Главная   »   Читать онлайн. Код Евразии. Адил Ахметов   »   ГЛАВА 12. НАВСТРЕЧУ МАЙЯ


 ГЛАВА 12. НАВСТРЕЧУ МАЙЯ

Для тех, кто еще не знает: Хосе Аргуэльес принадлежит к когорте «граждан мира». Его даже лучше назвать «гражданином Галактики». Он создатель и президент фондов «Закон Времени» и «Планетарная Сеть Искусств», художник, ученый, писатель, доктор философии, истории, искусствоведения, академик национальных и международных академий. Он вышел на планетарную сцену с книгой «Фактор майя. Внетехно-логический путь» [1]. После ее появления в 1986 году Аргуэльес и стал всемирно знаменит. Книга подвела итог его 33-летним исследованиям цивилизации майя.
 
Майя — загадочный народ, неизвестно откуда появившийся на полуострове Юкатан в Мексике, живший там в период с пятого по десятый век н.э. и неизвестно куда исчезнувший. К 830 году н.э., после шести веков неутомимой работы, в момент расцвета своей цивилизации они бросили города в джунглях и ушли. Что же случилось? Этого не понять, говорит Аргуэльес, если не знать, кто такие майя. А они не земное индейское племя, а «виртуозы синхронизации».
 
Древние жрецы майя, утверждает он, были «мастерами времени». Используя хрональные законы, они смогли проникнуть на нашу Землю, воплотиться тут в обличии обыкновенных людей. Причем сделали это не из пустого интереса, а для выполнения специальной галактической миссии. Миссия эта состояла в том, чтобы точно определить положение Земли во времени и, соответственно, рассчитать, когда здесь наступают переходные моменты, в которые жители планеты могут перейти из одного потока времени в другой вместе со всей своей планетой.

 

Майя поселились в самом на то время спокойном из самых комфортных уголков нашей Земли. Им не нужно было мастерить себе одежду, за исключением длинных полос толстой ткани, которыми они обматывали свои тела на особый манер. Питались они, в основном, кукурузой и разными дарами юкатанских джунглей — какао, фруктами, дичью.
Величайшее изобретение индейцев Майя — календарь
 
Домашних животных они не держали ни для передвижения, ни для питания. Колесом не пользовались. По нашим понятиям, это была примитивнейшая из цивилизаций, далеко отставшая от куда более древних Греции и Рима. Однако за пять веков этот народ успел построить на достаточно большой территории несколько десятков далеко отстоящих друг от друга городов. Основу этих городов обычно составляет комплекс пирамид и мощных каменных построек, сплошь испещренных странными письменами. Самые высокие из пирамид майя не ниже египетских. И таких комплексов на Юкатане не один, как в Египте, а десятки. Для ученых до сих пор загадка, как были построены эти сооружения. Ни одна из выдвинутых версий не объясняет главного — почему столь удивительные по красоте и изысканности города были неожиданно брошены. Куда ушли творцы удивительной цивилизации? Случилось это, повторим, около 830 года.
 
После исчезновения майя очаг цивилизации погас, племена, которые жили вокруг этих городов, рассеялись в джунглях, а все жреческие традиции вдруг резко выродились. Ко времени прихода последовавших за Колумбом конкистадоров в Ацтекской империи регулярно приносились человеческие жертвы. Когда Кортес с бандой головорезов двинулся к столице империи, армия которой многократно превышала «объединенные силы» Европы, он поражался красоте и блеску городов и храмов, но также обрядам и нравам народов. При виде того, как ацтеки вырывали сердца своим жертвам, умы и души истовых христиан вскипали от ужаса и гнева...
 
В мексиканских джунглях настали новые времена. Наследие майя никого не интересовало. А наследие они оставили грандиозное. И не только в виде дворцов, пирамид, городов. Классические майя, ушедшие с Земли в неизвестном направлении, великолепно владели математикой, вернее особой формой математики, основанной на двадцатерич-ной системе счета, а не на десятеричной, как сейчас у нас. Эту математику они использовали не только при строительстве своих пирамид, но и для совершения календарных «исследований» — известно, что майя следовали как минимум 17 различных календарям. И делали это для того, чтобы высчитать наиболее космически грамотный календарь для жителей планеты, определить, где, в какой «точке времени» она находится. Для своих вычислений они использовали особый метод, вернее таблицу, которую называли Цолькином («Священный Счет Кинов»), а Хосе Аргуэльес в XX веке назвал «Ткацким станком майя» [1]. На этом станке и определили, что текущий цикл Земли на ее орбите вокруг Солнца, в свою очередь вращающегося вокруг Центра Галактики, начался в 3113 году до нашей эры, а закончиться этот цикл должен через 260 раз по 360 дней, то есть 21 декабря 2012 года!
 
Какой-то отрезок своей истории майя провели на палубе «Корабля Времени Земля», а потом, скажем так, сели в шлюпки и... Цивилизация майя самоустранилась из исторического времени, выполнив свою миссию: согласовав ритмы Земли и Солнечной системы с огромным галактическим сообществом, пишет Аргуэльес. Результаты ее работы мы увидим очень скоро. «Галактическая синхронизация» наступит в 2012 году, когда завершится Великий цикл майя протяженностью 5125 лет.
 
С нашей современной точки зрения, майя покинули Юкатан несколько преждевременно, не доведя до завершения создание необходимого земной цивилизации календаря и оставив нас с прежним, Григорианским. А он, скажем так, не прозрачен и полон странностей. Взять хотя бы такой первейший и главнейший параметр, как длительность года. Папа Григорий XIII определил ее по обороту Земли вокруг Солнца как 365 дней 5 часов 48 минут 20 секунд, причем она уменьшается на 0,5 секунды за век. Но длительность времени по григорианскому календарю отстает от «точного» солнечного года на 25,9678 секунд в год! В 1972 взамен Земного Времени было введено так называемое Атомное Время. Атомные щессиумные часы заменили год из 365,241299 дней 290 091 200 500 000 000 колебаниями атома углерода.
 
Все это, согласитесь, достаточно путано, хотя нынешнее человечество относится к Григорианскому календарю с полным доверием не замечая заключенных в нем странностей, а то и нелепостей. Он основан на «временом эталоне 12:60», состоящем из года в 365 дней, 12 месяцев различной продолжительности, суток, измеряемых 24 часами, каждый из которых состоит из 60 минут, а каждая минута — из 60 секунд. Бросается в глаза разница в количестве дней в месяцах года (28,29,30,31). Что бы вы сказали, если бы портной, снимая с вас мерку, использовал разные меры длины — сантиметр, фут, вершок или палец? А ведь при измерении времени с помощью Григорианского календаря фактически происходит то же самое, хотя любой эталон измерения должен быть единым (стандартным), в противном случае это просто не эталон. Или же произвольный искусственный эталон,
 
Уже эти факты заставляют говорить об искусственности эталона и того закона, на котором он держится (если, конечно, закон вообще существует), Искусственные календари и часы сопровождают человека повсюду: они держат в плену его тело сознание, навязывают свой ритм на работе, на городской улице, в автотранспорте, на железнодорожных вокзалах, в аэропортах. Люди планируют по ним свое личное время, а точнее, жизнь. Она как бы навечно привязана К календарю и часам. Но, что интересно, эта привязка так до конца и не стала органичной.
 
Спросите соседа или коллегу, сколько дней в следующем году будет в феврале? Он обязательно задумается и хорошо, если ответит. Ответьте сами: почему название месяца "сентябрь", который в Григорианском календаре является девятым по счету происходит от латинского корня "septem", что значит «семь»? Почему число «семь» вытеснило число "девять" и незаконно заняло его место? Название десятого месяца в календаре — «октябрь» — тоже не соответствует своему значению, ибо в латинском языке корень «octо» означает число «восемь?. Здесь кроется еще один вопросительный знак. Название одиннадцатого месяца года, ноября, тоже загадочно, так как корень «novem» — это «девять». Не на своем месте стоит и слово «декабрь» — двенадцатый месяц
Хааб, календарь на 365 дней, разделён на 18 месяцев, называемых уиналями
 
года, ибо корень «decem» означает слово «десять». Как же так получается? Неужели составители Григорианского календаря под руководством Папы Григория XIII бездумно вырвали из календаря Юлия Цезаря, действовавшего до Григорианского календаря, не соответствующие своим порядковым номерам месяцы и наклеили их на свой, новый, календарь?
 
Требование, предъявляемое к стандарту измерения, совершенно естественно — чтобы его единицы были правильными и равными друг другу. Этого как раз недостает Григорианскому календарю, базовая единица измерения которого, месяц, строится неравномерно и неединообразно. Это, если можно так сказать, кривой стандарт. И он последовательно применяется в течение тысячелетий, становясь все более кривым. Вот пример. Во времена Августа Цезаря август назывался секстиль и в нем было 30 дней, а в феврале тогда было 29 дней. Чтобы воздать честь Августу и уподобить его Юлию (июлю), в котором был 31 день, 29-й день был перенесен из февраля и добавлен к секстилю, который переименовали в Августа (август).
 
В целом же названия месяцев Григорианского календаря столь же нелогичны, как и их длины. Январь соответствует богу перехода; февраль — это невразумительное понятие, связанное с ритуалом священного животного; март соответствует планете и богу войны; апрель и май богини весны; июнь — супруга Юпитера) июль и август названы в честь прославленных римских императоров, Юлия и Августа Цезарей. Про остальные месяцы мы уже говорили: девять означает семь, десять — восемь и так далее. Привыкнув использовать криво стандарт измерения, не сложно оставить без внимания безобидные неестественные имена месяцев. Но так ли уж они безобидны? Нет, поскольку не имеют отношения ни к порядку, ни к культуре времени, ни даже к космологии, на что календарь, разумеется, претендует по самой своей природе. Слепо следуя этому иррациональному порядку имен, не предрасполагаем самих себя к принятию иррационального беспорядка в мире, который нас Окружает?..
 
Само слово «календарь» возникло в свое время от латинского «salendarium», означающего "тетрадь для записи налоговых поступлений", иначе расчетную книгу, книгу платежей, куда заносились ежемесячные долги и счета, по которым следовало расплатиться! А в форме «calendar"  слово означало «первый день сбора налогов" и только потом затем приобрело нынешнее значение. Не удивительно, что миром движет философия «время — деньги»! Она сконцентрирована в самом слове, которым мы обозначаем исчисление времени, календарь.
 
Хотим мы или нет, но формула «время — деньги» определяется суть всей нашей жизни. Насильственно установленный жизненный ритм заставляет, в том числе подсознательно, постоянно воспроизводить один и тот же тип поведения, который задается частотой "12:60", утверждает Аргуэльес. Реальность нашего существования превращается в механическую, ибо часы, этот механический инструмент, задают бездушный ритм, которому мы добровольно подчиняемся. Этот ритм способствует ускорению технологического развития, разрушению естественной среды обитания — биосферы. Григорианский календарь есть календарь техносферы, в которой только и может существовать капитализм - ведь он существует за счет биосферы. Вместо необходимых ей естественных ритмов мы навязываем ей искусственный. Мало того, что ни год, ни ме-
сяц, ни день, ни час, ни минута не соответствуют никаким естественным космическим или планетарным процессам, нет, в дополнение к этому искусственность среды обитания целенаправленно поддерживается рекламой, пропагандой, тенденциозным образованием, средствами массовой информации, в особенности, телевидением, создающими искусственные ментальные поля, в которых доминируют низкие мыслеформы, путающие сознание, отдаляющие от естественных циклов, от природы.
 
Искусственный календарь, говорит Хосе Аргуэльес, — это зеркало нашей цивилизации, которая представляет собой сообщество разрозненных, оторванных от природы биологических тел, занятых механической деятельностью. С другой стороны, черты самой этой технократической цивилизации определяются искусственным временем. Техносфера разрастается до размеров планеты. И...начинает рушиться. Она переходит в киберсферу, в основе которой лежит Интернет. А киберсфера — преддверие ноосферы. Ноосферная стадия несовместима с механическим временем капиталистической техносферы, утверждает Аргуэльес. Поэтому жить по нынешнему искусственному календарю после 2012 года станет невозможно. Человечеству, хочет оно или нет, понадобится новый календарь. Какой?..
 
Полезно вспомнить, что древние, которые следовали естественному ходу вещей в гораздо большей степени, чем наши современники, использовали 360-дневный календарный год [47]. Он в течение длительного времени сохранялся у многих народов мира. Дополнительные 5 дней были особыми, как бы не имеющими непосредственного отношения к счислению дней и поэтому не входившими ни в один месяц года.
 
По-видимому, длительность года в 360 дней была связана с планетарной и даже небесной, космической реальностью, которая существовала до тех пор, пока — предположительно — не изменилось положение географических полюсов и не замедлилось вращение Земли, что, в свою очередь, привело к изменению понимания времени и представлений о том, для чего оно предназначено и чем должно быть наполнено.
 
Год, состоящий из 360 дней, упоминается в древнеиндийском трактате по математике и астрономии «Арьябхатия».
 
В Древнем Вавилоне год состоял из 12 месяцев по 30 дней каждый. Вавилонский Зодиак состоял из 360 деканов, или расстояний, покрываемых Солнцем за 10-дневный период относительно неподвижных звезд. Следовательно, 36 деканов составляли год из 360 дней.
 
Год длиной 360 дней, состоящий из 12-ти 30-дневных месяцев, был у древних римлян во времена Ромула — об этом писал Плутарх.
 
У инков год делился на 12 лун протяженностью 30 дней. Год майя — «тан»- тоже состоял из 360 дней. Впоследствии были добавлены еще пять дней и раз в четыре года — дополнительный день. Та же операция была проведена с календарем инков. И с календарем древних китайцев, тоже первоначально состоявшим из 12-ти месяцев по 30 дней. И с календарем древних египтян с исконной продолжительностью 360 дней.
 
Обнаруженная в 1886 году в дельте Нила табличка сообщала, что в 237 году до н.э. жрецы Канопуса издали указ «о необходимости привести календарь в соответствии с существующим устройством мира». А именно, с тем его устройством, которое установилось не так давно. Для начала времен было характерно иное устройство, при котором год состоял из 12 месяцев по 30 дней, то есть из 360 дней. Египетский миф, повествующий о сотворении мира, рождении богов и утверждения «золотого века», и современные астрономические расчеты позволяют понять, что это возможно при таком гармоническом расположении Земли и Луны на орбитах, при котором длительность года для планеты и спутника равняется 360 дням. Но затем земная орбита изменилась, изменилось и расстояние от нашей планеты до Солнца, и это не могло не повлиять на Луну. Длительность года Земли увеличилась до 365 дней, длительность года Луны уменьшилась до 355 дней. Гармония космической системы нарушилась, настал конец «золотого века»... [47].
 
Поэтому возврат к счислению древних для нас невозможен. Оно уже не будет естественным. Но календарная реформа на пороге эпохи ноосферы необходима. И в первой половине XX века возникло энергичное и хорошо организованное движение в ее поддержку. Она оказалась настолько значительной, что в 1923 году Лига Наций объявила о сборе предложений по реформе. Их было подано более 500, однако к 1931 году на рассмотрении остались только три варианта. Международная Календарная Организация разработала единый календарь, основанный на «принципе пятерок» — пять 73-дневных циклов, всего 365 дней; год же предлагалось разделить на двенадцать месяцев из пяти шестидневных недель каждая, плюс еще одна пятидневка. Международная Лига Постоянного Календаря, поддержанная «Истман кодак» и Международной Коммерческой Палатой, предлагала Календарь 13 Лун по 28 дней в «каждой Луне», включая «день вне времени». Наконец, Мировая Календарная Ассоциация предлагала в качестве Мирового Календаря подправленную, но, по сути, неизменную версию двенадцатимесячного Григорианского календаря, который, однако, также включал «день вне времени» («день ноль»).
 
Реформа календаря тянулась долго, но закончилась ничем. Через 33 года после инициативы Лиги Наций ООН поставила на начинании крест, а к 1961 реформа окончательно заглохла. Григорианский календарь сочли «подустаревшим, но привычным» и по этой причине «устраивающим всех нас». Однако, как и следовало ожидать, он устраивал отнюдь не всех. В 1989 Хосе Аргуэльес обнаружил и исследовал временные частоты «13:20» и «12:60», что в дальнейшем привело к открытию Закона Времени и возрождению календарной реформы. Вне связи с предыдущей бесплодной реформой в 1993 году возникло инициативное народное, общественное движение — Всемирное Движение Календаря 13 Лун и его организационная структура, Планетарная Сеть Искусств (1993). Задачей движения — на первом этапе и в первую очередь — было «прощупывание почвы». Окажется ли востребованным новое знание о времени? Откликнутся ли представители различных народов и культур на призыв заменить григорианский календарь Календарем 13 Лун? После семилетней пропагандистской и разъяснительной работы и анализа поступающей информации было принято решение основать Фонд Закона Времени. В 2000-2004 годах прошла Всемирная Кампания за Новое Время.
 
Посланцы Фонда определяли главную проблему современного человечества как радикальную и разрушительную десинхронизацию с естественным временем, которую возможно разрешить лишь через гармонию Календаря 13 Лун, то есть, Календаря Майя. Если переход на этот календарь не произойдет в ближайшие десять лет, наступит конец нынешней цивилизации. Нам необходимо двинуться навстречу майя и совершить революцию во времени. Ключ к ней — открытый Аргуэлье-сом закон [48].
Черепаха, носящая календарь на панцире