Главная   »   Северо-Казахстанская область   »   Аграрный цех военной поры


 Аграрный цех военной поры

Сельское хозяйство области больше, чем другие отрасли экономики, испытало трудности, вызванные войной.

Уже к началу 1942 г. на фронт и в оборонную промышленность ушла почти вся самая работоспособная часть жителей села. В колхозах и совхозах остались преимущественно женщины, подростки и престарелые. Красной Армии был передан почти весь исправный автомобильный парк, значительное количество тракторов, конепоголовья и транспортных средств: бричек, телег, а также сбруи. Это серьезно усложнило положение в хозяйствах. Их трудовые коллективы вынуждены были постоянно изыскивать местные возможности, внутренние резервы, чтобы организовать производство.
 
Взять, к примеру, сельхозартель ”Кара-Агаш” Ленинского района. Каждый колхозник был определен на конкретный участок производства. К. Идрисов, освобожденный от призыва в армию по болезни, принял на себя все животноводство, обеспечивал строгий режим содержания и кормления скота. Пятидесятилетний заместитель председателя колхоза А. Ишкеев, кроме основных обязанностей, работал подавальщиком снопов машинисту молотилки, ежедневно выполнял по полторы-две нормы. Члены сельхозартели А. Ахметова и К. Жаксыкова создали ударные звенья женщин и вдвое перевыполняли задания на скирдовании. Колхозник И. Альжанов вместе с учителем 3. Бейсембаевым создали хлебоуборочную бригаду учащихся школы, чем оказали большую помощь колхозу. По их примеру работали многие колхозники. Уже за 9 месяцев 1941 г. выработка в среднем на каждого колхозника составляла 350 трудодней. Сельхозартель в числе первых в районе закончила хлебоуборочные работы.
 
С повышенной энергией с первый дней войны включился в дела коллектив Тарангульского мясосовхоза. Токарь П. Веревкин, ремонтируя уборочную технику, работал на двух станках, перевыполняя норму на 170%. Рабочий И. Стаценко на скирдовании сена ежедневно вырабатывал три нормы. К. Сандыбаев, досрочно отремонтировав скотобазы, перевыполнял задания по силосованию кормов. Коллектив совхоза всесторонне подготовился к хлебоуборке, а затем и к зимовке скота и провел их на высоком уровне.
 
В борьбе с трудностями, вызванными войной, в народной гуще рождались деловая инициатива, рабочая смекалка, добрый почин. Широкое движение в первые месяцы войны развернулось в Казахстане по овладению женщинами "мужскими” профессиями. А началось оно в Северо-Казахстанской области. Дело было так. Для возмещения механизаторских кадров, ушедших в Красную Армию, облисполком определил задание: курсовой учебой из числа женщин срочно подготовить 3250 трактористок. В ряде мест эта директива показалась нереальной, проявилось неверие в способность женщин овладеть сложной машиной. Но уже на четвертый день войны бригада женщин-трактористок из Полудинской МТС приняла Обращение к колхозницам и работницам МТС и совхозов с призывом овладеть тракторами и комбайнами. Газета ’’Ленинское знамя” опубликовала это Обращение 28 июня за подписью Василисы Бондаревой, Валентины Шубиной, Веры Евтушенко, Марии Горенковой, Феодосии Никифоровой, Марии Толмачевой, Эмилии Шмидт и Марии Авдеевой. В итоге обсуждения этого Обращения в колхозах, совхозах и МТС от женщин поступали тысячи заявлений с просьбой зачислить на курсы механизаторов.
 
И патриотки сдержали слово. Осенью сдали экзамен на право водителей машин 4670 североказахстанок. Инициатива полудинских девушек вышла далеко за пределы области. На нее откликнулись женщины северных областей республики, а затем и всего Казахстана.
 
Осенью, в разгар хлебоуборочных работ, в области были подведены итоги развития механизаторского всеобуча женщин на примере совхозов. Отмечалось высокое понимание работниками своей роли в условиях войны, их готовность вложить все силы в дело разгрома врага. Однако в печати указывались и серьезные недочеты в подготовке механизаторов. Во-первых, некоторые сельскохозяйственные ведомства, такие, как трест совхозов, не выполняли задания по обучению кадров. Во-вторых, многие колхозы и МТС не рискнули использовать в деле выпускниц курсов, так как обучение их велось на низком уровне, и многие женщины, окончившие курсы, не смогли самостоятельно работать на тракторах.
 
Не легче решались вопросы с замещением вакантных должностей руководящих работников. Особенно трудно оказалось подобрать способных председателей, полеводов, главных зоотехников и других организаторов и специалистов колхозного производства. Кое-где на эти должности стихийно избирались и назначались недостойные люди. Для подготовки председательских кадров в области была организована краткосрочная школа руководителей колхозов, где получили необходимые знания и начальный опыт немало хороших сельских организаторов.
 
Вследствие острого недостатка не только подготовленных кадров, но и уборочных машин, горючего, транспортных средств, материально-технической базы жатва хлебов уже в первом году войны в большинстве хозяйств велась медленными темпами. График хлебосдачи срывался. Допускались большие потери зерна и рабочего времени. Во многих колхозах, МТС и совхозах сразу же выявились серьезные просчеты и недоделки в подготовке к уборочной страде. Например, в Петропавловской сельской зоне плохо подготовились к уборочным работам колхозы ”Луч Ленина", имени Чапаева, ”Бельсенды”, "Красное знамя", "Нойес Лебен", имени Буденного и Петропавловская МТС. Не лучше страдные дела складывались во многих других районах.
 
ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР были серьезно встревожены неудовлетворительной хлебоуборкой в ряде областей страны, в том числе и в Северо-Казахстанской. По этому поводу в местные руководящие органы поступила правительственная телеграмма с требованием ускорить обмолот и вывозку зерна. Жесткость ее требований вынудила изыскать новые подходы к организации дел, поднять темпы полевых работ.
 
Существенную помощь области оказало и правительство республики. По его указанию в колхозы были направлены 360 комбайнеров из других областей, увеличены фонды на горючее и некоторые промтовары.
 
Недостатки уборочных работ подверглись пристрастному обсуждению на собраниях колхозников, хозяйственного актива районов. В совокупности все эти меры способствовали улучшению дел на полях, например, организованно, четко, по-военному прошла хлебоуборка в Советском, Приишимском, Петропавловском, в ряде хозяйств Ленинского и Соколовского районов, в совхозах Пресновского района.
 
Общая оценка итогов первой военной жатвы видна из следующих показателей: почти наполовину сократилось число колхозников, не вырабатывающих минимума трудодней, колхозы сдали государству зерна на 272 тыс. ц больше, чем в 1938, самом урожайном году довоенного времени.
 
Но при всем этом на полях области осталось немало нескошенного и необмолоченного хлеба, особенно в Октябрьском, Ленинском и Приишимском районах.
 
Хлеб стал важным элементом тыла в борьбе с врагом. И чем больше давало его Родине колхозное крестьянство, тем непобедимее становились Советские Вооруженные силы. Войны всегда приносили только разруху в хозяйство вообще, а в крестьянское в особенности. В этом не была исключением и Великая Отечественная. На полях Приишимья не лязгали гусеницы танков, не падали сраженные пулями бойцы. Поля здесь не уродовали воронки от снарядов и бомб. Однако они дичали и скудели с каждым военным годом. Приишимские деревни не знали испепеляющих бомбежек, их не жгли, не обнажали огнем вплоть до печных труб. Они безлюдели и умирали тихо, чернели и ветшали с накрест забитыми окнами, осиротевшие без хозяина, ушедшего на фронт или в трудармию. Прочно вселились лихая нужда и горе в каждую семью, в каждый уцелевший дом.
 
В годы войны особенно сильно проявилась зависимость сельчанина от колхоза, от колхозного коллектива. Обобществление средств прроизводства в сельхозартелях исключало возможность членам артелей иметь личное подворье, содержать в индивидуальном хозяйстве хотя бы минимальное количество скота и приусадебный участок. В итоге жизнеобеспеченность семьи колхозника домашним хозяйством была крайне низкой. Отсутствовали у большинства селян и личные сбережения на "черный день". До войны "не престижно" было иметь во дворе больше одной коровы, поросенка на откорме и десятка овец. Многие колхозники в личном хозяйстве не содержали ни одной головы скота, что всячески поощрялось Уставом сельхозартели. Забота об обеспечении потребностей семьи колхозника в продуктах по Уставу целиком возлагалась на колхоз. Но разоренные войной колхозы не могли выполнять это уставное требование. Семьи колхозников, не имеющие подворья, уже в первый год войны оказались в бедственном положении.
 
А война неумолимо требовала исполнять ее законы. Мобилизацией техники, скота, колхозных средств и собственности вплоть до колес и хомута, экономическая база колхозов была подорвана. С этого начались бедствия, разорения и нищета колхозников и в первую очередь тех, которые лишились кормильца, состояли из детей и стариков.
 
Острейшей проблемой в сельском хозяйстве все годы войны были вопросы обеспечения рабочей силой. Женщины составляли основной резерв пополнения колхозных кадров. Но этот резерв был невелик. Неработающих домохозяек в селах и до войны было немного, теперь же и этот источник иссяк в первый же военный год. Производить хлеб было некому и нечем. Что делать? На всех сессиях Советов, пленумах партийных органов, на собраниях и заседаниях, как бы разнообразно ни формулировалась повестка, суть ее сводилась к одному: как посеять или убрать хлеб - главное оружие победы, основной продукт существования народа. Выход из этого положения многим руководителям виделся только один - мастерски маневрировать имеющейся рабочей силой в полеводстве и животноводстве, отдавая приоритет полеводству. Но, во-первых, искусно маневрировать никто не умел, к руководству пришли новые и неопытные работники. Во-вторых, снимать работников с животноводства, направляя их в полеводство, означало загубить производство мяса, молока, масла, так же необходимых народу, как и хлеб.
 
А жизнь распорядилась по-своему, никто не давал распоряжений, но диктат войны был однозначен: армии и народу нужен хлеб, все остальное - роскошь. В итоге животноводство в годы войны неудержимо сокращалось и в ряде колхозов практически было ликвидировано.
 
В 1942 г. в колхозах, МТС и совхозах области несколько увеличилась численность работающих за счет прибытия эвакуированных из прифронтовых районов страны. Почти 85% из приехавших были трудоустроены в селах. Однако недостаток рабочей силы в сельском хозяйстве оставался значительным. По-прежнему не хватало механизаторов, трактористов, комбайнеров, водителей автомашин.
 
В 1943 г. в связи с освобождением значительной территории нашей Родины от гитлеровских оккупантов началась реэвакуация населения, временно расселенного в Северном Казахстане. Проводы харьковчан, воронежцев, белгородцев, жителей Подмосковья и многих других областей, возвращающихся в свои родные края, превратились в демонстрацию дружбы народов. Отъезжающие горячо благодарили североказахстанцев за душевный приют, за бескорыстную помощь, за проявленное братство. Североказахстанцы разделяли радость реэвакуирующихся, истосковавшихся о своем отчем доме. Но их отъезд еще более обострил нехватку рабочей силы, особенно в колхозах. Даже при условии полного привлечения к труду всего неработающего сельского населения, включая учащихся школ, колхозам недоставало более 40 тыс. тружеников. За длительный период войны в непрерывно работающих школах, курсах, кружках был подготовлен большой отряд механизаторских кадров и специалистов массовых квалификаций. И все же недоставало, например, для МТС 3540 человек и более тысячи механизаторов для совхозов. При таком положении почти невозможно было сохранить посевной клин. Еще труднее провести хлебоуборочные работы.
 
К тому же уборочная кампания проходила в 1943 г. в условиях проливных дождей, слякоти и раннего снега. Это затянуло уборку хлеба на два с половиной месяца, вызвало большие потери зерна, вконец износило уборочную технику. А в результате область не выполнила план хлебозаготовок, сорвано было задание по вспашке зяби, резко снизились показатели в экономике колхозов и МТС. Особенно сильное отставание произошло в Соколовском, Конюховском и Булаевском районах.
 
Другой важнейшей проблемой села военной поры стала забота о содержании и пополнении материально-технической базы колхозного производства. За весь период войны в села Приишимья не поступило ни одного нового трактора, ни одного комбайна. На приобретение жаток, молотилок, сеялок, косилок и другой техники не было никакой надежды. Косы, серпы, ведра для дойки, фляги под молоко и другой сельхозинструмент и инвентарь составляли острейший дефицит.
 
Особенно ощущались потери в тракторном парке. В 1944 г. хозяйства располагали тракторами значительно меньше, чем осенью 1941 г. При этом надо принять во внимание, что около половины наличного парка машин бездействовало из-за низкого качества ремонта и отсутствия запасных частей. В результате объем тракторных работ в 1944 г. уменьшился на 53,9%, а полевые работы на тягле и ручном труде в колхозах составили 58,3%. В итоге посевной клин уменьшился в районах: Приишимском - на 40,9, Соколовском - на 38,8, Полуденском - на 39,4 и Советском - на 30,8, а в целом по области - на 26%.
 
Сокращение посева зерновых, запущенность агротехники сказались на продуктивности животноводства. Падение шло стремительно. Государственный план хлебозаготовок в 1941 г. область выполнила на 73,3%, в 1942 г. уже на 25, а в 1943 г. на 23%. Не удалось выполнить план и в 1944 г.
 
Причиной столь неприглядного состояния полеводства были не только трудности, порожденные войной, но и вопиющая бесхозяйственность и безответственность в организации производства со стороны многих руководящих работников. Например, совершенно неприемлемы ссылки на войну в объяснениях беспорядка в семеноводстве. Некоторые руководители колхозов пренебрегали заниматься выращиванием местных семян, привычно рассчитывали на семенные ссуды от государства. В обработке даже полученных семян исключались яровизация и протравливание. В ряде хозяйств на это просто не было сил. Совершенно игнорировались севообороты и правильное размещение культур. Колхозы и совхозы в 1944 г. имели 4,5 млн. гектаров пахотно-пригодных земель, но осваивалось из них всего 32,5%. За ввод в оборот целинных земель борьбы не было. В два с половиной раза сократились площади паров и зяби. Пахота проводилась мелко, вынужденно применялся ручной посев из лукошка, иногда даже без последующего боронования.
 
И еще один пример бесхозяйственности - неудовлетворительное содержание тягловой силы. В условиях острого недостатка автотранспортных средств накануне весеннего сева из наличных 9,2 тыс. лошадей истощенными оказались 3,6 тыс. голов. Ниже средней упитанности был каждый второй вол, хотя колхозы располагали и выпасами, и кормами, и сенокосными угодиями вдосталь.
 
Решительные меры для наведения порядка в сельском хозяйстве были приняты только после серьезной критики и смены руководства области и некоторых районов решениями союзного и республиканского правительств. Капитальная ’’чистка” состава руководящих кадров, повышение спроса и требовательности к ним за работу при поддержке инициативы, использовании передового опыта и дополнительных резервов в земледелии - все это дало положительный результат. Колхозы, МТС и совхозы области в 1944 г. несколько улучшили экономические показатели, но довоенный уровень оставался недостижимым.
 
Большое внимание было уделено новой организации труда в колхозах. Практика показала, что в условиях того времени наибольшей эффективности и более высокой производительности в полеводстве достигали малочисленные бригады и звенья. Они были как бы прообразом современных арендных форм организации крестьянского труда. Например, колхоз имени Кирова Советского района, работая по звеньевой системе, одним из первых в области провел хлебоуборку, выполнил план хлебосдачи и сверх того сдал в фонд Советской Армии 574 ц зерна. Так же работал колхоз ’’Юпитер” Октябрьского района. В 1944 г. в ряде хозяйств удалось добиться перелома в организации труда. В число передовых вышли МТС: Ворошиловская, Интернациональная, Ново-Георгиевская, Куйбышевская и им. Вильямса. Хорошо работал Чистовский совхоз. Руководители ряда передовых хозяйств и районов были отмечены правительственными наградами. Но таких примеров было маловато. Большинство же колхозов, совхозов и МТС, даже в лучшем по урожаю 1944 г. еле-еле сводили концы с концами. 60 колхозов на протяжении всей войны отставали по всем основным хозяйственным показателям. Еще больше колхозов числилось маломощными. Например, в зоне Сартомарской МТС в колхозе ’’Урнек” имелось всего 6 мужчин-стариков, 5 подростков и 14 женщин - вот и весь коллектив. Сельхозартель ’’Коломбет” располагала тягловой силой - 4 лошади и 2 рабочих быка. Подобные колхозы ничего не могли дать государству. Низкие показатели хозяйственной деятельности имели Суворовская, Калининская, Соколовская, Сарто-марская, Тимирязевская и Ильичевская машино-тракторные станции, в целом Соколовский, Конюховский и Приишимский районы.
 
Но вот наконец-то сельский календарь открыл первые листочки последнего военного 1945 г. Победы Советских Вооруженных сил на фронте радовали и создавали уверенность в скором завершении тяжелейшей войны. Но сама-то жизнь пока еще не становилась розовой. Североказахстанцы и в городе, и в селе давно уже работали на пределе сил.
 
В начале года в ознаменование победоносного наступления Советской Армии и в честь 25-летия образования Казахской ССР по всему Казахстану было объявлено массовое социалистическое соревнование. Главным мерилом деятельности колхозов, совхозов и МТС определялась всесторонняя подготовка к весеннему севу. Большая организаторская и агитационная работа советских, партийных и сельскохозяйственных органов дала свои результаты. В подготовке к севу качественно обрабатывались семена, готовилась почва, увеличилась вывозка на поля органики, улучшился уход за конепоголовьем. А когда выяснилось, что рабочего тягла все равно не хватит, организовали среди колхозниц курсы по изучению опыта использования в ярме дойных коров. Колхозы к севу получили и финансовую поддержку от государства в виде краткосрочных ссуд.
 
В итоге принятых мер последний военный сев был проведен в лучшие сроки, организованнее, чем в прошлые годы. Около 50 тыс. гектаров ввели в оборот за счет залежных земель. Так северо-казахстанские хлеборобы ударным трудом отметили Великую Победу советского народа в Отечественной войне.
 
Не меньше трудностей в годы войны выпало и на долю животноводов. Стойловое животноводство всегда и всецело зависело от положения дел в зерновом производстве, но совершенно незаменимо им в обеспечении продовольствием населения и Советской Армии. Главные проблемы животноводства в течение всей войны - недостаток кормов и слабая стойловая база для содержания скота. Передовым хозяйствам области удавалось преодолевать эти трудности, а другим нет. Поэтому общая картина состояния животноводства по области и даже в каждом районе была очень пестрой. Высокие образцы добросовестности показывали тысячи животноводов. Ветеран колхозного строя Омар Альжанов из сельхозартели ’’Иглик” Мамлютского района по ночам пас колхозное стадо, днем обеспечивал скоту водопой и находил время заниматься сенокошением. Пенсионер чабан П. Гавриш из колхоза ”1 мая” Ленинского района вырастил 184 ягненка от каждой сотни закрепленных овцематок. Ветераны труда Ж. Жамабаев и Ф. Жунусова из колхоза ’’Каратал” Советского района получили от каждой коровы и полностью сохранили молодняк до полугодового возраста.
 
Однако за все годы войны ни один район области не смог выполнить план развития животноводства, хотя планы были на уровне довоенных. Немало скота пало от бескормицы, расхищено и разбазарено. Особенно большие потери животных допускались в Булаевском, Ленинском и Октябрьском районах.
 
Неблагополучное состояние животноводства отрицательно отразилось не только на государственных заготовках, но и на снабжении продуктами областного центра. Уже с конца 1941 г. резко сократился привоз на Петропавловский колхозный рынок продовольствия. Но тяжелейшие трудности были вызваны не только войной. В 1942 и 1943 гг. складывались крайне неблагоприятные погодные условия для заготовки кормов. Сказывалось и отсутствие стройматериалов для ремонта скотопомещений. Только в 1944 г. напряжением всех сил удалось сделать небольшой шаг в улучшеннии дел в животноводстве: увеличить численность скота, чуть поднять его продуктивность. Например, впервые за всю войну удалось выполнить задания по надою молока на фуражную корову. Надой превысил тысячу литров. Это считалось большим успехом. А кроме тоғо, более половины колхозов осуществили задания по развитию овцеводства. Общий доход колхозов в тот год составил 36 млн. рублей, в том числе от животноводства более 48%.
 
Одновременно в том году возросла численность скота в личном пользовании колхозников. Этому способствовала натуроплата - новая система оценки труда животноводов.
 
За высокие показатели в труде 860 животноводов были отмечены наградами и премиями. Среди них Д. П. Стальнова -доярка колхоза ’’Новый свет” Мамлютского района, Н. П. Черная - телятница колхоза ’’Гигант” Булаевского района, А. И. Решетникова - свинарка колхоза имени Ленина Ленинского района и другие.
 
Однако и в благополучном 1944 г. остался далеко еще не достигнутым уровень довоенного 1940 г. По общему поголовью скота он был ниже на 26%. Главные причины отставания: высокий падеж и яловость, низкий деловой выход молодняка, плохая организация откорма. И самое главное - недостаточная кормовая база как в количественном, так и в качественном отношении. Планы сенокошения, силосования, посева фуражных культур и корнеплодов всю войну систематически не выполнялись.
 
Низкая производительность труда в колхозах объяснялась не только слабой механизацией их труда, но и тяжелыми материальными условиями жизни сельчан. На 1 января 1945 г. более 12% их семей не имели в личном хозяйстве ни скота, ни птицы. Без коров жили 22,6% семей колхозников. Сельские труженики обнищали и в доходах, и в питании, и в одежде и в обуви. Многие села приобретали запущенный вид. Индивидуальные дома в деревнях стали или совершенно непригодными, или нуждались в капитальном ремонте. Тысячи престарелых и многодетных остались без кормильца, ушедшего на фронт и еще несчастней были получившие извещения о погибших. Мужественно превозмогая трудности, лишения, горе утраты близких, люди жили надеждой на скорую победу Советской Армии и ничего не жалели для этой священной цели. А война близилась к концу.
 
По всем колхозам, МТС и совхозам с первых же дней 1945 г. развернулась большая работа по развитию соревнования в честь побед Советской Армии. Инициатором республиканского соревнования работников советских хозяйств выступил коллектив совхоза имени Кирова. Застрельщиками трудовых вахт животноводов стали передовые труженики. Мобилизационная работа дала хорошие результаты: 9 мая 1945 г. многие животноводческие фермы области благополучно завершили зимовку, организованно вышли на летние пастбища и большое стадо направили на восстановление сельского хозяйства освобожденных областей страны.
 
Долгожданная весть о великой Победе в села и аулы области пришла 8 и 9 мая, вызвав всюду радость и восторг народа.