Прайс лист на сэндвич панели цены. . http://mira-3.caos.ru/ БЦ Мира 3 бизнес центр Мира.
Главная   »   Северо-Казахстанская область   »   ИЗ ИСТОРИИ СТАНОВЛЕНИЯ ЭТНОСА. ДРЕВНЯЯ И СРЕДНЯЯ ИСТОРИЯ НАШЕГО КРАЯ


 ИЗ ИСТОРИИ СТАНОВЛЕНИЯ ЭТНОСА. ДРЕВНЯЯ И СРЕДНЯЯ ИСТОРИЯ НАШЕГО КРАЯ

ЛЕСОСТЕПНЫЕ пространства Северного Казахстана с идеальным для земледелия и скотоводства рельефом местности, умеренным климатом, обилием водных источников и богатым разнотравьем с древнейших времен стали ареной хозяйственной деятельности человека.
 
Первые известные истории обитатели нашего края - древнейшие племена андроновской культуры (около 1750-1200 гг. до н.э.), названия которых не дошли до наших дней, - занимали широкое пространство Западной Сибири, Северного и Западного Казахстана вплоть до верховьев Енисея. Это были люди европеоидного антропологического типа. Основным их занятием являлись скотоводство и мотыжное земледелие. Остатки более 80 поселений и 90 могильников, открытых археологами в Северном и Западном Казахстане, позволяют утверждать, что главное место в стаде племен андроновского периода занимал крупный рогатый скот, от которого получали молочные продукты и отчасти мясо выбракованных животных. На мясо шли главным образом овцы. Что касается лошади, то она являлась прежде всего рабочим животным.
 
Земледелие было занятием постоянным, земля обрабатывалась каменными мотыгами, поля располагались на хорошо орошаемых и легких для обработки почвах. Урожай снимался серпами, зерна растирались на ручных зернотерках.
 
Охота выступала как подсобный промысел, пополнявший запасы мяса, дававший шкурки и мех, которые шли на изготовление одежды.
 

 

Андроновские племена - оседлые, об этом говорят и преобладание крупного рогатого скота в Стаде (что не присуще кочевому скотоводству), и целые поселки жилищ с несколькими очагами в каждом из них, и гончарное производство с разнообразной ориентацией изделий, которая наиболее ярко характеризует андроновскую культуру, Хорошо было развито бронзолитейное дело, особенно выделяется изготовление втульчатых топоров, широко распространенных по всей Сибири и Казахстану.
 
ХІІІ-Х вв. до н.э. - время расцвета карасукской культуры, сменившей андроновскую. Ареал ее распространения - Казахстан, Западная Сибирь и Монголия. Племена этих областей можно назвать пастушеско-земледельческими. Перейдя к яйлажному скотоводству, они приняли полукочевой образ жизни: с окончанием весенних работ на пашне откочевывали со стадом на летние пастбища, чтобы осенью возвратиться обратно для сбора урожая и на зимовку.
 
Основная отрасль материальной культуры - скотоводство, крупный рогатый скот по-прежнему занимает первое место, за ним следуют овцы, затем лошадь. В карасукское время лошадь начинает использоваться для верховой езды, что создавало предпосылки для большей подвижности населения. Однако обширные могильники, содержащие сотни (иногда до тысячи) могил, свидетельствуют о наличии долговременных оседлых поселений.
 
Древнейший период истории края, как и других регионов планеты, - время большой пестроты и неустойчивости этносов, находящихся в постоянном движении в поисках оптимальных условий географической среды для ведения хозяйства либо перемещающихся под воздействием внешних сил.
 
От VIII-IV вв. до н. э. история сохранила память об аримас-тах - родоплеменном подразделении этнокультурного массива ираноязычных сакских и сарматских племен, обитавших в пределах обширного региона, включающего и нашу, область. При своем движении на запад большая часть их вышла к Северному Причерноморью, явившись, по-видимому, одним из компонентов восточного славянства.
 
IV в. до н. э. - III в. н. э. - период складывания гуннов -народа, образовавшегося в результате смешения тюркоязычных хунну, пришедших из Джунгарии, и угорских племен Западной Сибири. В своем движении на запад, вплоть до Франции и Италии, они были какое-то время насельниками Северного Казахстана и Западной Сибири. Видимо, наследием того времени стал утвердившийся термин ”тюрк”, первое письменное упоминание которого относится к 542 г.
 
В VIII - X вв. на просторах Северного, Западного и Центрального Казахстана утверждается кимакское государство во главе с каганом, подчинившее кыпчаков. С ослаблением этого государства военно-политическая гегемония в начале XI в. переходит к кыпчакам. К концу XI в. огромная территория от Иртыша до Волги была занята тюркскими племенами кыпчак-ского объединения. На севере его границы проходили по лесостепной зоне, отделяющей казахские степи от Западной Сибири. В середине X в. западные племена кыпчаков вторглись в пределы Северного Причерноморья, постоянно угрожая безопасности южных границ Киевской Руси. В русских летописях они известны под именем половцев.
 
Кыпчакская конфедерация выступает как результат длительного процесса ассимиляции различных этнических групп и племен, оседавших в различных районах Казахстана или мигрировавших через его степные пространства в предшествующие века и попавших в вассальную зависимость от кыпчаков. Единого государства кыпчаков не сложилось: в XI - начале XIII в. у них имелись различные союзы племен во главе с ханами (князьями).
 
После нашествия монголов в Южный Казахстан и Среднюю Азию (1219-1221) кыпчаки составили основную часть населения Золотой Орды, ассимилировав завоевателей и передав им свой язык. Эта часть населения Золотой Орды и в XIV в. именовалась кыпчаками, войдя в состав формирующихся народностей: казахов, татар, башкир, кумыков, - говорящих на языке кыпчакской группы.
 
Распад Золотой Орды привел к образованию в XIV в. фактически независимого государства Ак-Орда (Белая Орда), охватившего пространство от Приаралья до Западно-Сибирской низменности включительно.
 
Становление Ак-Орды - важный этап на пути формирования казахской народности, ибо она стала первым крупнейшим государственным образованием на местной тюркоязычной основе в прслемонгольский период, где интенсивно развивались консо-лидационные этнические процессы.
 
Процесс феодального дробления, определяемый материальным характером хозяйства, отсутствием экономических связей между регионами, входящими в состав столь обширного государства, а также межплеменные столкновения и усобицы многочисленных чингизидов, привели к расчленению Ак-Орды на несколько владений. Среди них в начале XV в. были Ногайская орда и Узбекское ханство, объединившие основные районы Казахстана. Территория Узбекского ханства простиралась от Аральского моря до Яика на западе, до Тобола на севере и Иртыша на востоке. В этническом отношении они объединяли местные тюркоязычные племена, к этому времени еще не сложившиеся в народности (казахи, узбеки, ногайцы и т.д.). Племена, входившие в Узбекское ханство, носили собирательное название узбеки-казахи; этнического значения эти термины еще не имели.
 
Историк XVI в. Рузбехан Исфаганский писал: ”Три народа относятся к узбекам... один их них - все племена, относящиеся к Шейбану (узбекский хан. - В.Ч.), второй народ у казахи, и третий - мангыты. Ханы всех этих трех народо находятся между собой в постоянной вражде, и каждый из них посягает на другого”.
 
Межплеменная борьба и усиление феодального гнета вызвали массовую откочевку ряда племен за пределы Узбекского ханства, в долины Чу и Таласа во главе с султанами Джанибеком и Гиреем, враждовавшими с ханом Абулхаиром (1428-1488 гг.). Так, в пределах Западного Семиречья в 1465 г. возникло первое Казахское ханство, что явилось внешним выражением завершения длительного процесса образования казахской народности. Основными компонентами ее явились местные племена (каспы, саки, кыпчаки, массагеты и др.), которые Страбон называл азиатскими скифами, а также племена, вторгшиеся в пределы Семиречья либо в результате мирной колонизации его пастбищ (усуни, канглы, аланы, тюргеши, карлуки), либо в результате его завоеваний (ямга, кидани, монголы). Вторгшиеся племена ассимилировались местным европеоидным населением, подвергаясь, в свою очередь, определенным изменениям своего первоначального, европеоидного антропологического типа.
 
Процесс этногенеза казахского народа в XV в. охватил всю территорию современного Казахстана, отдельные части которого отличались друг от друга и номенклатурой этносов, принимавших участие в формировании народности, и степенью участия их в этом процессе. Например, на территории Среднего жуза, который охватывал Северный, Центральный и Восточный Казахстан, не было отмечено пребывание многих этносов, принимавших участие в складывании народности в Старшем жузе, за исключением кыпчаков. На территории Среднего жуза постоянно обитали племена кыпчаков, аргынов, найманов, кереев и уаков. Сказанное вовсе не означает, что на севере й юге Казахстана в XV в. сложились два разных народа. Дело в том, что племена Северного, Западного, Восточного, Центрального Казахстана были родственны по происхождению, по крови, все они были тюрки, ассимилировавшие в той или иной степени иноэтнические элементы. В Казахстане развивался тот же процесс, что у восточных славян четырьмя веками раньше, когда поляки, древляне, северяне и другие - всего 15 племенных союзов - образовали в составе Киевской Руси древнерусскую народность, потому что все эти племена были славянскими.
 
Особую группу разрозненных тюркоязычных насельников, слабо связанных между собой хозяйственной жизнью и управлением, составляли племена лесостепной и степной полосы к западу от Оби. В исторической литературе они носят название барабинцев, иртышских, ишимских и тобольских татар, что позволяет судить о районе их расселения.
 
Уровень экономического развития татар был более высоким, чем у их соседей. Наряду со скотоводством (крупный рогатый скот и лошади преимущественно) они занимались земледелием, обрабатывая пашню "наездом”, проживая во время полевых работ в летних юртах. Ассортимент зерновых культур ограничивался ячменем, полбой и овсом.
 
Их поселения (улусы) составляли территориально-соседские общины, состоящие из семей (хозяйств), сообща использовавших пастбища, охотничьи и рыболовные угодья. Пашенные земли находились в индивидуальном владении. Разложение первобытнообщинного строя, формирование местной феодальной знати (беки, мурзы, тарханы) имело своим следствием появление в XIV в. первого татарского политического объединения с центром в Тюмени, в первое время находившегося в зависимости от Золотой Орды.
 
В XIV - начале XV в. потомки Чингисхана ведут упорную борьбу с местной феодальной знатью - тайбугинцами - за политическую власть в Тюменском ханстве. В 20-х гг. XV в. власть захватил чингизид Ибак, дед и отец которого кочевали по среднему Ишиму. В первые же годы правления он расширил территорию ханства присоединением степных районов западнее Ишима вплоть до Тобола.
 
Во второй половине XV в. тайбугинцы продолжали борьбу с чингизидами за господство в южной части Западной Сибири и Северном Казахстане. Около 1495 г. хан Ибак погиб в борьбе с татарскими князьками "тайбугина рода”, его победитель Мемет (или Махмет) объединил татарские улусы и сделал своей ставкой укрепление угров на берегу Иртыша, носившее название "Сибирь" или Кашлык. Племенной союз татарских улусов стал называться Сибирским ханством по имени ханской ставки. Что касается Тюменского ханства, то оно перестало существовать в первом десятилетии XVI в., влившись в состав Сибирского.
 
Дислокация административных и военно-оперативных пограничных пунктов Сибирского ханства при Махмете указывает на то, что территория нашей области не являлась его органической частью: южный городок Агитской был возведен на р. Вагай, т.е. на 150-200 км севернее нынешних границ области.
 
Опираясь на помощь узбекских и ногайских феодальных кругов, сын узбекского правителя Кучум (по русским документам внук хана Ибака) в 1563 г. захватил власть в Сибирском ханстве, свергнув местных правителей-тайбугинцев и физически уничтожив их. По словам А.Н. Радищева, Кучуму, ’’чужестранцу”, опричь пришедших с ним, повиновались из одной только боязни, как это бывает всегда в завоеванных странах”.
 
Хан Кучум, стремясь расширить сферу феодальной эксплуатации, обложил данью башкирские и угорские племена, завоевал группы угорских племен по нижнему Иртышу и его притоку Конде, а также тюркоязычное население Барабинской степи, вел борьбу с Казахским ханством, собирал вооруженные силы для агрессивных действий против России.
 
Таким образом, по своему этническому составу Сибирское ханство не было однородным. Наряду с сибирскими татарами -собирательным наименованием тюркских племен Западной Сибири - хану платили ясак хантыйские, мансийские и башкирские племена.
 
Военной опорой Кучума были узбекские и ногайские вооруженные отряды.
 
Однако сибирское ханство Кучума не было сильным государством: механическая сумма улусов не была связана общностью экономической жизни, а тяжелый ясак, уплачиваемый покоренными племенами, вызвал естественное неприятие власти Кучума, что определило внутреннюю слабость ханства - удар, нанесенный дружиной Ермака, прекратил его существование.
 
Завоевание Московским государством Казанского (1552), Астраханского (1557) ханств, установление протектората над Ногайской ордой и Башкирией, разгром Сибирского ханства (1582) определили во второй половине XVI в. смежность границ России и Казахстана и установление непосредственных отношений между этими крупнейшими государствами Европы и Азии.
 
Интерес к таким отношениям был обоюдный. Казахское ханство испытывало давление со стороны Сибирского ханства в годы правления им чингизидов. Разгром его и бегство Кучума из Кашлыка не было концом длительной кровавой борьбы: опираясь на помощь Узбекского ханства и Ногайской орды, он пытался восстановить Сибирское ханство и свою власть над ним. Бесконечные столкновения, поиски воинских отрядов, перераставшие в сражения, задевали коренные экономические интересы казахского народа: нарушался нормальный цикл перекочевки стад по степи, постоянная опасность нападения, словно дамоклов меч, висела над племенами, прилегающими к "сибирской стороне", отвлекались люди для воинских поисков.
 
В этих условиях понятно стремление казахских правящих кругов к установлению прочных, надежных связей с Россией. Хан Хак-Назар (годы правления 1538-1580) - крупный государственный деятель средневекового Казахстана - был убежден в необходимости упрочения всесторонних русско-казахских связей.
 
Устремления казахской феодальной знати отвечали экономическим и внешнеполитическим интересам России. Через территорию Казахского ханства проходили важнейшие торговые пути, связывающие Россию со Средней Азией, не говоря о том, что сам Казахстан представлял собой емкий рынок сбыта зерновой продукции сельского хозяйства и ремесленных изделий, являясь в то же время источником дешевых "произведений степи”. Этим определялись интерес России к политической жизни Казахского ханства, его взаимоотношения с соседями. Это во-первых.
 
Во-вторых, в Казахском ханстве Россия видела естественного союзника для борьбы против Сибирского ханства и в 60-70-х гг. XVI в., когда подвластные Кучу му улусы совершали систематические набеги в Прикамье, разоряя русские слободы и селения, уводя жителей для обращения в.рабство, и в годы после разгрома Сибирского ханства, когда Кучум предпринимал отчаянные попытки восстановить его под своим господством. Таким образом, военный союз Казахского ханства с Россией был естественным предприятием обоих государств.
 
С целью заключения такого союза в 1573 г. в степь направляется русское посольство во главе с Третьяком Чубуковым, а в 1594 г. хан Тевеккель направляет в Москву своего посла для заключения союзного договора. Важнейшим пунктом соглашения стала просьба Тевеккеля о приобретении в Москве ”вогнен-ного бою”. В заклад гарантии нерушимости союза хан направил в Москву своего .сына взамен племянника, находившегося там ранее. В ответной грамоте царь всея Руси Федор Иоаннович обещал направить в степь "многую рать с вогненным боем” и защищать ханство "от всех их недругов”.
 
В 1595 г. в ответ на просьбу хана Тевеккеля о "протекции” в степь было направлено русское посольство Вельямина Степанова. Мы не имеем сведений о ходе этих переговоров, но два обстоятельства позволяют делать, вывод об их важности: дипломатическая миссия находилась в ставке хана в течение двух месяцев (июнь-июль), а сын Тевеккеля в качестве аманата был направлен со Степановым в Москву.
 
В XVII в., несмотря на сложность внешнеполитического положения страны, связанную с польско-шведской интервенцией и ликвидацией ее последствий, а также на длительные войны с Польшей, Швецией и Турцией, московское правительство продолжало укреплять дипломатические и экономические связи с Казахским ханством. Посольства казахских ханов чаще направляются в Тобольск, где сибирская администрация оперативно принимала решения по возникшим вопросам взаимоотношений сопредельных государств, рассматривала случавшиеся пограничные конфликты. Дело в том, что при хане Тауке (годы правления 1680-1718) враждебная ему группировка казахских феодалов организовывала набеги на русские пограничные поселения, чтобы лишить хана поддержки России, ослабить его позиции и отстранить от власти, что, естественно, вызывало в отдельные годы напряженность в русско-казахских отношениях.
 
Тем не менее хан Тауке продолжал курс своего предшественника на упрочение русско-казахских связей: за 1686-1693 гг. он направил в Россию пять посольств с определенными дипломатическими поручениями что в немалой степени было связано с усилением джунгарской опасности на юго-восточных рубежах Казахстана.
 
Рост экономических связей определяется успехами крестьянской колонизации Западной Сибири, развитием земледелия и ремесла, проникновением сюда русского торгового капитала. Особенно интенсивно осваивались Тобольский, Тюменский, Туринский и Верхотурский уезды, где сосредоточивалась основная масса сибирских земледельцев. Уже к началу 70-х годов XVII в. в этих уездах насчитывалось 7586 крестьянских дворов с 16959 душ мужского пола (сокр. душ м.п.). Смежные северные районы Казахстана в этот период русской колонизации охвачены не были.
 
Интенсивно заселялись строившиеся уездные города Тюмень, Тобольск, Тара, возникает Коркина слобода (г. Ишим), где сосредоточиваются ремесленники, торговцы, служилые люди, пашенные, оброчные и монастырские крестьяне.
 
Рост народонаселения и связанный с этим подъем производительных сил сельского хозяйства и ремесла определяли интенсификацию торговых отношений России с Казахстаном и Средней Азией. Взаимодополняемость экономики крестьян земледельцев и крестьян-скотоводов определяла заинтересованность сторон в расширении обмена. По данным таможенных книг, приезд купцов в Тару и Тобольск через казахские степи в 1537-1645 гг. составил 185 человек, в 1645-1655 гг. - 165, в 1655-1665 гг. - 227 человек.
 
Среднеазиатские караваны, доставлявшие в Сибирь ткани, сухофрукты, чай, следовали из Бухары через Сырдарью, Туркестан, вдоль р. Сарысу, мимо Улутау к верховьям Ишима до Иртыша и вдоль него до Тюмени и Тобольска, где загружались в обратный путь пшеницей, металлоизделиями, галантерейными товарами.
 
Русские купцы вверх по Иртышу поднимались в район современного Павлодара за солью, добываемой на Ямышевском озере, участвовали в ежегодно проводившейся здесь ярмарке. Ярмарка собирала "многие тысячи людей" широкой округи: казахов, русских, джунгар, татар — продающих и покупающих хлеб, скот, соль, чай, китайские товары. Учитывая продолжительность ярмарки в 2-3 недели, участие в ней тысячи людей, можно предположить значительный по тем временам торговый оборот.
 
Таким образом, если в XV-XVI вв. русско-казахские связи ограничивались взаимными посольствами, предпринимаемыми "верхами" для достижения определенных политических целей, то в XVII в. эти связи существенно расширились: в непосредственное общение вступали земледельцы и скотоводы, ремесленники и торговцы - встречи "верхов" подготовили встречу "низов”, самих народов.
 
Древняя и средняя история Казахстана в целом и нашего края как его составной части показывают, что его территория издавна являлась ареной хозяйственной деятельности и соответствующих ей процессов этнографического, социального и политического развития конгломерата племен, главным образом, тюркского и в меньшей степени ираноязычного и угорского происхождения. Одни племена являются автохтонами (первоначальными насельниками) Казахстана, другие, перекочевав из степей Центральной Азии, частично осели в его пределах приняв участие в формировании казахской народности, третьи прошли транзитом по его территории в своем устремлении на запад. В этом отношении Казахстан не представляет собой некоего феноменального явления. Подобными сюжетами полна история древней и средневековой истории Европы. Например, волжские булгары, вторгнувшись в VII в. на Балканы, были ассимилированы славянами, колонизовавшими этот регион на рубеже V-VI вв. Но, будучи ассимилированными, они оставили о себе память в названии народа и страны. То же можно сказать о германском племени франков, давших название романскому народу бывшей Галлии, нынешней Франции. Подобные примеры можно умножить, окунувшись в историю любого материка планеты.
 
Если говорить о действительных особенностях Казахстана и ряда других регионов Азии по сравнению с Русью, Европой, то они заключаются в характере материальной культуры и связанной с ней спецификой общественного и государственного строя, образа жизни, психического склада народа, своеобразия духовной культуры.
 
Попытки древнейших насельников Казахстана вести комплексное хозяйство, включающее земледелие и пастбищное скотоводство, в целом успехом не увенчались. Татаро-монгольское нашествие XIII в. подорвало очаги земледелия в Семиречье, по берегам Сырдарьи, Амударьи, Сарысу, Ишима, разметало земледельческое население, что в значительной степени определило становление кочевого скотоводства как основы материальной культуры. Обращение народа к этой отрасли хозяйства было не делом свободного выбора, а железной необходимостью - географическая среда обитания не давала иных шансов не только для поступательного развития, но и для биологического выживания народа.
 
На базе этой материальной культуры народ создал свою самобытную цивилизацию. Эта цивилизация, отличная от европейской, земледельческой, характеризуется прежде всего своеобразием всех сторон бытия, их целесообразностью - от использования биологического потенциала степи по временам года в процессе кочевания и соответствующей ему структуры стада до характера жилищ и строго соблюдаемого половозрастного разделения труда в общине, от экипировки кочевника и его рациона до духовного мира, определяемого реалиями жизни, родовыми традициями и идеями мусульманства. Ценность, приоритет рода и семьи, их физическое, нравственное и духовное здоровье лежали в основе прочности народа, веками выдерживавшего военно-политические тайфуны, обрушивавшиеся на степь.
 
Открытая душа, уважение к аксакалам, забота о детях, гостеприимство, веротерпимость, готовность оказать помощь каждому, кто нуждается в ней, презрение к нарушителям моральных установлений и строгое наказание их - лишь немногие черты психического склада народа, где главной ценностью почитался человек. В рамках своей цивилизации народ всегда оказывался на уровне требований века, принимая единственно верные решения на крутых переломах своей истории. Об этом говорит весь исторический опыт казахского народа.
 
Одним из первых таких поворотов стал рубеж XVII-XVIII вв., когда на юго-восточных рубежах Казахстана возросла опасность агрессии со стороны Джунгарского военно-феодального государства. Теснимая с востока Цинской империей, теряя пастбища, джунгарская правящая верхушка пыталась компенсировать потери захватом степных пространств Казахстана.
 
В XVIII век казахский народ вступил накануне великих потрясений, которые потребовали от народа мужества и стойкости, а от его государственного руководства - осмотрительности и мудрости в принятии политических решений, характер которых определял его будущее.
 
Главным итогом древней и средней истории родов, племен и племенных союзов Казахстана стало становление качественно новой этнической общности в рамках определенной территории, ставшей основой его биологического, экономического, социального и политического развития этноса с единым языком и общим психическим складом. Процесс становления этноса был длительным во времени, сложным по содержанию, он проходил противоречиво через дробление, ассимиляцию, скрещивание и слияние отдельных родов, племен, племенных союзов, испытывая при этом воздействие как изменений географической среды, так и политических событий. Процесс этот мог замедляться, как при нашествии каракитаев, прекращаться и даже отбрасываться назад, как в период татаро-монгольской агрессии XIII в., а затем возобновляться с новой силой в новых исторических условиях XIV-XV вв., чтобы прийти к своему логическому завершению. Образование казахских ханств в XV в., обретение государственности явилось лишь внешним выражением завершения процесса складывания казахской народности.