Главная   »   Амангельды Иманов. М.К. Козыбаев, П.М. Пахмурный   »   К ВОПРОСУ ОБ ИСТОРИОГРАФИИ АМАНГЕЛЬДЫ ИМАНОВА


 К ВОПРОСУ ОБ ИСТОРИОГРАФИИ АМАНГЕЛЬДЫ ИМАНОВА

М. Козыбаев,
доктор исторических наук, профессор
 

 

Партия Ленина, выступающая с момента образования как интернациональная сила, вобрала в себя лучших представителей трудящихся всех народов и национальностей России, воспитала их в духе преданности революции, делу социализма. Среди них был Амангельды Иманов (Удербаев), чья деятельность тесно связана с классовой борьбой против царизма, буржуазии и баев-феодалов, с завоеванием и упрочением Советской власти. Его имя стоит в одном ряду с такими героями, как В. Чапаев, Л. Щорс, С. Лазо,
 
В. Блюхер, В. Киквидзе, О. Городовиков и многие другие. Оно было легендарным еще при жизни батыра. Сразу же после окончания гражданской войны ее активные участники А. Т. Джангильдин, И. А. Грушин, П. С. Романов, И. Денисов, И. Киселев и другие в своих выступлениях на страницах печати отмечали героизм и мужество стойкого борца за дело революции А. Иманова. В статье «К двадцатипятилетию партии», опубликованной 7 марта 1923 года, А. Т. Джангильдин в замечательной когорте революционеров называл имя Амангельды.
 
В 20—30-е годы шла острая идейная борьба за марксистско-ленинское освещение истории казахского народа. Одним из узловых вопросов, вокруг которого велась полемика, был вопрос об определении роли и места Амангельды Иманова в отечественной истории. Это и понятно, ибо биография батыра связана с революционным процессом периода трех революций, с правильным пониманием закономерности победы Великого Октября в казахской степи. Буржуазные националисты, временно перекрасившиеся в цвет революции и окопавшиеся в ключевых пунктах идеологической работы, понимали, что марксистско-ленинская оценка революционного прошлого казахского народа означает в то же время разоблачение контрреволюционной сущности Алаш-Орды.
 
Теоретики Алаш-Орды предприняли отчаянные попытки укрепить свое политическое влияние в советском обществе.
 
С этой целью они в своих теоретических «упражнениях» первых лет Советской власти старались «доказать», что Алаш-Орда не представляла собой оформленного политического направления, что партии «Алаш» в природе вообще не существовало.
 
Однако утвердить эту версию в исторической литературе не удалось. Тогда алаш-ордынцы создали новую теорию, по которой национально-освободительное движение отождествлялось с Алаш-Ордой. Они считали, что Алаш-Орда в первый период своего формирования была прогрессивной, революционной силой, ее поддерживали массы.
 
Созданная алаш-ордынскими идеологами (А. Кенжин и др.), эта легенда проникала и в марксистскую литературу. Алаш-ордынцы широко использовали ее для борьбы против пролетарской революции и диктатуры пролетариата. Ореол «борцов» за интересы казахского народа способствовал укреплению их позиций в партийном и государственном аппарате. Алаш-ордынцы вели систематическую целенаправленную работу по фальсификации истории национально-освободительной борьбы, деятельности А. Иманова.
 
Как известно, казахские буржуазные националисты на страницах газеты «Қазақ» в 1916 году народное восстание против царя и его политики рассматривали как «дело аферистов и шаек», клеймили их «национальными предателями». Развивая эту концепцию, лидер Алаш-Орды А. Букей-ханов еще в мае 1917 года в своей телеграмме министру внутренних дел Временного правительства Урусову писал, что главнокомандующим восставших является «профессиональный конокрад» Амангельды. После смерти А. Иманова алаш-ордынцы были более чем заинтересованы в том, чтобы вдохнуть вторую жизнь в «концепцию» А. Букейханова. В те годы алаш-ордынские идеологи лезли из кожи вон, чтобы «доказать» тезис: Амангельды Иманов — случайный человек в национально-освободительном движении Октябрьской революции, в прошлом едва ли не уголовный элемент. Однако писать самим об этом было более чем опасно. Тогда они использовали далеко не сведущих людей, снабжая их фальсифицированными материалами. Так в 1926 году в Кзыл-Орде была опубликована работа проф. К. В. Харламповича «Восстание Тургайских казах-киргиз 1916—1917 гг.» (по рассказам очевидцев). Главным «источником» для книги, как пишет автор, был Б. К. Каралдин.
 
В работе утверждается, что Амангельды Удербаев, принявший потом фамилию Иманова, выдвинут на пост командующего повстанческой армии «тем, что был хорошим стрелком и еще более, быть может, тем, что пользовался старой и заслуженной репутацией барымтача, сорвиголовы, без участия которого не обходился ни один наезд в волости, ни одна свалка...».
 
Так, по существу, К. В. Харлампович принял на веру концепцию буржуазных националистов, утверждая, что во главе восставших стал барымтачи — разбойник.
 
Муссируя идейную борьбу вокруг личности Амангельды Иманова, буржуазные националисты преследовали двоякую цель. С одной стороны, они сводили свои классовые счеты, подвергая факты истории всевозможным фальсификациям.
 
Во-вторых, руки буржуазных националистов были обагрены священной кровью революционеров, в том числе Амангельды Иманова, и они старались уйти от справедливого народного возмездия.
 
Шло время, историки-марксисты вели усиленные научные поиски. Был накоплен огромный исторический материал, собраны воспоминания тысяч сарбазов национально-освободительного восстания 1916 года, активных участников Октябрьской революции и гражданской войны.
 
Все те, кто шел под водительством батыра А. Иманова в бой за идеи Великого Октября, в один голос ставили вопрос об увековечении имени батыра в истории Родины.
 
Уже первые поступившие в научные учреждения материалы, — воспоминания современников батыра и архивные документы—- не оставили никакого сомнения в том, что Амангельды был убежденным противником казахских буржуазных националистов, что он вел идейную борьбу с ними задолго до Великой Октябрьской социалистической революции. В первые годы Советской власти борьба Амангельды Иманова с алаш-ордынцами приняла еще более целенаправленный, чем раньше, бескомпромиссный характер.
 
Все более становилось очевидным, что убийство батыра алаш-ордынцами было заранее запрограммированным актом.
 
Уже в конце 20-х годов в ходе непримиримой идейной борьбы партийным организациям удалось доказать факт злонамеренного убийства А. Иманова алаш-ордынцами.
 
Была доказана двурушническая, предательская линия действий активных алаш-ордынцев и в гөды Советской власти. В ходе чистки рядов партии в 1929—1930 годах была раскрыта их антипартийная деятельность.
 
Партийными организациями Казахстана были рассмотрены персональные дела бывших активных деятелей Алаш-Орды. Некоторые из них «за активное участие в алаш-ор-дынских войсках, расстрел красных командиров Тарана и Амангельды, сокрытие этих фактов от партии» были исключены из рядов ВКП(б) и дела их были переданы в суд. За активную военную деятельность в Алаш-Орде понесли наказание бывшие члены Тургайского военного совета Алаш-Орды.
 
Огромное значение для правильного понимания событий в канун Великого Октября в. Казахстане имела дискуссия «О характере и движущих силах восстания казахов в 1916 году», состоявшаяся по решению Казкрайкома в Казахском Институте марксизма-ленинизма в августе 1931 года. В своем ярком выступлении один из видных идеологических работников республики И. Кабулов справедливо отмечал, что «правильное понимание восстания 1916 года в Казахстане естественно связано с правильным пониманием закономерности Октября в Казахстане. Поэтому оно представляет для нас не только научный, но и сугубо политический интерес».
 
Интенсивно шла в те годы работа по созданию документальной базы. Значительный вклад в изучение биографии батыра внесли С. Шарипов, Б. Майлин, Г. Мусрепов и др.
 
5 марта 1936 года бюро Казкрайкома партии приняло постановление «О двадцатилетии восстания Казахского народа 1916 года». Казкрайком считал целесообразным «учесть необходимость критики и развенчания явно ошибочных и несостоятельных утверждений о политическом и классовом характере восстания 1916 года и его движущих силах, имеющихся в большом количестве в выпущенных за этот период статьях, брошюрах и исследовательских работах». Бюро Казкрайкома особо обратило внимание исследователей на необходимость изучения революционной деятельности Амангельды Иманова, который, как указывается в постановлении, «явился наиболее выдающимся и последовательным вождем революционного восстания 1916 года». «Поручить авторам монографий, брошюр,— указывалось в решении далее,— при оценке роли руководителей движения особо отметить выдающуюся роль Амангельды Иманова, который последовательно и не складывая оружия боролся против царского самодержавия, политики Временного правительства, политики Алаш-Орды и погиб активным коммунистом, организатором масс на борьбу за Советскую власть от пули заклятых врагов казахского народа — алаш-ордынцев, Дутова и проч.».
 
Коллектив исследователей по поручению Казкрайкома партии за короткий срок собрал, систематизировал значительное количество документов и воспоминаний и написал биографию А. Иманова. Была составлена и опубликована «Летопись важнейших событий Октябрьской революции и гражданской войны в Казахстане».
 
Казкрайком партии внимательно следил за ходом исследовательской работы. В передовице «Красный народный батыр» от 5 июля 1936 года «Казахстанская правда» писала: «Героический образ Амангельды ярко говорит сам за себя. Он не требует никакой идеализации, никакого «подсахаривания». Его нужно понимать в историческом развитии. В 1916 году Амангельды Иманов — крестьянский вожак с недостатками, присущими стихийным крестьянским движениям. В 1918 году —это уже другой Амангельды, которому учение Ленина открыло смысл и путь борьбы нашей великой эпохи...
 
Амангельды Иманов не тот батыр, каких много видал колониальный аул. Амангельды первый в истории казахского народа батыр с общенациональными чертами. Это первый батыр эпохи, когда борьба казахских трудящихся принимает общенациональный размах и поднимается, выражаясь словами Ленина, в связи с рабочим движением. Это «красный народный батыр».
 
Весомый вклад в дело разоблачения концепции «об объективно-революционной роли» Алаш-Орды внес Жанай-дар Садвокасов. В своем докладе «Двадцатилетие героического восстания казахского народа 1916 года против царизма», рассмотрев вопрос об эволюции развития казахских буржуазных националистов, Ж. Садвокасов подчеркнул, что Алаш-Орда вела предательскую политику по отношению к трудящимся задолго до 1916 года. Он доказал, что Алаш-Орда всегда выступала в едином блоке с октябристами — кадетами, русскими шовинистами и черносотенцами. «Алаш-ордынская интеллигенция,— говорил он,— ни объективно, ни субъективно никогда не играла революционную роль».
 
Ж. Садвокасов одним из первых среди исследователей подчеркнул, что благодаря последовательной революционности Амангельды Иманова была изолирована от восстания байская верхушка, осуществлена программа всенародной освободительной, антиимпериалистической, отчасти антифеодальной борьбы трудящихся.
 
Опубликованные документы дали возможность развеять миф о случайности А. Иманова в революционном движении, показать в динамике этапы формирования революционера, преданного делу Октября борца-интернационалиста, проследить последовательную и непримиримую борьбу батыра с казахскими буржуазными националистами на протяжении почти целого десятилетия. На I съезде Компартии Казахстана Л. И. Мирзоян доложил о первых достигнутых результатах исследования данной проблемы в казахстанской историко-партийной историографии.
 
Первый съезд Компартии Казахстана поручил ЦК и обкомам «продолжить работу по окончательному выкорчевыванию остатков антиленинской теории» об объективнореволюционной роли алашской партии в прошлом и обеспечить большевистское освещение истории казахского народа и революционного движения в Казахстане».
 
Так была достигнута решающая победа в многолетней идейной борьбе за марксистско-ленинское освещение роли и места Амангельды Иманова в истории Великого Октября и гражданской войны.
 
* * *
 
Начался новый этап в изучении проблемы.
 
В 1937 году Кустанайским обкомом партии был направлен экспедиционный отряд по местам боевых событий, проходивших под руководством А. Иманова. В состав экспедиции были включены воины и командиры — отличники боевой и политической подготовки, боевые соратники батыра, писатели и журналисты, партийные, советские и комсомольские работники области. Ими был собран и систематизирован солидный мемуарный материал.
 
В 1939 году Казгосиздат выпустил в свет книгу об Амангельды. Впервые исследователи сделали попытку раскрыть предпосылки, определить характер и движущие силы Тур-гайского очага восстания 1916 года. В главах «Амангельды Иманов — вождь восстания», «Амангельды Иманов — вождь гражданской войны» прослеживались этапы революционной биографии батыра. Авторы на основе большого числа документов, вводимых в научный оборот, со всей яркостью вскрыли гнусную роль буржуазных националистов.
 
Работа С. Брайнина, Н. Тимофеева являлась творческой удачей историографии 30-х годов. Авторам удалось показать динамику роста революционного самосознания батыра, проследить дыхание предреволюционного казахского аула. Вместе с тем она отражала уровень исторической науки того времени. Значительная часть брошюры была посвящена предпосылкам. И самое главное, образ Амангельды Иманова в их трактовке не выходил за рамки локального героя Тургайского уезда. Было бы несправедливо упрекать авторов за это — документальная база не позволяла им сделать более весомые научные выводы и обобщения.
 
В годы Великой Отечественной войны Коммунистическая партия напомнила о славных героях Октября и гражданской войны. В сентябре 1941 года трудящиеся республики отмечали 25-летие восстания 1916 года. В публикациях этого времени преимущественное внимание уделялось боевым традициям повстанцев, патриотизму и героизму восставших.
 
В 1943 году вышла в свет «История Казахской ССР». Выступая с докладом об основных проблемах истории Казахстана на республиканском совещании лекторов 6 марта 1943 года, член-корреспондент АН СССР А. М. Панкратова отмечала, что в коллективной монографии восстание 1916 года «... как бы подвело итог всей предшествующей борьбе казахского народа за свою свободу и независимость. Непосредственно сомкнувшись с буржуазно-демократической революцией в России, оно явилось прологом того соединения пролетарской революции с войной национальной, которое предсказывали классики марксизма-ленинизма».
 
В книге впервые А. Иманов показан как национальный герой всего казахского народа. Особое место в «Истории Казахской ССР» уделено раскрытию боевых качеств батыра и его сарбазов, тому, как они проявляются в новых исторических условиях — в борьбе за независимость социалистической отчизны на фронтах Великой Отечественной войны.
 
В 1943 году началась подготовка к 25-летию со дня смерти А. Иманова. По решению ЦК партии и правительства республики Казфилиал АН СССР снарядил научную экспедицию по сбору материалов о жизни и деятельности батыра А. Иманова. В ее состав входили два отряда — южный и северный. Южный отряд сосредоточил свою работу в Джезказганском и Улутауском районах Карагандинской области, а также обследовал родину батыра Терсбутак, в юго-восточной части Кустанайской области. Северный отряд работал главным образом в Амангельдинском районе Кустанайской области.
 
Экспедиция вела записи воспоминаний, песен, рассказов и преданий об Амангельды. Особенно ценными являются записи воспоминаний шахтеров Байконурских копей, в своем роде источника, на основании которого можно установить идейную связь батыра с рабочими Карсакпая и Байконура.
 
Материалы экспедиции дают полную картину детства и юности Амангельды, рисуют яркие эпизоды борьбы молодого батыра с царскими чиновниками, волостными управителями, картину его скитальческой жизни по Тургайским и Атбасарским степям, проливают свет на историю зарождения и развития повстанческого движения в Тургайских степях во главе с Амангельды.
 
Но следует оказать, ко времени работы экспедиции не было в живых наиболее активных соратников батыра. В материалах экспедиции, особенно ее северного отряда, содержались сведения, использование которых требовало от исследователей более критического отношения.
 
ЦК КП Казахстана 15 мая 1944 года принял решение «О дне чествования памяти казахского народного героя Амангельды Иманова». ЦК партии обязал партийные организации провести день 25-летия со дня смерти батыра как историческую дату совместной борьбы казахского и русского народов за утверждение и упрочение Советской власти, за разгром и уничтожение общих врагов казахского и русского народов — белогвардейцев, интервентов и буржуазных националистов, разъяснив трудящимся Казахстана выдающуюся роль Амангельды Иманова как крупнейшего политического деятеля казахского народа, революционера и большевика, борца за национальную независимость Казахстана, пламенного патриота Советского государства».
 
В юбилейных мероприятиях Центрального Комитета партии Казахстана предусматривались издание кратких тезисов о жизни и деятельности батыра, организация военно-спортивных игр, конных состязаний и установление конной статуи, надгробного памятника, мемориальных досок в местах наиболее знаменательных в жизни и деятельности героя.
 
К юбилею были опубликованы статьи исследователей, тезисы отдела пропаганды и агитации ЦК Компартии Казахстана.
 
Новым в этих публикациях является то, что впервые более ярко была показана роль Амангельды Иманова как политического деятеля, его страстная борьба с буржуазными националистами, его роль в организации партизанского движения в тылу Колчака, по превращению Иргизского и Тургайского уездов в опорную базу частей Красной Армии. Исследователи обратили особое внимание на действие Амангельды в ломке межродовых перегородок, на разъяснение трудящимся общенационального характера борьбы.
 
Особое место в публикации этих лет занимает статья Г. Мусрепова «Величественный образ». Автор справедливо выступал против упрощения образа батыра. Он осуждал взгляды тех, кто рассматривал Амангельды как только что рожденного казахским эпосом батыра. В противовес такому взгляду бытовало не менее легковесное мнение, согласно которому А. Иманов, вождь восстания, первый организатор Советской власти в казахской степи, не поднимался выше простого охотника, батрака, смелого джигита. «Такое упрощенное представление об Амангельды Иманове,— писал далее Г. Мусрепов,— не менее вредно отразилось на создании образа настоящего полководца и государственного деятеля нового типа».
 
В отличие от многих исследователей Г. Мусрепов обратил особое внимание на необходимость изучения личных качеств и политических убеждений батыра, которые позволили ему верно понять политическую задачу национально-освободительного движения в период революции.
 
Таким образом, в годы войны в научном изучении биографии А. Иманова был сделан шаг вперед, хотя исследователи чрезмерно увлекались изучением родовой генеалогии. Амангельды Иманов рассматривался ими как «живой носитель и продолжат ель лучших героических традиций кипчакского племени». Некоторые историки искали идейные истоки национально-освободительного движения 1916 года в реакционном феодально-монархическом выступлении Кенесары Касымова. В публикациях тех лет нет единства во взглядах об этапных событиях развития революционного самосознания А. Иманова.
 
Изучение проблемы продолжалось с новой силой в послевоенные годы. В 1947 году был издан сборник документов и материалов «Восстание 1916 года в Казахстане» (под редакцией Б. Сулейменова). В нем были систематизированы документы и материалы, рассказывающие о движущих силах восстания, предательской роли баев и националистической интеллигенции, распространении идей большевизма в повстанческой массе. Значительная часть сборника была посвящена раскрытию самого содержания революционного выступления повстанцев, в том числе Тургайского очага восстания. В 1949 году была опубликована статья С. Н. Покровского «Амангельды Иманов в борьбе за победу Советской власти в Казахстане». Впервые в литературе предметом исследования стал советский период деятельности батыра. В статье выдвигался тезис о том, что «подготовка и осуществление антисоветского переворота в Тургае и в апреле 1919 года были проведены при участии иностранных империалистов».
 
В 1949 году опубликовал свою статью «Батыр-большевик» А. Нурканов. В ней были заложены основы той концепции, которая в самых различных вариантах встречается во всех поздних его публикациях. Лейтмотивом работы А. Нурканова является мысль о том, что А. Иманов — революционер-профессионал. В годы первой русской революции Амангельды «принимает активное участие в революционном движении народных масс и примыкает к социалистической партии», «несколько раз посещает поселок Кривозерный (по-казахски Саумалыколь) Кокчетавского уезда, где была организована подпольная типография». «Таким образом,— пишет А. Нурканов,— в революции 1905—1907 годов А. Иманов в практической деятельности всецело подтверждает большевистские идеи, пропагандирует их среди трудящихся масс». По мнению А. Нурканова, батыр в 1913—1915 годах «под воздействием большевистских групп... из бедняков организует труппы и ведет борьбу против волостных управителей и царской администрации. Амангельды в эти годы посещает Атбасарский и Кокчетавский уезды, проводит беседы с населением и призывает его к организованной борьбе». «По возвращении из Петербурга,— читаем,— Амангельды деятельно приступает к подготовке вооруженного восстания, объясняет трудящимся массам цель и задачи восстания, призывает народ к объединению в борьбе с царизмом».
 
А. Нурканов как исследователь внес свою лепту в изучение биографии батыра. Северный отряд экспедиции АН КазССР, которым он руководил, собрал большой мемуарный материал. Однако при их обобщении ему не удалось преодолеть субъективистские мотивы мемуаристов, перепроверить, сопоставить эти данные с материалами архивных источников.
 
В 1952 году АН КазССР организовала новую экспедицию в районы бывшей Тургайской области по сбору материалов о восстании 1916 года, Октябрьской социалистической революции и гражданской войны в Казахстане. Материалы экспедиции дали возможность раскрыть классовую неоднородность восставших, классовую борьбу внутри самого движения. Новые воспоминаний друзей и соратников Амангельды опровергли попытки некоторых историков представить А. Иманова незрелым крестьянским бунтарем, случайно оказавшимся во главе движения. Опираясь на новые архивные данные и материалы экспедиции, ее научный руководитель Т. Е. Елеуов сделал весьма важный научный вывод о том, что «Тургайский уезд был одним из очагов восстания 1916 года не только для всей Тургайской области, но в целом для казахской степи». Материалы экспедиции дают также ценные данные о борьбе А. Иманова с А. Джанбосыновым как до восстания 1916 года, так и в самом ходе восстания и после него.
 
Заслуживает внимания высказывание Т. Е. Елеуова, выступившего по итогам работы экспедиции, о том, что «в аулах Тургайской степи и в самом Тургае, а также Иргизе и Кустанае нашли приют разбежавшиеся из Оренбурга в дни разгрома дутовщины буржуазные националисты, эсеры, меньшевики, белогвардейцы и другие контрреволюционеры, которые установили связи с баями в аулах и с остатками разгромленных сил Дутова».
 
Важное значение в деле углубленного изучения революционных событий на Севере Казахстана имели творческие дискуссии, проходившие в Алма-Ате, Фрунзе, Ташкенте и Ашхабаде. Участники дискуссии дали решительный отпор тем, кто рассматривал восстание 1916 года реакционным, антинародным только потому, что в нем принимали участие феодально-байские элементы и в некоторых районах оно имело националистический характер. В ходе дискуссии неправильной была признана и другая точка зрения, рассматривающая это восстание сплошь прогрессивным, национально-освободительным, игнорируя известные факты о том, что в отдельных районах движение приняло реакционную окраску. Объединенная научная сессия АН СССР и Академий наук республик Средней Азии и Казахстана, проходившая в 1954 году в Ташкенте, констатировала, что «... в подавляющем большинстве районов восстание носило прогрессивный, революционный, народно-освободительный характер и было направлено своим острием против царского самодержавия, отчасти против феодально-байских элементов. Оно возникло в обстановке начавшегося в России революционного кризиса и смыкалось с революционной борьбой русского рабочего класса и крестьянства против империалистической войны и царизма».
 
Итоги работы научных дискуссий были подведены в статьях Т. Е. Елеуова, X. Турсунова, А. Г. Зима, Г. А. Кулиева.
 
Результаты широкого творческого обмена мнениями учитывались при написании сводных трудов по истории Казахстана.
 
В изданных к 40-летию Советской власти книгах немало страниц было посвящено дружбе Амангельды с А. Джан-гильдиным.
 
Большая работа проведена по дальнейшему расширению источниковедческой базы истории периода Октября и гражданской войны. В сборниках опубликованы воспоминания и документы, раскрывающие деятельность военного комиссара Иманова в период от февраля к Октябрю и в годы гражданской войны.
 
В историографии национально-освободительного восстания в Тургайской области до конца 50-х годов имелся существенный пробел. Само восстание 1916 года рассматривалось в отрыве от России, составной частью которой являлся Казахстан. Русский революционный пролетариат в своей великой освободительной борьбе против царизма и буржуазии решал судьбу и угнетенных народов окраин России. Национально-освободительное движение явилось органической частью общероссийского.
 
Этот недостаток преодолен. В крупных обобщающих трудах и сборниках союзного значения, монографических исследованиях получила всестороннее освещение, как часть единого революционного процесса, борьбы трудящихся Тургайской области, деятельность одного из видных организаторов борьбы за власть Советов — Амангельды Иманова.
 
Такой подход дал возможность выяснить диалектическую взаимосвязь событий, происходивших в самых разных частях страны, проследить руководящую роль партии всероссийским революционным движением, более ярко определить значение тех или иных революционных процессов, роль выдающихся деятелей партии и народа в решающие переломные моменты истории.
 
В многотомной «Истории КПСС» дана оценка восстания 1916 года, отмечена роль А. Иманова как казахского национального героя. Многотомные труды «История КПСС» и «Гражданская война в СССР» высоко оценили полководческие способности батыра и его вклад в укрепление Красной Армии, в разгром колчаковщины.
 
В день 50-летия Казахской ССР и Коммунистической партии Казахстана первый секретарь ЦК Компартии Казахстана, член Политбюро ЦК КПСС Д. А. Кунаев назвал имя легендарного Амангельды в числе славных героев революции, гражданской войны, строителей советской государственности в нашей республике. «Пройдут века,—сказал он,— но никогда не сотрутся в памяти новых и новых поколений имена стойких борцов за Советскую власть в нашей республике. Мы склоняем головы перед светлой памятью тех, кто отдал свою жизнь за свободу, храбро сражался за торжество дела революции».
 
В начале 1973 года ЦК КП Казахстана принял развернутое решение о праздновании 100-летия со дня рождения батыра, большевика А. Иманова. Юбилей значительно повысил интерес к его личности. Среди многочисленных предъюбилейных публикаций заслуживает внимания статья Г. Мусрепова. Бесспорным является тезис замечательного мастера пера о величии образа батыра, многосторонности таланта, проявившегося в нем как человеке, полководце, коммунисте. Вместе с тем в отдельных опубликованных материалах имеют место неточности, искажения исторической действительности.
 
Некоторые авторы в своих предъюбилейных публикациях увлеклись изучением родовой генеалогии батыра. Ими сделана попытка показать деда Амангельды Имана участником одного из крестьянских восстаний, защитником бедных и угнетенных. Между тем известно, что Иман был участником феодально-монархического движения. В отличие от деда Имана, оказавшегося защитником монархических устремлений Кенесары Касымова, его внук Амангельды Иманов стал выразителем классовых интересов казахских трудящихся, защитником идей Советской власти, завоеваний Великого Октября.
 
Другая крайность — батыра наделяют чертами былинного героя. Так, в статье «Комсомольской правды» отмечено: «Неподкупность, неистощимая смекалка, смелость — вот, пожалуй, отличительные черты этого человека, ставшего одним из рыцарей и полководцев революции». Однако такая характеристика не раскрывает образ батыра как политического деятеля. Вышеуказанными качествами были на-лены и другие участники революционного процесса, но они не стали во главе масс в годы Октябрьской революции и гражданской войны. В отличие от многих участников революционного движения природа наделила Амангельды недюжинным характером и не только неподкупностью, неистощимой смекалкой, смелостью — чертами, присущими былинным героям, но прежде всего аналитическим умом, даром предвидения, большими организаторскими способностями: его действиям была свойственна масштабность, не только в разрушении старого, но прежде всего и главным образом в революционном созидании. В повстанческой армии было немало храбрецов, удалых джигитов, не менее прославленных снайперов, чем Амангельды Иманов, но батыр превосходил их. Он был олицетворением мужества и отваги, верности своему классу, своему трудовому народу. Батыр видел дальше, мыслил глубже, верил непоколебимо в счастье народа.
 
Наконец, следует особо подчеркнуть еще одну черту, присущую батыру. Амангельды был интернационалистом, патриотом земли казахской и молодого советского государства. Он всей душой возненавидел казахских буржуазных националистов, рука об руку шел в борьбе с русским рабочим классом и трудовым крестьянством. Он раньше и лучше многих других степняков оценил характер Временного правительства, реакционную сущность Алаш-Орды, своеобразие обстановки в грозные дни гражданской войны. В отличие от других батыров, прославленных в восстании 1916 года, Амангельды видел перспективу борьбы. Воин, полководец, борец за новый мир и интернационалист, рыцарь революции, коммунист— таков в нашем понимании образ красного народного батыра. Выходец из народа и тесно связанный с ним, Амангельды Иманов прошел славный путь от вожака выступлений казахских шаруа против произвола и насилия царизма и баев-феодалов до руководителя национально-освободительного восстания 1916 года, большевика-комиссара, организатора Советской власти и защитника ее против внутренней и внешней контрреволюции в Тургайских степях в годы Октября и гражданской войны.
 
Путь этот для степняка-кочевника был нелегким. Преодолевая все трудности, Амангельды Иманов в ходе классовой борьбы против царизма, буржуазного Временного правительства, интервентов, белогвардейцев, баев-феодалов и алаш-ордынцев осознал необходимость объединения казахского народа с русским рабочим классом, трудящимися всех народов нашей страны для завоевания свободы и счастья. Революционная биография А. Иманова выходит за рамки биографии одной личности. Дело, за которое отдал он жизнь, восторжествовало. Непоколебимая стойкость, блестящий организаторский талант, простота и отзывчивость к товарищам, беспощадность к врагам сочетались у Амангельды с могучей и страстной жаждой победы, с непоколебимой верой в счастливое будущее своего народа.
 
Мы гордимся своей Родиной, подвигами братских советских народов, построивших под водительством Коммунистической партии социализм и отстоявших его завоевания, гордимся великими свершениями освобожденного труда, достижениями науки, расцветом социалистической культуры, облеченной в многообразные национальные формы, всем образом жизни нашего народа, показавшего человечеству новые горизонты, новые моральные ценности и идеалы. Говоря об этом в докладе о пятидесятилетии СССР, товарищ Л. И. Брежнев подчеркнул: «Общенациональная гордость советского человека — это огромное, емкое, богатейшее по своему содержанию чувство. Оно глубже и шире естественных национальных чувств каждого в отдельности из народов, составляющих нашу страну. Оно вобрало в себя все лучшее, что создано трудом, отвагой, творческим гением миллионов и миллионов советских людей».
 
Таким образом, за полвека после трагической гибели А. Иманова создана о нем большая историческая литература, создана солидная источниковедческая база, собраны воспоминания современников батыра. Однако следует подчеркнуть, что созданная литература главным образом представлена статьями, опубликованными на страницах периодической печати. К сожалению, некоторые из них написаны поверхностно, без серьезного знания предмета исследования и содержат немало фактических и методологических ошибок.
 
До сих пор нет единого документального сборника, охватывающего деяния А. Иманова в целом. Не написана монография, прослеживающая диалектику становления и развития революционера, этапы революционной деятельности. Лучше всего изучена роль батыра в 1916 году. Совершенно недостаточно сведений о годах его формирования, мужания. Слабо раскрыты в работах полководческие способности батыра, политические качества военного комиссара. Противоречивы данные об обстоятельствах трагической гибели героя. Во многих работах образ А. Иманова все еще не вышел за рамки локального героя Тургая.
 
Актуальность проблемы еще более возрастает, если учесть, что история национально-освободительного движения стала объектом фальсификации буржуазных историков. Американские историки Э. Соколов книге «Восстание 1916 года в русской Средней Азии», Ричард Пирс «Русская Центральная Азия», англичанин Чарльз Хостлер «Тюркизм и сарты» и др. объявляют движение 1916 года «самым огромным антирусским восстанием». Дж. Уилер в книге «Современная история советской Средней Азии» рассматривает контрреволюционную партию «Алаш» как «умеренно националистическую партию», пытаясь выдать ее за «защитника национальных интересов казахского народа». Фальсификатор С. Зенковский считает, что «революция застала местное население неподготовленным для каких-либо политических действий». Предатель Баймурза Хаит — «доктор философии» — идет еще дальше, заявляя, что идеи большевиков не были доступны народным массам, что власть Советов привнесена извне.
 
Все более становится очевидной необходимость создания обобщающего труда о жизни и деятельности одного из выдающихся сынов казахского народа, героя Октября и гражданской войны большевика А. Иманова. Для создания величественного образа батыра ныне имеются все условия — документальная база, ясность в трактовке многих актуальных проблем. Этого требуют интересы развития исторической науки, интересы военно-патриотического- воспитания подрастающего поколения. Этого требуют интересы разоблачения измышлений буржуазных фальсификаторов.