http://web-pyatigorsk.ru/ как и где правильно заказать сайт.
Главная   »   Читать онлайн. Код Евразии. Адил Ахметов   »   ГЛАВА 5. ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ АРХЕОЛОГИЯ


 ГЛАВА 5. ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ АРХЕОЛОГИЯ

Американский штат Аризона был регионом пристального интереса Джеймса Черчварда. Этот штат изобилует следами присутствия древних людей, в глазах полковника — колонистов из Му. Автор этих строк побывал в тех местах через сто с лишним лет после Черчварда и получил возможность убедиться, что Аризона действительно привлекательное место для археологов. И не только для представителей классической археологии, но и для занимающихся археологией лингвистической, так сказать, языковыми раскопками и анализом находок. Доктор Уолтер Хаф в XIX веке обнаружил в здешних окаменевших лесах останки четырех различных народов. А скромные изыскания автора в конце XX века позволили установить сходство языков коренных американцев с языками тюркских народов, разбросанных по всему земному шару.
 
Как это часто бывает, начало моей исследовательской работы в этой области в девяностые годы минувшего столетия положил случай. Я был проректором по учебной работе в Казахском педагогическом институте иностранных языков, теперь это Казахский университет международных отношений и мировых языков им. Абылайхана. Американский город Туссон в штате Аризона выбрал южную столицу Казахстана в побратимы, и меня направили туда представителем нашей мэрии. Приглашение это было большой любезностью со стороны туссонцев, и я поехал к ним, взяв с собой несколько студентов для совершенствования их в английском языке. Ребят тут же зачислили в Аризонский университет, а я тем временем взялся преподавать в нем казахский язык. Вел всего восемь часов в неделю, а остальное время проводил в научном зале богатейшей библиотеки этого замечательного вуза.

 

Группа, в которой я преподавал, состояла из студентов и молодых преподавателей, но был в ней также человек по фамилии Диссауэр, которому исполнилось 68 лет. Он был выходцем из семьи немецкого бизнесмена, который когда-то продавал рентгеновские аппараты в Турции. Детство и юность Диссауэра прошли в Стамбуле, и он свободно говорил по-турецки. Зная, что казахский язык относится к тюркской ветви, он попросился в мою группу из любопытства. Нередко он оставался после занятий, расспрашивал о других языках с тюркскими корнями. «О, их много, — отвечал я. — Наряду с турецким это азербайджанский и башкирский, татарский и алтайский, кумыкский и карачаево-балкарский, якутский и целое семейство гагаузских».
 
- А вы где родились? — как-то спросил он.
 
- В Казахстане, близ Алматы, у подножия знаменитого Хан-Тенгри.
 
- Так вы наверняка любите горы!
 
- Да, очень.
 
- А Туссон, как видите, окружен ими со всех сторон. Он стоит в котловине, на том месте, где некогда было озеро. «Туссон» по-индейски — «Шук сон», то есть «Черная вода».
 
И он предложил мне съездить в горы. Мы сели в машину и отправились в путешествие. Едем, и вдруг на обочине я вижу указатель с надписью «Ваbа Тоак». «Неужто «тоак» — это «гора»? — подумал я. — Похоже на туркменский Небит-даг, на Аюдаг, на Карадаг в Крыму или казахстанские Алатау и Каратау!» Я попросил остановить машину, сфотографировал надпись и спросил, что означает название? «Лягушкина гора», — ответил Диссауэр. Действительно — «гора»! Я почувствовал себя так, будто нашел клад!..
 
Вот так и началось мое исследование. А продолжилось оно уже на следующий день, когда я отправился в библиотеку, чтобы поискать местные топонимы (то есть географические названия). И, представьте, нашел. В одном из древних, но сохранившихся у аборигенов языков есть слова «doag», «тhоаg», что значит «гора», а на казахском звучит как «тау». Родственное к ним слово «tonk» означает «гряда гор», как та, что тянулась к северу от Туссона. Потом выяснилось, что в Аризоне около десяти названий с добавлением этих «doag» и «Thoag». Тогда я начал прочесывать и другие «индейские» языки, сопоставляя их с тюркскими, в которых я ориентировался, потому что, работая над кандидатской и докторской диссертациями о табу и эвфемизмах в казахском и тюркских языках, использовал источники со всего мира.
 
Запреты в тюркских языках очень сходны между собой. И в языке местных аризонских «индейцев» я нашел те же самые табу. Например, запрет на имя волка или лебедя. И это наводило на мысль, что предки этих людей могли быть выходцами с Алтая. Даже с чисто лингвистической точки зрения. Сходство языков коренных американцев с языками тюркских народов, разбросанных по всему земному шару, как мне думалось, не могло быть случайностью. Так и оказалось. За «совпадениями» открылась система. На нее, кстати, в свое время набрел один из испанских миссионеров — Диэго де Ланда.
 
Правильность найденных параллелей подтвердило также сходство между некоторыми числительными в тюркских языках и языке тарахумара юго-ацтекской группы и языка майя. Оказывается, «один», «два», «три» у тюрков и у «индейцев» звучат одинаково. А ведь числительные, как известно, наиболее устойчивы в употреблении и почти никогда не меняются. Такие же устойчивые слова, как «кел» — «иди», «кет» — «уйди» одинаковы у нас и у майя, создавших одну из древнейших цивилизаций Америки. Культура майя, наряду с культурой ацтеков и инков, была уничтожена конкистадорами, города были разрушены, сожжены, стерты с лица Земли. Но язык огню, слава Богу, не подвержен. И потому спустя столетия он жив. И его диалекты живы. На нем разговаривают сегодня в нескольких странах Америки. Наглядный пример: на Юкатанском полуострове есть озеро Бакалар. «Бака» по-казахски, как известно, «лягушка», а окончание «лар» означает множественное число. В майянских словах и словосочетаниях — Таш ице, Тулум, Ялкау, Яшин, Яш чилан, Цибинче, Туле, Калак мул, Коба, Ак, Кок уин и других, записанных в далеком 1562 году одним из миссионеров и обнаруженных в наше время татарским лингвистом Арибжановым, явственно слышатся казахские отзвуки. В сегодняшней транскрипции они звучали бы так: Тас iшi, Тулым, Жалкау, Жасын, Жас жылан, Шыбыншы, Толы, Калак мол, Коба, Ак, Кок ойын... Совпадение налицо. Может ли оно быть случайным? Вряд ли. Скорее всего, перед нами закономерность.
 
Вот такие закономерности и изучает лингвистическая археология. Я не настаиваю на этом термине, хотя, думаю, он хорошо передает как процесс, так и смысл тех «раскопок», которые приходится вести в сравнительном языкознании. А также их неизбежность. Ведь язык постоянно меняется, поскольку меняется жизнь. Появляются новые идеи, знания, технологии — и он одновременно обогащается и беднеет, потому что, с одной стороны, пополняется неологизмами, а с другой, теряет устаревшие слова, превращающиеся в архаизмы. Со времен Шекспира прошло более четырехсот лет, и современные англичане не всегда понимают язык, на котором писал и изъяснялся их великий мастер. Ничего удивительного: при сравнении английского времен Шекспира (1564-1616) и современного английского видны значительные расхождения в словарном фонде и словарном составе, в грамматических, фонетических и орфографических закономерностях.
 
В случае с языками американских «индейцев», то есть коренных жителей этого гигантского материка, мы вообще имеем дистанцию времени в десятки тысяч лет. И огромное число языков — оно превышает две тысячи. Причем языки этносов, населявших Азию 20-30 тысяч лет назад и тогда же переселившихся в Америку, были самыми разными, а за такой огромный промежуток времени, естественно, любой язык мог очень далеко отойти от своего первоначального вида. От прежнего варианта остаются только Немногочисленные аффиксы и следы других языковых категорий. Следовательно, поиск родственных черт между языками американских этносов, покинувших историческую родину 20-30 тысяч лет тому назад, и современными языками народов Азии представляет задачу неимоверной сложности, это сродни усилиям человека, ищущего иголку в стоге сена. Гораздо более плодотворно искать отдельный лингвистические материалы, указывающие на азиатское происхождение языков современных «индейцев», в их словарях, легендах и преданиях, а также в сохранившихся поныне древних топонимах. А это и есть не что иное, как археологическая лингвистика.
 
Возможности для «откапывания» подобных материалов есть. Какие же? Например, прогнозирование. Поиск лингвистических доказательств азиатского происхождения американских «индейцев» логично начинать с примыкающей к Азиатскому материку и Берингову проливу Аляски. Они должны обнаружиться именно там, прежде всего, в языках эскимосов и соседствующих с ними алеутов. К счастью, это предположение полностью подтвердилось. В словарях эскимосского языка, составленных Д.Х. Вебстером и В. Зибеллом, а также С.А. Якобсоном, обнаружен ряд слов, соответствующих как по звучанию, так и по смыслу словам, общим для большинства тюркских языков, в том числе и для казахского: ata-ата, әке(отец, дедушка); atiga-аттасым (мой тезка); ataataga-атам (мой дедушка); akkaga-ағам (мой старший брат); аапа-ана (мать), aanaga-әжем (моя бабушка); aullaktuk-аулақтау (отдаляться); кауак-қайық (лодка), аппип-аң (зверь); kirgavik- қырғи (кобчик); tattirgak-тырма (журавль), аnmаак akmaк шақпак, тас (кремень); таппа-мына (это) erte-ерте (рано); еmuk-ему (сосать). Слова ата (отец), ана (мать), қайық (лодка) существуют и в алеутском языке, родственном эскимосскому).
 
Очевидные доказательства сходства представлены и в других языках. В качестве примера возьмем один из древних этносов Америки — папаго ( слово означает "едоки гороха"), поныне населяющий территорию штата Аризона. Так, в языке папаго, входящем в юто-ацтекскую группу языков, американских "индейцев", слово tokih (ткать) обозначает как сам хлопок (мақта), так и хлопковые изделия. В Аризоне встречается около десяти названий местностей со словом toak (тау), оставленных древними американцами. Среди них можно найти, например, Shuk Toak (Қаратау — Черная гора), Ki-haToak (Бурылтау — Серая гора). Следует отметить, что в упомянутую юто-ацтекскую группу, кроме папаго, входят около двадцати языков и диалектов, а именно, языки пима, хоупи в Аризоне, ацтекский, тарахумара, яки, майо, кора в Мексике.
 
Фрэнк Ватерз, написавший специальную работу об «индейцах» хоупи, утверждает, что их язык входит в юто-ацтекскую группу и что они сами некогда перебрались в Америку из Азии через Берингов пролив и обосновались в штате Аризона. Ученый отмечает также, что на их происхождение указывает «монголоидное пятно» (или так называемый «расовый маркер») на тазу каждого новорожденного младенца хоупи [30]. При этом он ссылается на исследование известного антрополога Гарольда Стерлинга Глэдвина «Люди из Азии».
 
Нельзя не поразиться одному из фактов, приведенных Ф. Ватерзом. По свидетельству источника времен конкистадоров, приведенного в книге, изданной в Перу в начале позапрошлого века, в 666-1175 годы нашей эры на территорию нынешней Мексики массово переселялись монголоиды из Толланского региона Монголии. Поскольку этот регион находился недалеко от озера Байкал и реки Тула, то он и назывался соответствующим образом — Анахуак (Приречье). Благополучно переплыв через море и обосновавшись на новом месте, переселенцы стали давать поселениям названия, характерные для своей родины. И поскольку их американский дом располагался рядом с большим озером, которое, кстати, находилось на месте нынешней столицы Мехико, то его по аналогии назвали «Анахуаком». А себя переселенцы назвали нахуат-лаками, то есть живущими на берегу озера, и рассказывали другим, что они пришли в эти места из Ацтлана и что их народ делится на 7 племен. Нахуатлаки, говорившие на языке нахуа, называли себя также ацтеками по ассоциации со своей исторической родиной — Ацтланом.
 
Заметим, что термин «монголоиды», типичный для работ на английском и других европейских языках, нужно бы употреблять не только применительно к монголам как таковым. На наш взгляд, в его смысловое поле может свободно войти большинство этносов Восточной Азии, в том числе и тюркоязычных. Справедливость этого утверждения можно обосновать с помощью конкретных примеров. Для этого вернемся к разговору об ацтеках и ответим на вопрос, существуют ли лингвистические материалы для доказательства их азиатского происхождения и что они (доказательства) представляют собой. При изучении в этих целях словарей языка нахуа, составленных Eliseo В. Aragon и Rosario Maria Gutierrez, автор обнаружил свыше ста древних ацтекских топонимов, в состав которых входит слово tepe (тебе, холм), существующее во всех тюркских языках. Вот лишь некоторые из них.
Подобные топонимы весьма типичны для штатов Веракруз, Мехико, Гуерреро, Оахака и Чьяпас, расположенных на юге нынешней Мексики. Азиатское происхождение ацтеков и их близость к тюркоязычным народам ясно просматриваются также в этимологии этнонима «ацтек», которое происходит от слова «а(к)цилан». А в ацтекском языке слово «ак» означает «белое», а слово «цилан» — «змея».
 
Известно, что ацтекский язык находится в родственных отношениях с языками майя и кечуа, что было в свое время доказано Бернардо Феррарио. Он и был одним из тех, кто поднимал вопрос о близости тюркских языков и некоторых языков американских «индейцев». В своем докладе на девятнадцатом международном конгрессе ориенталистов (Рим, 1935 год), ссылаясь на ряд морфологических, лексических и синтаксических сходств, он выдвинул тезис о наличии генетических сходств между тюркскими языками и языком кечуа [31].
 
В последующем мнение Феррарио было поддержано Ж. Дюме-зилем. В качестве одного из доказательств близости тюркских языков и кечуа он назвал неупотребляемость в них предлогов и союзов. Помимо того, Ж. Дюмезиль привел ряд примеров на фонетические и лексические сходства и выделил следующие сходства чисел от одного до шести в пользу близости тюркских языков и кечуа:
Сходство между некоторыми числительными в тюркских и «индейских» языках не ограничиваются лишь языком кечуа. Подобную аналогию мы обнаружили и в языке тарахумара, относящемся к юто-ацтекской группе. К примеру, числительные 1 и 2 в этом языке сходны с соответствующими числительными тюркских языков. К тому же, нет никаких оснований считать случайностью соответствие числительных bire, bile (bire-ti) и ока, OKwa [27] для всех тюркских языков словам бip, ею или же числительного osh [3] в НИИ майя — слову уш [3] в тюркских языках. Напомним, что числительные от одного до десяти в любом языке считаются наименее подверженными изменениям устойчивыми лексическими группами слов.
 
А теперь попытаемся разобраться в вопросе, существуют ли сходства между языком майя, родственном ацтекскому (нахуа), и тюркскими языками, и если существуют, то можно ли найти лингвистические материалы в качестве доказательств?