Главная   »   Северо-Казахстанская область   »   КОГДА РЕВОЛЮЦИЯ ОТСТУПИЛА...


 КОГДА РЕВОЛЮЦИЯ ОТСТУПИЛА...

ПОСЛЕРЕВОЛЮЦИОННАЯ действительность была сложна и противоречива. Определенная часть населения, увидев, что царизм выстоял, включилась в преследование неудачных ниспровергателей самодержавия, гневно обличая "презренных” социалистов, бунтовщиков. Буржуазия получила широкое представительство в Государственной Думе, право создания союзов, монополий, формирования политических блоков. Династия же Романовых, в свою очередь, обрела свободу рук в борьбе с рабочими, крестьянами, прогрессивной интеллигенцией. Составным элементом режима была практика широких полицейских репрессий, массовых увольнений и высылка неугодных властям лиц, тотальная слежка за подозрительными.
 
Атмосфера неуверенности и подавленности у некоторой части рабочих Петропавловска умело использовалась полицией и жандармерией для вербовки осведомителей в депо, мастерских, школах и культурных учреждениях.
 
Если до 1907 г. охранка не сумела создать разветвленную сеть агентуры в революционном подполье, то после поражения революции такая сеть стала весьма разветвленной.
 
Жандармерия особо ценила агента "Иванова”. Им был конторщик депо И. Д. Красильников, близкий к петропавловскому комитету РСДРП и его руководящему ядру. Агентура полиции выследила ряд посланцев Омска, Кургана, других партийных комитетов. Жандармы разгромили возрожденный профсоюз. Все это сказалось на настроении части социал-демократов и других активных участников революционно-демократического движения. Некоторые стали призывать к прекращению активных выступлений и доказывали необходимость и целесообразность переждать период реакции, отсидеться.
 
Несколько раньше жандармерия сумела выявить партийных агитаторов в селах Явленском, Ольгинском, станице Пресногорьковской Петропавловского уезда и в селе Садовском Кокчетавского уезда.
 
С помощью агентуры в январе 1910 г. властям удалось разгромить группу РСДРП на складе сельхозмашин при Переселенческом управлении. После ареста были преданы суду и сосланы члены петропавловской организации РСДРП: М. Соловьев, А. Зиновьев, Михеев, Н. Лущихин, Н. Радионов.
 

 

Однако и в тех трудных условиях наиболее стойкие революционеры продолжали свое дело, вели неутомимую работу по сплочению тех, кто проявлял недовольство самодержавным произволом. Это подтверждается в политическом обзоре Омского жандармского управления, в котором утверждается: "Революционные партии работали довольно интенсивно в 1909, 1910, 1911 гг., особенно социалисты-революционеры. Деятельность социалистов-демократов успешно велась в легальных организациях и долго не было возможности их там разоблачить и изолировать".
 
Петропавловская организация, несмотря на сильные удары охранки, постепенно восстанавливалась.
 
В 1912 г. под руководством видного активиста К. Сутюшева в петропавловской организации РСДРП был создан кружок социал-демократического направления из представителей казахской и татарской интеллигенции. Спустя некоторое время другой кружок создается в депо. Он объединил более 20 рабочих под руководством вернувшегося из Нарынской ссылки социал-демократа Могилы.
 
Главным оппонентом петропавловских большевиков в это время были сторонники кадетов, а также либерально настроенная часть преподавателей гимназии, реального училища и других учебных заведений города, принимавшие идеологические воззрения партии кадетов. Рупором этих кругов являлась газета "Приишимье", издававшаяся с начала 1913 г. солидным тиражом. Петропавловские социал-демократы предпринимали немалые усилия для того, чтобы находить общие точки соприкосновения даже с теми, кто придерживался других мировоззренческих взглядов. Им нередко удавалось использовать печатные органы либералов и давать информацию о положении дел на предприятиях, о жизни рабочих, крестьян и тружеников аула.
 
Со второй половины 1913 г. кроме газеты "Приишимье” начала выходить "Ишимская степь”. Новая газета в проэсеровском духе информировала читателей об обстановке в стране и жизни крестьян. Это окно в мир часто давало сообщения об острых классовых битвах в Прибалтике, Петербурге, Москве, Донбассе и других местах. Вскоре К. Сутюшев вместе с С. И. Редниковым добились разрешения на открытие в "Приишимье” рубрики под названием "Мусульманская хроника”. В ней рассказывалось о жизни казахского населения, лишившегося в результате столыпинской аграрной реформы плодородных земель. Городская администрация обратилась к генерал-губернатору с просьбой запретить рубрику и тем самым "безотлагательно исключить пробуждение политического самосознания киргизского населения”. 
 
Новый революционный подъем заметно оживил политическую жизнь в Петропавловске, но она не достигла той остроты, как в 1905-1907 гг.
 
К началу первой мировой войны в Петропавловске, в подполье, действовали три социал-демократические группы. Во главе одной из них стоял рабочий М.В. Комаров, эвакуированный в Петропавловск. Он работал на кожевенном заводе Зенко-ва и сплотил вокруг себя рабочих: И. Шерстобитова, П. Рыжова, А. Гудовщикова, И. Котова, А. Кузягина, К. Прыткова и др.
 
Примерно в то же время сложилась социал-демократическая группа из учителей. Ее возглавил социал-демократ Е. В. Полюдов, член партии с 1905 г. После его ареста и высылки группой руководила Е. Поволоцкая, приехавшая в Петропавловск из Киева. Здесь она работала в женской гимназии.
 
В 1915 г. продолжала действовать социал-демократическая группа в депо.
 
Для развертывания организационной борьбы против самодержавия требовалось объединить в единую организацию действовавшие, социал-демократические кружки. За решение этой задачи взялись супруги Александр и Евгения Поволоцкие. Они придерживались платформы социал-демократов-интернационалистов, что наложило отпечаток на политическую деятельность воссозданной организации.
 
Е.К. Поволоцкая, член партии с 1917 по 1919 г., социал-демократ-интернационалист, в своей автобиографии о петропавловском периоде жизни писала: ”С первых дней февральской революции мной и мужем была начата работа по созданию социал-демократической организации, которая была образована под названием партии "Объединенных социалистов-интернационалистов”. Муж был выбран председателем, а я - секретарем этой организации. Социалисты-революционеры всячески старались подорвать авторитет этой организации, особенно лично нас, обвиняя в чем угодно, даже в уголовных преступлениях”.
 
История развития Северного Казахстана подтверждает, что "девятый вал” крестьянского переселения сопровождался образованием различных учреждений, служб, различных контор, которые нуждались в подготовленных кадрах. Ныне их называют представителями инженерно-технической интеллигенции. Значительное число мест в аппаратах управления и производственных службах заняли те, кто ранее либо непосредственно сам участвовал в деятельности революционных сил в центре страны, либо был осведомлен об этом. Немалотюлуинтеллигентов появилось в селах, станицах, аулах Приишимья. Это были учителя, медицинские и ветеринарные работники, различного рода служащие кооперативных объединений. В их среде пользовались симпатией идеи партии эсеров, народных социалистов, требования трудовой группы. Иными словами, за 1907-1916 гг. в Приишимье оформилась социальная база для непролетарских партий и течений революционно-демократического плана.
 
Усилиями части бывших эсеров и тяготевших к ним кооператоров, разбогатевших в годы войны, организуется выпуск газеты "Степная речь”, ставшей рупором нелегальных организаций петропавловских эсеров и народных социалистов. Первые номера газеты вышли в декабре 1916 г. Так, уже в разгар первой мировой войны реформаторские элементы революционного движения располагали в Приишимье богатыми возможностями для пропаганды своих взглядов, используя для этого газеты "Приишимье”, "Приишимская степь", "Степная речь" и информационные листки. Данные обстоятельства позволяли эсерам воссоздать в подполье свой комитет, обмениваться информацией с другими эсеровскими организациями центра и Сибири.
 
Сложнее было положение социал-демократического движения, хотя оно тоже получило немало опытных кадров, особенно в лице молодых, но уже опытных пропагандистов.
 
Хотя внешне царский режим сохранял свою мощь, исправно действовали его административный, военно-карательный аппарат, но жизнь брала свое. Усталость народа от войны, массовое возмущение ее бессмысленностью, порочностью политического курса самодержавия, обеспечили приток в революционное подполье новых революционных сил. В России назревали радикальные перемены.