Защита прав потребителей ювелирные изделия можно вернуть ювелирное изделие.


 ТУРГАЙСКИЙ СОКОЛ

Олекса Десняк,
украинский писатель
 
...Со всех концов обширного уезда спешили в Тургай уполномоченные аулов. Их сзывали посланцы Иманова. Из глубоких снегов всадники выезжали на тракты, группами и в одиночку направлялись в город. Они спешили, гнали коней без передышки — каждый боялся опоздать.
 
Тургай стал шумным и людным. Площадь не могла вместить всех прибывших. Коней и верблюдов уже привязывали у дувалов соседних улиц. Кумысни были переполнены. Уполномоченные и гости располагались на базаре, вокруг лавчонок и рундуков, возле мечети, вдоль ограды купца Шишкова. Звучали приветствия,— встречались друзья и родственники, каждый тянул к своему костру, угощали, делились аульными новостями. Все чувствовали себя непринужденно, в глазах людей светилась радость. А между кострами проносились новые и новые всадники, выбирая поудобнее место для постоя. Тургай гостеприимно принимал всех. Город преобразился, стал родным для каждого. Укутавшись в белый чапан, посверкивающий на солнце, он высоко поднял красные знамена.
 
В полдень на просторное крыльцо бывшей уездной управы вышел Амангельды со своими командирами. На площади только этого и ждали. Уполномоченные аулов хлынули к крыльцу. Перед зданием бурлила густая пестрая толпа. Каждый старался пробиться поближе к Амангельды.
 
— Салам, Иманов!
 
— Салам, батыр!— сняв шапки, приветствовали его. Амангельды улыбнулся уполномоченным и неторопливо поднял руку, но ему не давали говорить.
 
— Отважному внуку славного деда салам!
 
— Живи сто лет, Иманов!
 
— Кто самые смелые жигиты? Командиры Иманова!

 

— Кто отец казахам? Иманов!
 
— Кто лучший охотник? Иманов!
 
— У кого из казахов сердце льва? У Иманова!
 
— У кого из казахов глаза орла? У Иманова!
 
— Кто силен, как жульбарс? Иманов!
 
— Салам Иманову! Салам!— прибоем катилось к крыльцу.
 
— Я буду говорить, казахи!— напрягая свой мощный голос до предела, крикнул Амангельды. Шум на площади стал утихать, пробежал шелест и затих где-то за дальними дувалами. Тысячи шапок, тумаков потянулись к крыльцу.
 
— Кто отец казахам? Ленин-батыр, это он пастбища и свободу нам дал! У кого сердце льва? У Ленина-батыра: он самый мужественный человек под солнцем! У кого взор орла? У Ленина-батыра: он увидел наше горе и помог нам! Кто равен силой с жульбарсом? Ленин-батыр: он победил шакала царя и растоптал Керенского-жилана!.. Салам Ленину-батыру!
 
— Салам!..
 
— Жасасын Ленин-батыр!
 
— Жасасын!..
 
— Я — Иманов, жигит Ленина-батыра, спрашиваю вас: кто отнял у нас пастбища, арыки, поля и сады, кто загнал нас в Бетпак-Дала? Царь и торе, баи и султаны! Они набросили аркан на шею народа. Ленин-батыр разорвал аркан, отдал нам пастбища, арыки, поля и яблоневые сады: берите!.. Кто отнял у казахов родную речь? Баи и султаны царю ее продали, с ним в дружбе жили. Волк волка по запаху чует! Ленин-батыр сказал: волков — в Бетпак-Дала! У вас должен быть свой язык, казахи! Пусть речь ваша журчит вольно, словно горный ручей. Неуч подобен безводному арыку, просвещенный подобен реке. У нас будут свои школы. Мы ходили в дырявых чапанах. Ленин-батыр говорит: у баев возьмите и оденьтесь! Кто пас табуны у султанов, садись на их коней! Казахи, распрямляйте спины, смотрите на солнце — оно высушит слезы. Берите в руки винтовки! В степи ползают жиланы. Защищайте закон, который дал вам Ленин-батыр! Идите ко мне. Забирайте власть у старшин и баев, отдавайте ее кедеям и жетакам!.. Я все сказал. Говорить будет жолдас Илья.
 
Толпа снова забурлила. Взлетели руки, шапки, тумаки, сияли лица.
 
— Слышал ли кто слова прекраснее? Не было их!
 
— Кедей и жетак дождались праздника в степи!
 
— Жасасын революция!
 
Илья Тарнов стал рядом с Амангельды.
 
— Казахи и русские солдаты! В Тургай вступило советское войско. Старую власть шакалов жигиты арестовали. Когда-то начальника сюда присылал, из Оренбурга губернатор. А губернатора присылал царь. Теперь мы сами изберем власть в Тургае — революционный комитет.
 
Илья хотел объяснить, что будет входить в обязанности новой власти, но ему не дали говорить. Сотни голосов слились в один — могучий, как прибой:
 
— Иманова!.. Амангельды!..
 
Олекса Десняк. Десну перешли батальоны.
Тургайский сокол. М., 1963, стр. 536—538.
 
АМАНГЕЛЬДЫ
 
Омар Шипин, народный акын
Вижу прошлое наших степей...
Лейся, песня, как чистый ручей.
Пусть звенит в твоей ясной
струе
Слава тех героических дней.
Эту песню, Амангельды,
Принимай вместе с дружбой
моей.
Я сегодня увидел в кино
Облик твой.
Оживив полотно,
Ты заставил меня пережить
Все, что было когда-то давно...
В клуб пришел ты к своим
землякам.
И забыл я, что в зале темно.
Я к отрядам твоим боевым
Вновь примкнул, стал опять
молодым.
Сел, как прежде, легко
на коня,
По степям закружился седым.
Рокот боя...
Привал у реки...
Над кострами — взлетающий
дым...
Если б дожил до наших
ты лет,
Я б пропел — твой боец
и поэт —
Для тебя свою песню о том,
Как хорош новой жизни расцвет.
И она бы вернулась к тебе
Гордым вестником наших побед.
 
«Казахстанская правда», 3 апреля 1973 г.