культурное строительство не стало первоосновой обновления Союза, республики, края. И тем не менее проблемы такого обновления решались в цепи общих задач переустройства жизни страны. Их реализация разворачивалась по ряду направлений. Расширение учреждений народного образования и улучшение качества их работы, мобилизация общественности с целью ликвидации неграмотности людей среднего и старшего поколений, развертывание сети клубов, домов культуры, театров для пропаганды в массах лучших творений отечественной и мировой сцены, поэзии, кино, литературы, музыки... В рамках обеспечения деятельности упомянутых направлений культурного строительства расширялась сеть библиотек, изб-читален и других учреждений.
 
Формирование новой, более масштабной сети школ с самого начала осложнилось проблемой катастрофической нехватки кадров. До революции такая проблема решалась за счет выпускников старших классов прогимназии и вузов центральных районов страны. Теперь же стояла задача самообеспечения силами педтехникумов. Но они покрывали только около 10% потребности. Большую сложность для казахского педтехникума и казахских школ составляло то, что несовершенен и труднодоступен был арабский алфавит. Лишь в 1924 г. выдающийся представитель казахской национальной интеллигенции А. Байтурсунов создал новый, отвечающий требованиям дня, особенностям казахской речи алфавит. Его внедрение шло медленно. А в 1928 г. по решению союзных, местных властей начался перевод национальных школ на латинскую графику. Она просуществовала до 1940 г., когда стала действовать нынешняя графика, построенная на русском алфавите.
 
В 20-е гг. школьная система, не получившая необходимой поддержки государства, базировалась на широкой сети начальных школ, призванных оперативно подготовить подрастающее поколение к более производительному профессиональному труду. Это позволило почти в пять раз поднять процент охвата обучаемых детей и довести его с 18% в 1923 г. до 96 — в 1935 г.
 
Наряду со школами общеобразовательную подготовку молодое поколение получало в школах фабрично-заводского ученичества (ФЗУ), училищах, на краткосрочных курсах, хотя это лишь смягчило остроту проблем, но не снимало ее.
 
Наибольшее ускорение в решении задач народного образования отмечено во второй половине 30-х гг., когда были преодолены последствия трудностей начального этапа индустриализации, коллективизации и голодной эпопеи 1931-1932 гг. В Петропавловске и области уже действовали 43 средние школы. Они получили кадры учителей из образованного в 1937 г. Петропавловского учительского института. Два его факультета
 
- исторический и естественно-географический, а с 1939 г. — факультеты физики и математики готовили высококвалифицированные кадры для школ. Уже первый выпуск — летом 1939 г.
 
- показал высокое качество работы вуза. Из 83 выпускников 24 получили диплом с отличием. Г. Я. Бакулин, И. А Трофимов стали впоследствии отличниками народного просвещения Казахской ССР.
 
Возможности института значительно возросли с открытием в 1938 г. заочного отделения.
 
Благодаря плодотворной деятельности преподавателей института, педагогических техникумов школьные коллективы преподавателей быстро росли. Например, только за 1939-1940 гг. число учителей увеличилось на 520 человек. К тому времени в области насчитывалось 142 учителя — отличника народного образования, 12 человек были награждены за хорошую учебно-воспитательную работу орденами и медалями. Многих из этих людей, отдавших лучшие годы своей жизни делу воспитания и обучения детей, с душевным теплом и благодарностью вспоминает не одно поколение учеников. Среди ветеранов народного образования области можно выделить за их долгий плодотворный труд Хасена Мустахина (СШ № 5, г. Петропавловск), Барленбая Темирбулатова (Майбалыкская СШ), Р. Г. Давлеткильдееву (Казпедтехникум), А. Г. Якимова (Ивановская СШ Советского района), Г. Н. Бутко (начальная школа с. Рублевки),
 
B. Я. Смирнову, Т. Е. Шеметову (Школа № 2 г. Петропавловска), О. Г. Ефимову (школа № 1 г. Петропавловска), А. А. Барон, Е. И. Порашенкову (Новокаменская НШ Бишкульского района), М. П. Бондаренко (Пеньковская НШ Соколовского района), Ю.
 
C. Стрекалину (Плосская НШ Бишкульского района), В. В. Самойленко, Е. А. Буркову, Ф. А Стрижева, Т. А. Бадаеву, Л. Н. Лаврову (школа № 44 г. Петропавловска), Айтмухамбета Те-мирбаева (областная казахская школа) и многих других.
 
Количество техникумов и совпартшкол, готовивших кадры для различных отраслей народного хозяйства, учреждений культуры и управления достигло двух десятков с общим контингентом почти 5 тыс. человек. В 30-е гг. в области функционировали техникумы: мясо-промышленный, железнодорожный, землеустроительный, планово-экономический, ветеринарный, ветеринарно-зоотехнический, строительный, кооперативный, сельскохозяйственный, лесной и 4 педагогических. Более тысячи рабочих учились в семи школах ФЗУ.
 
Развитие производства, расширение народнохозяйственных связей в стране требовали от коренного населения хорошего знания русского языка. 5 апреля 1938 г. было принято постановление ЦИК и СНК Казахской ССР обязательном изучении
 
русского языка в казахских школах». В нем, в частности, подчеркивалось, что казахский язык является основой преподавания, а русский язык должен быть только предметом изучения. Сама по себе идея сближения казахского и русского народов была в высшей степени благородной, но примат, т. е. главная роль в сближении отводился национальной школе, исключая русскую школу. Другими словами, в решении отсутствовал пункт об изучении казахского языка в русской школе. Это делало процесс односторонним и снижало авторитет казахской школы в массе трудящихся.
 
В эти годы появилась тенденция к сокращению числа национальных школ. Так, по решению родительских собраний в 1938 г. 66 из них были переведены на программы русских школ.
 
Двадцатилетний мирный период (1921-1941 гг.) стал временем довольно значительных успехов в борьбе с неграмотностью. Это — то, чем можно и нужно гордиться. Созданная усилиями передовых умов страны система ликвидации безграмотности (ЛИКБЕЗ) только в рамках Северного Казахстана позволила приобщить к делу образования и азам культуры почти пол миллиона человек. За этой внушительной цифрой скрываются годы упорного труда подвижников. Ведь процент неграмотного взрослого населения был внушителен. Не могли прочитать и расписаться 34% русских и 90% казахов. Чтобы как можно быстрее покончить с этим отвратительным положением, срочно создавались десятки школ вечернего типа, курсы, кружки. «Многие теперь даже и понятия не имеют, что из себя представлял ликбез того времени, - писала в своих воспоминаниях А. Я. Ворожеева зав. горженотделом. — Не было помещений, освещения, бумаги, карандашей, не хватало учителей... Занятия проходили при керосиновом каганце. Писали на грифельных досках, на обоях...».
 
В «поход за знаниями» втягивались крестьяне и рабочие, казахи и русские. Наряду с учителями его возглавляли работники библиотек, народных домов, клубов, изб-читален, красных уголков и "красных юрт". Так, первые в нашем крае "красные юрты" Бейнеткорская, Тенкерейская, Кзыл-Тусская, созданные в 1926-1927 гг., помимо пунктов по ликвидации неграмотности имели кружки политграмоты, сельскохозяйственные, санитарии и гигиены, драматический. «Красные юрты» проводили беседы, читки газет, показательные занятия по ведению домашнего хозяйства (стирка белья, побелка и т. д.), а также по уходу за телом.
 
В начале 20-х гг. в Петропавловске имелись одна казахская, две татарские и 11 русских библиотек с незначительным книжным фондом. В 20-е гг. этот фонд пополнялся медленно и качественного скачка достиг к кануну Великой Отечественной войны, когда только в областной библиотеке скопилось около 170 тыс. томов. Тысячами исчислялись книжные фонды в районных, сельских, школьных библиотеках, в клубах, домах культуры, избах-читальнях. Появились и первые личные библиотеки, где число книг колебалось от нескольких десятков до сотен экземпляров произведений советской и зарубежной литературы. Приход людей в общественные библиотеки и формирование семейных библиотек стало свидетельством существенных сдвигов в сознании людей.
 
Свою лепту в формирование этого сознания внесли представители национальной и русской культуры. Северный Казахстан — родина таких выдающихся деятелей национальной казахской культуры, как Магжан Жумабаев (1893-1937 гг.), которого по праву назвали «казахским Пушкиным». Его имя в 20-е гг. не сходило с уст казахской и не знавшей казахский язык русской молодежи. Он часто выступал с подмостков театров, клубов, на вечерах молодежи. Талант Магжана мог расцвести, но этого не случилось. В литературе как и в обществе, проходила межа классового противостояния. И прежняя принадлежность Магжана к числу активистов национального движения дорого ему обошлась. Не помогло заступничество лучших представителей русской культуры. Магжан был репрессирован, а его творения объявлены
 
В 20-30-е гг. на небосклоне республиканской прозы взошли имена И. П. Шухова и Сабита Муканова.
 
Уроженец станицы Пресновской И. П. Шухов (1906-1977 гг.) создал серию произведений, посвященных жизни сибирского казачества. Одно из его произведений — «Горькая линия» — получило союзное и международное признание, было высоко оценено А. М. Горьким. Сложные процессы коллективизации писатель отразил в своих книгах «Ненависть», «Родина».
 
Сабит Муканов, начав свой жизненный путь сельским учителем, написал целую серию романов, повестей, очерков, рассказов. Общеизвестны его «Ботагоз », «Степные волны», «Сын бедняка», «Сыр-Дарья», «Школа жизни». В предвоенные годы широкую популярность приобрели агитационные стихи Сабита Муканова.
 
Тогда же в литературу республики ворвался один из зачинав телей национальной драматургии Габит Мусрепов (1902-1985 гг.) — автор популярнейших пьес «Козы-Корпеш и Баян-Слу», драмы «Кыз-Жибек», серии повестей, рассказов, поэм.
 
Первые шаги в литературе сделали в Северном Казахстане выдающиеся советские писатели Всеволод Иванов и Сергей Марков, один из первых переводчиков на русский язык жемчужины казахского фольклора «Козы-Корпеш и Баян-Слу» Георгий Тверитин. Здесь же начинали свое творчество такие крупные мастера художественной литературы, как Сафуан Шаймерденов и Евней Букетов, видный переводчик произведений казахской литературы на русский язык, немец по национальности Герольд Бельгер.
 
В 20-40-е гг. в Петропавловске создавались и плодотворно действовали различные литературные объединения и ассоциации, где крепли и набирали силу молодые литературные дарования. В те годы издавались газеты на русском языке: «Мир труда» (1919-1925 гг.), «Степная звезда» (1926-1928 гг.), «Смычка» (1927-1932 гг.), «Знамя труда» (1926 г.), «Наша деревня» (1925-1928 гг.), «Карагандинская коммуна» (1932-1936 гг.), «Ленинское знамя» (с 1936 г.), на казахском языке: «Бостандык туы» (1920-1927 гг.), «Кенес аулы» (1928-1932 гг.), «Ленин туы» (с 1932 r.). На страницах газет публиковались стихи Лидии Стефанович, Ивана Горбунова, Василия Григорьева, проза Ивана Ржавцева, Якова Велижанского и других. Петропавловская ассоциация пролетарских писателей «Звено» выпустила в 1926 г. сборник произведений молодых авторов. В 1937-1941 гг. при редакции газеты «Ленинское знамя» работало областное литературное объединение, где Иван Шухов и другие авторы в кругу творческой интеллигенции читали отрывки из своих произведений.
 
С 1920 г. возобновил свою работу местный театр. В его репертуаре были произведения русских, украинских драматургов, мировой классики. На сцене Петропавловского драмтеатра шли пьесы «Идибт» по роману Достоевского, драма А. В. Луначарского «Яд», «Любовь Яровая» Тренева и др. В театре ставились оперетты, оперы, концерты, которые посещали в среднем 170-200 человек в день.
 
В сезон 1926-1927 гг. впервые были поставлены 10 спектаклей для детей.
 
Большое значение в развитии театрального дела как в Петропавловске, так и в целом в республике имело постановление Казкрайкома ВКП(б) от 8 сентября 1933 г. «О мероприятиях по развитию национального искусства», в соответствии с которым в 1933-1934 гг. были созданы областные театры в Уральске, 
 
Габит Мусрепов и Сабит Муканов. 30-е годы.
 
Семипалатинске, Петропавловске, Чимкенте и Актюбинске. За один 1934 г. количество театров в республике возросло с 4 до 11. В Петропавловске областной театр драмы не создавался заново, а был стационирован на постоянную работу.
 
В честь XVII годовщины Октября в Петропавловске был открыт первый казахский театр, постановки которого начались в феврале 1935 г.
 
В летнее время двумя труппами он выступал в районах области. В 1938 г. профессиональный уровень казахских артистов настолько вырос, что театр в полном составе был переведен в Гурьев, где на его базе был создан областной драматический театр.
 
С осени 1926 г. в Петропавловском драмтеатре работала единственная в Казахстане постоянная татарская труппа артистов из 14 человек. Через 2 сезона она распалась. В 1934 г. вновь был создан профессиональный татарский театр из 18 человек (15 любителей и 3 профессионала). В его репертуаре было 20 пьес. Он обслуживал город, районы области, Караганду, гастролировал в Кузбассе. Однако в 1938 г. управление по делам искусств сочло нецелесообразным содержать в области два национальных театра.
 
В феврале 1939 г. при Петропавловском драмтеатре был создан художественный совет, сыгравший положительную роль в улучшении деятельности театра. Артисты чаще выезжали в хозяйства области, руководили кружками художественной самодеятельности. Большую артистическую и общественную работу выполняли в эти годы П. П. Рогальский, А. С. Ковалевский, Т. П. Ольгина, А. П. Горбатова, В. А. Днепрова, А. А. Быков и многие другие.
 
* * *
 
Важнейшее направление социальной защиты человека -здравоохранение - в 1921-1941 гг. развивалось крайне медленно. Действовал тот самый принцип, который сегодня емко и метко называют "остаточным”. Органам здравоохранения в последнюю очередь выделялись необходимые суммы, помещения. И только вспышки эпидемических заболеваний вынуждали партийное и советское руководство вспоминать о нуждах здравоохранения. В особо неприглядных условиях работали сельские медики. Врачей были единицы. И большая часть заболевших сельчан ехала за десятки километров в город. Нагрузка же городского врача превышала всякие пределы. Ему приходилось осматривать от 80 до 100 человек в день.
 
В 1924 г. лечебная сеть Петропавловска включала 3 больницы на 180 коек и 2 фельдшерских пункта. Там работало 16 врачей, 10 фельдшеров и 6 акушерок.
 
Если город и отчасти село еще как-то получали медицинскую цомощь, то казахский аул был лишен и этого. Первоначально врачебная помощь аулу затруднялась кочевым образом жизни его обитателей. И тогда стали практиковать формирование передвижных медицинских консультаций, которые в составе врача, акушерки и патронажной сестры направлялась на 3-4 месяца в кочевые аулы для проведения лечебной, профилактической и просветительской работы среди казахского населения.
 
О самоотверженном подвижническом труде медиков свидетельствуют записки врача Крамера, побывавшего в составе такой консультации в казахских аулах: ”...с большим трудом приходилось доставать лошадей, а еще трудней телегу, которая является большой редкостью и роскошью в казахском быту. А ехать приходилось за 10-30 верст в аулы, так как казахи на лето переселялась в степь.
 
...Присутствие врача в аулах является большой редкостью, а поэтому приходилось принимать детей в возрасте от нескольких дней до 5 лет и старше.
 
Было осмотрено около 500 детей от нескольких дней до 5-летнего возраста, из них мальчиков - 245 человек, девочек - 240. Встречались всевозможные заболевания, но в большинстве случаев: рахит, сифилис, туберкулез, кожные заболевания, желудочные заболевания.
 
Трудно себе представить, в какой запущенной форме встречаются все эти заболевания.
 
Статистика (соотношение) рождаемости и смертности не выдерживает критики. Рядом стоящая женщина родила 14 детей, в живых - 1 в возрасте 1,5 года, другая родила 10, в живых - 2. Дети умирают в возрасте от нескольких дней до 2-3 лет. В течение зимы 1928 г. в некоторых аулах вымирало все детское население от гриппа, кори, скарлатины, до 3-4 лет не осталось в живых ни одного ребенка”.
 
Из-за практически полного отсутствия медработников казахское население обычно пользовалось услугами бабушек, коновалов, которые, как правило, лечили сулемой, мышьяком, медным купоросом, самогонкой, травами, нашептыванием на воду, амулетами. Знахари-казахи применяли такие ”медикаменты”: пеной волка лечили дифтерию, коклюш - желчью голубя, отравления - молоком от черной коровы и т. д. Подобное ”лечение” порой приводило к печальным последствиям.
 
Видя ужасающую картину народного бедствия, местные власти стали создавать специальные кочевые фельдшерские пункты юртного образца. В 1925 г. в каждой из трех казахских уезда действовала такая юрта. Ввиду высокой детской смертности в Северном Казахстане с 1924 г. стали создаваться учреждения по охране матери и ребенка. Открылись 4 учреждения закрытого типа на 95 коек. В 1925 г. их количество увеличивается до 9 (190 коек), а в 1926 г. появляется 13 учреждений открытого типа - ясли - на 192 ребенка и одно закрытое учреждение на 30 детей. В 1927 г. таких детских заведений в городе и селах уезда было 26 на 385 коек.
 
В 1927 г. в Петропавловске открывается детская больница и тубдиспансер.
 
К 1940 г. лечебную сеть области (до 1944 г. она включала и территорию нынешней Кокчетавской области) представляли 11 городских больниц (Петропавловск, Кокчетав, Атбасар), 25 сельских, 36 сельских врачебных участков и 153 фельдшерских пункта. Но, как и в прежние времена, размещались они в неприспособленных помещениях.
 
Медперсонал области: более 180 врачей, около 300 фельдшеров, 87 акушерок и 431 медсестра - далеко не справлялся с потоком больных, и количество инфекционных заболеваний не снижалось. Смертность детей в отдельных районах доходила до 20%, особенно в Петропавловском, Кокчетавском, Красноармейском и Кзылтусском.
 
’’Остаточный” принцип финансирования нужд медучреждений отрицательно сказывался на здоровье тысяч североказахстанцев.
 
Каждое достижение в борьбе с заболеваниями давалось медперсоналу ценой героических усилий. Нужно с благодарностью отметить энтузиастов здравоохранения области, отдавших в те годы много сил и здоровья своему благородному делу, докторов Павла Александровича Кобылина, Александра Глебовича Глебова, Федора Михайловича Ганаго, Алексея Ивановича Мухина, Матвея Моисеевича Купицкого, Лию Вульфовну Купицкую, Ольгу Михайловну Шаппарину, Илью Петровича Попова, Мурата Сеитова и многих других.