Культ личности и его проявление во внутрипартийных отношениях в конце 30-х гг. — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека

Самая актуальная информация tempt giant у нас на сайте.
Главная   »   Коммунистическая партия Казахстана (справочник)   »   Культ личности и его проявление во внутрипартийных отношениях в конце 30-х гг.


 Культ личности и его проявление во внутрипартийных отношениях в конце 30-х гг.

Формирование и укрепление режима личной власти Сталина негативно сказалось на всех сторонах жизни советского общества и партии. Выступая под флагом защиты ленинских идей и завоевывая на этом авторитет, он все дальше и дальше уходил от ленинизма, выхолащивал его диалектическую суть, превращал в систему закостенелых схем и догм. Марксистско-ленинское учение о революционном обновлении мира, о социализме, как гуманистическом идеале «царства свободы» личности в интерпретации Сталина все более превращалось в «царство диктатуры», которая хотя и выдавалась за диктатуру пролетариата, на деле обернулась всевластием иерархических структур во главе с «вождем всех народов».

 

Наиболее выпукло утверждение культа сказалось на характере внутрипартийных отношений. Ленинская принципиальность и товарищеское отношение к соратникам по партии, защита чистоты и единства партийных рядов, разрешение внутрипартийных проти-воречей на основе дискуссионного выяснения точек зрения при Сталине уступили место политиканству и демагогии в отстаивании своих позиций, открытому и грубому подавлению всякого инакомыслия, а борьба за чистоту рядов превратилась в кампанию по выявлению и разоблачению «врагов народа».
 
Примером может послужить борьба против троцкизма, «новой» оппозиции Каменева и Зиновьева, «правового уклона» Бухарина и разгрома национал-уклонизма. Если в середине 20-х годов оппозиционная борьба велась гласно, с привлечением к обсуждавшимся вопросам широких партийных масс, то позднее она переросла в репрессйи.
 
Во время дискуссии с «новой» оппозицией и так называемым троцкистско-зиновьевским блоком в 1926—1928 гг. коммунисты Казахстана активно поддержали позицию большинства ЦК ВКП (б). На двадцати уездных, восьми губернских и республиканской конференциях, прошедших осенью 1927 г., выступил каждый третий коммунист. Все они высказались против оппозиционеров, поскольку не видели в их взглядах альтернативы курсу партии. Лишь 13 человек поддержало оппозицию, а 33 воздержались при голосовании по принятым резолюциям. Во время чистки 1929—1930 гг. за троцкистские взгляды были исключены из партии только четыре его ближайжих соратника, оставшиеся в Казахстане после отъезда. Троцкого за рубеж. Казалось, с троцкизмом в республике было покончено навсегда, но вдруг во время обмена партийных документов и кампании «критики кадров» в 1935—1937 гг. из партийных рядов было изгнано свыше двух тысяч «троцкистов». Откуда они взялись? Понятно, и это подтверждают документы реабилитации, что большинство дел так называемых троцкистов было сфабриковано. Это были честные и преданные партии люди, оказавшиеся неугодными Сталину и сталинистам на местах. Так же обстояло дело с разоблачением «правых уклонистов» и «национал-фашистов». Такой ярлык приклеивался в основном партийцам-ка-захам.
 
По политическим мотивам из состава бюро райкомов было исключено 72,7 проц. их общей численности, а бюро обкомов партии — 88,9 проц. Подавляющее большинство этих людей погибли в сталинских застенках и концлагерях. Среди них было немало крупных партийных и государственных деятелей, внесших большой вклад в дело построения социализма на казахской земле: С. Сейфуллин, Т. Рыскулов, А. Асылбеков, М. Мурзагалиев, С. Мен-дешев, У. Джандосов, Д. Садвокасов, Л. Мирзоян, А. Досов, У. Исаев, У. Кулумбетов и многие другие.
 
Культ личности крайне отрицательно сказался на формах и методах работы партийных организаций и комитетов. В них стали превалировать начетничество, догматизм и формализм. Местные кадры стали меньше получать товарищеской помощи от ЦК ВКП(б), зато увеличилось число бумаг — писем и постановлений с «накачками» и угрозами.
 
Разрастание аппарата, усиление командно-административных методов работы все более отрывали местные партийные органы от масс, усиливались централистские начала, утверждался аппаратный стиль работы, нарушалась коллегиальность. Насаждение административных форм управления во всех сферах государственной и общественной жизни, жесткая централизация, зажим демократии, лишение инициативы и самостоятельности первичных организаций рождали конформизм, извращали суть и содержание партийного влияния на процессы построения социализма. Однако, пройдя сквозь испытания этих невероятно жестоких и трудных лет, коммунисты и трудящиеся сохранили веру в идеалы социализма.