Главная   »   Амангельды Иманов. М.К. Козыбаев, П.М. Пахмурный   »   ОБРАЗ АМАНГЕЛЬДЫ В МУЗЫКЕ


 ОБРАЗ АМАНГЕЛЬДЫ В МУЗЫКЕ

Б. Ерзакович,
член-корреспондент АН КазССР
 

 

Деятельность вдохновителей и руководителей эпохальных крестьянских восстаний, таких, как Степан Разин, Емельян Пугачев, Исатай Тайманов, подвиги героев гражданской войны Василия Чапаева, Николая Щорса и многих других еще при жизни этих выдающихся людей воплощались 
в народном песенно-поэтическом творчестве. Исторические песни создавались современниками, зачастую непосредственными участниками событий, нередко боевыми соратниками вождей восставшего народа. В этих произведениях, неоценимых реликвиях фольклора, с наибольшей достоверностью отражался дух эпохи, как в содержании и лексиконе поэтического текста, так и в интонационном строе музыкального языка.
 
Борцы за свободу на десятилетия и века оставались ь памяти народной и вдохновляли композиторов, поэтов, писателей и драматургов, которые изучали бытующие в народе песни и сказания, знакомились с архивными документами и исследованиями ученых и на основе достоверного фактологического материала, силой своего таланта создавали произведения о событиях и героях в разных жанрах профессионального искусства и литературы.
 
Среди богатств казахского музыкального фольклора, включающего произведения далекой древности и наших дней, немало произведений о национально-освободительном восстании 1916 года и о гражданской войне 1918—1920 годов. Из них выделяется цикл произведений об Амангельды Иманове. Его имя, деятельность как одного из руководителей национально-освободительного движения в Тургайской области были популярны, и акыны-воины слагали о бесстрашном батыре песни, которые получили большое распространение.
 
Одна из таких песен — «Аманкелді сарбаздарының әні» («Песня воинов Амангельды») была записана нами в 1952 году от Гумара Каражигитова, который слышал ее от своего отца — участника восстания 1916 года, воина отряда Амангельды. Отец Гумара знал много песен, но особенно любил напевать эту:
 
Мы не подчинимся приказу царя,
Он жесток, алчен, завистлив.
Объединимся, сыны бедняков, не подчинимся,
Мы стоим против богачей и беков.
 
Не боимся, не дрогнем перед врагом,
Будем биться, хотя бы кровь дошла до груди.
Мы стали сарбазами, сели на коней,
Взяли сабли, наша цель — объединиться, в этом наша сила.

Мы дали клятву быть вместе со своим классом,
Достигнем свободы своими руками.
Сколько бы ни шла кровавая борьба,
Не устанем, не свернем с пути.

В стройном ряду, на конях,
Со стальными мечами в руках сарбазы сидят.
Наш руководитель Амангельды.
Да здравствует наше единство и трудящийся класс!
 
Мотив замечательной мужественной маршеобразной песни типичен для традиционных акынских песенно-поэтических речитаций — терме. Стих и мелодия, слитые воедино в однородном ритмическом построении, свидетельствуют о ее предназначении для исполнения отдельным певцом или одноголосным хоровым коллективом. Песня стала образцом формировавшихся в начале XX века в казахском фольклоре песен острого классового содержания, получивших свое дальнейшее развитие в народных революционных песнях времен гражданской войны.
 
Как известно, события гражданской войны в Казахстане характеризовались массовым партизанским движением, в котором принимали участие все слои трудового населения края.
 
В те годы в музыкальном творчестве казахского народа зародился первый в советское время, новый по идейно-тематическому содержанию жанр — народные революционные песни. Полные революционной патетики и острого классового содержания, эти песни в условиях неграмотности населения имели неоценимое значение для пропаганды идей пролетарской социалистической революции среди трудящихся. Они воодушевляли крестьян-скотоводон, рабочих на борьбу с колчаковцами, интервентами, алаш-ордынцами и их приспешниками. Большое влияние на содержание казахских народных революционных песен оказывали «Интернационал», «Смело, товарищи, в ногу», а также русские народные песни «Эх ты, доля, моя доля», «Дубинушка» и другие. Эти песни еще до революции были известны в Казахстане от местных и ссыльных революционеров, от прибывающих на заработки русских и украинских рабочих, от переселенцев-крестьян.
 
Как в идейном содержании поэтического текста, так и в мелодиях казахских революционных песен (их записано более пятидесяти) заметны черты национального и интернационального творчества. В них слышались мотивы популярных пролетарских и красноармейских песен, преобразованные на народный лад или исполняемые почти без изменений.
 
В этом наследии есть и песни об Амангельды. Одна из них — «Аманкелді маршы» («Марш Амангельды») была записана нами в 1938 году в селе Кызылту Кызылтуского района Кокчетавской области:
 
Возьмем в руки красное знамя
С лозунгом — за Советы.
Если встретятся препятствия,
Преодолевая их, воспламенимся, как огонь.

Сражаясь один на один,
Отомстим врагам, победим их.
 Верхом на коне песню запоем,
Назовем ее песней Амангельды.
 
«Марш Амангельды» близок по мелодии к песне выдающегося народного композитора — певца Жаяу Мусы (1835—1929) «Трумтай» («Сокол»), которая была записана в начале 20-х годов А. В. Затаевичем. К сожалению, текст песни он не записал. По характеру песни, ее волевой напористости и ритмической четкости можно думать, что в «Трумтай» воспевается умная ловчая птица, символ мужества, гордости и неукротимой энергии. Возможно, в образе смелого сокола композитор-бунтарь хотел показать свою непримиримость с бесправием и произволом царизма. Не случайно, впоследствии на мелодию «Трумтай» неизвестным акыном были сочинены новые слова о руководителе казахских красных партизан.
 
Образ Амангельды стал темой многих песен композиторов республики. К лучшим из них, несомненно, относится «Аманкелд! туралы жыр» («Песня об Амангельды») талантливого композитора-певца, одного из основоположников казахского оперного искусства Манарбека Ержанова (1900—1966). Сочиненная в 1937 году, она воспевает прославленного народного батыра, закалившегося в огне сражений за Советскую власть. Мелодия героико-эпического склада в припеве сменяется повествовательным речитативом, переходящим после слов: «Мы не забудем тебя, если даже пройдут века» —в патетическую кульминацию, завершаемую в кадансе вновь выразительной речитацией:
 
В блеске огненных молний,
В буре и пожарище войны,
Сражался бесстрашный батыр,
Атакуя кровожадного врага.
ПРИПЕВ: О, батыр,
Ты могуч и умен,
Ты сражался за светлую жизнь!
Тебя любит, батыр, наша страна,
Мы не забудем тебя,
Если даже пройдут века.
 
Красное знамя, как утренняя заря, горит в руках,
Звуки барабана волнами разносятся по степи.
Батыр, получивший напутствие Ленина,
Сверкает огнем победы на полях сражений.
 
ПРИПЕВ.
 
Имя этого героя — известный Амангельды,
Слава о нем разнеслась по земле,
Герой боевых и жестоких схваток,
Энергией твоей восхищался народ.
 
ПРИПЕВ.
 
В годы Великой Отечественной войны, когда с особой силой проявлялся массовый героизм воинов Советской Армии, высшего накала достиг трудовой энтузиазм в тылу, жизнь и деятельность Амангельды Иманова стали образцом беззаветной храбрости и патриотизма в борьбе за независимость нашей Родины. Имя Амангельды вдохновляло композиторов на сочинение произведений разных жанров, но в созвучии со временем главное место среди них заняли марши.
 
Одним из первых был написан в 1943 году марш «Амангельды» композиторами Е. Г. Брусиловским и майором В. С. Руновым, капельмейстером духового оркестра Московского пограничного военного училища. В основу музыки марша вошли жизнерадостные мелодии трех казахских народных песен, мастерски преобразованные авторами в однородную по ритму маршеобразную форму. Марш «Амангельды» стал хорошим образцом парадного марша, предназначенного для шествия войск, и часто исполнялся оркестром в частях гарнизона.
 
Второй марш, посвященный памяти Амангельды, был написан в 1944 году для оркестра казахских народных инструментов композитором Л. А. Хамиди. В его музыке, написанной в национальном стиле, отражен дух времени, борьба батыра за Советскую власть. Первая часть марша — призывная, стремительная — переходит в мелодию, близкую по колориту к красноармейским песням, и вновь возвращается к начальной теме. Средняя часть (трио) ярко контрастирует с первой и воспринимается как походная полковая песня. Марш Л. Хамиди явился первым произведением такого жанра в репертуаре Государственного оркестра им. Курман-газы. В 1969 году марш был переложен Ф. В. Легкунцом для ансамбдя баянистов, издан и вошел в репертуар многих музыкальных самодеятельных коллективов.
 
В 1945 году композитор М. М. Иванов-Сокольский написал для духового оркестра торжественный фанфарный марш «Амангельды батыр». Это яркое жизнеутверждающее произведение предназначено не только для строевой службы, но и для военных парадов, праздничных шествий и, конечно, концертного исполнения.
 
Следует отметить, что заимствованные мелодии по своей локальной принадлежности относятся к Тургайской области, где родился, жил и боролся за счастье народа Амангельды Иманов;
 
Марш «Амангельды батыр» М. М. Иванова-Сокольского звучал в дни праздничных демонстраций в Алма-Ате, в Москве на концерте во время пленума Союза советских композиторов СССР (1949) в исполнении Образцового духового оркестра академии имени М. В. Фрунзе под руководством военного дирижера С. А. Панфилова. Марш признан ценным вкладом в репертуар духовых оркестров.
 
Марши, посвященные Амангельды, писали многие композиторы, в частности находившийся в военные годы в Алма-Ате московский композитор С. С. Туликов, создавший торжественный казахский марш «Амангельды». Однако специфические особенности марша своей традиционной формой ограничивают композиторов в широком драматургическом развитии материала для воплощения более сложных настроений в различном эмоциональном выражении.
 
Разностороннее художественное раскрытие образа народного батыра воплощено в сочинениях крупной камерной формы. Среди них выделяется фортепианное трио «Памяти Амангельды», написанное в 1944 году старейшим казахстанским композитором С. И. Шабельским. Это произведение состоит из трех частей. В каждом из них посредством народных мелодий композитор в ретроспективно-художественном плане стремился рассказать о жизни героя. Первая часть — широкая и возвышенная — навевает картины родного края, цветущую степь. Но на этой прекрасной земле народ изнывает от нищеты и бесправия. Слышатся всплески народных волнений, предвещающие бурю. Во второй части в стремительном ритме кюя изображается народное восстание. Оно нарастает и разгорается. Третья часть. Народ победил, но победа далась тяжелой ценой: батыр и многие его соратники погибли. Траурное шествие завершается торжественным финалом: дело, за которое бился батыр, восторжествовало!
 
Композиторы стремились воплотить образ батыра и в симфонической музыке. Симфоническая поэма «Амангельды» В. В. Великанова (1944); «Степная поэма», посвященная памяти Амангельды, известного украинского композитора М. А. Скорульского (1944); увертюра «Амангельды» Е. Г. Брусиловского (1948), симфоническая поэма Е. Р. Рахмадиева «Амангельды» (1956) —все эти произведения, многоплановые по замыслу, сочинены по принципу последовательно-сюжетной программности, что приблизило их композицию к близкой сонатно-циклической форме.
 
Весьма удачной по созданию художественного образа батыра и его эпохи явилась симфоническая поэма Е. Рахмадиева. Написанная в форме сонатного аллегро, она начинается с фраз призывного характера, которые, усиливаясь в своей звучности, завершаются мощными аккордами. Попевки этого эпического вступления служат в дальнейшем основным интонационным стержнем, ставшим основой развития всего последующего материала. Второй эпизод изображает лавину несущихся в атаке сарбазов Амангельды — здесь мелодия построена на ритмах и интонациях стремительных народных кюев, а затем переходит в марш, близкий красноармейским песням времен гражданской войны.
 
Далее автор переносит слушателей в сферу лирических настроений. Широкая кантиленная тема навевает образы мирной жизни. Возможно, перед боем батыр вспоминает свою семью, друзей, прожитую им жизнь. Но вот в многоголосном сочетании разных по тембру инструментов симфонического оркестра звучит траурная мелодия народной песни «Зауреш» как отображение всенародной скорби о павшем батыре. Поэма завершается героической музыкой. Это перепев вступительного эпизода, но теперь он воспринимается как призыв к продолжению борьбы за счастье народа.
 
Наиболее полное художественное отображение музыкальный образ Амангельды нашел в одноименной опере, созданной композиторами М. Тулебаевым и Е. Брусиловским в творческом содружестве с писателем Г. Мусреповым к 25-летию образования Казахской ССР (1945).
 
Опера была задумана как социально-героическая драма о жизни, борьбе и гибели батыра, но ее первая редакция, музыка и либретто страдали недостатками: действие было излишне загружено бытовыми и лирическими сценами, тормозящими развитие основного сюжета.
 
В 1970 году Казахский государственный ордена Ленина академический театр оперы и балета имени Абая вновь вернулся к этому произведению. По новому режиссерскому плану художественного руководителя театра, народного артиста Казахской ССР Байгали Досымжанова Е. Брусиловский и Г. Мусрепов, сохраняя основную сюжетную линию оперы и состав действующих лиц, значительно переработали партитуру и либретто, ввели новые сцены, написали новые хоры и арии, более убедительно показали классовую заостренность происходящих на сцене событий, сняли некоторые бытовые сцены. Но самое главное — усилили образ Амангельды как революционера-большевика. В опере более убедительно вскрывается двурушничество алаш-ордынцев и покровительствующих им белогвардейцев. Более значительную роль теперь играет народ (хор), который, убеждаясь в справедливости большевистских идей Амангельды и его товарищей, окончательно переходит на сторону Советов.
 
Новая постановка оперы «Амангельды» была посвящена 50-летию Казахской ССР и Компартии Казахстана. Теперь опера «Амангельды» приобрела черты историко-революционной драмы, состоящей из двух частей.
 
Оперу завершает мощный реквием (хор, солистка, оркестр). Он начинается с траурного марша, переходящего в торжественно-героический финал. Народ клянется продолжить борьбу за Советскую власть, за которую отдал свою жизнь большевик-революционер, славный сын казахского народа Амангельды Иманов.
 
Конечно, историки-исследователи найду в этом оперном спектакле немало отклонений от истинного хода событий, по так уж сложилось и вошло в репертуар театра это произведение...
 
Не вдаваясь в подробный анализ музыки оперы «Аман гольды», в целом надо отметить ее яркий национальный колорит, каждое действующее лицо имеет характерный для роли музыкальный язык. Но особенно разнообразна по музыкально-выразительным средствам партия Амангельды. Это центральный образ, от которого исходит динамически нарастающее развитие сюжета. Амангельды действует во всех картинах обеих частей оперы. Он предстает перед зрителями как пламенный агитатор, как военачальник, непосредственно участвующий в битвах с врагом, как нежно любящий муж, и, наконец, как непреклонный страж революционной дисциплины и порядка. В его ариях, монологах и репликах музыкально убедительно формируется героический облик батыра.
 
Произведения, посвященные Амангельды Иманову, органично вошли в историю казахской советской музыки. Знаменательно, что многие из них были написаны в годы Великой Отечественной войны, когда образ борцов за свободу вдохновлял народ в жестокой борьбе против фашизма, за честь и независимость Родины.
 
И все же многогранная деятельность батыра-большевика еще не получила достаточно полного воплощения в музыкальном искусстве. Перед композиторами стоит важнейшая творческая задача — на еще более высоком уровне профессионального мастерства, в разных жанрах музыкального искусства — оперном, балетном, хоровом, симфоническом, камерном создать произведения, достойные выдающегося борца за Советскую власть, славного сына казахского народа Амангельды Иманова.