Главная   »   Коммунистическая партия Казахстана (справочник)   »   Формирование партийных рядов


 Формирование партийных рядов

В начале восстановительного периода партией был разработан и осуществлен целый комплекс мер идейного и организационно-политического характера, направленных на укрепление партийных рядов, улучшение их качественного состава за счет увеличения пролетарского ядра, строгого контроля за приемом на основе уставных требований и периодической чистки от антипартийных элементов.
 
Борясь за единство и сплоченность партии, X съезд РКП (б) потребовал «решительно повернуть рычаг партийной политики в сторону вербовки рабочих и очищения партии от некоммунистических элементов». Решение ЦК о чистке было одобрено всеми партийными организациями и поддержано широкими трудящимися массами.
 

 

В Казахстане чистка началась в конце августа — начале сентября 1921 г. и продолжалась до 1922 г. К началу чистки в партийных организациях КАССР насчитывалось 24 794 человека. Во время ее проведения было исключено, выбыло и переведено в кандидаты 4855 человек, или 19,5 проц. состава всей партийной организации, причем исключенными среди них было 3 660 человек, что составило соответственно 14,7 проц. Особенно тщательной проверке подвергались выходцы из партии меньшевиков, эсеров, алаш и прочих. Но в целом к проверяемым коммунистам подходили внимательно, только в случаях крайней необходимости, при явном несоответствии званию члена партии, прибегали к исключению. Правда, такое отношение пытались использовать в своих корыстных целях противники партии. Затаившись, пережидая «трудные» времена, они обманывали проверочные комиссии. Иногда им это удавалось, и они оставались в партийных рядах. Вот почему в 1922 г., после чистки партии, ЦК РКП (б) принял решение о проведении Всероссийской партийной переписи, а затем и обмена партийных документов. Выдача партбилетов, продолжавшаяся с весны до конца 1922 г., позволила уточнить состав партийных организаций, очиститься от еще имевшихся остатков чуждых элементов. В ходе этой кампании казахстанская организация сократилась еще: с 20 406 до 16 707 человек. А в общей сложности она освободилась от восьми тысяч разложившихся и враждебных элементов, что явилось одной из действенных мер повышения боеспособности партии, ее авторитета в массах. В. И. Ленин, ЦК РКП (б) высоко оценили итоги чистки. Но сама по себе она, естественно, не могла решить всех проблем. Впереди предстояла еще длительная, бескомпромиссная борьба за чистоту партийных рядов и широкое вовлечение в них рабочих. На это нацеливали и решения XI съезда РКП (б).
 
Значимость установок съезда для Казахстанской партийной организации заключалась еще и в том, что ее социальный состав в основном продолжал оставаться крестьянским. К 1923 г. крестьяне составляли 58,4 проц., служащие — 26,3 и только 15,3 проц.— рабочие. Поэтому был предпринят ряд важных шагов по укреплению пролетарского ядра. Решением Кирбюро ЦК и Киробкома в декабре 1922 г. партийно-политическая работа на промышленных предприятиях объявлялась «ударной». Среди рабочих была развернута активная агитационно-пропагандистская кампания по разъяснению целей и задач политики партии. На расширенном пленуме Кирбюро ЦК и Киробкома с участием секретарей губкомов осенью 1923 г. уже отмечалось, что сосредоточение внимания местных организаций на развертывании работы среди пролетариата республики дало положительные результаты. Количество рабочих в партийных рядах выросло на 5,3 проц. и составило 20,7 проц.
 
Дальнейшим важным этапом в укреплении пролетарской прослойки стало пополнение партийных рядов по ленинскому призыву. Смерть великого вождя потрясла трудящихся. Тяжелая утрата всколыхнула широчайшие рабочие массы, в том числе Казахстана, пробудила в них желание поддержать партию в трудное время, укрепить ее ряды. Это стремление рабочих и крестьян одобрил Центральный Комитет. Январский (1924 г.) Пленум ЦК РКП (б) принял обращение «К рабочим и работницам», в котором звал в партию настоящих пролетариев — наиболее стойких, наиболее преданных, наиболее честных и смелых сынов рабочего класса.
 
Ленинский призыв был горячо подхвачен в Казахстане. Как и по всей стране, он принял характер всенародного движения. Массовое вступление передовых рабочих в партию развернулось в Семипалатинске, Актюбинске, Петропавловске и других промышленных центрах республики, К марту — апрелю 1924 г. по Актюбинской губернии было подано 1 200 заявлений, по Семипалатинской — более 1 ООО, по Акмолинской — до 700 и т. д. Всего за первые три месяца этого года поступило свыше 5 000 заявлений.
 
Наличие такого большого, в масштабах Казахстана, притока заявлений требовало от всех партийных комитетов оперативной и строго налаженной работы по проведению ленинского призыва. 5 февраля 1924 г. Киробком обратился с письмом к губернским партийным организациям, где указал, что работа по ленинскому призыву должна проводиться «при обязательном предварительном срочном, но внимательном просмотре коллективных и единоличных заявлений в бюро ячейки, совместно с находящимися на месте представителями губкома, укома и . наиболее твердыми местными товарищами, хорошо знающими окружающую среду, с обязательным учетом мнения беспартийных рабочих».
 
Большое значение придавалось работе по ленпризыву среди рабочих-казахов, на что обратил внимание местных партийных организаций ЦК РКП (б), признавший «необходимым в происходящую кампанию по приему «Ленинского призыва» вовлечь в партию не менее 8 проц. киргизского (казахского) рабочего населения в Гурьевско-Эмбенском, Экибастузском и других промышленных районах с постоянным рабочим населением».
 
Выполняя эти указания, Кирбюро ЦК и Киробком развернули большую политико-организационную работу среди рабочих. На фабриках и заводах, рудниках и промыслах из представителей губернских, уездных партийных комитетов и членов бюро партячеек были созданы специальные приемные комиссии. В губернии на важнейшие промышленные предприятия были направлены крупные партийные работники республики.
 
11 —16 мая состоялась IV Казахстанская партийная конференция, обсудившая предварительные итоги ленинского призыва и вопросы дальнейшего укрепления и роста парторганизации республики. К маю 1924 г. по ленинскому призыву в партию было принято около 3 700 человек. Партконференция констатировала, что ленинский призыв в Казахстане проходит в обстановке огромного политического подъема, но среди принятых мало рабочих-казахов. Учитывая создавшееся положение, конференция сочла необходимым «продлить до конца летнего периода ленинский трехмесячник в отношении рабочих-киргизов (казахов)». Особенно значительно были вскоре пополнены ими партийные организации Экибастуза и нефтепромыслов Эмбы. В Экибастузе были приняты свыше 160 рабочих-казахов (38,9 проц.), а на Эмбе — 250 (29,3 проц.). Задание ЦК, таким образом, было перевыполнено.
 
Всего в КАССР за время ленинского призыва было принято в партию 5 783 человека, 4 995, или 86,3 проц. составляли рабочие и 788 — крестьяне-батраки и красноармейцы. Среди принятых были
 
1311 казахов.
 
Основную массу принятых составляли рабочие, занятые непосредственно на производстве. Большей частью это были труженики ведущих отраслей промышленности Казахстана. Среди них металлисты составляли — 41,2 проц., железнодорожники—14,1, строители— 10,4, горнорабочие — 7,2 проц. Многие из вступивших имели большой производственный стаж — по десять и более лет. Основную группу — 92 проц. принятых составляли трудящиеся в возрасте от 24 до 44 лет. В партию вливалась наиболее деятельная, активная часть трудящихся Казахстана. Из числа ленинцев 382 человека участвовали в революционном движении, 1 312 защищали завоевания Октября в рядах Красной гвардии и Красной Армии.
 
Ленинский призыв значительно изменил социальный состав партийной организации в сторону увеличения в ней рабочих. Особенно высоким их прирост был среди кандидатов в члены партии. С января по май 1924 г. он поднялся с 13,7 проц. до 43,2, а в целом по партийной организации процент коммунистов-рабочих увеличился с 20,7 до 32,1.
 
Наряду с этим стояла не менее важная задача — приема в партию батрачества и аульно-сельской бедноты, являвшихся ввиду относительной малочисленности пролетариата важным резервом роста партийной организации республики.
 
Внимание к крестьянству было вызвано тем, что парторганизации после чистки 1921 г. росли очень медленно, а постоянное очищение от пассивных и чуждых элементов приводило даже к их численному сокращению. Это была опасная тенденция, свидетельствующая об отрыве местных парторганизаций от основного социального слоя республики — крестьянства, составлявшего подавляющее большинство самодеятельного населения. Если по партийной переписи 1922 г. в республиканской партийной организации насчитывалось 16 707 коммунистов, то к концу 1923 г. в ней осталось только 14 760, т. е. она сократилась на 12 проц. Безусловно, удаление из партийной организации неустойчивых и разложившихся людей имело положительное значение, но оно слабо компенсировалось за счет вновь принятых. В 1922 г. новые члены партии составляли лишь четыре процента к общему числу коммунистов, а в 1923 г. и того меньше — около трех проц. Одной из причин столь медленного пополнения являлось то, что Устав требовал от крестьян, желающих вступить в партию, три рекомендации коммунистов с трехгодичным стажем, а таких членов партии в аулах и селах было мало. Это сдерживало как создание и расширение аульных и сельских ячеек, так и пополнение их представителями коренного населения. Причем кое-где искусственно сдерживали приток в партию крестьян. Ставили в качестве условия их приема отказ от личного хозяйства. Такой подход не мог не вызвать отрицательной реакции и коммунистов, и беспартийных, наносил вред не только развитию внутрипартийной жизни, ибо препятствовал расширению социальной базы партии, вовлечению в нее новых слоев трудящихся, но и проведению активной национальной политики, поскольку тормозил проведение курса на оседание кочевников-казахов.
 
На опасность подобного отношения к крестьянству указало IV совещание ЦК РКП (б) с ответственными работниками национальных республик и областей в июне 1923 г., предложившее уделить больше внимания вовлечению в партию крестьян, особенно из местного населения. Совещание сочло возможным «допускать некоторые отступления от принятых норм, могущие облегчить вступление в партию и выдвижение в руководящие органы партии местных пролетарских и полупролетарских элементов национальных республик и областей».
 
Исходя из этого, расширенный пленум Кирбюро ЦК и Киробкома с участием секретарей губкомов (октябрь 1923 г.) рекомендовал «льготные условия приема в партию и перевода из кандидатов в члены, предоставленные XII съездом для рабочих, распространить на батраков, бывших красноармейцев из бедняцкой среды и сезонных рабочих на промыслах». В качестве одной из мер пленум предложил создать специальные комиссии из коммунистов с достаточным стажем и опытом, чтобы они могли давать рекомендации желающим вступить в ряды партии.
 
К концу 1923 г. за счет пополнения новыми силами прекратилось уменьшение численности партийной организации. А в 1924 г. она начала активно расти, причем этот рост был связан не только с ленинским призывом рабочих, но и приемом в партию крестьян. В результате этого к 1 января 1925 г. кроме ленинцев было почти столько же принято кандидатов в обычном порядке.
 
Таким образом, Казахстанская партийная организация в целом с января 1924 по январь 1925 гг. выросла на 6 379 человек, или на 45 проц. Произошло значительное изменение социального состава партийной организации Казахстана: увеличилось число коммунистов рабочих на 11 проц., при одновременном сокращении служащих на 5 проц. Значительны были успехи в вовлечении в партию казахских трудящихся. Их количество за 1924 г. возросло на 85 проц., с 1 708 до 3 160 человек. Число женщин за этот год увеличилось до 1 279 человек.
 
Проведение ленинского призыва и широкий прием в партию бедняцко-батрацких элементов вне его в значительной мере способствовали успешному регулированию роста и улучшению социального состава казахстанской партийной организации. Значительно выросшая количественно, окрепшая за счет притока лучших представителей рабочего класса и крестьянства, она упрочила свои связи с массами, пробудила их к еще большей политической активности.