Главная   »   От кочевья к социализму. М. Шаумян   »   § 3. Организаторская и политическая работа партийных и советских органов среди кочевого и полукочевого населения


 § 3. Организаторская и политическая работа партийных и советских органов среди кочевого и полукочевого населения

В аулах Казахстана с первых же дней после победы Октябрьской революции стали возникать крестьянские Советы. Уже на начальном этапе своего существования они показали свою жизненность, способность к революционному преобразованию докапиталистических отношений. Вокруг Советов сплачивались и объединялись трудящиеся массы для ликвидации патриархально-феодальных отношений. Это достигалось благодаря тому, что «идея советской организации проста, и может быть применяема не только к пролетарским, но и к крестьянским феодальным и полуфеодальным отношениям» к
 
Обобщая опыт социалистического строительства в республиках Советского Востока В. И. Ленин на II конгрессе Коминтерна указывал, что несмотря на трудности, «можно пробудить в массах стремление к самостоятельному политическому мышлению и к самостоятельной политической деятельности и там, где нет почти пролетариата».
 
Трудности, связанные с наличием докапиталистических, средневековых отношений, особенно были велики в Казахстане. Здесь, как отмечалось ранее, население продолжало вести кочевой и полукочевой образ жизни. В аулах республики были сильны остатки патриархальных и родовых отношений. Известная часть трудящихся крестьян в отдаленных кочевых аулах не успела еще как следует освободиться от влияния баев. Нередко были случаи, когда в состав аулсоветов выбирались представители богатых родов, люди угодные баю или даже сами баи. В отдаленных кочевых аулах Советы были недостаточно окрепшими и не оказывали своего непосредственного влияния на население.

 

К моменту Великого Октября грамотность среди казахов составляла не более 2 процентов. Отсутствовала местная интеллигенция. Партийные организации республики были слабыми и малочисленными. Почти не имели подготовленных коммунистов, особенно из среды коренной национальности, способных противопоставить байско-националистической агитации подлинно советскую разъяснительную работу.
 
В этих условиях перед партийными и советскими органами республики встали важнейшие задачи, прежде всего, решить вопрос национальной государственности, завершить объединение партийных организаций. 26 августа 1920 года был издан, подписанный В. И. Лениным и М. И. Калининым, исторический декрет ВЦИК и СНК РСФСР «Об образовании Киргизской (Казахской) Автономной социалистической Советской республики».
 
Первый учредительный съезд Советов Казахской АССР (1920 г.) определил основные направления в работе: в кратчайший исторический срок покончить с вековой отсталостью Казахстана, добиться его экономического и культурного расцвета.
 
На первой Казахстанской областной партийной конференции, состоявшейся в июне 1921 года, завершилось объединение партийных организаций республики в единую организацию, построенную на нерушимых ленинских принципах демократического централизма и пролетарского интернационализма. Были определены конкретные задачи по этому вопросу и вопросам партийного и советского строительства. Так, в решении конференции указывалось о необходимости того, «чтобы в советские органы в казахских районах преимущественно привлекались представители широких трудящихся масс — кадры, знающие быт, нравы, обычаи, язык местного населения, чтобы массы видели, что Советская власть и ее органы есть дело их собственных усилий».
 
В выработке продуманной и осмотрительной политики приобщения отсталых народов Советского Востока к социалистическому строительству особое значение имело решение X съезда РКП (б) (март 1921 г.), который в своей резолюции «Об очередных задачах партии в национальном вопросе» выдвинул основной задачей ликвидацию фактического неравенства наций. Правовое равенство они завоевали в результате Октябрьской революции. Но этого было недостаточно. Для того, чтобы приобщить отсталые народы к социалистическому строительству и создать реальные предпосылки их непосредственного перехода к социализму вместе с опередившими народами, необходимо было преодолеть фактическое неравенство, т. е. хозяйственную, политическую и культурную отсталость, унаследованную от прошлого.
 
Съезд указал на необходимость помочь народам национальных окраин укрепить у себя советскую государственность в формах, соответствующих конкретным условиям: развить и укрепить действующие на родном языке суд, администрацию, органы хозяйства, власти, составленные из людей, знающих быт и психологию местного населения; развить прессу, школу, театр, клубное дело и вообще культурно-просветительные учреждения на родном языке; организовать подготовку местных кадров для всех областей государственной и культурной работы.
 
Съезд наметил программу ликвидации фактического неравенства, которая предусматривала сплочение и объединение всех трудящихся для окончательной ликвидации патриархально-феодальных отношений; для перехода от кочевого образа жизни к оседлости, от мелкого земледелия к общественной обработке земли; дальнейшее развитие и укрепление в национальных республиках коммунистических организаций, тесно связанных с массами, сплачивающих в своих рядах пролетарские элементы местного и русского населения на основе интернационализма.
 
Без учета специфических особенностей, без гибкого применения общепартийной тактики к конкретным историческим условиям республики нельзя было решить одну из главнейших задач, которую ставила Коммунистическая партия на том этапе. Трудность состояла, прежде всего, в том, что надо было приобщить к новой жизни народы, которые, как говорил В. И. Ленин, раньше не участвовали в борьбе, а только втягивались в нее. Она осложнялась еще и тем, что решение практических задач, обеспечивающих непосредственный переход отсталых народов от добуржуазного строя к социалистическому, нельзя было найти ни в одной коммунистической книжке. Имея в виду это, В. И. Ленин указывал, что перед русскими коммунистами «открывается очень интересная и важная область практической работы. Пока еще наш общий опыт в этом отношении не особенно велик, но мало-помллу у нас будет накопляться все больше и больше материалов». В тех конкретно исторических условиях трудно было сказать, какие средства для этого необходимы. «Нам подскажет это практический опыт».
 
Работу среди ранее отсталых народов приходилось вести с величайшей осторожностью и в ходе практики выявлять неизведанные пути и средства.
 
Первая областная партийная конференция поэтому в своем решении особенно подчеркивала, что главной, основной задачей. является «завоевание полного доверия угнетавшихся царизмом трудящихся — бедноты...
 
С этой целью партийная организация и советские органы Казахстана провели ряд революционных мероприятий, направленных на укрепление советской государственности казахов и приобщения всего трудящегося населения республики к социализму. Декрет о земле, о возвращении казахскому трудовому крестьянству отобранных у него царизмом земель. К числу первых революционных мероприятий относятся также отмена наиболее вопиющего казахского бытового пережитка — калыма; запрещение уплаты и приема куна, многоженства, амангерства.
 
Все законы Советской власти, в которых отражалось вековое чаяние и желание народа, быстрее ветра распространялись в степи и находили живой отклик масс, способствуя пробуждению казахского аула и села.
 
Особенно большое значение на первом этапе социалистического строительства имело проведение земельной, земельно-водной реформ. Местные партийные и советские органы возглавили борьбу трудового крестьянства за проведение аграрных мероприятий. В январе 1921 года ЦК Компартии Туркестана созвал в Аулие-Ате съезд казахской и киргизской бедноты. На нем присутствовало 600 делегатов Семиречья и Сыр-Дарьинской области. Съезд призвал трудящихся активно участвовать в перестройке землепользования и водопользования на новой основе. Огромный подъем среди трудящегося крестьянства вызвали повсеместно проходившие собрания, крестьянские сходы, беспартийные конференции. Так, трудящиеся-казахи Гурьевского уезда заявили, что они «с нетерпением ждут восстановления нарушенных царем их прав на левый берег Урала». Выражала «удовлетворение проведением законов о десятиверстной полосе и вообще сближением власти с населением» аульная беднота Семипалатинской губернии.
 
Партийные организации республики вели разъяснительную работу не только в аулах, но и в деревнях, станицах. Весной 1921 года состоялись уездные съезды трудового казачества станиц, расположенных по Иртышу и Уралу. Участники съездов поддержали мероприятия партии и правительства, упразднявшие все привилегии казачества в пользовании землей.
 
Осуществление аграрных реформ способствовало повышению классового сознания казахских трудящихся, усилению их единения с русской беднотой. В Талды-Курганском уезде Семиреченской области казахская беднота, собравшись в апреле 1921 года на свой съезд, одобрила отчуждение у кулаков захваченных ими земель и вынесла решение об изъятии излишков скота у крупных баев. Она лишила делегатских полномочий 23 баев, оказавшихся на этом съезде. Аналогичное положение имело место и в других уездах.
 
В ходе подготовки и проведения земельно-водной реформы в 1921 году в Семиречье возник союз Кошчи. К концу марта 1921 года здесь уже насчитывалось 99 ячеек, объединявших около 18 тысяч членов союза. Проведенная в апреле «неделя организации киргизской бедноты и батраков» дала тысячи новых членов. Видную роль в его создании и практической деятельности сыграли партийные и советские работники У. Джандосов, Д. Барибаева, А. Розыбакиева. Союз Кошчи явился опорой Советской власти при проведении мероприятий по наделению землей и водой казахского и киргизского трудового населения. Объединяя в своих рядах всю бедноту, а также и середняков, союз Кошчи организовал совместное выступление русских и казахов против кулаков и баев, способствовал успешному проведению реформы.
 
В кочевых аулах, а они составляли большинство, приходилось решать двоякую задачу — не только находить приемлемые формы и методы работы, приспосабливать их деятельность к местным особенностям жизни но и почти на пустом месте создавать культурно-просветительные центры.
 
Исходя из этого, 1-я областная конференция РКП (б) в своей резолюции указала на необходимость серьезной постановки партийной работы среди аульного трудового крестьянства, при этом подчеркивала, что «...существеннейшей и неотложной задачей партии является выработка методов практического подхода и постановки работы среди киргизской (казахской) бедноты».
 
Делегат этой конференции А. Джангильдин призывал: «...мы должны ехать в деревню, к бедноте, в степь, к киргизам (к казахам) и там учиться жизни, и там работать». С этой целью в казахские кочевые аулы были направлены красные караваны, передвижные красные юрты и агитлетучки. Первый красный караван был направлен Оренбургским губкомом партии летом 1921 года.
 
В апреле 1922 года под руководством А. Г. Джангильдина был организован красный караван КазЦИКа. В его совет входили представители обкома партии, комсомола, и отдела ЦИК по работе среди женщин, а также наркоматов: земледелия, просвещения, торговли, здравоохранения и других. Красный караван прошел свыше четырех тысяч километров трудного пути от Оренбурга до Семипалатинска. Он побывал в таких кочевых районах, как Атбасарском, Баян-Аульском, Каркаралинском, Тургайском, Павлодарском, останавливался почти в сорока аулах Комсактинской, Куманской, Джетыкульской, Аккарчинской, Кентжетайской и других волостей и завоевал широкую популярность среди населения, особенно кочевников.
 
Опытные пропагандисты, агитаторы и лекторы выступали с докладами и лекциями среди казахского населения, разъясняя на доступном ему языке декреты Советской власти, основные принципы ленинской национальной политики. Оказывали практическую помощь в решении таких жизненно важных вопросов, как землеустройство казахской и русской бедноты, создание новых колхозов среди кочевого и полукочевого населения, а также организация помощи голодающим и т. д. Врачи, следовавшие с караваном, оказывали населению медицинскую помощь, проводили профилактические мероприятия.
 
Участники каравана помогали на местах вводить в волисполкомах, где преобладало казахское население, делопроизводство на родном языке, учили работников местных Советов как организовывать массы, как должны работать судебные органы и т. д.
 
Осенью 1921 года в Кустанайской губернии была организована передвижная агитлетучка. Агитаторы, библиотекари, артисты обслужили 16 аулов Аракарайской и Кен-Аральской волости. Вся массовая разъяснительная работа в основном проводилась на сходах, где собравшимся рассказывали о продналоге и кооперации, об отмене калыма, о земельной политике Советской власти. После этого обычно ставился спектакль. На сходах и спектаклях, как правило, присутствовали тысячи трудящихся.
 
Одновременно действовали губернские караваны. Так, только один Букеевский караван посетил 24 кочевых аула. Используя опыт красных караванов, в кочевых аулах стали организовываться первые красные юрты. Впоследствии, как показала практика, красные юрты полностью себя оправдали. Как самая активная форма политико-воспитательной работы среди кочевого населения они получили широкое распространение.
 
На том этапе, когда коммунистов, имеющих необходимую политическую и общеобразовательную подготовку, насчитывались единицы, не говоря уже об опытных пропагандистах и агитаторах, силами которых можно было бы организовать массово-политическую работу среди кочевников, такие формы работы, как красные караваны и красные юрты, агитлетучки, сыграли большую роль в приобщении кочевого и полукочевого казахского крестьянского населения к новой жизни, к социалистическому строительству. Однако в силу своей малочисленности они не охватывали все население сел и аулов культурно-просветительными мероприятиями.
 
Усиление массово-политической и организаторской работы среди трудящихся масс, воспитание и подготовка кадров, способных противостоять байской пропаганде и оказать влияние, повести за собой трудящиеся массы казахского крестьянства, оставалась одной из неотложных задач.
 
Вопросы о методах партийного и советского строительства в казахском ауле обсуждались на второй (февраль 1922 года) и третьей (март 1923 года) казахстанских конференциях РКП (б). Вокруг этих вопросов происходила борьба с национал-уклонистами. Особенно остро разгорелась она на третьей партконференции.
 
Великодержавно-шовинистический уклон игнорировал различия в языке и культуре казахского и других народов, особенности экономики и быта казахского населения, где большинство составляли кочевники, не верил в способности рабочего класса повести за собой казахское трудовое крестьянство по пути к социализму. Эти уклонисты мешали формированию национальных марксистско-ленинских кадров, затрудняли приближение Советов к массам.
 
Уклон к местному национализму игнорировал классовые принципы советского строительства и проповедовал отмежевание от общего хода социалистического строительства в нашей стране. Местные национал-уклонисты всячески затушевывали классовые противоречия в ауле, защищали баев, требовали навсегда сохранить кочевничество, упразднить батрацко-бедняцкие организации.
 
Конференция обратила особое внимание коммунистов на необходимость вести борьбу на два фронта—против уклонов к великодержавному шовинизму и местному национализму.
 
В решениях партийных конференций подчеркивалась особая важность улучшения организаторской работы в массах, укреплении низовых звеньев партийных, советских, комсомольских, профсоюзных организаций.
 
Работа на местах после конференций заметно усилилась. В аулы посылались партийные и советские представители. Они оказывали непосредственную помощь местным партийным и советским органам в проведении важнейших хозяйственно-политических кампаний, организации агитационно-массовой работы среди населения.
 
В результате выборов 1923 года значительно увеличилась коммунистическая прослойка, а также прослойка рабочих и батраков в Советах. Удельный вес коммунистов в сельаулсоветах в 1923 году по сравнению с предыдущим поднялся с 1,2 до 10,8 процента. А в волисполкомах — с 10,7 до 35,5; прослойка рабочих и батраков в аульных й сельских советах — с 3,6 до 10,1; в волисполкомах же —с 6,1 до 12,6 процента.
 
Открылись краевые и губернские курсы по подготовке аульных партийных работников. Большое внимание уделялось подготовке национальных кадров для всех отраслей народного хозяйства.
 
В более широком масштабе встал вопрос о кадрах низового звена. Если раньше партийные и советские органы главным образом занимались подготовкой руководящих партийных и советских работников, то теперь нужно было подумать о другой категории работников — аульно-волостного масштаба и контингента канцелярских служащих для уездных и губернских органов.
 
В этих целях, исходя из реальной потребности, в каждом уезде были открыты курсы, на которых предусматривалось изучение казахского языка и ознакомление с четырьмя действиями арифметики, политграмотой и конституцией. Кроме того, слушатели изучали формы делопроизводства, знакомились с земельным кодексом и с главнейшими законоположениями (единый сельхозналог, о местном бюджете и т. д.). Преподавание велось на двух языках: русском и казахском и продолжалось не менее шести недель. По этой же программе работали курсы в губернских городах, но со сроком обучения не менее трех месяцев.
 
Что касается работников волостного масштаба, то при их подготовке большое внимание уделялось формам ведения делопроизводства и советскому строительству. Одновременно с этим, чтобы приблизить советские органы к массам, сделать их более доступными для трудящихся, в советских учреждениях вводилось делопроизводство на казахском языке.
 
Такая постановка вопроса потребовала улучшения общеобразовательной подготовки. А это в свою очередь вызвало необходимость создания школ-интернатов и школ-коммун. В кочевых и полукочевых районах казахские школы не могли нормально функционировать, так как вынуждены были кочевать вместе с аулом. Такое положение приводило к сокращению сроков обучения (обычно учебный год в этих районах длился 3—4 месяца). С другой стороны наблюдался большой отсев учащихся, недоохват школой детей. Учитывая социально-экономические условия, Советское государство шло навстречу, создавая все условия для того, чтобы дети кочевников могли учиться.
 
В школы-коммуны принимались дети бедняков, батраков и сирот. Они обучались бесплатно, за счет государства, обеспечивались общежитием, питанием и одеждой. Школы-коммуны и школы-интернаты сыграли положительную роль в обучении казахской молодежи и подготовки резерва для формирования национальной интеллигенции.
 
Общий хозяйственный подъем страны привел к росту политической активности рабочих и широких крестьянских масс. Трудовое крестьянство стремилось к овладению грамотой, к просвещению, к участию в хозяйственной и общественной жизни. Тысячи крестьян вовлекались в работу земельных комиссий, налоговых органов и секций Советов.
 
Рост народного хозяйства принес улучшение материального положения, дальнейшее сплочение рабочих и трудящегося крестьянства вокруг партии. Однако нельзя не отметить, что кулаки и баи, пользуясь слабостью низовых хозяйственных, советских и партийных организаций, стремились проникнуть в Советы или провести в них своих людей, принимали меры к тому, чтобы завоевать середняка на свою сторону.
 
Партия выдвигает лозунг «Лицом к деревне!» и приступает к налаживанию партийной и советской работы в селах и аулах, к принятию конкретных мер по укреплению смычки рабочего класса и крестьянства.
 
На октябрьском (1924 г.) Пленуме ЦК РКП (б) была принята резолюция, в которой отмечалось, что первостепенное значение должно быть уделено вопросам усиления руководства работой сельских ячеек и волостных комитетов в деревне. Выдвинув лозунг «оживление Советов», Пленум подчеркнул, что задача эта является одной из основных и наиболее острых задач момента. Такой лозунг нужен был для создания в деревне широкого крестьянского актива, могущего связать партию с десятками миллионов трудящихся крестьян, для широкого вовлечения их в советское строительство, в дело управления страной.
 
В связи с принятой партией линией на оживление Советов казахстанской партийной организации необходимо было наметить конкретные меры по ее осуществлению.
 
К этому времени в Казахстане еще не была ликвидирована хозяйственная и культурная отсталость, все еще сказывалась недостаточность в подготовленных марксистских кадрах вообще, и из казахов в особенности, по-прежнему малочисленны и слабы были партийные организации в ауле. Значительная часть казахского населения продолжала кочевать. Даже в полукочевых районах казахские хозяйства откочевывали летом на джайлану на 3—4 месяца.
 
Крайняя культурная отсталость, безграмотность и распыленность аульного населения, сохранившееся засилье крупного полуфеодального байства тормозили рост классового самосознания аульной бедноты и ее объединения с середняком в борьбе против байства. Такое внутрннее положение казахского аула крайне отрицательно отражалось на состоянии и работе аульных Советов, на работе среди масс, особенно в кочевых аулах.
 
В декабре 1925 года V краевая партийная Конференция выдвинула лозунг «Советизация аула», который являлся конкретным выражением В условиях Казахстана общепартийного лозунга оживления Советов.
 
Но между задачей оживления Советов и лозунгом «Советизации аула» имелись известные различия. Об этом верно отмечается в «Истории Казахской ССР» (т. 2, стр. 274). Однако различия эти не в принципиальном содержании, а в условиях, формах и методах применения, обусловленных разницей в характере общественных отношений аула и деревни, особенностями быта, уровнем культуры трудового крестьянства и т. д.
 
Лозунг «Советизация аула» означал:
 
во-первых, развитие демократии и укрепление государственного аппарата в ауле путем оживления Советов;
 
во-вторых, проведение комплекса социально-экономических, административно-территориальных и политических мероприятий, обеспечивающих укрепление органов Советской власти в ауле; высвобождение трудящихся из-под влияния баев и преодоление патриархально-феодальных пережитков в общественных отношениях и быте казахского населения, укрепление союза рабочего класса с середняками при опоре на бедноту, усиление влияния Коммунистической партии в казахском ауле.
 
Политика советизации являлась продолжением работы партии по укреплению и дальнейшему улучшению деятельности Советов, повышению их роли, как органов власти в хозяйственном и культурном строительствё.
 
Хотя местные партийные организации несколько выросли и окрепли, влияние они оказывали еще слабое. А во многих селах, аулах и казачьих станицах партийных ячеек совсем не было. Например, в Адаевском уезде, на огромной территории которого находились сотни аулов, имелось всего лишь 4 аульных партийных ячейки, а во всей уездной парторганизации насчитывалось 270 коммунистов. Парторганизация Казахстана в конце 1925 года насчитывала 30 тысяч коммунистов. Но из них 52,7 процента составляли кандидаты в члены партии. Это были молодые, неопытные коммунисты, не имеющие достаточного политического образования. Около 22 процентов коммунистов были вообще неграмотными. Поэтому-то партия важнейшей задачей считала укрепление аульных ячеек, формирование и воспитание партийных кадров, воспитание аульного коммуниста. «Центральным вопросом партийного строительства в ауле,— указывалось в решении пленума крайкома ВКП(б),— является работа над систематическим воспитанием аульного коммуниста как путем партучебы, так и на основе повседневной конкретной работы по руководству Массами».
 
Воспитание аульного коммуниста, повышение идейнополитического уровня и усиление его роли среди масс — составляли одну из главных задач партийной организации. «Вся система партийного просвещения,— говорилось в решении пленума,— должна быть направлена на воспитание партийцев-ленинцев, способных противостоять напору мелкобуржуазных влияний».
 
В целях приближения опытных, политически грамотных коммунистов к аулу и улучшения на этой основе всей постановки политического просвещения в конце 1926 года по решению Казкрайкома ВКП(б) сеть партийных ячеек в ауле была реорганизована. Аульная партячейка стала объединять коммунистов одного административного аула, а не нескольких, как было раньше. Административная ячейка разбивалась на партгруппы. Партгруппы должны были создаваться по хозаулам и объединять не менее трех членов и кандидатов партии во главе с парторганизатором, избираемым группой.
 
Это позволило усилить воспитательную работу, создать широкую сеть партийного просвещения, охватив ею около 75 процентов членов и кандидатов партии, а также широкий беспартийный актив.
 
Осуществление мероприятий по перестройке и укреплению аульных партячеек обеспечило значительный их рост. Уже в первой половине 1927 года в аульных партячейках насчитывалось 3 459 членов и 2 970 кандидатов партии, что составляло 21,5 процента партийной организации республики. Всего в сельской местности Казахстана в то время имелось 1 067 партячеек, объединявших свыше 13 тысяч коммунистов.
 
Одновременно была проведена большая работа по реорганизации союза Кошчи. V Всеказахская конференция РКП (б) в своей резолюции указывала, что если до последнего времени все внимание партии в Казахстане было сосредоточено на организационных вопросах, то в дальнейшем основное внимание должно быть перенесено на вопросы внутреннего строительства, хозяйственного и культурного возрождения страны, приобщения к социалистическому строительству трудящихся масс казахского населения, ибо без хозяйственного и культурного подъема страны немыслима прочность указанных политических достижений.
 
Вопросы о методах руководства и формах организаций казахских трудящихся масс, как подчеркивала конференция, приобретали серьезное значение. Конференция дала установку распространить на весь Казахстан деятельность союза Кошчи, как организации, наиболее приспособленной к условиям казахского кочевого аула. Здесь же были определены его конкретные задачи и методы работы.
 
На союз возлагалась организация совместных выступлений батраков, бедняков и середняков во время выборов и перевыборов в Советы и правления органов кооперации, культурно-просветительная и политико-воспитательная работа среди своих членов. В феврале 1926 года ЦИК КазАССР принял «Положение об организации и реорганизации союза Кошчи», утвержден был и его устав. В том же году союз получил распростанение на весь Казахстан. В южных губерниях была произведена реорганизация и чистка союза Кошчи от чуждых байских элементов, а в остальных губерниях, где такого союза не было, он был создан.
 
В результате проведенной реорганизации быстро росло число членов союза Кошчи. Если по всему Казахстану на 1 июля 1926 года в союзе насчитывалось 99 461 член, то уже на 1 сентября 1926 года их стало 140 560, а на 1 апреля 1927 года — 177 455. Членам союза Кошчи предоставлялись льготы в землеустройстве, кредитовании, преимущества в кооперировании.
 
Союз Кошчи, являясь основной формой организации и сплочения бедняцко-середняцких масс аула вокруг партии и Советской власти, сыграл огромную роль в социалистическом преобразовании казахского аула. Под руководством партийных организаций он. принимал самое активное участие в проведении всех важнейших социально-экономических мероприятий, хозяйственно-политических кампаний в ауле.
 
Перестройка работы низовых партийных, советских и общественных организаций, подготовка кадров позволила значительно улучшить массово-политическую работу среди населения, приблизить их непосредственно к кочевым аулам.
 
Большую роль по-прежнему продолжали играть красные юрты. Казкрайком ВКП(б) указывал, что основным типом политико-просветительной работы в кочевых и полукочевых районах является красная юрта. Она, передвигаясь вместе с кочевым аулом, проводила всю культурно-просветительную, агитационно-пропагандистскую работу среди населения.
 
При красной юрте проводились собрания, доклады, беседы, беспартийные конференции, устраивались концерты. Работали справочные столы, где выступали юристы, фельдшера, учителя. Население съезжалось сюда за 300—500 верст, чтобы получить справку, совет или консультацию по интересующим их вопросам, воспользоваться необходимой помощью. К услугам приезжающих были книги, газеты, справочники, медикаменты.
 
Каждая юрта на сезон, обычно длившийся с апреля по сентябрь месяц, намечала определенный маршрут передвижения с продолжительностью ее пребывания в одном пункте не более 2—3 недель. За время нахождения в ауле организаторы юрты создавали актив из числа учителей и учащихся, обеспечивали их необходимыми методическими пособиями и, наладив работу, передвигались дальше по маршруту. Население везде относилось к юртам с большим доверием. Нередко ходатайствовало перед вышестоящими организациями, чтобы оставили юрту в их районе или создали новую. После такого ходатайства была организована постоянно действующая красная юрта в Алимбетовской волости. Зимой она имела определенный пункт, летом — передвигалась вместе с кочующим населением. При юрте работала школа ликбеза, благодаря которой 35 казашек в течение 3 месяцев научились писать и читать. Выходила стенная газета, освещающая жизнь аула и работу юрты, велась повседневная массово-разъяснительная работа. Только за 20 дней юрту посетило 222 человека. Разностороннюю работу красные юрты проводили через созданные при них секции: юридическую, административно-организаторскую, здравоохранения, по работе среди женщин и другие.
 
Красная юрта Актюбинского уезда, например, имела специальные пункты по ликвидации неграмотности среди мужчин и женщин, кинопередвижку. При юрте работала судебная секция. Юристы секции проводили собрания бедноты и разъясняли населению вопросы революционной законности. Административно-организационная секция в основном занималась проверкой деятельности волостных органов. Так, ею было обследовано два волостных исполкома, два комитета союза Кошчи и шесть аульных комитетов, шесть Советов. Секция здравоохранения оказывала медицинскую помощь, проводила прививки против оспы и т. д.
 
Огромную роль при вовлечении женщин-казашек к общественной работе сыграли специальные красные юрты для женщин. Особенно большой популярностью пользовалась красная юрта, организованная Актюбинским губженотделом. Свою работу она начала с создания актива из женщин-казашек. С их помощью организовала кружки кройки и шитья, учила ведению хозяйства. При юрте был открыт фельдшерский пункт, который оказывал медицинскую помощь, проводил беседы и лекции по Охране здоровья детей и материнства, пропагандировал санитарию и гигиену. Работники юрты обучали грамоте кочевников, особенно женщин. За время пребывания в аулах они создали актив и обучили грамоте около 40 человек. На общих и делегатских собраниях обсуждались вопросы, связанные с борьбой против калыма, многоженства, говорилось о задачах народного образования, о правах делегаток и, наконец, об участии женщин в общественной и советской работе аула. Проводилась подписка на журнал «Аял тендиги».
 
По примеру первой юрты в губернии было создано потом 10, причем некоторые из них создавались на средства населения. Большую работу среди женщин-казашек проводила красная юрта в Букеевском уезде. В ее деятельности принимало участие около трех тысяч женщин и девушек.
 
Красные юрты способствовали улучшению политиковоспитательной работы среди кочевого и полукочевого населения, освобождению его от старого кочевого быта, традиций и пробуждали массы к новой жизни. Своей практической деятельностью они укрепляли партийные и советские органы, создавали центры культурно-просветительной работы с широким беспартийным активом.
 
Несмотря на ту большую разностороннюю работу, которую красные юрты проводили среди казахского населения, они из-за малочисленности и специфики работы не могли охватить все население. Та или иная красная юрта, передвигалась вместе с кочевыми аулами, обслуживала определенную часть людей. Что же касается большинства населения, которое постоянно кочевало, то среди них никакие массово-политические мероприятия не проводились.
 
Перед местными партийными и советскими органами встает задача — найти такую форму работы, которая бы позволила охватить максимальное число кочевников. Приемлемой формой оказались ежегодно проводимые ярмарки. Местные партийные и советские органы совместно с ярмарочными комитетами заранее готовились к их проведению. На ярмарку, куда съезжались тысячи кочевников из самых отдаленных кочевых аулов, для организации и проведения политической, разъяснительной работы направлялись лучшие агитаторы, пропагандисты и организаторы.
 
Вначале вся работа на ярмарках сводилась к проведению бесед, докладов, читке газет и т. д. Это не давало нужных результатов. Большинство населения было неграмотным и оставалось неохваченным проводимыми мероприятиями. Партийные работники на местах искали и находили новые методы работы. И вот такой новой, более действенной формой оказалась живая устная газега. Она просто и убедительно рассказывала кочевнику о кооперации, землеустройстве, о идеях Советской власти и постепенно помогала кочевнику приобщаться к новой жизни.
 
В газете «Советская степь» так описывается один день работы живой, устной газеты. В степи, где проводилась ярмарка, появлялся автомобиль, украшенный лозунгами, впереди развивался красный флаг. Около машины постепенно собралось тысяч пять человек. После официального сообщения председателя ярмаркома, выступали студенты. Они зачитывали, а затем разъясняли статьи о земельном устройстве, сельхозналоге, о кооперации и т. д. В заключение выступил импровизатор — народный певец Иса Байзаков.
 
Большую агитационную роль играла выходящая устная газета «Ярмарочный вестник». Всего за время работы ярмарки было выпущено 14 номеров. Иногда они читались с телеги или трактора. Устные газеты скоро получили распространение на других ярмарках, а также в работе красных юрт. Отсюда видно, как в условиях разбросанности, отдаленности и непосредственного кочевья жизнь выдвигала самые разнообразные методы работы среди масс, и как партийные и советские организаций использовали среди кочевого населения более приемлемые формы, чтобы в самые глухие уголки забросить ростки знаний, в которых тогда так нуждался кочевой аул.
 
Однако в силу разбросанности и сохранившегося кочевого образа жизни некоторая часть трудового казахского крестьянства находилась под влиянием баев, кулаков. В отдаленных аулах еще сохранялись патриархально-феодальные пережитки. Поэтому. Коммунистическая партия на том этапе выдвигает и разрешает вопросы советского, хозяйственного и культурного строительства в казахском ауле в более широком масштабе.
 
Одним из важнейших условий социалистической перестройки деревни и аула являлось повышение культурного уровня крестьянства. В. И. Ленин в статье «О кооперации» писал: «...культурная работа в крестьянстве, как экономическая цель, преследует именно кооперирование. При условии полного кооперирования мы бы уже стояли обеими ногами на социалистической почве. Но это условие полного кооперирования включает в себе такую культурность крестьянства (именно крестьянства, как громадной массы), что это полное кооперирование невозможно без целой культурной революции».
 
VI Всеказахский съезд Советов (март 1927 г.) в своем обращении ко всем трудящимся Казахстана писал: «Советизация аула это, прежде всего, чтобы в ауле мы имели хорошую школу, хорошую больницу, действительный кооператив, советский суд, хорошего учителя, хорошего врача и хорошего агронома».
 
Улучшение хозяйственного и культурного строительства республики, развитие и укрепление советского государственного аппарата, требовали дальнейшего повышения руководства, подготовки кадров для всех отраслей народного хозяйства и культуры. Такая постановка вопроса диктовалась еще и тем, что к VI партконференции (ноябрь 1927 г,) количество неграмотных среди населения составляло 95 процентов. Между тем начавшийся рост политической сознательности аульной кочевой бедноты требовал усиления темпов ликвидации неграмотности.
 
Исключительно важное значение имело постановление ЦК ВКП(б) от 17 мая 1929 года «О работе по ликвидации неграмотности». В нем особо отмечалось, что наличие почти поголовной неграмотности населения в ряде восточных республик и областей, выдвигает задачу ликвидации неграмотности в качестве основной, и важнейшей задачи культурной работы.
 
На основе этого постановления в Казахстане началась перестройка работы по ликвидации неграмотности, особенно среди кочевого и полукочевого населения аулов. Благодаря усилиям партийных организаций были достигнуты серьезные успехи на всех участках культурного строительства. Значительно расширилась сеть школ, увеличился контингент учащихся и количество учителей. Так, в 1928—1929 годах в республике было 4399 школ с 267 165 учащимися — на 25 процентов больше, чем в 1926 году. Возросло также число школ повышенного типа. В конце 1929 года в республике имелись 21 школа-коммуна, 72 школы крестьянской молодежи, 142 семилетние школы, 29 школ второй ступени. Они охватывали свыше 59 тысяч учащихся.
 
 Одним из крупных достижений ленинской национальной политики в Казахстане являлось развитие национальной школы. Обучением было охвачено 34,7 процента казахских детей школьного возраста против 18 процентов в 1926 году. Только за два года, прошедшие после VI Казахской партконференции была ликвидирована неграмотность более, чем у 184 тысяч человек, процент неграмотности среди коренного населения снизился с 95 процентов по 89,5. В 1927—1928 годах на обучение неграмотных было израсходовано 18 процентов всего бюджета народного образования, а в 1928—1929— девятнадцать процентов. В 1926—1929 годах школами и кружками было охвачено до 500 тысяч взрослых. Важную роль в культурной революции сыграло республиканское общество «Долой неграмотность!», возникшее в конце 1924 года.
 
Достижения в этой области отметил М. И. Калинин на декабрьской сессии ВЦИК 1928 года: «Мне здесь при закрытии нашей сессии хочется на примере Казахской республики подчеркнуть, как за какие-нибудь 11 лет, а то и того меньше, кочевое, патриархальное, неграмотное и буквально забитое население становится культурнее, выделяет свою интеллигенцию... как это население постепенно разгибает свою спину, превращаясь в равноправных, не зависимых советских граждан. Безусловно — это есть результаты советского строительства, результаты победы рабочего класса в союзе с крестьянством над капиталистами и помещиками».
 
Казахстанская партийная организация провела большую работу по перестройке партийных и советских органов. Были приняты энергичные меры по созданию и укреплению сельских и аульных ячеек. Если в 1927 году аульных ячеек было 421, то в 1928 их насчитывалось уже 590. Если в целом число коммунистов в партийной организации Казахстана за это время увеличилось на 3,6 процента, то в сельской местности —на 41,2 процента.
 
Была проведена также перестройка аульных и сельских Советов по территориальному признаку. Если раньше многие аулсоветы кочевали из одного места в другое, то теперь каждому из них было установлено определенное место пребывания.
 
Роль и авторитет аулсоветов особенно поднялись после того, как ЦИК КАССР в своем постановлении «О расширении прав аульного совета» дал право им в пределах административного аула разрешать некоторые гражданские и трудовые дела, выносить постановления о распределении пастбищ, сенокосов и т. д.
 
После перестройки аульных и сельских партийных организаций и Советов значительно оживилась их работа. Советы и низовые партийные организации приблизились к крестьянству. Аульные массы в более широких масштабах приобщались к советскому строительству. Этому способствовали собрания, конференции групп бедноты и т. д.
 
Казахстанская партийная организация в своей практической деятельности руководствовалась постановлением Октябрьского Пленума ЦК ВКП(б) (1925 г.), в котором были определены такие формы партийной работы с беднотой, как бедняцкие собрания, организация группы бедноты, совещания и конференции групп бедноты.
 
Особенно широкое распространение получили собрания бедноты как наиболее приемлемая, понятная форма работы. Во время передела пахотно-сенокосных угодий, конфискации скота и имущества крупных баев-полуфеодалов они превращались в трибуну, где выявлялось и разоблачалось истинное лицо эксплуататорских элементов, где беднота училась ведению классовой борьбы, политически закалялась.
 
О росте классового сознания казахских батраков и бедняков свидетельствуют их многочисленные выступления на собраниях и конференциях. Так, трудящиеся аула № 7 КарабутаксКого района, обсудив действия баев, составили приговор, в котором требовали выселить их, конфисковав все имущество.
 
«Мы съехались сюда,—говорили батраки и бедняки на одном из собраний в Акмолинском округе,— не для того, чтобы получить (только) для себя скот, но для нас дорого... то, чтобы нам раз навсегда отмежеваться от байства и свалить с себя байское иго». В Темирском районе Актюбинского округа на собрании бедноты, где присутствовало 93 человека, было единодушно принято решение: «У крупных богачей конфисковать скот, а их направить в чужие округа».
 
Эти примеры отражают настроение, показывают, как сотни тысяч трудящихся принимали самое активное участие в политических кампаниях страны. В самый начальный период конфискации скота и имущества (сентябрь 1928 года) только по 6 округам было проведено 1 136 собраний с участием свыше 100 тысяч человек. В одном Семипалатинском округе за период конфискация скота у баев-полуфеодалов было проведено 889 собраний аульной бедноты. Значение собраний состояло в том, что через их посредство беднота аулов и сел включалась в активную борьбу за проведение хозяйственно-политических мероприятий Советской власти в ауле и деревне.
 
Проводимые социально-экономические мероприятия встречались трудящимися массами с большим одобрением. Повсеместно проходили собрания трудящихся, митинги, приветствовавшие важное событие. В Кустанайском, Семипалатинском и других округах состоялись массовые демонстрации. В адрес Казкрайкома ВКП(б), ЦИК КазАССР поступали многочисленные приветствия, одобрявшие этот закон.
 
Участники Тургайской районной конференции писали: «Мы бедняки и батраки, с полнейшим удовлетворением приветствуем декрет правительства Казахстана о выселении крупных баев. Только с выселением и конфискацией имущества баев казахский аул сумеет спокойно строить свое социалистическое благополучие. От имени конференции заверяем партию и Советскую власть, что мы под руководством ВКП (б.) добьемся полной независимости от баев-феодалов, наших врагов»
 
Работа среди трудящихся масс не ограничивалась проведением собраний бедноты, которые, как правило, созывались в связи с хозяйственно-политическими кампаниями. При Советах, правлениях кооперативов создавались группы бедноты. В условиях Казахстана, где имелась такая массовая организация бедноты как союз Кошчи, группы бедноты стали создаваться только в конце 1928 года. Но в отличие от деревни в казахских аулах они организовывались при непосредственном участии союза Кошчи и составляли организующее ядро бедняцких групп в Советах и кооперативах.
 
Таким образом, рекомендованные Центральным Комитетом партии формы партийной работы с беднотой полностью себя оправдали.
 
Конфискация скота и имущества крупных баев-полуфеодалов окончательно подорвала как экономическое, так и политическое влияние байства в ауле. Были созданы более благоприятные условия для развития производительных сил и социалистического переустройства аула, для массового, организованного перехода кочевых и полукочевых крестьянских хозяйств на оседлый образ жизни. Еще больше усилилось стремление бедняцких и батрацких кочевых хозяйств к переходу на оседлость. Наиболее крупные хозяйства выселяемых баев сразу же использовались для создания коллективных хозяйств с вовлечением в них работавших в казенных хозяйствах батраков и бедняков. Часть конфискованного имущества передавалась колхозам, совхозам. Все постройки, кибитки, принадлежащие выселенным баям, передавались в распоряжение райисполкомов для использования под школы, избы-читальни, красные юрты и т. д.
 
Благоприятные условия для перехода кочевых хозяйств на оседлость создавали и такие мероприятия, как сплошное землеустройство, государственная помощь бедноте, налоговые льготы, кооперирование.
 
3 мая 1928 года ЦК ВКП (б) заслушал отчет Казкрайкома партий и принял развернутое решение «О состоянии и работе Казахстанской парторганизации». В нем указывалось, что «Крайком сумел своевременно и правильно поставить ряд политических и хозяйственных вопросов, имеющих решающее значение для дальнейшего развития Казахстана. Из них особенно необходимо отметить вопрос о работе в ауле (советизация аула), к которой крайком уже подошел вплотную, мероприятия по борьбе с экономическим и политическим влиянием бая в ауле, по организации и высвобождению из-под этого влияния аульной бедноты»
 
В качестве ближайших и неотложных задач Казахстанской парторганизации ЦК ВКП (б) определил: проведение ряда серьезных мероприятий по борьбе с экономическим влиянием бая в ауле (конфискация имущества и выселение наиболее крупных скотоводов, проведение земельной реформы и другие): развитие и укрепление власти Советов в ауле, решительное улучшение руководящей роли местной партийной организации; улучшение и расширение зернового хозяйства, развитие технических культур, переход кочевых и полукочевых скотоводческих хозяйств на базе социалисической реконструкции к организации крупных совхозов и колхозов... и т. д.; решительное улучшение дела народного образования, укрепление существующих и открытие новых школ, подготовка учительских кадров и создание необходимых условий для широкого культурного строительства.
 
Постановление ЦК ВКП (б), целиком и полностью вытекавшее из директив XV съезда партии, легло в основу всей деятельности Казахстанской партийной организации.
 
Для закрепления политических позиций, завоеванных в борьбе с байством и кулачеством, огромное значение имели перевыборы Советов, проводившиеся в конце 1928 — начале 1929 годов. Краевой комитет партии, исходя из указаний ЦК ВКЩ(б), в письме ко всем членам партии, ячейкам и комитетам указывал, что выборы должны стать кампанией массового участия рабочих и крестьян в социалистическом строительстве. Казахстанская партийная организация сумела мобилизовать трудящихся на выполнение этих задач.
 
Только в Алма-Атинском округе, по неполным данным, было проведено 115 собраний членов союза Кошчи, на которых присутствовало более 7 тысяч человек, 250 собраний бедняков, присутствовавших 13,5 тысячи человек. Кроме того, деятельность аульных и сельских Советов обсуждалась на общих крестьянских собраниях, на собраниях женщин.
 
Выборы в Советы прошли под лозунгами: «За проведение твердой классовой линии в ауле и деревне!», «За тесный союз рабочих и бедноты с середняками на основе руководящей роли рабочего класса!», «За объединение батраков и бедняков в колхозы».
 
Перевыборы в 1929 году показали неуклонно повышающуюся политическую активность трудящихся масс крестьянства в развитии и укреплении Советов, ослабление влияния байства и кулачества в общественно-политической жизни. О том насколько вырос авторитет, классовая сознательность бедняцко-батрацких масс и вместе с тем, как падало влияние бая в ауле, свидетельствует такой пример. «В ауле № 1, Меркенского района, Сыр-Дарьинского округа, когда на отчетное собрание явились аткамынеры и байские приспешники, беднота потребовала перенести собрание на следующий день, чтобы побольше собрать избирателей и таким образом парализовать байские стремления». Аналогичные примеры классовой борьбы против бая и их приспешников имели место в аулах Уральского, Акмолинского, Семипалатинского и других округов.
 
Все это свидетельство о том, что партийные и советские органы сумели организовать агитационную, разъяснительную, масово-политическую предвыборную работу среди трудящихся и тем самым мобилизовать их на успешное проведение этой политической кампании. После перевыборов изменился состав аульных Советов. Число членов и кандидатов в члены ВКП(б) в них повысилось с 7,3 процента в 1927 году до 9,6 процента. В 1929 году комсомольцев — с 3,7 до 7,3 процента, батраков — с 6,7 до 13,5 процента, женщин—с 9,7 до 21,3 процента. «В конечном счете, — отмечалось в решении Бюро Казкрайкома по итогам перевыборов, — качественный состав аульно-сельских Советов значительно улучшился».
 
Перевыборы 1929 года показали, что советизация казахского аула в основном была завершена, укрепилась советская государственность. Советские органы пополнились новыми, преданными Советской власти кадрами, вышедшими из народных масс. Советы в казахском ауле, как и в русской деревне, стали боеспособными, тесно связанными с массами, органами пролетарской диктатуры. Трудящиеся массы, взяв управление в свои руки, приобщились к советскому строительству, активно включились в решение задач социалистического строительства. Так, вчерашний кочевник-скотовод, в прошлом темный, неграмотный, забитый теперь стал управлять государством.
 
Успешно осуществляя задачи социалистического строительства, Казахстанская парторганизация подготовила необходимые материальные и духовные предпосылки, все условия для широкого наступления социализма по всему фронту, победы социалистического способа производства и сплошной коллективизации.
 
В результате огромной разъяснительной и организаторской работы, проведенной Коммунистической партией, крестьянские массы Казахстана, как и всей страны, убеждаясь на собственном опыте в преимуществе крупного хозяйства перед мелким, все больше и больше приобщались к коллективным социалистическим формам хозяйства, объединялись в колхозы и на этой основе все шире развертывался переход казахского трудового населения к оседлости.
 
Коммунистическая партия, опираясь на творческую деятельность масс, разрабатывает программу перехода кочевого и полукочевого населения с оседлому образу жизни. Без осуществления такого крупного революционного мероприятия, как плановое оседание кочевых и полукочевых хозяйств, невозможно было в столь короткий срок осуществить социалистические преобразования в казахском ауле, обеспечить победу социализма в республике.