http://www.rti-project.ru/ каталог рти купить резинотехнические изделия.


 2.1.4. Изобретательский уровень

Следующим критерием для получения изобретением свойства охраноспособности является изобретательский уровень.
 
Статья 6 Патентного закона РК устанавливает, что изобретение имеет изобретательский уровень, если оно для специалиста явным образом не следует из уровня техники. Аналогичная норма есть в ст. 4 Патентного закона РФ, а также в патентных законах всех стран СНГ.
 
Ее появление является еще одним подтверждением стремления новых стран к построению системы патентования, аналогичной по требованиям системам развитых стран и региональных патентных конвенций, применяющих данный критерий значительное время [212; 213; 214].

 

Однако наименование и некоторые элементы содержания данного критерия несколько отличаются по странам.
 
Так, законодательство Великобритании в п. 3 Закона о патентах 1997 г. предусматривает обязательное наличие у изобретения “изобретательского шага” и устанавливает, что “изобретение считается обладающим изобретательским шагом, если оно неочевидно для лица, квалифицированного в данной области техники" [215].
 
Патентный закон Румынии от 11 октября 1991 г. в статьях 7, 9 также употребляет термин “изобретательский шаг” и констатирует наличие последнего, если изобретение “для обычного специалиста в данной области с очевидностью не вытекает из уровня техники” [216].
 
Французский патентный закон, называемый Кодекс интеллектуальной собственности Франции от 1 июля 1992 г. в статьях L. 611-10, L. 611-14 использует термин “изобретательская деятельность” и устанавливает, что изобретение “считается полученным в результате изобретательской деятельности, если для специалиста в этой области оно не является очевидным по сравнению с уровнем техники" [217].
 
Патентный закон ФРГ содержит требование, аналогичное содержащемуся во французскому патентном законодательстве по наименованию и содержанию.
 
Раздел 35 “Патенты” Свода законов США в параграфе 103 содержит правило, что патент не может быть получен, “если различия между предметом, на который испрашивается патент, и предшествующим уровнем техники таковы, что предмет в целом представлялся бы в то время, когда изобретение создано, очевидным лицу, обладающему обычными познаниями в области, к которой относится предмет ” [218].
 
В ст. 29-1 Патентного закона Японии закреплено, что “если лицо, обладающее обычными познаниями в той области техники, к которой относится изобретение, могло бы до подачи заявки на патент легко создать такое изобретение на основе известных изобретений, патент на такое изобретение не выдается” [219].
 
Обзор по странам можно было бы продолжить, но уже из приведенного, если отвлечься от различия в деталях и формулировках, становится виден одинаковый принципиальный подход — изобретение отвечает требованию изобретательского уровня (изобретательского шага, изобретательской деятельности, неочевидности и пр.), если оно для специалиста не вытекает очевидным (явным) образом из известного, предшествующего уровня техники.
 
Поясним данный критерий некоторыми конкретными, ставшими уже почти классическими примерами [220].
 
Р. Дизель предложил подавать в цилиндр внутреннего сгорания не смесь воздуха и паров бензина, а только чистый воздух, который затем сжимают поршнем до большего давления, чем сжимали смесь воздуха и паров бензина, поскольку теперь можно не бояться детонации. Затем в нагревшийся от сжатия воздух впрыскивают тяжелое топливо, которое вспыхивает и сгорает. Технический результат от нового признака (подачи в цилиндр чистого воздуха) заключается в повышении коэффициента полезного действия двигателя. Здесь новым средством для получения технического результата выступает новый признак, ранее не известный.
 
Следующий пример связан с известным устройством — парашютом. Сжатый под куполом воздух, замедлявший спуск парашюта с грузом вырывался из-под кромок купола, что приводило к опасным рывкам и раскачиванию. Чтобы избавиться от них, другой изобретатель предложил сделать в вершине купола отверстие для стравливания избыточного воздуха и достиг своего. Давно известный в технике признак — отверстие для стравливания воздуха образует с куполом парашюта новое сочетание известных признаков, давшее новый технический результат. То есть новое сочетание известных признаков стало новым средством для получения технического результата.
 
Из приведенных примеров и норм нашего действующего законодательства довольно ясно просматривается смысл и содержание данного критерия. Изобретательский уровень вводится для того, чтобы обеспечить предоставление правовой охраны только тем изобретениям, которые были созданы в результате творческой деятельности. Например, увидев новое для себя изобретение, специалист почти моментально понимает, как его улучшить, пусть и незначительно, сделать более легким, более удобным для использования, менее энергоемким, более безопасным и пр. Легкие решения для этого всегда лежат на поверхности и не требуют больших интеллектуальных творческих усилий.
 
Напротив, идеи по изменению принципа действия изобрел тения для достижения такого же или лучшего результата приходят гораздо реже и являются результатом основательного творческого труда.
 
Для создания изобретения, отвечающего требованию “изобретательского уровня”, одной эрудиции мало, необходимо проявить более высокий уровень творчества.
 
Патентоспособное изобретение должно быть не просто новым, не известным из уровня техники, но и не должно следовать из него явным образом для специалиста.
 
Показателен в этом отношении пример из практики Казпатента.
 
Изобретатели К. и И. подали 4.01.1993 г. заявку на изобретение “Способ обработки воды и водных систем внешним физическим силовым воздействием” и получили предварительный патент Казахстана за № 2634.
 
Гражданин Н. (далее — заявитель) подал возражение на выдачу указанного патента по мотиву отсутствия у запатентованного изобретения критерия “изобретательский уровень”. В подтверждение своих доводов заявитель в качестве источников, входивших в уровень техники на дату приоритета изобретения К. и И. и содержащих признаки, совпадающие с признаками спорного изобретения, привел два авторских свидетельства СССР на изобретения х одинаковыми названиями “Способ обессоливания нефти”.
 
Заявитель также провел сравнительный анализ отличительных признаков, входящих в формулы рассматриваемого и противопоставляемого изобретений.
 
Апелляционная коллегия провела проверку новизны и изобретательского уровня в отношении всей совокупности признаков, содержащихся в независимом пункте формулы изобретения по предварительному патенту № 2634 и противопоставленных авторских свидетельств.
 
Было установлено, что техническим результатом изобретения является интенсификация процесса и улучшение качества обессоливания.
 
Как в способе по предварительному патенту, так и в противопоставленном способе по авторским свидетельствам, технический результат достигается за счет дегазации водных растворов под воздействием низкочастотных колебаний.
 
Разница в достижении технического способа сводилась только к источнику генерирования низкочастотных колебаний. При этом авторам предварительного патента не удалось доказать, что колебания, генерируемые иными источниками, чем предложенные ими, не позволяют достичь указанного технического результата.
 
На этом основании Апелляционная коллегия признала несоответствие способа по предварительному патенту № 2634 критерию патентоспособности изобретения “изобретательский уровень” и решила аннулировать указанный предварительный патент [221].
 
Французский суд рассматривает степень трудности проблемы как критерий неочевидности изобретения. Изобретение может быть признано очевидным, если решаемая задача не сложна [222].
 
В свою очередь явное сходство решения, его известность или очевидность должны быть легко обнаруживаемы для специалиста в области техники. Решение должно “не только не совпадать ни с каким из известных технических средств порознь, но и содержать такое новое знание о построении технических средств, которое выходит за пределы всей суммы сведений, ставших общедоступными до даты приоритета изобретения” [223].
 
На такой же позиции стоит и Казпатент, признавший решением своего Апелляционного совета недействительным предварительный патент № 6890 на имя Ф., получившим его на изобретение “Камерный питатель пневмотранспортной установки”.
 
Возражало против выдачи охранного документа НПП “Интерин” (Далее — заявитель), утверждая, что данное изобретение не имеет изобретательского уровня, поскольку в качестве прототипа в оспариваемом изобретении было использовано изобретение, защищенное патентом РК № 4293. Единственым отличительным признаком, приведенным в формуле предварительного патента № 6890, является размещение транспортного трубопровода в верхней части корпуса дозирующей камеры. В прототипе указанный трубопровод размещается в нижней части дозирующей камеры.
 
Подобное размещение транспортного трубопровода известно из уровня техники, что подтверждает ряд источников, представленных заявителем на рассмотрение. Заявитель считает, что в известных устройствах признак, совпадающий с отличительным признаком изобретения по предварительному патенту № 6890, обеспечивает тот же технический результат.
 
Апелляционная коллегия признала, что реальным техническим результатом запатентованного изобретения может быть только возможность наиболее полного обдува заряжающей камеры, которая в сравнении с прототипом практически не достигнута.
 
На этом основании коллегия решила признать указанное изобретение несоответствующим критерию “изобретательский уровень”, а предварительный патент № 6890 признать недействительным [224].
 
При известных методах решения технической проблемы изобретение будет безусловно патентоспособным, если оно носит неожиданный характер в части получения результата. Наоборот, слабый по неожиданности результат может быть причиной аннулирования патента [225].
 
В этой связи требует уточнения фигура того, кто способен оценить изобретательский уровень — специалиста. В законодательстве и литературе разных стран параметры специалиста трактуются по-разному.
 
В германских источниках принято вести речь о “среднем специалисте ”, в английских — предлагается “ представить обыкновенного, лишенного воображения специалиста в данной предметной области” [226].
 
Предполагается изложение сути изобретения во всех материалах заявки с ясностью, позволяющей воплотить его в жизнь усилиями среднего специалиста. Средний специалист по германскому законодательному пониманию выполняет по сути “эталонную функцию”. Использование данного понятия является давней традицией, однако до сих пор не выработано его единой трактовки.
 
Если обобщить мнения, то вырисовывается портрет специалиста-практика, который благодаря образованию и опыту обладает определенной суммой общих и профессиональных знаний в своей области, некоторыми познаниями в других областях, а также навыками практической деятельности, что позволяет ему судить об отраслевом уровне техники [227].
 
В практике Верховного суда Германии средний специалист представляет собой лишь гипотетическую фигуру, но фактически он должен соответствовать совершенно определенной группе лиц — штатному составу исследовательских и конструкторских подразделений. Если характеризовать этот состав с точки зрения уровня образования, то это три категории работников: техники, инженеры со специальным техническим образованием и инженеры с высшим образованием [228].
 
Вопрос о среднем специалисте остается все еще спорным, и практически при каждом споре о критериях патентоспособности изобретения возникает вопрос, каково соотношение между средним специалистом, экспертом патентного ведомства и судебным экспертом [229]. Только специалисты последних двух из трех перечисленных категорий специалистов самостоятельно выносят свое мнение о наличии критерия патентоспособности; Фигура первого, его потенциал только предполагаются.
 
Патентные суды США придерживаются мнения, что специалист должен использовать лишь знания, “относящиеся к теме”, и это отражено в ст. 103 раздела 35 Свода законов США. Подобное требование содержится и в ст. 3 Закона о патентах Великобритании, которое говорит о “... лице, квалифицированном в данной области техники...” [230].
 
В российских экспертных кругах и литературных источниках преобладает мнение, что нельзя понятие “специалист” сужать до “специалиста в дайной области техники”, ведь при оценке изобретательского уровня заявленного могут быть привлечены любые общедоступные до даты приоритета знания, относящиеся к любым областям науки и техники.
 
Очень высоко ставит планку требований для “среднего специалиста” М. В. Пантелеев, позиция которого отражает строгость требований советской и российской практики. По его мнению, “специалист” - это лицо, обладающее всеми мировыми знаниями и способное на основании их выносить решение об очевидности [231].
 
Прав А.Н. Григорьев, считающий, что введение специалиста в определение изобретательского уровня является юридической фикцией, аналогичной фигуре “доброго отца семейства” (bonus pater familias) из римского права. Он обладает ординарными качествами, образован, активен, что означает возможность использовать профессиональные знания в полной мере. Это конструктор, а не пользователь изобретения. Он знает, как действовать в данной области, но не может создавать изобретения [232].
 
Мы полагаем, что так же правы те, кто считает, что “специалист” — это лицо, способное понять сведения из уровня техники, к какой бы области они ни относились [233]. Отсюда следует еще один важный вывод — те или иные сведения из уровня техники не обязательно должны быть понятны любому лицу, НО ПОНЯТНЫ специалисту. 
 
Говоря Об изобретательском уровне, как о качестве изобретения, и оперирируя при этом наиболее масштабными Категориями, следует признать, что созданное изобретение должно вносить свой заметный вклад в научный и технический прогресс, на определенный шаг двинуть вперед все техническое познание человечества.
 
К такому пониманию законодательство нашей страны и ряда стран СНГ пришло не сразу, и пройденный путь позволяет правильнее понять положения современного законодательства в этом достаточно сложном вопросе.
 
До безусловного введения патентной формы охраны, в Положении об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях данного признака не было. Советское изобретательское право знало другой признак для оценки вклада каждого изобретения в развитие техники — “существенные отличия”. Он был призван выразить степень прогрессивности, качественный уровень изобретения.
 
В п. 21 упомянутого выше Положения он выражался следующим образом: “Техническое решение признается обладающим существенными отличиями, если по сравнению с решениями, известными науке и технике на дату приоритета заявки, оно характеризуется новой совокупностью признаков ” [234].
 
По справедливому замечанию Н.Н. Разумовской, такое определение без специальных комментариев трудно было отличить от определения новизны. Во избежание этого в 1982 г. было разъяснено, что техническое решение, обладающее существенными отличительными признаками по сравнению с прототипом, удовлетворяет только критерию “новизна”. Оно отвечает критерию “существенные отличия” в двух случаях: а) когда установлено, что упомянутые отличительные от прототипа признаки отсутствуют не только у него, но и у других известных науке и технике решений; б) когда упомянутые отличительные признаки имеются в известных решениях, но не проявляют в них того свойства, которое благодаря этим признакам появилось в новом решении [235; 236].
 
То есть Положение 1973 г. для проверки “существенных отличий ” предусматривает учет “в качестве существенных только тех признаков, каждый из которых необходим, а все вместе достаточны для достижения положительного эффекта” [237]. Напомним, что “положительный эффект” как возможность получения более высокого результата при использовании изобретения по сравнению с результатом, получаемым от использования прототипа, является по п. 21 упомянутого Положения самостоятельным условием охраноспособности изобретения [238].
 
Как видно из приведенного, термин “существенные отличия” действительно охватывал наиболее принципиальные признаки для установления неочевидности и вклада изобретения в развитие уровня техники, того, что сейчас именуется изобретательский уровень.
 
Закон СССР “Об изобретениях в СССР ”, вступивший в силу 1 июля 1991 г., уже не упоминает признака “существенные отличия”, а вводит наряду с новизной и промышленной применимостью изобретательский уровень как признак, отражающий творческий характер патентоспособного изобретения.
 
С тех пор выражение “изобретение имеет изобретательский уровень, если оно для специалиста явным образом не следует из уровня техники”, без малейшего изменения перешло в патентные законы всех стран СНГ, в том числе и в обе редакции Патентного закона РК.
 
Представляет теоретический и практический интерес вопрос о сходстве и различиях Положения 1973 г. и Закона об изобретениях СССР в интерпретации изобретательского уровня. Их можно обнаружить не столько из текста самого союзного закона, сколько из Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение, утвержденных Госпатентом СССР [239].
 
Основное сходство в том, что сохранен принципиальный подход учета только существенных признаков заявленного изобретения. Приведенные выше два случая признания “существенных отличий” применяются и для определения изобретательского уровня с той разницей, что вместо термина “свойства” употреблен “технический результат”. При этом “технический результат” — это любые технические особенности объекта изобретения, которые в отличие от “свойств”, учитываемых при экспертизе на наличие “существенных отличий”, не обязательно должны иметь своим следствием общественно значимые преимущества [240].
 
В упомянутых Правилах впервые применены так называемые “негативные” и “позитивные” правила, которые представляют собой подборку типичных ситуаций, когда изобретение нельзя признать имеющим или не имеющим изобретательский уровень без проведения анализа по общей методике. Тогда общая методика применяется лишь в ситуациях, не подпадающих под “негативные” и “позитивные” правила.
 
По мнению Е.П. Полищук и В.К. Казакова, эти правила отражают в концентрированной форме мировой и отечественный опыт использования в патентной практике критерия, “отвечающего” за творческий уровень [241].
 
Полностью соглашаясь с указанными авторами, являющимися российскими патентными экспертами, добавим, что в правовом смысле, с юридической точки зрения “негативные” и “позитивные” правила являются ничем иным как использованием презумпций соответственно наличия или отсутствия изобретательского уровня. Они активно применяются и в казахстанских патентно-правовых источниках, на которых мы остановимся ниже.
 
Другое отличие между советским и современным критерием заключается в несовпадении советского признака “известность для неопределенного круга лиц” и современного “уровень техники” как совокупности общедоступных на дату приоритета сведений. Последнее понятие несомненно гораздо шире, а следовательно и поиск в нем более достоверен.
 
В пользу демократизации требований говорит тот факт, что при проверке изобретательского уровня по закону “Об изобретениях в СССР” учитываются только общедоступные сведения, тогда как Положение 1973 г. предусматривало учет отечественных охранных документов с даты их приоритета независимо от того, были ли опубликованы сведения о противопоставляемом изобретении на дату приоритета рассматриваемого изобретения.
 
Наконец, Закон “Об изобретениях в СССР” впервые предусмотрел 12-месячный “льготный период”, предшествующий дате подаче заявки, в течение которого информация об изобретении может быть раскрыта автором, заявителем или иным лицом, получившим от них прямо или косвенно эту информацию, без опасности противопоставления ее заявленному изобретению. Положение 1973 г. не знает такой льготы применительно к критерию “существенные отличия”;
 
Говоря о соотношении Положения 1973 г. Закону об изобретениях СССР 1991 г., следует отметить, что в вопросе об изобретательском уровне общей для современных патентных законов стран СНГ базой являются нормы указанного советского закона. Патентная инструкция РК и Правила по изобретениям РФ, содержащие практические методики использования условий патентоспособности, отличаются от аналогичного советского документа только тем, что теперь при проверке изобретательского уровня учитываются все признаки независимого пункта формулы изобретения, даже те, которые не отнесены экспертизой к существенным. Кроме того, внесены некоторые уточнения в “негативные” и “позитивные” правила [242].
 
Новизна и изобретательский уровень как критерии патентоспособности имеют некоторые сходные черты. Как видно из нормативного определения критериев изобретательского уровня и новизны, общим для них, отправным, базовым для определения наличия или отсутствия моментом является уровень техники. Его понимание для определения обоих критериев одинаково — это состояние техники на дату приоритета изобретения.
 
А вот операции с уровнем техники при поисках новизны и изобретательского уровня экспертизой ведомства производятся разные и в этом различие двух критериев.
 
Разница заключается в следующем;
 
при определении новизны из уровня техники выявляются аналоги и сравнение заявленного производят с каждым из аналогов; для вывода об отсутствии новизны достаточно одного источника информации;
 
при определении изобретательского уровня выявляется наиболее близкий аналог, определяется отличие от него заявленного решения, выявляются иные решения, совпадающие с отличительными признаками заявленного; для вывода об отсутствии критерия может быть привлечено несколько источников информации (подпункт 6 п. 101 Патентной инструкции РК) [243].
 
Такой подход характерен для патентных законов абсолютного большинства стран мира. Исключение составляет Патентный закон Австралии, который не допускает комбинирования двух ссылок в обоснование отклонения заявки ввиду очевидности изобретения. Австралийский эксперт вынужден руководствоваться одной ссылкой, что делает юрисдикцию этой страны более “удобной”, для обретения патентных прав [244].
 
Определенную ясность в вопрос соотношения двух критериев вносит и последовательность проверки наличия каждого из них, осуществляемая экспертизой патентного ведомства. Предложенное техническое решение проверяется вначале на новизну, а затем — на изобретательский уровень, а при необнаружении новизны вопрос об изобретательском уровне не исследуется вовсе.
 
Как правильно отмечает в этой связи российский патентный эксперт М.В. Пантелеев, “точка схождения двух значений понятия новизна— это новое техническое решение, при анализе которого одновременно с фактом его неопубликованности устанавливается и соответствие его условию охраноспособности “изобретательский уровень” [245].
 
Приведенные нами выше примеры из практики экспертизы и Апелляционного совета Казпатента позволяют, на наш взгляд, обобщить некоторые частные вопросы практического определения наличия или отсутствия рассматриваемого критерия по законодательству нашей страны.
 
Итак, как мы установили ранее, Патентная инструкция РК предусматривает проведение проверки изобретательского уровня после достижения убежденности экспертизы в промышленной применимости и новизне изобретения. При этом объектом исследования является изобретение, охарактеризованное в независимом пункте формулы.
 
Далее, происходит процесс поиска наличия или отсутствия изобретательского уровня. По нашему мнению, подходы и приемы этого процесса поддаются классификации. Можно выделить процессы, а ввиду наличия логической очевидности Они же — этапы, поиска критерия: а) сравнение заявленного изобретения с типичными ситуациями, называемыми на языке патентных экспертов “негативными” и “позитивными” правилами; б) исследование критерия по общей методике.
 
При исследовании на первом этапе как бы подключается весь предыдущий мировой опыт экспертизы данного критерия, выявивший наиболее типичные случаи как отсутствия, так и наличия искомого критерия.
 
Пункт 101 Патентной инструкции РК устанавливает так называемые “негативные” и “позитивные” правила. Мы охарактеризовали их. ранее в правовом смысле как презумпции наличия или отсутствия изобретательского уровня.
 
В смысле техническом, мы полагаем, можно вести речь о нижних уровнях, вернее, пределах изобретательского уровня. Мы бы еще назвали их порогами неочевидности.
 
В смысле последовательности (алгоритма) экспертных действий эти правила являются, по образному выражению Е В. Трошина, эвристиками рассуждений эксперта. Имеется ввиду, что различного рода правила рассуждений и эвристики призваны помогать человеку отыскивать соответствующие образы в своей памяти, моделировать соответствующие ситуации, направлять работу мысли в нужное направление, а также логически обосновывать полученный результат [246].
 
Это уровень представлен в виде обширного перечня изобретений, не соответствующих данному критерию патентоспособности. Данный перечень является аккумулированным мировым и отечественным опытом использования в патентной практике критерия, отвечающего за творческий характер изобретения. Сфера применения каждого случая из перечня ограничена ситуацией, характеристика которой содержится в его формулировке.
 
При обнаружении заявленного изобретения в негативных случаях делается вывод об отсутствии, а при его попадании в число позитивных — о наличии критерия изобретательского уровня.
 
Полагаем воспроизведение всего перечня излишним. Отметим только, что можно выделить основные группы случаев, когда не признаются соответствующими условию изобретательского уровня технические решения направленные на:
 
а) незначительные изменения частей уже известного изобретения в виде дополнения какой-либо известной частью, ее замены, исключения какой-либо части, увеличения количества однотипных элементов с тем, чтобы именно эти изменения влияли на технический результат;
 
б) выполнение известного средства из другого материала для достижения технического результата за счет известных средств этого материала;
 
в) применение известного устройства, способа, вещества по новому назначению, если новое назначение обусловлено его известными свойствами и др.
 
Вместе с тем изобретение не рассматривается как не соответствующее изобретательскому уровню из-за кажущейся простоты и раскрытия в материалах заявки механизма достижения технического результата, если такое раскрытие стало известно не из уровня техники, а только из материалов заявки [247] .
 
Например, экспертиза Казпатента вынесла решение об отказе в выдаче патента изобретателю Б. на основании несоответствия заявленного решения “Способ усиления электрического тока "критерию “изобретательский уровень”.
 
Экспертиза мотивировала свое решение тем, что имеются дваавторских свидетельства СССР, в которых описываются способы усиления, основанные на резонансных колебательных процессах, полученных наложением частот вынуждающего напряжения и частиц плазмы путем регулирования вынужденного напряжения до получения упомянутого резонанса.
 
Заяйитель же считает, что указанные авторские свидетельства СССР касаются устройств для радиоприема, а его способ отличается от известных как по кругу приемников электроэнергии, так и по принципу и способу осуществления усиления. В нити накала ламп, электродвигателях постоянного и переменного тока, для которых предназначено его изобретение, нет плазмы, а есть электронный газ и предложенным способом можно воздействовать на него, создать резонанс и этим усиливать ток.
 
Апелляционная коллегия признала правоту заявителя и вынесла определение о возобновлении экспертизы по существу данной заявки [248].
 
При исследовании критерия по общей методике отправным моментом, алгоритмом поисков служит пункт 101 Патентной инструкции: “Изобретение признается не следующим для специалиста явным образом из уровня техники, в частности, в том случае, когда не выявлены решения, имеющие признаки, совпадающие с его отличительными признаками, или такие решения выявлены, но не подтверждена известность влияния отличительных признаков на указанный заявителем технический результат”.
 
Эти признаки применяются к объектам, избранным в результате следующих действий:
 
определения наиболее близкого аналога (прототипа); выявление признаков, которыми заявленное изобретение, охарактеризованное в независимом пункте его формулы, отличается от прототипа (отличительных признаков);
 
поиск в уровне техники решений, имеющих признаки, совпадающие с отличительными признаками рассматриваемого изобретения.
 
Если на основе добытой информации обнаружено влияние найденных признаков на достижение технического результата, указанного в заявке, изобретение не отвечает условию изобретательского уровня.
 
Если в найденной информации отсутствуют сведения о заявленном техническом результате и не прослеживается влияние отличительных признаков заявленного изобретения на достижение такого результата, то изобретение обладает изобретательским уровнем.
 
Так, экспертиза Казпатента отказала заявителю “Жезказ-ганНИПИцветмет" в выдаче патента на изобретение "Способ стыкового соединения резинотросовых лент”, противопоставив ему патенты Франции и США, из которых известен способ стыкового соединения резинотросовых лент, при котором свивают расплетенные части каждого троса с противоположным, выравнивают длины тросов в соединении, сплетают оставшиеся концы тросов, раскладывают обкладочную резину и вулканизируют.
 
Заявитель не согласился с выводами экспертизы и указал, что в его предложении ни Одна из прядей не отрезается, а соединение тросов производится путем предварительной свивки расплетенных частей на конце каждого троса с противоположным с последующим сплетением их между собой, а длины тросов в соединении выравнивают в процессе формирования стыка.
 
Данный признак “длины тросов в соединении выравнивают в процессе формирования стыка”, по мнению заявителя, является новым существенным признаком его изобретения, своего рода ноу-хау.
 
Апелляционная коллегия нашла доводы заявителя убедительными и отменила решение об отказе в выдаче патента на указанное изобретение [249].
 
Кроме двух вышеуказанных путей экспертная и судебная практика развитых стран выработала также множество вспомогательных критериев оценки изобретательского уровня, важнейшими из которых являются:
 
коммерческий успех, сопутствующий изобретению;
 
сложность решаемой задачи и преодоление трудностей ее решения;
 
большой вклад в технический прогресс;
 
решение проблемы, которая долгое время не могла быть решена;
 
новый неожиданный результат; большая продуктивность изобретения;
 
большой экономический эффект;
 
простота предложенного решения;
 
преодоление недоверия и скепсиса специалистов; слабость и безуспешность предыдущих попыток специалистов;
 
высокие затраты, связанные с исследованиями и разработкой [250; 251].
 
Применение таких вспомогательных критериев является следствием принципиальной позиции судов развитых стран Запада — “патентные законы должны фокусировать внимание на коммерческой реальности, а не только на “лабораторном интересе ” [252].
 
В качестве иллюстрации влияния вспомогательных критериев полагаем уместным привести следующий пример из судебной практики США.
 
Изобретатель E.J. Neugebauer получил 06.07. 1993 г. патент № 5224600 на изобретение с названием “Упаковка для карточки”.
 
Права на этот патент у изобретателя приобрела фирма “Pro-Mold and Tool Со. Inc.”, которая за период с июня 1992 по июль 1993 г. продала 3, 2 миллиона упаковок карточек, что свидетельствует о коммерческом успехе этой продукции на рынке.
 
Другая фирма — “Great Lakes Plastics Inc” — также выпустила на рынок упаковку для карточки, форма и размеры которой характеризуются совокупностью признаков, изложенных в формуле изобретения по патенту № 5224600.
 
В ответ на судебный иск правообладателя “Great Lakes Plastics Inc” направила встречный иск, утверждая, что представленная в формуле изобретения комбинация признаков очевидна для специалиста в области конструирования упаковок для карточек.
 
Окружной суд согласился с доводами “Great Lakes Plastics Inc” и признал патент недействительным из-за несоответствия изобретения условию патентоспособности “неочевидность” [253].
 
Федеральный суд подтвердил связь между коммерческим успехом изобретения и признаками изобретения, а потому отменил решение окружного суда о признании патента недействительным.
 
В российской патентной литературе бытует мнение, что в принципе сам по себе коммерческий успех изобретения не свидетельствует о наличии изобретательского шага, если он не связан с техническими особенностями. Он зависит от массы других обстоятельств, таких, как коммерческая монополия, хорошая реклама или эффективная техника продаж [254]. Мы в принципе согласны с этим мнением, хотя и полагаем необходимым отметить, что несовременный, неоригинальный повар трудно реализовать несмотря на значительные усилия.