загрузка...


 За идейную сплоченность

Организационно-политическое укрепление партийных рядов в восстановительный период было неразрывно связано с борьбой за их идейную сплоченность, причем борьба на этом фронте велась по нескольким направлениям. Вместе со всей партией казахстанские коммунисты выступали против троцкизма, пытавшегося в 20-х гг. выработать собственный путь развития как в социалистическом строительстве, так и в области внутрипартийных отношений. Первый опыт в борьбе с ним большевики Казахстана получили в дискуссии о профсоюзах, состоявшейся в начале 1921 г. Обсуждение вопроса прошло активно. Несмотря на попытки троцкистов навязать местным большевикам свое мнение, все организации высказались за принятие ленинской платформу о профсоюзах и приложили немало усилий по ее пропаганде в массах. В Павлодарском уезде, к примеру, было проведено 80 митингов, прочитано 100 докладов и лекций. Семипалатинский уездный комитет РКП (б) провел в городе, в аулах и деревнях 248 митингов.
 

 

Так же активно выступали большевики Казахстана против троцкизма в 1923—1924 гг. в дискуссии о партийном строительстве и о брошюре Троцкого «Уроки Октября». В декабре 1923 г. Кирбюро ЦК, Киробком и ОКК провели объединенный пленум, участника которого высказались против фракционности и группировок, Лейтмотивом выступлений казахстанских коммунистов, многих рабочих и сельских тружеников, резолюций собраний были слова о том, что «учиться ленинизму мы будем только по Ленину, под руководством ленинского ЦК».
 
Участие в общепартийной борьбе против троцкизма многому научило партийную организацию Казахстана, помогло решительно повести наступление на национал-уклонизм, являвшийся на определенном этапе истории серьезной помехой в решении задач социалистического строительства, осуществлении ленинской национальной политики. Конечно, подавляющее большинство партийцев правильно понимало значение курса партии на ликвидацию фактического неравенства ранее угнетавшихся при царизме народов. Но были и такие, которые недооценивали либо преднамеренно извращали партийную линию в национальном вопросе, смыкаясь или с кулацко-колонизаторскими, или с феодально-байскими элементами. Первые представляли среди части коммунистов уклон в сторону шовинизма или колонизаторства, как тогда говорили, вторые— уклон в сторону местного буржуазного национализма.
 
В первые годы Советской власти, в условиях только что нарождавшихся, проходивших период становления равноправных национальных отношений, особую опасность представлял уклон в сторону великодержавного шовинизма. В Казахстане носителями этих настроений выступали имевшие при царизме сословные привилегии казачество и кулачество. Отражением именно их интересов были: стремление отдельных коммунистов саботировать мероприятия партии по уравнению в землепользовании всего трудового населения многонационального края, сепаратистские настроения, попытки вывести из состава Казахстана отдельные уезды и даже губернии.
 
Широкую огласку в партийной организации республики получил разбор национал-уклонистских извращений, допущенных некоторыми руководящими работниками в Кустанайской губернии в 1922 г. Не понимая задач национальной политики, часть членов Кустанайского губкома потребовала выделения Кустанайского уезда из состава Казахстана. Мотивируя свою позицию, эта группа обвинила всю казахскую часть губернской партийной организации в национализме. ЦК РКП (б) предложил Кирбюро и обкому разобраться в сложившейся ситуации. В соответствии с этим указанием было проведено обследование работы Кустанайского губкома, состоялось совместное заседание Кирбюро и Киробкома с разбором и осуждением шовинистических вывертов. Руководящие работники, поддержавшие измышления этой группы и ее требования, были отозваны из Кустаная.
 
Партийная организация республики вела решительную и бескомпромиссную борьбу с шовинизмом. Любой из коммунистов, замеченный в великодержавном уклоне, подвергался самому суровому осуждению. Если воспитательные меры не действовали, следовали организационные выводы. Партия была справедливо беспощадна к таким людям. Они немедленно отстранялись от должностей, отзывались из Казахстана, а если требовалось, исключались из партии и отдавались под суд. Борьба против шовинизма имела большое политическое и воспитательное значение. Трудящиеся массы видели, что партия твердо и решительно выступает за их интересы, причем делает это с принципиальных интернационалистских позиций. Не менее решительно она разоблачала и уклон в сторону местного национализма.
 
Борьба с этим уродливым явлением в партийной организации Казахстана была также трудной и затяжной. Она велась широким фронтом на различных участках партийного и советского строительства, на всех этапах осуществления ленинской национальной политики в Казахстане.
 
Наиболее типичными проявлениями местного экстремизма были стремления зачислить в колонизаторы все переселенческое крестьянство, расколоть партийные организации по национальному признаку, вывести из подчинения партийных комитетов специальные органы — мусбюро и нацсекции, предоставить определенные преимущества представителям коренной национальности в землеустройстве и землепользовании. Некритически подходили националисты к оценке феодально-байской верхушки аула и ее политических лидеров — алашордынцев.
 
С этих позиций в Казахстане действовали несколько группировок, объединявших людей, склонных к национальной замкнутости и чванству, слабо разбиравшихся в марксизме-ленинизме, в теории и практике партийного и советского строительства, в национальной политике партии. В эти группировки входили руководящие партийные и советские работники ряда губерний и уездов, имевшие в свое время связь с Алаш-Ордой и поддерживавшие дружеские отношения с ее бывшими лидерами.
 
Концентрированным выражением политического национального экстремизма этих сил был лозунг «Казахстан для казахов». С этой идеей они выступили на сентябрьском (1924 г.) пленуме Киробкома, где потребовали провести «размежевание внутри КАССР», чтобы казахское население могло занять «господствующее положение», при этом предлагалось даже пожертвовать частью территории республики, и отделить от нее районы с русским населением. Но эти разглагольствования встретили решительный отпор подавляющего большинства участников пленума, заявивших о недопустимости национального раскола в республике.
 
История борьбы местных национал-уклонистов против партии показала, что их высказывания и действия явно выражали свою националистическую сущность.
 
С ними спорили, доказывали, убеждали в ошибочности их взглядов, призывали шире взглянуть на поднимаемые проблемы не с узкоместнических, а классовых и общегуманистических позиций. Протоколы губернских и областных партийных конференций, местных и республиканских съездов Советов полны материалами таких дискуссий, Но все было тщетным. Национал-уклонисты отрицали наличие группировок, мелкобуржуазную, националистическую подоплеку своей позиции. На словах признавая политику партии, они на деле пытались сорвать ее проведение в жизнь. Большинство казахстанских коммунистов все настойчивее ставили вопрос о ликвидации этого негативного явления.
 
На необходимость борьбы с группировками обращал внимание местных партийных органов и ЦК партии. В своем письме к Кир-обкому от 9 декабря 1924 г. ЦК РКП (б) указал, что «прежде всего необходимо добиться полной сплоченности и единства партийной организации... Всякие попытки к созданию группировок должны встречать решительный отпор со стороны партийной организаций».
 
В начале 1925 г. трижды вопросы, связанные с борьбой против антипартийных группировок в Казахстане, рассматривала ЦКК РКП (б). Краевой контрольной комиссии было предложено изучить и вскрыть перед массами «действительную сущность группировок и действительные причины их возникновения», содействовать партийной организации республики в борьбе против них.
 
В течение 1925 г. КрайКК провела значительную работу по сбору материалов о деятельности националистических группировок. Эти данные получили огласку на V Казахстанской партийной конференции, которая потребовала вести с национализмом самую решительную борьбу.
 
В целом деятельность казахстанской партийной организации па идейно-политическому укреплению своих рядов в восстановительный период показала, что у нее оказалось достаточно сил и средств, чтобы отстоять свое единство на принципиальных партийных позициях.