Услуги по уничтожению клопов борьба и уничтожение клопов.


 Горькие уроки

Что же показала, чему научила североказахстанцев минувшая большая война?
 

 

Прежде всего война испытала людей на крепость духовную и физическую, обнажила человеческую сущность каждого, дала ему объективную оценку, высветила перед лицом других со всех сторон и во всех измерениях, обнажила глубинные чувства патриотизма. А был ли героизм и тем более массовый? Сомневающихся в нем немало. Вне сомнения, героизм был. Был, но не в том виде, как о нем много писано и еще больше сказано. Как в ту пору, так и сегодня еще некоторые авторы толкуют, что сотни тысяч храбрых, отважных, смелых только о том и думали, только тем и жили, чтобы умереть в бою или прославиться в труде. Безрассудство и фанатизм отдельных храбрецов не мог быть массовым. Миллионы советских людей, в их числе и североказахстанцы, идя в бой и на труд, не думали о мраморных пьедесталах героев и, конечно же, не мечтали о смерти, какой бы почетной она ни была. Не жажда героизма звала людей на подвиги, а глубинные чувства патриотизма. Источником любого подвига во имя Родины всегда и при всех обстоятельствах выступал неугасаемый, вдохновляющий патриотизм.
 
Война как эсктремальное явление вызвала среди северока-захстанцев не плакатную, а подлинную сплоченность, понимание единства советских людей, гражданского согласия всех социальных групп. Люди отчетливо уяснили, что цельность народа, его монолитность, общность судьбы наций, всего Союза - гарантия высокой жизнестойкости страны. Конкретными поступками, большими и малыми делами, всеми своими будничными занятиями труженики Приишимья показывали верность советскому строю и социалистическому выбору, свою приверженность высоким общечеловеческим ценностям и идеалам свободы, чести и независимости.
 
Война началась в условиях разгула сталинских репрессий. Она даже ужесточила их требованиями военного времени. Однако на этот счет в умозрениях североказахстанцев в первый период войны произошли заметные изменения. Вопрос жизни или гибели советской страны заслонил боязнь человека безвинным оказаться в ГУЛАГе, не устранил, но пошатнул страх людей перед репрессиями. "Дальше фронта не ушлкгг!” - говорили в народе. А фронт был местом почетным для истинного патриота. Люди поняли многие ошибки "великого вождя": плохо подготовленная к войне армия, сдающая территорию врагу, огромные человеческие жертвы, потеря жизненно важных экономических районов страны, акты вандализма над целыми народами, сосланными в Приишимье и обреченными здесь на вымирание. На глазах местных жителей свершалась жестокая расправа над чечено-ингушами, немцами Поволжья, поляками из Западной Белоруссии, над представителями "инакомыслящей” интеллигенции, родственниками "врагов народа". Все это вызывало непонимание и разочарование, горечь и растерянность у многих в сознании и настроении. К чести абсолютного большинства североказахстанцев, их не деморализовали подобные ошибки верхов, многие приняли их за временные недоразумения и неудачи, и только потому они не теряли боевого настроения. В народе небывало поднялось чувство собственной ответственности за судьбу Отечества. Солидарность, взаимоподдержка, взаимопомощь друг другу, например, помощь эвакуированным и даже репрессированным ссыльным, была незыблемым народным качеством. Жители села Лебедки Соколовского района собирали теплые детские вещи, чтобы согреть раздетых детишек сосланных сюда чеченцев. Участники детской самодеятелности Дома пионеров тайком приносили по одной картошке через день хореографу кружка, чтобы поддержать силы голодающей балерины Л. Шапошниковой, сосланной по ложному доносу из Москвы. И таких примеров было множество. Разве это не протест против карательной политики официальных властей? Люди перешагнули границы страха и перед репрессиями и перед не менее жестокими трудностями, вызванными войной. Тысячи североказахстанцев, освобождая от фашизма страны Восточной Европы, увидели иную жизнь, познакомились с бытом, традициями и общественным строем других народов и государств. Узнали они зарубежье и на Востоке. И, познав, сравнили с родным, домашним и во многом прозрели. Все, что чуждо, враждебно, нам неприемлемо, отсеивалось прочь. Но было чему подивиться, поучиться, перенять то, в чем отстали. Словом, заграница оставила в их сознании глубокий след. Сегодня историков удивляет высокий трудовой энтузиазм воинов-победителей, вернувшихся к мирному труду. Весь мир был восхищен тем, что разоренная, обескровленная войной страна собственными силами через два-три года после чудовищной разрухи отменила карточную систему, обеспечила сама себя необходимыми товарами широкого потребления, резко улучшила материальное положение исстрадавшегося народа. "Русским чудом" назвали за границей это достижение нашего народа. А причиной энтузиазма послужило не только то, что вчерашние солдаты скучали о созидательной работе, но и увиданный пример высокой культуры Запада, трудолюбия, деловитости и аккуратности западноевропейца, у которого нетерпимо разгильдяйство, но высоко ценится мастерство. Поучительна была и трудовая дисциплина и исполнительность в работе. Забегая вперед, следует прямо и коротко отметить, что с возвращением десятков тысяч фронтовиков в Северный Казахстан экономика края совершила настоящий скачок в научно-техническом прогрессе и дисциплине труда.
 
Еще один урок Великой Отечественной... При всем учете справедливого, освободительного характера та война еще раз подтвердила противоестественность любых войн. Войны - ненормальное явление в жизни людей. Конечно, Победе радовались беспредельно, народ ликовал, но не только потому, что она завершила страшное лихолетье, а потому, что надеялись: эта война была последняя. "Не приведи Бог испытать моим детям и внукам все то, что мы, солдаты, испытали в этой войне!" -говорил в те дни и повторял до последнего дня жизни полный кавалер ордена Славы Андрей Пуненко. Могучий красивый парень богатырского телосложения, умный добрый солдат вернулся с фронта изрешеченный пулями и осколками, с чахлым здоровьем, неуемными болями от ран и контузий. А сколько не вернулось таких, как этот прекрасный человек? В каждой второй семье североказахстанцев побывала фронтовая похоронка. Около 40 тыс. имен погибших земляков уже внесено в книгу Памяти, а тысячи других "пропавших” и "безвестных” ждут еще активистов патриотического отряда "Поиск” в болотах и лесах, на полях жестокой брани.