Главная   »   Казахстанская молодежь на рубеже веков   »   2.4. Оценка и восприятие реформ, перспективы будущего


 2.4. Оценка и восприятие реформ, перспективы  будущего

Молодежь является не только объектом анализа, но и непосредственным субъектом, с присущей ей системой взглядов и оценок на процессы, происходящие в стране. Как сегодня молодежь относится к проводимому курсу, поддерживает его или отрицает? Данная дилемма в перспективе закладывает основной фундамент реализации или игнорирования, компрометации намеченного.
 
На социальное самочувствие молодежи, в первую очередь, влияет субъективное восприятие происходящих в стране, обществе и жизни изменений.
 
Оценка молодежью курса политических и социально-экономических реформ, проводимых в стране, отличается противоречивостью и известной алогичностью, эмоциональной насыщенностью и значительным потенциалом критицизма и негативизма.

 

Очевидно, само по себе состояние выхода из экономического и политического кризиса в целом не вызывает возражений. Вопрос заключается в том, каким образом корректные, в общем, подходы реализовать в конкретной политической практике в условиях постоянного уменьшения ресурсов всех видов, в том числе ресурсов поддержки реформ.
 
В результате проведенного социологического исследования оказалось, что 35,8 процента молодежи выражают сегодня негативное отношение к курсу проводимых в Казахстане реформ. Социальная база этой части молодежи в значительной степени представлена столичной молодежью (49,2 процента), безработными и домохозяйками (по 46 процентов), работниками транспорта и связи (42,8 процента), рабочими промышленности и строительства (39,6 процента). Критичные оценки в большей степени выражены в средней возрастной группе (19-25 лет) молодежи (44 процента). Среди областей, где молодежь более негативно настроена по отношению к курсу реформ, лидируют Западно-Казахстанская (53,5 процента), Карагандинская (49,3 процента), Костанайская (42,9 процента) области и г.г. Астана (47,6 процента) и Алматы (46,7 процента).
 
Восприятие молодежью Казахстана экономических последствий монетаристского курса свидетельствует о том, что с точки зрения более чем третьей части молодых граждан реформы, проводимые в стране, не отвечают в полной мере их запросам и интересам, возможно в какой-то мере идет процесс ущемления их экономических интересов.
 
Свою удовлетворенность проводимым экономическим курсом выразили 46,9 процента респондентов. Наиболее благоприятное восприятие курса рыночных реформ присуще значительной части молодежи Алматинской (64,7 процента), Кызылординской (59 процентов), Акмолинской (57,3 процента), Северо-Казахстанской (56,6 процента) областей. Позитивное отношение молодежи к реформам находится в прямой зависимости от уровня обеспеченности респондентов: чем выше уровень благосостояния, тем выше показатели поддержки реформ (от 37,7 процента у бедных до 57,8 процента у обеспеченных и 60 процентов у богатых).
 
Значительно и число (16,7 процента) затруднившихся выразить свою степень поддержки проводимых реформ. По всей видимости, это обусловлено недостаточно сформированными, аргументированными позициями в данном отношении, отсутствия достаточной информированности и других, сопутствующих жизнедеятельности молодежи, проблем. Также не исключается возможность наличия безразличного, индифферентного отношения, выраженного в данной оценке.
 
Процесс социально-экономической адаптации молодежи к новым реалиям протекает, конечно, болезненно и противоречиво. Вместе с тем, очевидно, что в последние годы отношение молодежи к реформам характеризуется большей степенью оптимальности. Для большинства молодежи в реформах больше плюсов, чем минусов, что указывает и на то, что адаптационные процессы в молодежной среде все более обретают вектор развития прогрессивного характера, нежели вынужденного и регрессивного.
 
В исследовательской литературе обычно выделяется два типа адаптации: активно-оптимистический и пассивнопессимистический. Сегодня мы можем на основе социологических данных утверждать, что для казахстанской молодежи характерно преобладание первого типа адаптации над вторым. Это указывает на достаточно высокую степень адаптационных возможностей молодежи.
 
Таким образом, социальная база поддержки реформ в среде молодежи относительно высокая, однако, в силу большего числа затруднительных ответов можно сказать, что она имеет еще неустойчивую тенденцию.
 
Вместе с тем, неудовлетворенность части молодежи проводимым курсом реформ, ее реализацией формирует скептическое отношение и к политике государства в целом.
 
Казахстанское общество, в результате социально-экономических преобразований, наиболее болезненно отразившихся на социально незащищенных слоях населения, стоит перед угрозой утраты социальной базы поддержки реформ существенной частью страны в лице молодежи.
 
Анализ социальной субъектности молодежи обусловлен тем, что молодежь на разных этапах своего развития постоянно находится в стадии формирования жизненных планов. Социальный и профессиональный статус ее мало выражен. Она не имеет, а если имеет, то незначительный социальный опыт личностной социально-исторической памяти, сохраняющей негативные социально-психологические реакции на противоречивые изменения нашей действительности, так как в основной массе это поколение сформировалось уже в постперестроечный период. В этой ситуации особый интерес представляет оценка настроений молодежи, с которой они оценивают перспективы личного будущего и будущего страны.
 
Более четвертой части молодежи выразило свою уверенность относительно перспектив своего благополучия в будущем, 38,3 процента испытывают в данном отношении абсолютную неуверенность и около третьей части молодежи не может дать какие-либо прогнозы по поводу своего благополучия в будущем.
 
Заметные различия в оценках грядущих перспектив развития страны свидетельствуют о различном уровне притязаний и формах самореализации молодежи. Сегодня можно с определенной долей уверенности констатировать, что чуть более четвертой части молодежи и профессионально, и организационно, и психологически адаптировалось к новым общественно-экономическим реалиям и быстрее нашла способы и формы собственной самореализации.
 
Наличие значительного процента опрошенной молодежи, которая не уверена в своем завтрашнем дне, связано, видимо, с условиями нестабильности переходного периода, что обусловливает особую остроту молодежных проблем. Именно у этой части молодежи в преобладающей степени выражена неудовлетворенность, связанная с основными показателями качества жизни - материальным положением, жилищными условиями, работой.
 
Значительное число юношей и девушек, отличающихся неопределенными оценками перспектив личного благосостояния, объясняется тем, что социальная позиция молодежи находится на стадии формирования. В большей степени она обусловлена нестабильностью во многих сферах жизни молодежи трансформационного периода. Поэтому, сложившееся соотношение “Уверенности”, “Неуверенности” и “Неопределенности” имеет весьма относительные показатели. Их расклад может меняться в зависимости от условий, в которых будет осуществляться жизнедеятельность молодого поколения, от возможности реализации того огромного инновационного потенциала, которым она обладает, от востребованности этого потенциала со стороны государства и общества.
 
Оценка молодыми будущего страны во многом детерминирована и коррелирует с оценками личных перспектив респондентов. При этом спектр восприятия молодежью перспектив страны весьма дифференцирован (см. диаграмму 13).
Около пятой части молодежи склоняется к тому, что через 10-15 лет Казахстан будет характеризоваться как страна с переходной экономикой.
 
Критические и пессимистические настроения распространены среди 14 процентов молодежи, которые считают, что Казахстан будет слаборазвитой страной с проявлениями углубляющегося социально-экономического и политическогс кризиса. Критичные оценки перспективы в большей степени распространены среди молодых представителей русской национальности, рабочих транспорта, связи, промышленности и строительства (по 20 процентов), столичной молодежи.
 
Для более чем десятой части молодежи характерна точка зрения будущего Казахстана, как аграрно-индустриальной страны, a ip процента молодого поколения - как индустриально-аграрной страны.
 
Слаборазвитой страной, преодолевающей последствия тоталитарного строя, видят свою страну через 10-15 лет десятая часть молодых казахстанцев.
 
Некоторая часть молодежи склонна считать, что Казахстан ожидают перспективы высокоразвитой индустриальной страны (5,4 процента) и индустриальной страны (6 процентов).
 
Как видим, массовому сознанию молодежи в большей мере присуща оценка перспективы развития Казахстана, как развивающейся страны (37,4 процента). Данный показатель свидетельствует об относительно реалистических ожиданиях молодежи. В меньшей мере, но достаточно существенная часть молодежи (23,6 процента) склонна к пессимистическим ожиданиям, оценивая перспективу Казахстана, как слаборазвивающейся страны. Для более чем десятой части респондентов (11,4 процента) характерен высокий уровень оптимистических оценок, проявляемых в отнесении Казахстана в ближайшей перспективе к высокоразвитым странам.
 
Таким образом, молодежь не строит иллюзий относительно перспектив своего благополучия и благополучия страны. Оценки характеризуются в значительной степени объективностью, в зависимости от того социального статуса, который они занимают в обществе в настоящее время. Сегодня около половины опрошенной молодежи связывают свое благополучие с благополучием страны, в которой они проживают, что наглядно проявляется в их оценках будущего.
 
Транзитное состояние современного казахстанского общества обусловило дискомфортное социальное самочувствие молодежи. Неудовлетворенность молодежи реальной действительностью носит многослойный характер. В этих условиях при выработке государственной программы в отношении молодежи следует предусмотреть создание условий для использования огромного потенциала труда и возможностей молодежи, самореализации, повышения ее социального самочувствия и статуса.