загрузка...


 Рост партийных рядов

Проблемы роста партии, регулирования ее рядов и пути их решения в рассматриваемый период имели сложный и неоднозначный характер. Первые успехи в социалистическом строительстве обусловили политическое пробуждение масс, веру в правильный курс партии по обновлению общества. Отсюда и стремление лучших представителей рабочего класса, крестьянства и интеллигенции влиться в ряды партии. Вместе с тем в 1937—1945 гг. этот процесс проходил на сложном общественно-политическом фоне, порожденном культом личности Сталина и трудным военным периодом. Это особенно относится к 1937—1939 гг.
 

 

На начало 1937 г. республиканская партийная организация насчитывала в своих рядах 51 881 коммуниста, что несколько меньше, чем в предыдущие годы. Это объясняется проведением проверки и обмена партийных документов, а также временным приостановлением приема в ряды партии. И хотя с 1 ноября 1936 г. прием возобновился, в республике, как и по стране, продолжались массовые исключения коммунистов из партии, сдерживание приема новых членов. Это связано с тем, что в период процветания культа личности Сталина, ежовщины, а затем бериевщины создавалась нездоровая обстановка искусственно раздуваемой подозрительности к честным коммунистам и произвола над ними. В этих условиях в казахстанской, как и в других парторганизациях страны, допускались серьезные ошибки в вопросах роста и укрепления партийных рядов. Многие действовали по принципу: партийные организации и их руководители должны еще больше усилить работу по очищению рядов партии от чуждых элементов. Эта мера рассматривалась как проявление принципиальности в борьбе за чистоту рядов. В отчетном докладе I съезду Компартии Казахстана, например, как результат большой партийно-политической работы подавался тот факт, что из рядов КП(б) К исключено около 7 тысяч человек якобы враждебных, чуждых и разложившихся элементов. Впрочем, и эти данные вряд ли можно признать окончательными. Деформация норм партийной жизни в условиях культа личности отрицательно отражалась на пополнении республиканской партийной организации. Так, с 1 ноября 1936 г. по 1 января 1938 г. было принято кандидатами в партию только 1149 человек.
 
В десятках районных партийных организаций, например, Джетыгаринской, Уильской, Тайпакской, Уланской, Бельагачской, Рузаевской, Таласской, Карабутакской, Урджарской, Чубартавской, Есильской, за 1937 год в партию не было принято ни одного человека. В результате численность коммунистов в 1938 г. уменьшилась до 48 322 человек против 51 881 в 1937 г.
 
Прием новых членов несколько оживился после январского (1938 г.) пленума ЦК ВКП (б), однако по-прежнему многие партийные организации не уделяли этому вопросу должного внимания. Так, после возобновления приема в партию с 1 ноября 1936 г. по 1 июня 1938 г. было принято кандидатами в члены партии всего 5 808 человек, а по данным на 1 ноября 1938 г. в 473 первичных парторганизациях совершенно не было приема в партию. Крайне неудовлетворительное положение сложилось с приемом в члены партии кандидатов. За тот же период было принято 3 824 из 20 208 кандидатов, хотя более 80 проц. имели кандидатский стаж с 1930—1932 гг.
 
Основная причина такого положения, говорилось на II съезде Компартии Казахстана (июль 1938 г.), заключалась в той атмосфере неуверенности и излишней подозрительности, которая намеренно создавалась в парторганизациях. Члены партии боялись давать рекомендации даже хорошо известным им товарищам. Партийные комитеты как правило не только не вели борьбы с такими настроениями, но иногда и сами оказывались на поводу у перестраховщиков. Особо указывалось на волокиту при рассмотрении заявлений о приеме, на слабую работу с активом, с сочувствующими, комсомольцами.
 
Качественно новым этапом является период с 1939 по 1941 гг., когда резко сократилось число исключенных из партии, усилилась работа по отбору в члены партии. Этому во многом способствовал новый Устав ВКП(б), принятый на XVIII съезде партии (март 1939 г.). Он устанавливал для вступающих единые условия приема, единый кандидатский стаж независимо от социальной принадлежности, расширял права членов партии, отменял массовые чистки, вводил гарантии внимательного и тщательного разбора обстоятельства дела по вопросам исключения из партии.
 
После этого тяга трудящихся в ряды партии значительно возросла. Только с апреля 1939 по январь 1941 г. в Казахстане было принято кандидатами в члены партии 49 804 человека и в члены ВКП(б) —32 ООО.
 
Вопросы роста и регулирования рядов находились в центре внимания ЦК КП(б) Казахстана и областных комитетов партии. Они были предметом специального рассмотрения на пленумах ЦК в январе 1939 г., в январе и декабре 1940 г. Особый упор при этом делался на строгий индивидуальный отбор достойных людей, тщательную проверку их политических и деловых качеств. Осуждалась практика некоторых организаций, в которых погоня за количеством приводила к нарушениям принципа индивидуального отбора, к огульному приему в партию вcex желающих.
 
Эти и другие ошибки были подвергнуты серьезной критике и в постановлении ЦК ВКП(б) от 10 июля 1940 года «Об устранении недостатков руководства в местных партийных организациях в деле приема новых членов в ВКП(б)». В нем, в частности, «фигурировал» и две казахстанские организации — Гурьевская и Кзыл-Ординская, которые росли непомерно быстрыми темпами, принимая в свои ряды чуть ли не всех подряд. Так, за период с 1 апреля 1939 по 1 июля 1940 г. Кзыл-Ординская областная партийная организация выросла на 62,2 проц., Гурьевская — на 69,9. ЦК потребовал строгого соблюдения принципа индивидуального отбора передовых, преданных делу партии представителей рабочего класса, крестьянства и интеллигенции. Состоявшийся в декабре 1940 г. пленум ЦК КП(б) Казахстана, обсудив выполнение данного решения, выработал дополнительные меры по улучшению регулирования состава республиканской организации.
 
Несмотря на промахи и просчеты, в деле укрепления партийных рядов наметились некоторые положительные тенденции. За период с 1938 по 1941 гг. Компартия Казахстана выросла более чем на 77 тыс. человек и перед началом войны объединяла более 125 тыс. коммунистов.
 
На протяжении всей войны, в условиях массовой мобилизации коммунистов на фронт, перед партийными органами стояла важнейшая задача: сохранить сеть парторганизаций на предприятиях, обеспечить путем правильной расстановки коммунистов их активное влияние на все сферы жизни. Это было сопряжено с большими трудностями, поскольку в ряды Советской Армии в годы войны было мобилизовано свыше 80 тыс. коммунистов, или 65,2 проц. республиканской организации. Но несмотря на это, численность коммунистов в республике в годы войны сохранялась на довоенном уровне с незначительными колебаниями (1941 г.— 126 365, 1945 г.—122 277 коммунистов). В организацию влились свыше 53 тыс. эвакуированных коммунистов. По мере освобождения от фашистов западных районов страны эвакуированные коммунисты возвращались в родные края, но параллельно с этим возвращались коммунисты-фронтовики.
 
Основной же рост Компартии Казахстана происходил за счет передовых людей фабрик и заводов, колхозов и совхозов, предприятий транспорта и т. д. ЦК Компартии неоднократно обсуждай вопросы роста и регулирования рядов на своих пленумах Такую же активную линию проводили Актюбинский, Гурьевский, Западно-Казахстанский, Северо-Казахстанский обкомы партии, многие первичные парторганизации. За годы войны в состав кандидатов влились 58 493 и членов партии — 41 672 человека. В результате больше двух третей состава Компартии Казахстана составили молодые коммунисты, принятые в годы войны.
 
В исследуемый период интенсивно формировались и развивались рабочий класс и колхозное крестьянство. Тем самым существенно расширялась социальная база роста республиканской партийной организации. С 1938 по 1945 гг. в рядах Компартии Казахстана число рабочих увеличилось с 19 618 до 31 542 человек, крестьян —с 22 978 до 37 483. Но в предвоенные годы партийное пополнение шло медленно. ЦК КП(б) К постоянно обращал на это внимание. В республике десятки тысяч трактористов, отмечалось на III съезде КЩб)К (март 1940 г.), а в ее составе их всего 1 185 человек. Съезд призвал также усилить внимание к приему в партию рабочих ведущих профессий, особенно цветной металлургии, угольной, нефтяной промышленности.
 
Глубокие преобразования в социально-экономической и классовой структуре советского общества, а также условия военного периода обусловили некоторые изменения социального состава Компартии Казахстана. До 1939 г. основное пополнение партийных рядов шло за счет передовых рабочих и колхозников. В 1938 г. они составляли 42 596 человек, или 88,2 проц. общей численности республиканской парторганизации. И впоследствии абсолютное число их возрастало, за исключением ряда военных лет.
 
Однако более значительными темпами росло пополнение партии за счет интеллигенции. Это было закономерным следствием изменений в социальной структуре советского общества, результатом культурной революции, в ходе которой вырос большой отряд интеллигенций, интересы которой были тесно связаны с интересами рабочих и крестьян. С отменой в новом Уставе ВКП(б) ранее существовавших ограничений в приеме для служащих, тысячи представителей интеллигенции вступили в ряды партии, что имело большое значение для усиления партийного влияния на развитие не только материального производства, но и духовной жизни. Число служащих в партийных рядах возросло с 5 726 человек в 1938 г. до 53 252 в 1945 г. За этот период удельный вес их в составе республиканской организации увеличился с 11,8 до 43,5 проц. Несмотря на это рабочие и крестьяне в 1945 году составляли 56,5 проц.
 
С 1937 по 1939 гг. число женщин в партии увеличилось с 6 249 до 7 947 человек, удельный вес их составил 12,1 проц., а к концу войны — 39 проц. общего числа принятых в партию. В Восточно-Казахстанской, Джамбулской, Павлодарской, Семипалатинской областях женщины составляли более половины принятых в партию. Характерно, что именно в самые напряженные периоды битвы с врагом рост партийных организаций за счет женщин был особо значительным. Такая тенденция отражала прежде всего их массовое включение в общественное производство. Так, в 1945 г. по сравнению с 1939 г. удельный вес женского труда возрос: в промышленности — с 33 до 48 проц., строительстве — с 17,7 до 35, на транспорте — с 3,6 до 39.
 
К концу войны в рядах партии насчитывалось 39 252 женщины, или почти треть партийной организации республики; три четверти из них были заняты в различных отраслях материального производства.
 
Одним из самых ярких свидетельств улучшения состава Компартии Казахстана явилось повышение образовательного уровня коммунистов, причем настолько значительное, что позволяет говорить об огромных достижениях культурного строительства, открывшего широкую дорогу к знаниям рабочим и крестьянам всех национальностей. В 1937 г. наиболее многочисленную категорию — 50 проц.— представляли коммунисты грамотные, но не имевшие даже начального образования. 2,4 проц. членов партии были вовсе неграмотные. И все же это было достижение, ведь еще в 1933 г. неграмотным был здесь каждый пятый коммунист, в некоторых районных организациях неграмотных насчитывалось 60—80 проц.
 
Перед партийными организациями встала задача устранить этот недостаток. Уже к 1944 г. более 20 проц. коммунистов имели полное среднее или высшее (включая незаконченное) образование против 9,2 в 1937 г. Число коммунистов с высшим образованием — специалистов народного хозяйства — возросло за этот период почти в пять раз. В четыре раза выросла численность членов партии с незаконченным высшим образованием, более чем в пять раз — со средним.
 
Словом, в трудных условиях предвоенных и военных лет Компартии Казахстана все же удалось провести большую работу по регулированию роста и улучшению качественного состава партийных рядов.