Главная   »   Читать онлайн. Код Евразии. Адил Ахметов   »   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЕВРАЗИЙСКИЙ ПОСЕВ. ГЛАВА 1. ТРИ ОТКРЫТИЯ КОЛУМБА


 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЕВРАЗИЙСКИЙ ПОСЕВ

 

ГЛАВА 1. ТРИ ОТКРЫТИЯ КОЛУМБА

Пять веков тому назад, 3 августа 1492 года, три испанских корабля — «Мария», «Пинта» и «Нинья» вышли из Палосского порта Испании. Путь небольшой эскадре под командованием Христофора Колумба предстоял дальний и опасный — через Атлантический океан, на запад — в... Индию. Неимоверно трудное путешествие заняло два месяца. 12 октября того же года корабли причалили к берегу неизвестного материка, названного впоследствии «Новым Светом» или Америкой.
 
В тот день Колумб, который и раньше не сомневался, что путь в Индию лежит через Атлантический океан, окончательно уверовал в свою правоту. Как только его нога ступила на чужой берег, он решил, что сбылись его давние мечты. Увы, он не знал того, что знаем мы: в действительности командор достиг не Индии, а Америки, что совершил то, о чем не мог и помыслить, о чем не осмеливался и мечтать. Христофор Колумб сделал великое географическое открытие, равного которому не было в истории. Однако сам первооткрыватель упорно продолжал считать, что всего-то отыскал новую дорогу в Индию. С этим заблуждением он и покинул сей мир. Что ж, судьба подчас бывает удивительно немилосердна даже к героям...

 

Ныне героизм Колумба, приведший к историческому свершению, признан всем человечеством. Он был не просто удачливым, но истинно непревзойденным путешественником. И отважным человеком. Он рискнул — и победил. А рискнуть уйти в такое плавание, честно говоря, было совсем не просто. Хотя гипотезы о шарообразности формы Земли выдвигались еще в Древней Греции, но вплоть до XV века они оставались не более, чем гипотезами. Их обоснованность еще нужно было доказать и предъявить доказательства современникам. А европейцам, современникам Колумба, в те времена были известны лишь сама Европа, северная и восточная части Африки и близлежащие регионы Азии. Что же касается дальних стран южной и восточной Азии, то европейцы имели о них весь-
Открытие Колумбом Америки
 
ма туманное представление, ибо сведения об этих землях были слишком скудны и часто противоречивы. В силу этого оконечность Азии в глазах Европы ограничивалась лишь Индией и связывалась только с ней.
 
Правда, в пятнадцатом веке знаменитый ученый-географ из Флоренции Паоло Тосканелли расширил представления о нашей планете. Проанализировав и обобщив всю известную ему информацию, добытую путешественниками и мореплавателями во время походов к далеким берегам, он собственноручно составил новую карту мира и подготовил новаторский доклад. В нем Тосканелли, используя доступные в то время доказательства, утверждал, что Земля имеет форму шара, а значит, в Индию можно добраться не только плывя на восток, но и на запад. Доклад этот был разослан в виде письма ученым всей Европы. Его можно было считать последним словом в географии, хотя на приложенной к нему карте мира отсутствовали американские континенты и Тихий океан. Ибо в Старом Свете они были неизвестны. Господствовало мнение, что Европу с Азией на западе разделяет только Атлантический океан.
 
Разделяя всеобщие заблуждения и повторяя общие ошибки, знаменитый ученый все же возродил правильную концепцию древних греков о шарообразности планеты. Не будь письма Тосканелли, античная догадка, возможно, еще долго осталась бы невостребованной. Но наука пятнадцатого века остро нуждалась в подобных революционизирующих идеях. Вернее, в них жизненно нуждались пассионарии — такие, как Колумб. Он сразу стал убежденным сторонником античной гипотезы. Видимо, именно письмо Тосканелли подвигло его отправиться в поисках Индии не на восток, а на запад.
 
Колумб, как видим, проникся непоколебимым убеждением в том, что в Азию, расположенную на восток от Европы, можно добраться не только восточной, но и западной дорогой. Конечно, он рисковал, и не только репутацией, не только успехом предприятия, но своей жизнью и жизнями своих людей. Но для пассионария риск естествен, это естественный фон первопроходчества. К тому же Христофор Колумб не был авантюристом. Он был профессионалом, владеющим всеми секретами своего нелегкого дела и вооруженным необходимыми навигационными приборами, заимствованными европейцами у китайцев [2].
 
Однако, воспламеняясь прогрессивными идеями, Колумб, подобно Тосканелли, как человек своего времени, разделял и его заблуждения. Несмотря на свой богатый опыт и обширные познания, он исходил исключительно из бытовавшего мнения, будто на западе, на всем пространстве от Европы до Азии лежит только огромный Атлантический океан и ничего другого там быть не может. Чтобы предположить, что за этим океаном находится другой гигантский материк, а за ним — еще один великий океан, нужно было быть провидцем, а Колумб провидцем не был. К тому же, руководствуясь лишь географической картой Тосканелли, нельзя было точно определить ни конкретный маршрут, ни расстояние между пунктами, то есть масштаб всего предприятия. Колумб полагал, что от Португалии до островов Японии придется преодолеть всего лишь 2500 миль, тогда как в действительности их отделяет друг от друга 12000 миль. Да, великий мореплаватель ошибался, но таким был уровень географии XV века. А главное, все невольные ошибки Колумба, все его заблуждения не помешали ему совершить то, что он совершил, и не умаляют его подвижничества. «Подвижники нужны нам как солнце», — сказал много позже Чехов, сказал не конкретно про Колумба, но и про него тоже. Ведь открытие адмирала всколыхнуло весь мир, побудило к новым поискам, обогатило цивилизацию принципиально новым методом познания — так сказать, натурным географическим экспериментом. Причем, заслуги Колумба перед историей этим не ограничиваются. Ведь он сделал не одно открытие, а целых три.
 
Первое, о котором мы до сих пор говорили, — географическое.
 
Второе, не менее важное, — цивилизационное. Культурное. Этнографическое. Лингвистическое. Колумб открыл миру великую цивилизацию Америки. Открыл многочисленные народы с их культурой, религией, мифами, обычаями, языками и исторической памятью.
 
Третье открытие вытекает из двух первых. Это открытие обширной, глубокой и сложной проблемы. Проблемы отношения европейского сознания к реальности огромного континента со всем его природным, материальным, культурным, человеческим богатством, внезапно выплывшего из исторического небытия и выдвинувшегося на авансцену истории. После эпохи конкистадоров эта проблема постепенно трансформировалась и со временем приобрела характер научной. Чаще всего ее пытались решить на манер если не конкистадоров, то европейских колонистов, искателей богатства и счастья. Ответы на исторические загадки, поджидавшие ученых в Новом Свете, были выдержаны в духе однобокого европоцентризма. Да и как иначе, если и по сей день множество европейцев, в том числе ученых, считает, будто до прихода белых людей Америку населяли исключительно «полудикие туземные племена с их примитивными представлениями и верованиями»?..
 
Когда вслед за Христофором Колумбом в Америку начали прибывать конкистадоры, а после них — уже первые переселенцы из Европы, «туземцы» Нового Света жили здесь как минимум 12000 лет. Отделенные от остального мира громадными океанами, тысячелетиями служившими им мощным естественным укрытием как с восточной, так и с западной стороны, они и не подозревали, что в один далеко не прекрасный день на их землю может нагрянуть враг. Люди Нового Света никогда прежде не видели людей другой расы, более того, совершенно не знали о существовании «Старого», или какого-нибудь другого «Света», откуда те пришли.
 
Американцы времен Колумба, свято верившие в свою мифологию, исповедовавшие свою религию, покоящиеся на прочном фундаменте их многотысячелетнего мировоззрения, впервые увидев белых людей, неожиданно подплывших на незнакомых кораблях к их берегу, сильно испугались и, с другой стороны, были невообразимо удивлены. Мало того, приняв европейцев за своих богов, сошедших с небес, они приветствовали их, как приветствовали бы истинных богов, а затем оказали им подобающие почести. Первых путешественников-европейцев во главе с Колумбом и дальше ожидали такие же теплые встречи с другими племенами американского побережья, чем путешественники не преминули воспользоваться в своих отнюдь не благородных целях...[3]. Увы, местное население слишком поздно осознало, что ошиблось, приняв алчных и жестоких пришельцев за Посланцев Небес. Избавиться от них оказалось невозможным делом. Хитрый противник, так легко добившийся расположения аборигенов и успевший изучить их психологию, душил сопротивление в зародыше. В результате коренные жители оказались просто вынуждены подчиниться перехитрившим их конкистадорам и колонистам, которые к тому же были вооружены гораздо лучше их.
 
Ни конкистадоров, ни колонистов, ни европейское сознание в целом на протяжении веков совершенно не интересовал вопрос, что за люди эти простодушные туземцы, что они знают, во что верят, давно ли здесь живут, откуда сюда пришли или обитали тут всегда. Истина о коренных жителях Северной, Центральной и Южной Америк на протяжении столетий замалчивалась или грубо искажалась. Инерция этих подходов ощущается до сих пор, хотя в последние десятилетия интерес исследователей к Новому Свету нисколько не ослабевает. Достаточно сказать, что коренное население Америки никак не может избавиться от совершенно чуждого ему этнонима «индейцы», ошибочно навязанного ему пять веков назад Колумбом, который спутал открытый им материк с Индией.
 
Возглавив в 1492-1504 годах 4 экспедиции к берегам Америки, в своих донесениях королю Испании адмирал Христофор Колумб упорно связывал открытия, сделанные в Западном полушарии, исключительно с Индией, которую ему так и не суждено было увидеть. Он даже полагал, что эта его «Индия» лежит почти рядом с японскими островами и Китаем, а точнее, лишь в 3900 милях к западу от Канарских островов [2]. После первых путешествий его огромные заслуги были отмечены должным образом — Колумб стал вице-королем и адмиралом Испании. Но в последние годы он нажил себе множество завистников, и положение его обострилось до такой степени, что вице-короля и адмирала доставили в Испанию из четвертого, уже последнего путешествия в Новый Свет закованным в цепи — на посмешище врагам. Колумб, ставший жертвой обстоятельств, разочаровавшийся во всем и вконец усталый и измученный, на закате лет оказался совершенно одиноким и никому не нужным. Он умер в 1506 году на родине. Его имя, имя человека, открывшего для человечества новые великие земли, так и не было им присвоено.
 
...Примерно в то же время один из падких на сенсации издателей случайно обнаружил четырехстраничную рукопись под названием «Mundus Nova» («Новый Свет»), содержавший в себе важнейшую новость из семи слов — «Европу и Азию разделяет еще один материк». Текст был написан рукой мелкого торговца по имени Америго Веспуччи. Почуяв выгоду, предприимчивый издатель заказал срочный перевод записки сразу на несколько языков, размножил его и в спешном порядке разослал по всей Европе. Этого оказалось достаточно, чтобы никому ранее не известный торговец неожиданно для себя в одночасье стал «великим путешественником-первооткрывателем Нового Света», простирающегося на 8700 миль от 70-го градуса широты на крайнем севере до 57-го градуса на юге. Огромный континент, открытый Колумбом, скоропалительно был назван именем везунчика-торговца и вошел в историю под названием «Америка» [2].
 
Налицо явный исторический казус, если не сказать — ирония истории. Почему такое стало возможно? Скорее всего, по случайному стечению многочисленных обстоятельств. После смерти Колумба в вопросах о новых владениях короны возникло немало путаницы. С другой стороны, сыграли свою роль предприимчивость, деловая хватка и интуиция мелкого торговца Веспуччи. Пожалуй, в нем тоже теплилась искра пас-сионарности. Прознав об «Индии» Колумба, Америго загорелся неудержимым желанием увидеть «Новый Свет» и несколько раз действительно побывал там в компании таких же, как он, искателей удачи и счастья. Богатства он не снискал — ни для себя, ни для торгового дома, в котором служил, но, чтобы элементарно отработать свой хлеб, написал «отчет о командировке» на четырех листках и отправил владельцу компании. На этот отчет чисто случайно набрел деловой издатель. Он тоже проявил профессиональную смекалку. Вот, собственно и все.
 
Кажется, именно подобные случаи и имеются в виду в известной казахской поговорке "Жаманнын айтканы келмейдi, сандырагы келедi" («У никчемного человека сбываются не предсказания, а бредни»). Точно такая ситуация имела место в истории с Веспуччи и издателем. Ведь никто не поверил бы в предсказание рядового торговца. Откуда ему было знать, что на западе между Европой и Азией лежит еще один материк? А вот бредни, или, лучше сказать, фантазии — сбылись. Или, может быть, оказались верными какие-то смутные догадки — ведь Америго все-таки был не лишен некоторой пассионарности. При этом у него, что совершенно ясно, не было намерений превзойти прославленного путешественника Колумба, приписать себе его славные дела, присвоить его почетные титулы. Он просто отчитался перед хозяином, у которого получал жалованье. Веспуччи, собственно, ни в чем не виноват. Скорее, виноват не в меру расторопный издатель, который, ни с кем не посоветовавшись, поспешил раструбить о «служебной записке» на весь мир.
 
С тех пор прошло уже более пяти веков, но ошибка Колумба до сих пор целиком не исправлена. Белые евроамериканцы, чьи предки в свое время переселились в Америку из Старого Света, поныне, как и прежде, называют коренных жителей Нового Света «индейцами». По сути, они для потомков переселенцев по-прежнему остаются «знакомыми незнакомцами». Еще большего сожаления достоин тот факт, что в учебниках по истории Америки представители народностей, населяющих континент с незапамятных времен и имеющих древнюю историю, до сих пор наделяются оскорбительными прозвищами вроде «пернатые враги», «крашеные союзники», «безбожники», «аборигены», «дикари», «народ без истории», а такие более правильные определения, как «коренные американцы» либо «местное население» найти там практически невозможно.
 
Этому не стоит удивляться. Порожденная географическим открытием Колумба проблема отношения колонистов к аборигенам до сих пор не решена. Ее моральный аспект мало изменился со времен конкистадоров. Во всей литературе по истории Америки, написанной в европоцентристском духе, образ жизни, культура, верования и другие аспекты жизни евроамериканцев преподносятся только в нарочито возвышенных, романтически окрашенных тонах. Что до коренных американцев, то они изображаются в виде отсталых, чуждых всякой цивилизации, диких и не верующих в Бога людей. Поэтому-то евроамериканцы приписывают себе роль благодетелей, которые «открыли «индейцам» глаза» и «вывели их в люди». Мало того, поражает стремление изображать Америку до прихода европейцев практически безлюдным краем, который населяли крайне малочисленные кучки «индейцев». Именно в таком духе многоголосый хор учебников подпевает голливудским фильмам с их неизменно однобокими, тенденциозными историческими версиями. Задача этой, безусловно, идеологической продукции — представить многомиллионное коренное население в виде мизерных по численности разрозненных племен. Прибегая к разного рода «художественным приемам», представляющим Америку как «целину», «огромную пустующую степь» и «безлюдный континент», идеологи европоцентризма всячески стараются принизить роль коренных жителей в истории материков — так будет легче столкнуть «индейцев» на обочину истории.
 
Но ведь истину нельзя вечно держать взаперти, как говорится, за семью замками. В последнее время многие честные представители мировой науки, в том числе и американские ученые, начали открыто признавать, что такие дискриминационные рассуждения и действия имели место всегда [5]. Это с одной стороны, а с другой, с каждым днем увеличивается число людей, стремящихся к восстановлению исторической правды. Рано или поздно и древняя, и послеколумбовская история Нового Света будут окончательно очищены от однобоких европоцентристских взглядов и займут в пирамиде всемирной человеческой цивилизации подобающее им высокое место.
 
Анализируя работы представителей разных наук из различных стран мира, построенные на достоверных исторических фактах и освещающие историю Америки до и после 1492 года, можно убедиться в явной несовместимости еворопоцентристской «истины» с истиной настоящей. Например, науке хорошо известно, что Западная Европа, мощная цивилизация которой оказывает сегодня огромное воздействие на весь мир, в конце XV столетия сильно отставала в своем развитии от самобытных культур Моголской империи в Индии, Миньской династии в Китае, Ацтекской и Инкской империй в Центральной и Южной Америке, Королевства Бенин в Западной Африке и аборигенов в Австралии, развивавшихся и процветавших без какого-либо внешнего влияния [4]. Когда Христофор Колумб впервые ступил на землю «Нового Света», этот громадный континент был «новым» только для европейцев. А с точки зрения всемирной истории цивилизация и культура Америки уже успели пережить к тому времени многочисленные периоды взлета и падения, процветания и застоя, продвижения вперед и отступления назад. Америка, уже тогда ставшая ареной бесчисленных событий, ничем не уступала Старому Свету по богатству своей истории. Она уже тогда хранила множество древних секретов, недоступных взору пришельцев, и являла собой поистине загадочный, таинственный мир, на некоторых направлениях далеко опередивший Европу.
 
По имеющимся научным данным, 500 лет тому назад на американских континентах проживало около 75 миллионов коренных жителей. Они разговаривали на 2000 языках. Каждый из этих народов имел собственные, отличные от других цивилизацию и культуру [5].