Гостиницы в воронеже недорого mgt-vrn.ru.
Главная   »   Читать онлайн. Код Евразии. Адил Ахметов   »   ГЛАВА 6. ЯЗЫК ОГНЮ НЕ ПОДВЕРЖЕН


 ГЛАВА 6. ЯЗЫК ОГНЮ НЕ ПОДВЕРЖЕН

Среди американских «индейцев» только майя имели высокоразвитую уникальную систему письма, о чем науке известно еще с шестнадцатого века. Однако, хотя с тех пор прошло уже четыре века, все иероглифы майя, за исключением тех, которые связаны с астрономией и календарями, и поныне покрыты завесой тайны. Язык майя более тысячи лет был языком великой цивилизации, и его диалекты считаются родными для нескольких миллионов «индейцев», населяющих территорию нынешних Боливии, Гватемалы и Белиза. В одной только Мексике на языке майя разговаривают около миллиона «индейцев», большинство которых сосредоточено на полуострове Юкатан на юго-востоке страны [32].

 

В 1562 году там побывал миссионер Диэго де Ланда, который помимо прочего изучал язык местных жителей. Впоследствии татарский лингвист М. Арибжанов, ознакомившись с его рукописями в переводе на русский язык [33] и ссылаясь на его материалы, выдвинул гипотезу о генетическом родстве языков майя и тюркских языков и происхождении топонимов майя [34]. О ней мы упоминали в предыдущей главе. Гипотеза М. Арибжанова построена на фонетических и графических сходствах слов и словосочетаний юкатанских майя с тюркскими словами. Но, к сожалению, в рукописи Диэго де Ланды не приводятся ни переводы, ни этимология древних топонимов, из-за чего гипотеза М. Арибжанова остается недоказанной в научном отношении. Если же все-таки сравнить некоторые слова майя, переведенные в свое время Диего де Ландой на испанский, а Ю. В. Кнорозовым — на русский язык, то можно убедиться в том, что доказательства, что называется, сами идут в руки. Об этом свидетельствуют две приведенные далее таблицы.
Гипотезу о близости языка майя и тюркских языков поддерживании А.Г. Каримуллин [35]. Сравнивая слова из языков майя, кечуа, сиу, упомянутые в монографии Ю.В. Кнорозова о языке майя [36), а также в работах Диего де Ланды и других ученых, с татарскими словами, он приводит примеры многочисленных сходств между ними:
Одна из использованных А.Г. Каримуллиным работ посвящена сходствам между языком сиу и тюркскими языками. Ее автор О. Рериг два года жил среди индейцев «сиу», изучал их язык, собирал их сказки и, главное, лингвистический материал в доказательство близости их языка с тюркскими языками. Некоторые из них приведены в таблице:
Шведский ученый Сигу Викандер [60], специально изучавший связи между языком майя и тюркскими языками, сравнив общие для них слова, приходит к выводу об их генетической близости. В таблице 8 даны лингвистические материалы исследователя, дополненные их казахскими эквивалентами.
То, что в словарном составе двух или более языков наличествует некоторое количество слов, сходных как по звучанию и написанию, так и смыслу, непременно приводит к постановке вопроса о причинах подобной близости.
 
А как расценить тот факт, что слова одного языка не просто сходны со словами другого, а являются для этого другого буквами алфавита? Мало того, алфавитной последовательностью этих слов-букв записано целое эпическое повествование? Английский полковник-исследователь Джеймс Черчвард, на время оставленный нами в конце 4-й главы, утверждает, что известный всему миру с 403 года новой эры греческий алфавит, имеет еще и скрытое, эзотерическое значение, что он, в сущности, не что иное, как предание о гибели «прародины человечества» — страны Му!..[29].
 
Что и говорить, это утверждение кажется, мягко говоря, совершенно фантастическим. Но отбросим эмоции и обратимся к выводам Черчварда. А он пришел к ним в результате изучения майянских языков. По разным сведениям, их насчитывается до 80, они объединены в 10 языковых групп, многие уже мертвы. Взяв один из них, язык кара-майя, полковник решил соотнести майянские лексемы с греческими буквами и установил, что они — соотносятся, что современный греческий алфавит состоит из лексем кара-майя!
Литературный перевод
Тяжело бились воды о равнины. Они покрыли низины. Там, где были препятствия, образовались изрезанные берега. Земля испытала удар воды; воды скрыли все, что живет и движется, опоры расступились, и страна Му затонула. Только вершины поднимались над водой, вихри кружились вокруг, пока не пришел холодный воздух. Там, где раньше были равнины, теперь великие глубины, холодные водоемы. У котловин возникли берега из грязи. Пасть распахнулась, и из нее вырвались пары и вулканическая лава [29].
 
Стоит ли доверять выводам Джеймса Черчварда? Судите сами. Но если даже его исторические исследования относятся не к «нашей», то есть общепринятой, а к альтернативной истории, поставленный им вопрос о родстве языков чрезвычайно важен. Именно такими вопросами, как мы видели, и занимается лингвистическая археология. Если «раскопки» Черчварда доказывают древнее родство майянского и греческого, а «раскопки», ведущиеся учеными на протяжении последних двух веков, — родство майянских и тюркских языков, то... То, соблюдая научную объективность и оставаясь добросовестными исследователями, мы должны признать родство греческого и тюркских языков. Пусть уже и не близкое. А когда-то — близкое. В силу происхождения. Как выросших из одного общего корня.
 
Согласно последним изысканиям независимых международных центров, вооруженных новейшими информационными технологиями, возраст греческого языка — 43 тысячи лет. Значит, не меньше должно быть и тюркским языкам. Дальнейшие шаги вглубь времени, по логике вещей, ведут к праязыку. Наверно, это последняя заветная цель лингвистической археологии. Пока, к сожалению, недостижимая.
 
Автор муанской гипотезы праязык нашел. Для Черчварда язык страны Му, «прародины человечества», и есть праязык. Люди говорили на нем уже десятки тысяч лет назад. Язык огню не подвержен: Му исчезла в огненной пучине, но ее язык жив в дочерних языках. Составить представление о праязыке мы можем по культурным фрагментам, памятникам письменности, найденным на месте бывших муанских колоний, например, государства Нагов на территории современной Индии. Оно существовало уже 20 с лишним тысяч лет назад. Таков, по меньшей мере, возраст языка нага-майя, по-видимому, достаточно близкого к материнскому, который не может быть моложе 43 тысяч лет.
 
Присмотреться к языку нага-майя и сравнить его, например, с русским, очень интересно. Вот слово «бе». Оно означает «идти, покидать, двигаться, продвигаться». А что такое «бе» по-русски? Корень, от которого производятся слова «бег», «бежать» и родственные с ними. «Зи» на древнем диалекте майянского значит «холодный, замерзший». Не отсюда ли русская «зима»? Слов, начинающихся на «зи», в русском языке совсем немного и это слова с майянским корнем. «Ка» на древнем языке — «душа» («двойник» у древних египтян), но одновременно «преграды, отложения, нечто, выпущенное наружу». Но ведь душа, по верованиям древних майя и египтян, действительно нечто, выходящее наружу, покидающее тело, в определенном смысле — двойник.
 
Видимо, слова в изначальном языке имели, кроме прямого, и тайное, эзотерическое значение. Видимо, праязык был очень сжатым — в нем преобладали короткие многозначные слова. Майянское слово «ма» означает «земля, страна». А еще то же, что и в русском, — «мать». Майянские слова можно обнаружить во всех языках мира. Большая часть языков, на которых сейчас говорят в Индии, пишет Черчвард, без сомнения, произошла от языка нага-майя. Половина японских слов, по его же данным, относится к языку кара-майя. Как и половина слов мексиканских «индейцев». Изначальные майянские слова присутствуют во всех европейских языках, особенно в греческом, алфавит которого состоит из лексем языка кара-майя [29].
 
Праязык существовал — такое предположение не выглядит антинаучным. На нем разговаривали на прародине человечества — допущение о ее существовании тоже не является крамолой. Оттуда люди, неся изначальный язык, разбрелись по всей планете. Для Джеймса Черчварда прародина — погибший континент в Тихом океане. Для нашего современника, известного российского офтальмолога Эрнста Мулдашева, это Тибет.