Рабочие перчатки черные полушерстяные citrintd.ru/itpsh.
Главная   »   Гражданско-правовая охрана объектов промышленной собственности в Республике Казахстан. Т. Каудыров   »   2.5. ФИРМЕННЫЕ НАИМЕНОВАНИЯ. 2.5.1. Понятие, признаки и условия правовой охраны


 2.5. ФИРМЕННЫЕ НАИМЕНОВАНИЯ

2.5.1. Понятие, признаки и условия правовой охраны

Среди других объектов права интеллектуальной собственности ст. 961 ГК РК называет и фирменные наименования. Законодательное представление о них можно получить из содержания ст. ст. 38, 896—909, 1020—1023 ГК РК, Парижской конвенции (ст. ст. 8, 9), Закона Республики Казахстан от 19 июня 1997 г. “Об индивидуальном предпринимательстве” (с последующими изменениями (1.1.22), Закона о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров от 26 июля 1999 г., Закона Республики Казахстан от 10 июля 1998 г. № 281 “Об акционерных обществах” [366].
 
В советское время главным источником правового регулирования по фирменным наименованиям было Положение о фирме 1927 г., закрепившее, видимо для краткости, не полное выражение “фирменное наименование”, а сокращенное — фирма.
 
В России данное положение до сих пор действует, а в Казахстане действовало до принятия последней Конституций, установившей категорию действующего права, куда нормативные акты бывшего СССР не входят.
 
Советский опыт с сокращением выражения “фирменное наименование” до “фирма” (кстати, не известно на какой слог необходимо делать ударение), существование в казахстанском законодательстве норм, позволяющих создавать юридические лица не только в виде фирм, но и большого количества других организационно-правовых форм, заставляют прежде всего выяснить круг субъектов, имеющих право владеть фирменным наименованием.

 

Статья 38 ГК РК — основная норма, дающая понятие фирменного наименования, положения которой развиваются в дальнейшем в ст. ст. 1020— 1023 ГК РК, под субъектами фирменного наименования предполагает только юридические лица, а среди них — только коммерческие организации.
 
Однако Закон РК от 19 июня 1997 г. “Об индивидуальном предпринимательстве” вводит в ст. 26 понятие фирменного наименования предпринимательского дела и (или) его части, принадлежащего индивидуальному предпринимателю.
 
По смыслу данного Закона, в частности ст. 1, индивидуальное предпринимательство как вид частного предпринимательства — это инициативная деятельность граждан, направленная на получение дохода, основанная на собственности самих граждан и осуществляемая от имени граждан за их риск и под их имущественную ответственность.
 
Соответственно, субъектами индивидуального предпринимательства являются физические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица и при отсутствии признаков юридического лица.
 
Последующие статьи данного Закона вводят категорию предпринимательского дела и устанавливают, что индивидуальный предприниматель вправе присвоить своему делу и(или) его части, выделенному в составе имущества предпринимателя, фирменное наименование.
 
Таким образом, физическое лицо-индивидуальный предприниматель может иметь фирменное наименование на свое дело, и причем не одно, а при желании и несколько. При выделении в составе имущества (дела) индивидуального предпринимателя более чем одной части каждой из них может быть присвоено свое фирменное наименование.
 
Правда, в Законе содержится оговорка, что фирменное наименование присваивается делу и (или) его части только как объекту прав в целях его индивидуализации и должно включать в себя указание на принадлежность дела и (или) его части индивидуальному предпринимателю с обозначением имени (имен) предпринимателя.
 
Мы полагаем, что данная оговорка не устраняет правовых противоречий в вопросе о фирменных наименованиях, которые образовались после принятия вышеназванного закона.
 
Этот вывод вытекает из следующих нарушений законов РК, имеющих место после введения приведенных выше норм:
 
1) нарушаются нормы ст. ст. 38, 1020—1023 ГК РК, установивших, что фирменными наименованиями обладают только юридические лица, а среди них — коммерческие организации;
 
2) нарушена ст. 15 ГК РК, провозглашающая, что гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включая фамилию и собственное имя, а также, по желанию, отчество. То есть использование своего имени без присвоения своей деятельности какого-либо дополнительного названия вполне достаточно для индивидуализации предпринимателя.
 
Закон об индивидуальном предпринимательстве провозглашает это же самое в одном месте, но противоречит себе же, вводя в последующем вопросе статьи о фирменном наименовании.
 
Это внутреннее противоречие достаточно легко обнаружить. Так, в ст. 25, названной “Осуществление деятельности индивидуального предпринимателя под своим именем”, устанавливается, что индивидуальный предприниматель занимается предпринимательской деятельностью, приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем. Если так, то нет необходимости присваивать объектам предпринимательства иные наименования, достаточно имени их хозяина.
 
Вынуждены констатировать, что отмеченные статьи порождают в нашей стране две группы одинаково называемых, но обладающих разным юридическим статусом фирменных наименований, — принадлежащих юридическим лицам и принадлежащих физическим лицам.
 
При этом фирменные наименования, принадлежащие юридическим лицам, появляются в результате государственной регистрации самих этих лиц, а фирменные наименования субъектов индивидуального предпринимательства — в результате фактических действий по присвоению себе любого понравившегося наименования, лишь бы оно уже не находилось в обладании другого предпринимателя.
 
Уже само существование такого различия в способах возникновения права ничем неоправданно и заставляет либо унифицировать эти способы (например, определять фирменное наименование при регистрации субъекта индивидуального предпринимательства), либо называть фирменное наименование индивидуального предпринимателя каким-то иным образом. Впрочем, есть еще один путь - исключить из статей Закона об индивидуальном предпринимательстве ст. ст. 26—28 о фирменных наименованиях, оставив средством индивидуализации данных субъектов рыночных отношений только их имена, фамилии и, при необходимости, отчества.
 
Справедливости ради необходимо отметить, что Парижская конвенция (ст. 8) не трактует фирменные наименования как однозначно принадлежащие только юридическим лицам. Г. Боденхаузен, комментируя данную Конвенцию, отмечает, что “фирменное наименование (le non commercial) — это понятие, которое по-разному толкуется в законодательстве тех или иных стран. Однако самым общим образом его можно определить как имя или обозначение, позволяющее идентифицировать предприятие определенного физического или юридического лица” [367]. При этом предприятие, по нашему мнению, может пониматься и как предпринимательское дело, предусмотренное Законом об индивидуальном предпринимательстве.
 
Парижская конвенция своими нормами вводит и еще одно классификационное основание для фирменных наименований. Статья 8 данной Конвенции устанавливает, что фирменное наименование охраняется во всех странах Союза без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака.
 
Для национальных фирменных наименований каждая страна вправе установить свою процедуру их легализации или иной регистрации. Следует отметить, что Казахстан строго соблюдает нормы Парижской конвенции и не ввел специальную регистрацию для казахстанских фирменных наименований, а регистрацию самих юридических лиц, конечно же, нельзя считать регистрацией их фирменных наименований.
 
Несмотря на одинаковость режима указанных выше видов фирменных наименований, минимальное различие между ними прослеживается, а потому можно выделить классификационные группы иностранных и казахстанских фирменных наименований.
 
При этом вторые будут отличаться от первых тем, что для их возникновения необходима регистрация юридических лиц, которым принадлежит фирменное наименование, и важное значение в случае конфликта прав будет иметь дата регистрации фирменного наименования. Для иностранных фирменных наименований это обстоятельство не выясняется, достаточно удостовериться в существовании определенной иностранной фирмы и ее деятельности на территории Казахстана.
 
Конечно, в конкретной жизненной ситуации может возникнуть спорный вопрос о преимуществе казахстанского или иностранного фирменного наименования. В данном случае, мы полагаем, можно сравнить две разные даты: дату регистрации казахстанского юридического лица с датой фактического начала деятельности иностранного юридического лица на нашей территории, то есть по аналогии с патентными отношениями применить принцип приоритета.
 
Несмотря на имеющееся различие в фактах, удостоверяемых этими датами, практически они указывают на начало активного использования фирменного наименования и момент возникновения исключительного права. Преимущество будет за стороной — обладателем приоритета.
 
Положение о фирме 1927 г. заложило в советском праве и юридической литературе основные принципы фирменного наименования исходя из выполняемой данным объектом функции индивидуализации участника гражданского оборота. Выделяют принципы истинности, новизны и исключительности, отличимости, постоянства фирмы [368]. Они явно не изложены; но вытекают из текста данного нормативного акта.
 
Мы полагаем излишним использование термина “принципы”, так как принципы в праве должны быть в нем же изложены в виде нормы. Скорее всего, можно вести речь об обязательных требованиях, предъявляемых к фирменным наименованиям.
 
В современных нормативных актах эти обязательные требования закреплены в тексте нормы (ст. 38 ГК РК) либо вытекают из их сути, и поэтому мы полагаем необходимым остановиться на особенностях их действия.
 
Истинность фирменного наименования мы склонны признавать как его информационную достоверность, Например, не допустимо использовать в фирменном наименовании коммерческого лица слова “комитет”, “агентство”, так как они присущи только органам государственной власти. Примером нарушения данного требования в сфере интеллектуальной собственности можно признать название конторы казахстанских патентных поверенных “Агентство интеллектуальной собственности”, которое по своей организационно-правовой форме является частным предприятием.
 
Следует отметить, что для большинства коммерческих организаций характерно наличие одного и того же фирменного наименования в двух вариантах - полном и сокращенном. Так, ст. 4 Закона РК от 10 июля 1998 г. “Об акционерных обществах” устанавливает, что общество имеет фирменное наименование, которое должно содержать наименование общества, а также, в зависимости от типа общества, слова “открытое акционерное общество” или “закрытое акционерное общество” или аббревиатуру ОАО и ЗАО, соответственно. Под таким фирменным наименованием общество подлежит государственной регистрации. Необходимо, на наш взгляд, предъявлять требование об истинности фирменного наименования как к его полному, так и сокращенному варианту, а так же требование об информативном соответствии сокращенного фирменного наименования полному.
 
Новизна и исключительность понимаются в одном значении — каждое фирменное наименование должно быть уникальным в смысле принадлежности только одному владельцу. Оно не должно повторять уже известных фирменных наименований.
 
Это требование просто по смыслу, но фирменные наименования, отвечающие ему, встречаются не особенно часто Скорее всего, пребывая в различных областях, внимательный потребитель встретит в каждой из них одноименные организации, занимающиеся одним и тем же видом предпринимательской деятельности. Занятие одноименных фирм разным бизнесом не так бросается в глаза и считается почти нормой.
 
Из размышлений по таким примерам вытекают вопросы не только о выполнимости требования исключительности и новизны, но и о составе фирменного наименования, о соотношении его обязательных и добавочных частей.
 
Представляется интересным вопрос о соотношении понятий наименования юридического лица (любого) и фирменного наименования как наименования коммерческой организации.
 
Бесспорно, что в фирменном наименовании присутствуют элементы обязательного — наименования юридического лица.
 
В определенной степени ответ на данный вопрос дает имеющееся в литературе, но не закрепленное в нормативных актах деление фирменного наименования на так называемые “корпус фирмы” и “добавления” [369].
 
При этом корпус фирмы, по мнению сторонников данного термина, содержит объективные сведения об организационно-правовой форме юридического лица (предприятие, учреждение), его подчиненности или нахождении в корпоративной структуре, характере деятельности, степени самостоятельности (предприятие казенное или на праве полного хозяйственного ведения).
 
Основная часть в плане “жанра” сведений жестко ограничивается в ст. 38 ГК РК. В наименовании юридического лица не допускается использование названий, противоречащих требованиям законодательства или нормам общественной морали; собственных имен лиц, если они не совпадают с именем участников либо если участники не получили разрешения этих лиц (их наследников) на использование собственного имени.
 
“Добавления” к “корпусу” в тексте ст. 38 ГК РК определены как предусмотренная законодательством дополнительная информация в наименовании юридического лица.
 
Такая дополнительная информация в наименовании юридического лица может быть более свободной в информативном и ассоциативном (образном) плане, чем обязательная часть. Например, завод “Поршень”, акционерное общество “Тус кииз”, комбинат “Балхашмедь”.
 
Вторая часть ст. 38 ГК РК устанавливает, что наименование юридического лица, являющегося коммерческой организацией, после регистрации юридического лица является его фирменным наименованием.
 
Возникает вопрос, есть ли разница между понятиями “наименование юридического лица” как общей категории, присущей любым видам юридических лиц, и “фирменное наименование”, относящегося только к коммерческим организациям.
 
В практическом плане этот вопрос можно представить себе на следующем примере. В одном и том же населенном пункте, в одной и той же сфере бизнеса, скажем, торговле, действуют ТОО “Максат” и АО “Максат”. Может ли одна из этих организаций обвинить другую в использовании ее фирменного наименования? Достаточно ли расхождения в организационноправовой форме существования этих организаций для утверждения, что их фирменные наименования не совпадают?
 
Анализ статей 38, 1020 ГК РК позволяет утверждать, что разница в организационно-правовой форме является основанием для различения вышеприведенных фирменных наименований, так как основные требования к фирменному наименованию сводятся к аналогичным требованиям для наименования любого юридического лица и содержатся они в части 1 ст. 38 ГК РК.
 
Указание на организационно-правовую форму является обязательной частью фирменного наименования, а потому — фактором различения схожих фирменных наименований. То есть просто наименование юридического лица и фирменное наименование отличаются только организационно-правовой формой носителя. Наименование юридического лица, являющегося коммерческой организацией, после регистрации юридического лица является его фирменным наименованием (часть 2 ст. 38 ГК РК). Соответственно, организационно-правовая форма субъекта в составе фирменного наименования является его важнейшей частью.
 
В России первым на аналогичный вопрос, выдвинутый практикой, дал ответ Высший арбитражный суд. В инструктивном письме данного органа от 29 мая 1992 г. № С-13/ ОПИ-122 разрешено выступление предприятиям разной организационно-правовой формы в гражданском обороте под одним и тем же фирменным наименованием. Организационно-правовая форма даже при идентичном наименовании позволяет индивидуализировать предприятие [370].
 
Выполнение требования о новизне и отличимости фирменного наименования представляется сложным не только по приведенным выше причинам, но и в силу объективно сложившегося положения с регистрацией юридических лиц, о чем мы будем говорить, характеризуя объем исключительных прав на фирменное наименование.
 
Из теоретических споров по поводу фирменных наименований можно выделить и такой: что или кого индивидуализирует фирменное наименование — само предприятие или его владельца?
 
По нашему мнению, фирменное наименование является именем собственным юридического лица или физического лица-субъекта предпринимательства. Успешная коммерческая деятельность создает определенную деловую репутацию данному лицу как субъекту предпринимательства, в связи с чем каждый участник рыночных отношений крайне заинтересован в том, чтобы конкурент не смог использовать ее в своей деятельности.
 
Выгоду же (финансовую, моральную) несомненно приобретает владелец предприятия, хотя на поверхности отношений фирменных наименований между собой их владельцев, конечно же, не видно.
 
В определенной степени ответ на данный вопрос содержится и в понимании фирменного наименования, содержащегося в Парижской конвенции. Мы приводили выше позицию комментатора текста данной Конвенции Г. Боденхаузена, расценивающего фирменное наименование как “имя или обозначение, позволяющее идентифицировать предприятие определенного физического или юридического лица". То есть идентитфицируются не владельцы, а их предприятия.
 
Постоянство фирменного наименования как обязательное требование понимается нами как сохранение действия фирменного наименования все время, пока юридическое лицо — его носитель существует в определенной организационно-правовой форме.
 
Значение этого требования диктуется интересами стабильности рынка в целом, гарантированности прав контрагентов юридического лица в определенности и реальности заключенных договоров.
 
Данное, требование не закреплено явным образом, но его суть легко выявляется из следующих положений Главы 56 ГК РК.
 
Во-первых, по части 2 ст. 1020 ГК РК фирменное наименование определяется при утверждении его устава. Под определенным фирменным наименованием юридическое лицо включается в Государственный регистр юридических лиц.
 
Таким образом, включение фирменного наименования в два важнейших документа — устав и Государственный регистр являются главными гарантиями того, что фирменное наименование не может легко, мимоходом быть изменено.
 
По части 2 ст. 1021 ГК РК действие права на фирменное наименование прекращается с ликвидацией юридического лица.
 
Во-вторых, по ст. 1021 ГК РК фирменное наименование юридического лица может быть использовано в принадлежащем ему товарном знаке.
 
Конечно, такое использование есть не обязанность, а право юридического лица. Но если такое использование происходит и товарный знак регистрируется, то к гарантиям постоянства фирменного наименования добавляются охранный документ (свидетельство о регистрации) товарного знака, а также запись в Государственном реестре зарегистрированных товарных знаков.
 
В-третьих, показателем стабильности товарного знака служит и режим его использования и отчуждения прав на него. На этом мы остановимся ниже, пока отметим только, что отчуждение и переход права на фирменное наименование юридического лица, за некоторыми исключениями, не допускаются, а его использование также ограничено.
 
На фирменное наименование также распространяется принцип территориального действия исключительного права.
 
На территории Республики Казахстан действует исключительное право на наименование, зарегистрированное в Республике Казахстан в качестве обозначения юридического лица.
 
На наименование, зарегистрированное или общепризнанное в иностранном государстве, исключительное право на территории Республики Казахстан действует в случаях, предусмотренных законом.
 
В настоящее время данное положение конкретизируется ст. 8 Парижской конвенции, действующей на территории Казахстана и требующей охранять фирменные наименования, принадлежащие организациям других стран, без регистрации.
 
Приведенные выше общие и специальные законодательные требования к фирменному наименованию дают возможность определить данное правовое явление как действующее на территории Республики Казахстан в силу регистрации юридического лица- коммерческой организации либо охраняемое в силу международного договора без регистрации его словесное название, являющееся объектом исключительного права, содержащее сведения об организационно-правовой форме, а также иную дополнительную информацию, индивидуализирующую данную коммерческую организацию в гражданском обороте.