Главная   »   Казахстанская молодежь на рубеже веков   »   2.2. Уровень жизни, обеспеченности и благосостояния, экономическое положение


 2.2. Уровень жизни, обеспеченности и благосостояния, экономическое положение

Общепризнанно сегодня в исследовательской литературе, что в связи с радикальной трансформацией общества происходят существенные изменения в социальной стратификации общества. Одной из особенностей этого сложного и противоречивого процесса является социальная поляризация, основанная на имущественном расслоении.
 
Оценки молодежи относительно общей жизненной ситуации, в которой они находятся, отличаются достаточной степенью приемлемости. Так, как благополучную жизненную ситуацию оценила десятая часть молодежи, а как терпимую - 62,7 процента опрошенных. Не приемлемой ее считают 19,8 процента респондентов. Необходимо отметить, что из общего числа негативно и даже радикально оценивающих ситуацию, доминирующая часть принадлежит “столичной” молодежи (г.Алматы, г.Астана), а также молодым жителям областных центров.
 
Оценки сельской молодежи менее критичны. Это связано, очевидно, с тем, что у них значительно занижены общие потребности и соответствующие требования.

 

Важнейшей характеристикой современной молодежи является и возросшее расслоение по социально-экономическим показателям.
 
В январе-феврале т.г. реальные денежные доходы населения возросли по сравнению с соответствующим периодом 1999 года на 4,5 процента, а реально располагаемые - на 4,8 процента. Главным источником денежных доходов продолжает оставаться оплата труда, которая в январе-феврале т.г. составляла 72 процента всех денежных поступлений. На долю пенсий, пособий, стипендий и компенсационных выплат приходилось 13 процентов, доходов от продаж - 9 процентов, прочих источников - 6 процентов (см. таблицу 13).
 
 
В молодежной среде во всей своей остроте проявляется проблема бедности.
 
Результаты социометрических показателей оценки месячного дохода семьи из расчета на одного человека показали, что 46,9 процента молодежи имеют доход не более 3000 тенге, то есть, находятся за официальной чертой бедности.
 
Значительная часть молодых людей пока не в состоянии успешно адаптироваться к трудной экономической ситуации. Эти молодые люди испытывают существенные материальные и психологические затруднения.
 
Оценка молодежью материального благосостояния своей семьи выявляет ее субъективное представление о социальном и экономическом статусе. В условиях достаточно широкого выбора жизненного пути, возможностей для проявления экономической активности значительная часть молодежи в целом удовлетворена своим материальным положением. Так, по результатам исследования, только 21,4 процента молодежи считает, что их семьи в материальном отношении не могут свести концы с концами и живут в нищете, отказывая себе в самом необходимом, а 73,5 процента юношей и девушек отнесли свои семьи к разряду высоко- и среднеобеспеченных.
 
Соотнеся показатели жизненного благосостояния с оценками уровня доходов, можно уверенно сказать, что в составе верхнего и среднего слоя молодежь до 30 лет составляет 5 процентов, среднего и базового - 58,7 процента и нижнего - 21,4 процента.
 
Таким образом, субъективное представление значительной части молодежи об уровне своего материального благосостояния не совпадает с представлением о достижении опасной грани удовлетворенности уровнем жизни. Как видим, относительные условия жизни основной частью опрошенной молодежи воспринимаются как приемлемые.
 
В то же время результаты других социологических опросов зафиксировали следующее: юноши и девушки, в силу своего возраста, склонны более оптимистично оценивать уровень своей обеспеченности по сравнению с другими возрастными группами.
 
Так из общего массива тех, кто считает себя богатыми, 60 процентов составляют люди молодежного возраста. Из числа всех, отметивших свой уровень обеспеченности как благополучный, молодежь составляет доминирующий процент (23,9 процента) по сравнению с другими возрастными группами.
 
Этиология данного явления объясняется, на наш взгляд, следующими причинами:
 
• в основной своей массе молодежь легче приспосабливается к условиям рыночной экономики, не чурается дополнительных заработков;
 
• значительная часть молодого поколения Освоила и осваивает профессии и специальности на сегодняшний день наиболее высокооплачиваемые;
 
• преобладающая часть молодежи на данный момент не обременена материальными трудностями, связанными с содержанием своей собственной семьи;
 
• сегодня молодежь является одним из основных источников пополнения новой социальной группы - бизнесменов и предпринимателей;
 
• молодежь не склонна к зашоренности и восприятию старых стереотипов, она быстрее всех воспринимает новые веяния и настроения во всех сферах жизнедеятельности нашего общества;
 
• ментальности молодежи в силу возраста присуще чувство оптимизма, надежды на лучшее, поэтому их оценки иногда могут носить несколько завышенный характер;
 
• в какой-то мере молодежь обладает чувством “дерзости”, риск, противопоставление себя предыдущим поколениям, вызов настоящей эпохе - качества, присущие более молодому поколению.
 
Однако вышесказанное еще не может служить доказательством экономической самостоятельности молодого поколения.
 
Динамика изменения экономического состояния молодежи (по собственной оценке) показывает, что разрыв в уровне доходов молодежи стремительно растет.
 
По сравнению с прошлым годом молодые люди признали свое материальное положение улучшившимся в 26,1 проценте ответов, оставшимся без изменений — 42,6 процента и ухудшившимся — 25,8 процента. Наибольшее напряжение испытывали при этом молодые люди в возрасте 26-29 лет.
 
Особенно чувствительными к процессу экономической поляризации в молодежной среде оказались безработные (37,5 процента), 31,4 процента домохозяек, 30,5 процента работников здравоохранения, рабочие промышленности, транспорта, связи и строительства (по 29 процентов).
 
Наиболее приспособились к условиям рыночной среды, смогли найти свое собственное экономическое “Я” в большей мере предприниматели и фермеры (46 процентов), молодые работники силовых структур (40,7 процента), 33,1 процента работников государственной службы, более третьей части руководителей организаций и предприятий различной формы собственности.
 
Таким образом, дальнейшее ухудшение экономического состояния молодых людей, увеличение их числа, при определенном стечении обстоятельств может привести к росту социальной напряженности в молодежной среде. В силу несформированности их поведенческих и ценностных ориентаций они могут стать весьма благоприятным материалом в руках определенной группы людей, способных манипулировать общественным сознанием молодежи в собственных целях Наиболее подверженными чужому влиянию окажутся молодые безработные, учителя, врачи, работники культуры и науки.
 
Незначительное преобладание молодежи, материальное положение которых улучшилось, свидетельствует о развитии процессов стабилизации благосостояния, в основе которых лежат индивидуальные ресурсы (образование, специальность, предприимчивость и др).
 
Рост материального благосостояния определенной части молодежи настраивает представителей практически всех ее групп на оптимистический лад по поводу своих перспектив.
 
Способы, при помощи которых молодое поколение повышает свое материальное благосостояние, разноплановые (см. диаграмму 10).
Основным источником повышения своего благосостояния некоторые считают стабильность выплаты заработной платы (8,3 процента опрошенных). Более 5 процентов молодежи свое материальное положение поправили преимущественно за счет средств родителей.
 
Необходимо отметить, что в современной ситуации стали проявляться процессы своеобразного инверсионного характера. Если в советское время одним из главных критериев, определявших положение человека, его уровень заработной платы, был трудовой стаж, тесно связанный с возрастом, то теперь молодежь имеет право и реальные возможности зарабатывать по труду и способностям. Так, 5,7 процента юношей и девушек сменили работу на более высокооплачиваемую, и тем самым существенно улучшили свое материальное положение.
 
Таким образом, на формирующемся рынке труда молодежь начинает занимать более выгодные позиции, а по социальному статусу определенная часть молодежи очень часто стала выглядеть более предпочтительно. В современной действительности форсированно стали развиваться процессы, характеризующие определенный кризис господствовавшего в обществе геронтологического подхода.
 
В условиях рыночной экономики вполне доступными стали для молодежи и такие формы легального заработка, как: дополнительная работа (4,7 процента), занятие коммерцией (4 процента), организация собственного дела (3,1 процента).
 
О противоречивости процессов социальной стратификации достаточно красноречиво свидетельствуют социологические показатели отношения со стороны молодежи к имущественному расслоению общества.
 
К расслоению на богатых и бедных четвертая часть молодежи относится нормально при условии, когда размер богатства определяется трудовым вкладом. Данная категория молодежи в большей мере состоит из жителей столицы (39 процентов), в возрасте от 19 до 25 лет (29 процентов), более третьей части руководителей предприятий и учреждений различной формы собственности, 36,4 процента государственных служащих, 33,3 процента предпринимателей и фермеров, 31,3 процента работников полиции, судов, прокуратуры и других правоохранительных органов.
 
Негативно оценивающие процессы имущественной дифференциации в общей структуре опрошенных составляют доминирующую часть. При этом негативистское отношение также не однородно, а дифференцированно. Так, 16,9 процента юношей и девушек считают, что “это очень плохо, пользоваться благами все должны в равной степени, как это было раньше”. То есть для данной категории молодежи характерен патерналистский тип сознания. А 32,3% опрошенных молодых людей склоняются к критической точке зрения, считая, что большие богатства создаются нечестным путем. Очевидно, на точку зрения этой части молодежи большое влияние оказали крупные скандалы, сопровождавшие процессы приватизации и разгосударствления в стране.
 
Респонденты, полностью одобряющие процесс имущественного расслоения, в своей структуре также подразделяются на несколько типов.
 
Десятая часть опрошенных, к примеру, считает, что при рыночных отношениях это нормальное явление. Доминантой, определяющей их ценностную установку относительно расслоения на бедных и богатых, является, по всей видимости, пословица “Кто смел, тот и съел”. В данном случае превалирует, как видно, осознание процесса имущественного расслоения, характерное для стадии первоначального накопления капитала.
 
Второй тип отношения характеризуется оценкой, наиболее приближенной к “идеальной”. Так 5,5 процента молодежи лояльно относится к данному явлению, обоснованно полагая, что стремление к богатству стимулирует предприимчивость и работоспособность.
 
Третий тип представлен лицами, склонными считать, что в любом обществе обязательно должна быть богатая элита. Правда, доля приверженцев этой вполне справедливой точки зрения небольшая - всего 2,2 процента.
 
Переходы от одного типа сознания к другому не могут представляться и рассматриваться иначе, как промежуточная стадия в осуществляемом молодежью интенсивном поиске формы адекватного восприятия и отражения современной реальности. В этом поиске осваивается относительно нетрадиционная для отечественного молодежного сознания реальность товарно-денежных отношений, формируется рационализм, прагматизм, стремление к успеху, консерватизм.
 
Необходимо констатировать, что сегодня процесс имущественной дифференциации идет стихийно, и молодежь в значительной мере самостоятельно осваивает новые социально-экономические отношения, воспринимая как должное слабую регулятивную функцию государства в преодолении неоправданного усиления расслоения казахстанских граждан по доходам и материальному обеспечению.
 
Структура и источники доходов молодежи в полной мере отражают особенности переживаемого Казахстаном этапа экономических реформ, его естественные и привнесенные субъективными обстоятельствами трудности.
 
По-прежнему отмечается значительная дифференциация населения по размеру среднедушевого располагаемого денежного дохода (см. таблицу 14).
Сегодня с полной уверенностью можно утверждать, что более третьей части горожан живут ниже официально установленного уровня бедности, так как денежный доход за месяц (до 3 000 тенге) у них значительно уступает денежной величине прожиточного минимума. Ситуацию в сельской местности можно назвать критической: более 2/3 сельчан еле сводят концы с концами.
 
Среднедушевые денежные расходы населения в январе-феврале 2000 года составили 7 427 тенге, из которых 6 530 тенге, или 88 процентов было затрачено на приобретение потребительских товаров и услуг, из которых, в свою очередь, 50 процентов потрачено на продовольственные товары, 22 процента - на непродовольственные и 28 процентов - на платные услуги.
 
Денежные расходы населения Казахстана в среднем на душу населения существенно дифференцированы по типам местности. Если в городской местности этот показатель составляет 8 817 тенге, то в сельской - 4 536 тенге. Однако бросающаяся в глаза разница не позволяет говорить о большом разрыве между горожанами и сельчанами, поскольку горожане, получая относительно более высокую заработную плату, в отличие от сельских жителей не имеют возможности пополнять свою продовольственную корзину за счет натурального хозяйства.
 
Значительная часть населения испытывала исключительную напряженность семейного бюджета в результате хронических задержек выплаты заработной платы.
 
Средние показатели соотношения среднедушевых денежных доходов и прожиточного минимума скрывают возрастающее расслоение населения по уровню денежных доходов. Так:
Необходимо отметить, что практически все группы молодежи находятся в прямой материальной и финансовой зависимости от родителей. В пределах семьи часть экономически несамостоятельных молодых людей получают средства за исполнение каких-либо обязанностей путем перераспределения семейных доходов. В этой ситуации даже гипотетически, не вдаваясь в официальные расчеты статистики, можно сказать, что в материальном плане молодежь находится на более низких позициях. Тем не менее, лишь незначительное число молодых людей в своих жизненных планах ориентированы на то, чтобы жить за счет родителей.
 
Стремление жить самостоятельно вступает в противоречие с реальностями занятости молодежи. Отсюда ориентация на подработки, предпринимательскую деятельность.