Главная   »   От кочевья к социализму. М. Шаумян   »   ПЕРВАЯ ГЛАВА. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ПЕРЕВОДА КОЧЕВЫХ И ПОЛУКОЧЕВЫХ ХОЗЯЙСТВ КАЗАХСТАНА НА ОСЕДЛОСТЬ


 ПЕРВАЯ ГЛАВА

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ПЕРЕВОДА КОЧЕВЫХ И ПОЛУКОЧЕВЫХ ХОЗЯЙСТВ КАЗАХСТАНА НА ОСЕДЛОСТЬ

 

§ 1. Историческая необходимость и экономическая потребность приобщения кочевого крестьянства к социалистическим формам хозяйства

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новую эру мировой истории — эру крушения капитализма и утверждения социализма и коммунизма.
 
Одним из величайших завоеваний Великого Октября является то, что он впервые освободил ранее угнетавшиеся народы от национально-колониального гнета и открыл им путь великого прогресса.
 
Общественно-экономический уровень развития народов России, оставшийся в наследие от царизма, был самым разнообразным. Если в центральной части РСФСР и на Украине были развиты капиталистические отношения, Азербайджан и Средняя Азия вступили на такой путь, то в Казахстане, на Крайнем Севере и горных районах Кавказа царила, по словам В. И. Ленина, «патриархальщина, полудикость и самая настоящая дикость»
 

 

Сама жизнь ставила перед этими народами вопрос: каким путем идти дальше? По старому пути капитализма с его постоянными спутниками — кризисом и безработицей, неуверенностью в завтрашнем дне, или по новому пути, говоря словами К. Маркса, без крови и грязи, нищеты и угнетений?
 
Необходимо было найти правильный, более сокращенный путь, который обеспечил бы возрождение отсталых народов бывших национальных окраин царской России в кратчайшие сроки и поднял бы их уровень до уровня передовых наций. Осуществить это мог только некапиталистический путь развития.
 
Основополагающие идеи некапиталистического развития в общетеоретическом плане были разработаны К. Марксом и Ф. Энгельсом. В своих работах, посвященных колониальному и аграрному вопросам, затем в переписке с русскими политическими деятелями они ставили вопрос о возможности непосредственного перехода народов к социализму, минуя капиталистическую стадию развития. К. Маркс и Ф. Энгельс полагали, что не обязательно все народы должны проходить все ступени исторической лестницы. При определенных исторических условиях, отдельные, запоздавшие в своем развитии народы смогут совершить переход к социализму, минуя капитализм.
 
Непременным условием для такого перехода России к социализму Маркс и Энгельс считали, во-первых, победу социалистической революции в Западной Европе, которая должна была сыграть ведущую роль в отношении отсталых стран, во-вторых, победу крестьянской революции в России.
 
«Только, когда капиталистическое хозяйство будет преодолено на своей родине и в странах, где оно достигло расцвета, только, когда отсталые страны,—писал Ф. Энгельс,— увидят на этом примере, «как это делается»,— как заставить производительные силы современной промышленности, превращенные в общественную собственность, служить всему обществу в целом — только тогда смогут эти отсталые страны взять курс на такой сокращенный путь развития. Но зато успех им тогда обеспечен. И это относится не только к России, но и ко всем странам, находящимся на докапиталистической стадии развития».
 
Таким образом, сочетание пролетарской революции с крестьянской, создание на этой основе союза западноевропейского пролетариата с крестьянством России — вот та благоприятная международная обстановка, вот та общественная сила, которая, по убеждению К. Маркса и Ф. Энгельса, обеспечила бы переход отсталых народов к социализму, минуя капиталистическую стадию развития.
 
Оппортунисты II Интернационала пытались извратить учение Маркса и Энгельса. Стадию капитализма оппортунисты считали обязательной для всех стран, в том числе и для колониальных. Путь к цивилизации, по их мнению, лежит только через горнило капитализма.
 
Этим утверждением они отрицали вообще возможность некапиталистического развития, исключали этот более сокращенный и самый благоприятный путь к социализму для отсталых, слаборазвитых стран. Оппортунисты II Интернационала и некоторые буржуазные социологи усматривали в теории о возможности некапиталистического пути развития противоречие с учением марксизма о последовательной смене общественно-экономических формаций.
 
Поэтому необходимо было отстоять взгляды К. Маркса и Ф. Энгельса и самое главное обогатить их идеи о некапиталистическом пути развития отсталых стран к социализму опытом новой эпохи —эпохи империализма, пролетарских революций и строительства социализма. Эта задача выпала на долю Ленина.
 
Великая заслуга В. И. Ленина состоит в том, что он поднял еще выше учение марксизма, развил eго дальше. На основании изучения империализма В. И. Ленин открыл и обосновал закон неравномерности экономического и политического развития капитализму в эпоху империализма и на этой основе создал гениальную теорию о возможности победы социализма первоначально в одной, отдельно взятой стране или нескольких странах. Это была новая, ленинская теория социалистической революции. Ход событий подтвердил правоту ленинской идеи.
 
Страной, первой в мире проложившей путь к социализму, оказалась Россия, многие народы которой до победы Октябрьской революции не прошли еще капиталистической стадии развития. Таким образом, только с победой Октябрьской революции появилась реальная возможность для перехода отдельных народов к социализму, минуя капитализм, были созданы условия не только для дальнейшей теоретической разработки этой проблемы, но и для ее практического осуществления.
 
Положив в основу высказывания Маркса и Энгельса по этому вопросу и обобщив опыт социалистической революции в России, В. И. Ленин применительно к новым условиям разрабатывает дальше теоретические и практические вопросы социалистической революции и строительства социализма, научно доказывает, что в современных условиях общественного развития переход отсталых стран к социализму, минуя капитализм, представляет собой объективную необходимость.
 
«...Можем ли мы признать правильным утверждение,—указывал В. И. Ленин на II конгрессе Коминтерна в июле 1920 года,—что капиталистическая стадия развития народного хозяйства неизбежна для тех отсталых народов, которые теперь освобождаются и в среде которых теперь, после войны, замечается движение по пути прогресса. Мы ответили на этот вопрос отрицательно. Если революционный победоносный пролетариат поведет среди них систематическую пропаганду, а советские правительства придут на помощь всеми имеющимися в их распоряжении средствами, тогда неправильно полагать, что капиталистическая стадия развития неизбежна для отсталых народностей... С помощью пролетариата передовых стран отсталые страны могут перейти к советскому строю и через определенные ступени развития — к коммунизму, минуя капиталистическую стадию развития».
 
Гениальный вывод В. И. Ленина стал основополагающим началом в деятельности партий при разработке конкретных путей и средств перехода отсталых народов от докапиталистических отношений к социализму.
 
Этим выводом великий вождь не только предопределил формы и методы социалистического строительства ранее отсталых народов, но и показал пути приобщения этих народов к социалистическому строительству, обосновал историческую необходимость и экономическую потребность перевода мелких, единоличных крестьянских хозяйств на путь крупного, коллективного обобществленного хозяйства.
 
Социалистическое общество, представляющее самое передовое общество в мире, не могло базироваться на мелком и малопродуктивном крестьянском хозяйстве, основанном на частной собственности. В условиях победы социалистической революции, когда командные политические и экономические высоты сосредоточены в руках рабочего класса, вопрос об объединении индивидуальных крестьянских хозяйств в крупные коллективные выдвигается самой жизнью, практикой.
 
Социалистическое государство, учит В. И. Ленин, не может в продолжение более или менее долгого периода базироваться на двух разных экономических основах — на основе самой крупной и объединенной социалистической промышленности и на основе отсталого мелкотоварного единоличного крестьянского хозяйства. В то же время материальные блага и политические права, которые получило крестьянство в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции, сосредоточение в руках рабочего класса политической власти и командных экономических высот, создали реальные возможности для того, чтобы путем всесторонней помощи и улучшения экономического положения крестьянства, влиять на его хозяйства и постепенно втягивать его в русло социалистического строительства.
 
Обосновав объективную необходимость, политические и экономические предпосылки кооперирования крестьянства, В. И. Ленин указал также средства и методы решения этой сложной и большой задачи. Для того, чтобы отсталые народы перешли на социалистический путь развития, разрешили задачу постепенного перехода к социализму, учил Ленин, «...надо понять какие посредствующие пути, приемы, средства, пособия нужны для перехода докапиталистических отношений к социализму. В этом весь гвоздь»
 
На основе обобщения исторического опыта Ленин пришел к выводу, что наилучшим средством перевода крестьянства на путь социализма является кооперация.
 
Кооперация спасет крестьянство от нищеты и разорения, будет способствовать быстрому развитию производительных сил сельского хозяйства и разрешит те противоречия, которые существуют в экономике переходного периода между крупной социалистической промышленностью и мелким крестьянским хозяйством. Крупная социалистическая промышленность убивает капитализм, а мелкое крестьянское хозяйство — рождает капитализм. Кооперация и в особенности ее высшее звено — колхозы уничтожают капиталистические элементы в деревне и базу для их возникновения.
 
«Переход от кооперации мелких хозяйчиков к социализму,— писал Ленин в 1921 году,—есть переход от мелкого производства к крупному, т. е. переход более сложный, но зато способный охватить, в случае успеха более широкие массы населения, способный вырвать более глубокие и более живучие корни старых, досоциалистических, даже докапиталистических отношений...»
 
Проведение коллективизации партия и Советская власть рассматривали как самый трудный и сложный вопрос после завоевания власти трудящимися. Сложность и трудность этой задачи заключались в том, что ее приходилось осуществлять в условиях, когда в стране преобладало экономически разобщенное и политически отсталое крестьянское население.
 
В первые годы существования Советской власти во всей стране, особенно на ее национальных окраинах, не было еще необходимых условий для массового перевода индивидуальных хозяйств в крупные, коллективные. Отсутствовала материально-техническая база, не хватало и финансовых средств, требуемых для осуществления массовой коллективизации.
 
Большая часть крестьянства, получив из рук Советской власти долгожданную землю, стремилась вести хозяйство единолично. Предстояла большая организаторская работа на местах среди трудящегося крестьянства. Нужно было время, чтобы само крестьянство на живых примерах убедилось в преимуществах крупного коллективного хозяйства, увидело его силу, способность изменить их жизнь.
 
Оценивая такое положение, В. И. Ленин указывал, что эта задача никоим образом не может решаться насильственным путем, посредством экспроприации крестьянства. Мелких производителей «нельзя прогнать, - говорил В. И. Ленин,— их нельзя подавить, с ними надо ужиться, их можно (и должно) переделать, перевоспитать, только очень длительной, медленной осторожной организаторской работой».
 
В. И. Ленин неоднократно предупреждал партию, что только кооперация способна проникнуть во все поры крестьянской жизни, втянуть широкие массы в русло социалистического строительства, приобщая их к коллективным формам хозяйства. Кооперация —это школа, где переделывается психология крестьянства, здесь крестьянин учится простейшим коллективным формам ведения хозяйства. Кооперация — это мостик между городом и деревней, между промышленностью и сельским хозяйством.
 
Для того, чтобы осуществить коллективизацию сельского хозяйства, ее надо начать с самых доступных форм для трудящегося крестьянства. Простейшими формами, как известно, являются потребительские снабженческо-сбытовые союзы. Доступность их состоит в том, что сохраняется основа частного хозяйства крестьян — собственность на средства производства и производимую продукцию, и в то же время демонстрируется выгодность коллективной формы сбыта и снабжения.
 
Потребительская кооперация, например, вытесняя частников, спекулянтов из области торговли, поставляет для крестьянского хозяйства и быта необходимые предметы более дешево. Такая форма кооперации на первых порах социалистического строительства была необходима, так как смычка между городом и деревней, между промышленностью и сельским хозяйством осуществлялась преимущественно через торговлю.
 
Снабженческо-сбытовая кооперация, объединяя крестьян по линии снабжения и сбыта, связывала их с социалистическим хозяйством, подчиняла контролю и руководству со стороны пролетарского государства. Следовательно, она была выгодна и социалистическому государству. На ее опыте крестьяне стали убеждаться, что кооперация — это форма объединения бедноты и середняков. Она способствует систематическому улучшению материального положения крестьян, защищает интересы своих членов от частных торговцев и вообще от эксплуататорских классов.
 
Большую роль в деле социалистической переделки деревни и приобщения трудового крестьянства к строительству социализма призвана была сыграть сельскохозяйственная кооперация, которую В. И. Ленин рассматривал как наиболее доступный и понятный широким массам путь перехода от мелкого единоличного хозяйства к крупным производственным объединениям. Через сельскохозяйственную кооперацию осуществлялся завоз машин, которые способствовали объединению единоличных хозяйств в товарищества для совместной обработки земли.
 
Здесь крестьяне зачастую имели общественную запашку, сенокосные угодья, приобретали навыки коллективного ведения хозяйства, сбыта и снабжения. Создавалась основа для перехода от низших снабженческо-сбытовых форм хозяйствования к более высоким — производственным кооперативным объединениям. Для более отсталых национальных окраин сельскохозяйственная кооперация приобретает особое значение.
 
 В первые годы Советской власти в сельском хозяйстве Казахстана было занято 90 процентов всего населения. Ведущую отрасль составляло животноводство, на долю которого приходилось более двух третей сельскохозяйственной продукции. Животноводство решало судьбу сельскохозяйственного производства и без его интенсивного развития немыслимо было никакое хозяйственное строительство.
 
Интенсификация скотоводческого хозяйства, рост его товарности, втягивание сельскохозяйственного производства Казахстана в общую систему народного хозяйства Союза посредством денежно-рыночных отношений — все это требовало создания сельскохозяйственной кооперации.
 
Кооперирование в деревне началось в условиях, когда промышленность еще не могла обеспечить каждый аул, село, хозяйство новыми орудиями производства, «...даже, если бы наша промышленность сделала необычайные успехи в развитий производства сельскохозяйственных машин,—указывал В. И. Ленин,—...то и при этом условии мы легко поймем, что снабдить достаточными средствами производства каждого мелкого крестьянина — вещь невозможная и в высшей степени нерациональная...» Выход был только в объединении сил и средств крестьянства.
 
Социалистические кооперативы как в области снабжения и сбыта, так и в сфере производства начали создаваться еще в 1918 году. Организаторами их были батраки, бедняки и частично рабочие. Несмотря на свою малочисленность, маломощность, первые кооперативы, товарищества и артели умелой организацией хозяйства и рациональным использованием техники показывали преимущество коллективного, социалистического хозяйства перед мелким, единоличным. А это было очень важно.
 
Крестьяне-единоличники стали постепенно приходить к выводу, что только своими силами невозможно обрабатывать находящиеся в их пользовании участки земли, заготовлять достаточное количество сена для имеющегося скота и вообще улучшить свое положение. Этого можно было добиться при условии применения механизации, а она возможна лишь в крупном хозяйстве. Понимая это, передовая часть крестьянства стремилась к объединению в кооперативы.
 
На проходивших крестьянских собраниях, сходах, беспартийных конференциях—всюду отмечалось, что только сельскохозяйственная кооперация способна поднять сельское хозяйство и увеличить его производительность. Благодаря ей можно добиться восстановления народного хозяйства, а следовательно, и повышения благосостояния трудового населения. Например, Январцевская волостная беспартийная крестьянская конференция Уральского округа, проходившая в январе 1922 года, отмечала: «...надо всеми силами стараться, все свое внимание на местах уделять организации среди крестьянства сельскохозяйственной кооперации и товариществ, зная, что только этим путем мы улучшим сельское хозяйство, улучшим быт крестьянства...». В условиях Казахстана сельскохозяйственная кооперация,— указывалось в решении Уральского губернского совещания,— представляет собою рычаг, при помощи которого сельское хозяйство может сдвинуться с мертвой точки в сторону его интенсификации и рационализации.
 
Создание сельскохозяйственной кооперации в Казахстане было сопряжено с целым рядом дополнительных трудностей, помимо тех, какие встречались в центральной России. В основе их лежали крайняя экономическая и Культурная отсталость, малочисленность и организационная слабость национального рабочего класса, отсутствие современных путей связи и т. п.
 
На огромной территории Казахстана, составляющей около 3 миллионов квадратных километров, существовали различные типы социально-экономических отношений. Здесь почти в пределах каждой области своеобразно переплетались патриархально-феодальные и зрелые феодальные отношения с элементами зарождающихся капиталистических отношений.
 
Сильны были пережитки родового быта. Экономическое и политическое влияние баев-полуфеодалов в ауле, хотя и было подорвано в первые годы Советской власти, но еще Сохранилось. К началу переходного периода районы Казахстана делились на кочевые, полукочевые и оседлые, которые отличались друг от друга по способам ведения хозяйства.
 
Для наглядности приведем следующую таблицу:
 
Из этих данных видно, что кочевые и полукочевые хозяйства в республике составляли 47 процентов. Они занимали 80 процентов всей площади и охватывали около 44 процентов населения Казахстана.
 
Сложность построения сельскохозяйственной кооперации в национальных окраинах страны заключалась еще в том, что не было в этой области ни примера, ни собственного опыта, ни необходимых кадров коммунистов-кооператоров. Многие коммунисты в тот период не уяснили громадного политического и экономического значения кооперации, зачастую смотрели на нее, как на «лавочку», как на торгашеское предприятие. Так, например, на II Киргизской (Казахской) партийной конференции, проходившей в 1922 году, при обсуждении вопроса о кооперативном строительстве отдельные делегаты в оценке роли кооперации скатывались на правооппортунистические позиции, ошибочно рассматривая ее как надклассовую организацию, как «экономическое объединение, не только бедняков, но и кулаков».
 
Однако партийная конференция заняла правильную позицию и в принятой резолюции поставила ряд жизненно важных вопросов кооперативного строительства: вовлечение в кооперацию кочевого крестьянства, поиски таких форм кооперации в ауле, которые помогли бы ей «сыграть в степи решающую роль в переходный момент от первобытных форм родового быта к современным формам социалистического строительства».
 
Помня строжайшее указание В. И. Ленина о том, что по отношению к крестьянству недопустимо даже малейшее насилие, местные партийные организации стремились соблюдать принцип добровольности как в самом кооперировании, так и в выборе организационных форм низовой ячейки кооперации. Создавая кооперацию, и тем самым поднимая экономический уровень крестьянских хозяйств, развивая специализацию и повышая товарность их, партия придавала всем мероприятиям социалистическую направленность.
 
Такая линия целиком себя оправдала. Особенно успехи сельскохозяйственной коопераций, как и потребительских союзов, были достигнуты прежде всего в оседло-земледельческих районах. Одновременно с этим, правда в незначительных размерах, началось кооперирование полукочевых крестьянских хозяйств.
 
Что же касается крестьянского населения кочевых аулов, то оно в первые годы после победы социалистической революции совершенно не было знакомо с простейшими формами кооперации. Формы и методы кооперирования, применяемые в отношении оседлого населения, здесь оказались мало или почти неприемлемыми.
 
Скотовод-кочевник, находясь вдали от городов и других экономических центров, не имел возможности поехать за 200—300 верст, чтобы реализовать сельскохозяйственное сырье, продукты и приобрести необходимые товары. Не могли удовлетворить все запросы местного населения и проводимые в летнее время ярмарки, Поэтому кочевники вынуждены были пользоваться периодически организуемыми «караван-базарчи» или услугами посредников, оставаясь всегда обманутыми.
 
Нужно было найти доступную и понятную форму обслуживания, которая помогла бы освободить кочевника из-под влияния ростовщиков и спекулянтов, а затем приобщить его к более сложным, высшим формам коллективного хозяйства. Такую роль сыграла фактория.
 
В «Общем положении о кооперировании казахского населения», принятом правительством республики и одобренном III Всекиргизской (Казахстанской) партийной конференцией (1923 г.), было установлено, что кооперирование оседлого населения должно проводиться по организационной структуре Центральной России, а казахского кочевого населения — методом факторий.
 
 Первые фактории в Казахстане стали создаваться в конце 1923 года в Карсакпайской, Вескарагайской и Аккульской волостях Семипалатинской и Акмолинской губерний. К середине 1924 года в кочевых районах Семипалатинской и Акмолинской губерний их работало уже 4 и 30 намечалось к открытию.
 
Что же представляет собою фактория? Это — государственное торговое учреждение, осуществлявшее смычку между городом и деревней. Она обеспечивала кочующее население предметами первой необходимости и одновременно скупала от него сырье, скот и прочие сельскохозяйственные продукты.
 
Деятельность фактории этим не ограничивалась. Она проявляла интерес ко всем нуждам кочующего населения: решала хозяйственные вопросы, занималась культурно-просветительной работой. Для привлечения населения к участию в работе фактории при ней организовывался совещательный орган в виде совета в составе 3—5 человек, избранного общим собранием кочевников. На собраниях слушались доклады, информации о работе фактории и перспективах. При обсуждении учитывались замечания и пожелания присутствующих. Она проводила большую разъяснительную работу, знакомила крестьянство с основами социалистической кооперации, на конкретных примерах показывала преимущества советской торговли, убеждала в необходимости объединения в кооперации. Крестьяне за участие в кооперативном сбыте получали льготы и премии. Так, беднякам разрешалось вступительные взносы в будущий кооператив вносить только в размере 50 процентов. Такая форма материальной. заинтересованности способствовала вступлению крестьянской бедноты в кооперативы.
 
Из года в год происходил рост товарооборота, фонда реализуемых товаров, а следовательно, увеличивалось и число обслуживаемого населения. Постановлением Наркомторга Союза ССР 5 процентов фонда из общего завоза промышленных товаров в Казахстан предназначалось факториям. «Каждая фактория ежемесячно стала продавать товаров на 10 тысяч рублей, обслуживать до 5 тысяч населения, а годовой оборот всех факторий составлял 1 560 тысяч рублей». Они сравнительно быстро показали свои преимущества. II Пленум Киргизского (Казахского) обкома РКП (б), состоявшийся в сентябре 1924 года, отметил их большую положительную роль в приобщении кочевого и полукочевого казахского населения к кооперации и указал необходимость дальнейшего расширения этой формы кооперации в кочевых районах республики.
 
Впоследствии фактории получили распространение, главным образом, в кочевых районах республики.
 
В 1927 году в Сыр-Дарьинской губернии их работало уже 7, в том числе 2— в кочевом Кзыл-Ординском районе. Рост факторий в кочевых районах, улучшение их деятельности и проведение ряда других организационных мероприятий способствовали кооперированию кочевого населения. Так, если в 1925 году в кочевом Кзыл-Ординском районе было кооперировано 2479 казахских хозяйств, то в 1927 году уже 6 780. Увеличилось число факторий в кочевых районах Центрального и Западного Казахстана.
 
Почему фактории получали широкое распространение и имели успех среди кочующего населения?
 
Потому что в условиях кочевого хозяйства они являлись незаменимым средством, организующим коллективный сбыт и снабжение. Кроме того, скотоводу-кочевнику такая форма была удобна тем, что не затрагивала основ его хозяйства, не требовала от него ломки старого быта, немедленного отказа от выработанной веками привязанности к своему единоличному хозяйству. В то же время помогала сбывать сырье и приобретать нужные ему предметы, товары, без частного посредника и на выгодных для кочевника условиях.
 
Таким образом, фактория явилась тем посредствующим звеном, через которое кочующее население впервые приобщалось к коллективным формам сбыта и снабжения, подготовлялось к простейшим видам кооперации.
 
В ряде районов, подготовив условия для создания кооперативных объединений, они переставали функционировать и передавали свои материальные и финансовые средства организуемым потребительским союзом. Например, из 9 факторий Семипалатинской губернии в 1925 году 6 были преобразованы в потребительские союзы. Но там, где объективные условия не созрели для этого, фактории продолжали действовать.
 
Отмечая большую роль и значение факторий, III пленум Казкрайкома ВКП(б) в 1926 году в своем решении записал, что по мере завоевания доверия населения, вытеснения посредников — торговцев и в зависимости от хозяйственных возможностей, фактории или преобразуются в скотоводческие кредитные товарищества, или организуют такие товарищества самостоятельно, с передачей им вступительных и паевых взоносов. Этим же постановлением пленум определил, что в оседлых и полукочевых районах основным типом первичного сельскохозяйственного кооператива для казахского населения является сельскохозяйственное кредитное товарищество. Оно осуществляло кредитную деятельность на посреднических началах через Казсельбанк. Помимо этого сбывало продукцию сельского хозяйства как на комиссионных началах, так и по твердой цене. Товарищества снабжали своих членов сельскохозяйственными машинами, орудиями и предметами производственного значения, необходимыми в сельском хозяйстве и кустарных промыслах, организовывали предприятия по переработке продуктов сельского хозяйства, проводили другие мероприятия.
 
Что же касается кочевых районов, то там формой сельскохозяйственной кооперативной ячейки являлось скотоводческое кредитное товарищество. Оно также вело кредитную деятельность на посреднических началах, сбывало продукцию и снабжало население орудиями скотоводческого хозяйства, предметами производственного значения и товарами личного потребления.
 
В отличие от потребительских союзов эти товарищества занимались не только вопросами сбыта и снабжения, но также вели кредитную деятельность на посреднических началах. Причем сельскохозяйственные кредитные товарищества должны были снабжать своих членов не только сельскохозяйственными машинами, орудиями и предметами производственного назначения, но и строить предприятия по переработке продуктов сельского хозяйства, развивать агрикультурную деятельность.
 
Восстановительный период в республике, как и во всей стране, знаменовался некоторыми успехами в кооперировании сельскохозяйственного производства. Но тем не менее уровень производства сельского хозяйства не отвечал возросшим требованиям. Нужно было провести в жизнь целую систему практических мероприятий, направленных на подъем сельского хозяйства страны.
 
В связи с этим перед партией во весь рост встал вопрос, какими путями, какими средствами добиться дальнейшего подъема сельского хозяйства. Этому вопросу было отведено большое место на XIV Всероссийской партийной конференции и на XIV съезде партии.
 
В резолюций XIV партконференции указывалось: «Сельскохозяйственная кооперация должна развиваться, с одной стороны, в направлений специальных сельскохозяйственных товариществ, с другой стороны, в направлении сельскохозяйственных кредитных товариществ»
 
Опыт многих лет убедительно подтвердил великую жизненную силу решения партии. Именно эти товарищества сыграли наиболее выдающуюся роль в подготовке и развертывании массового производственного кооперирования.
 
К концу восстановительного периода казахские кочевые хозяйства экономически окрепли, подняли товарность, и у них появилась экономическая потребность вести специализированное хозяйство. Тогда-то и стали возникать производственно-сбытовые товарищества по маслоделию, зерноводству, хлопководству, овцеводству, мелиоративные товарищества и другие.
 
Кооперативы по маслоделию, например, были созданы в Семипалатинской, а по хлопководству — в Сыр-Дарьинской губернии. В Актюбинском округе в течение нескольких месяцев 1928 года удвоилось число простейших производственных объединений таких, как машинные, садово-огороднические, мелиоративные, животноводческие товарищества. В конце 1927 года их было 28, а к 1 мая 1928 года - 58. Только в одном Гурьевском округе за это же время число членов кредитных товариществ возросло с 3959 до 7572. Около 15 простейших форм кооперации ежедневно регистрировались в Кустанайском округе.
 
Специальные сельскохозяйственные товарищества особенно возросли в условиях реконструктивного периода. Так, к 1928 году в Казахстане насчитывалось 22 зерновых, 18 хлопковых, 319 молочных, 149 мелиоративных и десятки прочих специальных товариществ, которые объединяли тысячи крестьянских хозяйств. Как правило, каждое более или менее крупное нововведение в сельском хозяйстве ставило перед крестьянами вопрос о необходимости создания производственных коллективов. Например, для того, чтобы улучшить породность и продуктивность скота, а это часто было совершенно непосильно одному крестьянскому хозяйству, крестьяне создавали кооперативные племенные рассадники, молочнотоварные фермы. А мелиоративные товарищества, например, крестьянским хозяйствам, объединенным в эти товарищества, помогали улучшать оросительную систему: очищать и строить небольшие арыки и каналы. Только силами этих товариществ в 1927 году было орошено 33 490 гектаров пахотных угодий.
 
Всего к концу 1927 года в Казахстане насчитывалось 767 сельскохозяйственных кооперативов, в которых объединялось уже 221 556 хозяйств, что означало увеличение по сравнению с 1925 годом в 5 раз.
 
Встав на путь кооперирования отдельных сторон производства, крестьянин постепенно и глубже втягивался в кооперативную жизнь, переходил к организации целых поселковых животноводческих товариществ.
 
В специальные сельскохозяйственные кооперативы могли входить лишь хозяйства с более высоким уровнем развития, имевшие определенный уклон, известную степень товарности. В отличие от сельскохозяйственных кредитных кооперативов они организовывались на началах строгой производственной специализации.
 
Специализация сельскохозяйственной кооперации в области производства того или иного продукта позволяла ввести контрактацию и способствовала переходу крестьянства от снабженческо-сбытовой формы кооперации к производственной. Именно на базе специальных производственно-сбытовых товариществ впоследствии вырастали колхозы, которые являлись центром оседания кочевых и полукочевых хозяйств.
 
Наиболее высокой подготовительной ступенью установления социалистических производственных отношений в деревне и ауле явились различные виды товариществ по обработке земли и заготовке кормов скоту. «Товарищество по общественной обработке земли (ТОЗ), - говорилось в примерном Уставе тоза,— имеет своей целью организовать труд своих участников для совместного производства сельскохозяйственных продуктов, их переработки и сбыта, а также содействие развитию сельского хозяйства».
 
Тозы представляли собой первоначальную форму коллективного ведения хозяйства. Если в потребительских союзах крестьяне объединялись на торгово-снабженческих началах, то здесь — на производственно-хозяйственной основе. В то же время тозы не привели к установлению социалистических производственных отношений. Они представляли собой лишь переходную форму к артели.
 
Основной задачей тозов было постепенное приобщение трудового крестьянства к коллективному труду. Особенность этой формы объединения крестьян заключалась в том, что в ней наряду с общественной сохраняется частная собственность на некоторые средства производства. Каждый крестьянин, являвшийся членом тоза, участвуя в общественном, коллективном производстве, вел еще свое индивидуальное хозяйство, имел в своей личной собственности рабочий и продуктивный скот, инвентарь и т. д. Например, если в 1927 году по всем коммунам Казахстана рабочий скот был обобществлен на 100 процентов и в сельскохозяйственных артелях на 69,1, то в тозах лишь на 28,6 процента. Инвентарь в коммунах был обобществлен полностью, в сельскохозяйственных артелях — на 84,4, в тозах — на 24,6 процента.
 
Сравнительно незначительная степень обобществления основных капиталов и средств производства, а также принципы распределения доходов делали тозы на том этапе доступной для трудового крестьянства и приемлемой формой коллективного ведения хозяйства. Этим и объясняется тот факт, что в отличие от центральных районов страны, где тозы существовали всего лишь два-три года, в Казахстане, как и в других национальных районах, они действовали значительно дольше. Наряду с тозами здесь существовали товарищеские объединения животноводов (ТОЖ).
 
Тозы создавались главным образом в оседло-земледельческих районах, а также в ряде полукочевых районов с казахским населением. Так, в Семипалатинском округе казахским населением к началу 1929 года их было создано 145, в Петропавловском —114. А в середине 1929 года в тозах Казахстана почти 48 процентов составляло казахское население. Среди аульного населения, первые тозы, а также и тожи были организованы к началу 1929 года, но широкого распространения в то время не получили.
 
Советская страна добилась больших успехов в развитии социалистической промышленности. Политика партии в деревне обеспечила восстановление сельского хозяйства и улучшение материального положения бедняцко-середняцких масс крестьянства. Укрепился и получил дальнейшее развитие союз рабочего класса и крестьянства.
 
Однако в силу того, что в подавляющей своей массе крестьянство продолжало вести мелкое единоличное хозяйство, общий уровень развития сельского хозяйства страны оставался еще низким и не отвечал потребностям быстро развивающейся социалистической индустрии. Чрезмерное отставание сельского хозяйства превращалось в тормоз быстрого развития социалистической промышленности.
 
Оценивая такое положение, XV съезд ВКП(б) в 1927 году принял решение о всемерном развертывании коллективизации сельского хозяйства, о переходе земледелия к крупному социалистическому производству, основанному на новой технике. Была поставлена задача развернуть подготовку наступления социализма по всему фронту.
 
В решении съезда указывалось, что «в настоящий период задача объединения и преобразования мелких индивидуальных крестьянских хозяйств в крупные коллективы должна быть поставлена в качестве основной задачи партии в деревне».
 
Провозгласив курс на коллективизацию сельского хозяйства, партия вовсе не представляла осуществление его как одновременного акта, как немедленного повсеместного перехода к поголовному объединению крестьянских хозяйств в колхозы.
 
Для этого требовалось время, проведение целой системы крупных мероприятий. Опираясь на накопленный опыт, партия установила, что переход к коллективизации крестьянских хозяйств, находящихся на различных ступенях развития, может совершаться как путем непосредственной организации колхозов, так и путем создания вначале простейших кооперативных организаций.
 
В животноводческих районах Казахстана это означало также необходимость перевода сотен тысяч кочевых и полукочевых крестьянских хозяйств на оседлость, перехода от патриархально-феодальных отношений к социалистическим.
 
В результате развернувшейся разносторонней организаторской и политической работы партии в массах и огромной материально-технической помощи в деревне со стороны государства все более нарастал перелом в развитии всех видов сельскохозяйственной кооперации.
 
Развитие кооперации в Казахстане и кооперирование крестьянских хозяйств во второй половине 20-х годов характеризуется следующими данными:
 
Из этих данных видно, что только за один 1928 год число сельскохозяйственных кооперативов по сравнению с 1927 годом увеличилось на 297 и составляло 1064, а количество объединившихся в них хозяйств возросло до 325 087. К 1 октября 1929 года таких кооперативов в республике уже было 3947, а число хозяйств в них удвоилось и составляло 686 725.
 
По мере роста и укрепления сельскохозяйственной кооперации все чаще создавались и специальные кооперативные объединения. Например, количество зерновых кооперативов за год возросло в 96 раз, а хозяйств в них с 307 до 69 872. Почти в два раза увеличилось число хлопководческих кооперативов, небывало возросли животноводческие кооперативы, свыше 100 тысяч казахских кочевых хозяйств были объеденены в молочные кооперативы. Если в 1923. году было полторы тысячи сельскохозяйственных кооперативов, насчитывающих 32 175 крестьянских хозяйств, то к началу массовой коллективизации они охватывали более половины всех крестьянских хозяйств Казахстана.
 
Таким образом, кооперация, особенно сельскохозяйственная, свою задачу выполнила. Через сбытоснабженческую, кредитную и другие простейшие формы она подготовила переход крестьянства к производственному кооперированию. Подтверждением явилось развернувшееся массовое движение крестьянства за вступление в колхозы, приведшее к утверждению в деревне социалистических производственных отношений.
 
Путь, пройденный сельскохозяйственной кооперацией за первые годы нэпа, был сильнейшим ударом по троцкистам и зиновьевцам, которые извращенно толковали ленинский кооперативный план. Партия разоблачила политику оппортунистов и с новой силой подтвердила свою непоколебимую верность, свою решимость последовательно проводить ленинский кооперативный план в жизнь.
 
Развернувшаяся в стране массовая коллективизация воочию показывала, что социалистические преобразования сельского хозяйства в районах полукочевого, особенно кочевого населения, невозможно успешно решить без перевода этих народов на оседлый образ жизни.
 
Практика показывает, что оседание и кооперацию в условиях кочевого хозяйства необходимо рассматривать как тесно взаимосвязанный процесс. Кооперация подготавливает основу, почву для оседания. Оседание же закрепляет, поднимает кооперацию на более высокую ступень — от сбытовой к производственной.
 
Успехи в развитий промышленности создавали реальные возможности для того, чтобы постепенно удовлетворять растущие потребности коллективных объединений в современных машинах и тракторах и развернуть работу по их перевооружению на базе передовой машинной техники.
 
Если в 1924 году в республике было продано сельскохозяйственных машин на 928,4 тысячи рублей й предоставлен кредит 1452 тысячи рублей, то в 1928 году было продано машин уже на 13 353 тысячи рублей, а общая сумма кредита составила 14 630 тысяч. В 1928—1929 годах Казахстан получил свыше 80 тысяч плугов и борон.
 
В советской стране создавались все необходимые условия для революционного преобразования деревни. «Для того, чтобы коллективный труд мог заменить в самом земледелий труд парцеллярный, форму частного присвоения,—указывал в свое время К. Маркс,—нужны две вещи: экономическая потребность в таком превращении и материальные условия для его осуществления». То и другое к исходу первого десятилетия существования Советской власти в нашей старне в известной мере имелось.
 
Однако в ранее отсталых национальных районах, особенно в Казахстане, коллективизация сотен тысяч крестьянских хозяйств представляла очень сложный и трудный процесс.
 
При замене докапиталистических производственных отношений социалистическими необходимо было учитывать своеобразие и специфические особенности кочевого населения с их бытом и традициями. Исходя из этого и следовало определять наиболее доступные, понятные широким массам, экономически выгодные переходные формы кооперативов, таких как фактория, которые подготавливали базу и подводили мелкокрестьянские хозяйства к крупным коллективным, к социалистическому преобразованию деревни. Переход от низших форм ведения хозяйства к более высоким организованным, от индивидуальных мелких, разрозненных хозяйств к крупным, коллективным связан с возникновением и утверждением социалистического способа производства, Такой переход исторически обусловлен.
Опыт показывает, что чем более отсталой является страна, тем больше в ней остатков докапиталистических производственных отношений, тем больше дополнительных трудностей, промежуточных, переходных ступеней на пути к социализму.