Главная   »   Амангельды Иманов. М.К. Козыбаев, П.М. Пахмурный   »   № 41. В ТЮРЬМЕ. Сейдахмет Байсеитов, красноармеец из отряда Амангельды Иманова


 № 41

В ТЮРЬМЕ


Сейдахмет Байсеитов, красноармеец из отряда Амангельды Иманова
Весной 1905 года, в один из ярмарочных дней (а в Тургае ежегодно в мае проводилась большая ярмарка) я впервые познакомился с Амангельды Имановым. Он уже и тогда был популярен среди казахской бедноты своей волости.
 
А в 1908 году перед окончанием майской ярмарки подвернулся такой случай, который вновь привел меня к встрече с Амангельды в общей камере Тургайской тюрьмы.
 
Близ Тургая протекает речка. На берегу этой речки были расположены казенные огороды. И вот какой-то казах, проходя по берегу речки, приблизился к огородам.
 
Солдаты, охранявшие огороды, не долго думая, схватили этого казаха и начали избивать. Раздались отчаянные крики. Несколько человек быстро бросились на помощь. Во главе их был Амангельды Иманов.
 
Произошла жаркая рукопашная схватка. Дрались кулаками, палками, всем, что попало под руку в этот момент. Не обошлось без жертв. Когда подошел полицейский отряд, двое — один казах и один солдат — были убиты. На месте схватки отряд арестовал 40 казахов, большинство которых не участвовали в драке, а были просто зрителями. В числе арестованных и отправленных в тюрьму был Амангельды Иманов, попал и я.
 
Три месяца просидели мы в общей камере Тургайской тюрьмы. Амангельды Иманов своим поведением и отношением к людям с первых же дней выделился из среды остальных.
 
Вместе с нами в камеру подал бедняк Есим Аульбаев. Одет он был плохо. Рваная рубашка, овчинные брюки, стянутые в поясе веревкой, были сплошь покрыты заплатами. Амангельды отдал ему свой пиджак.
 
Некоторым из арестованных не приносили передачи. Амангельды Иманов организовал дело так, что с ними делились те, кто получал передачу.
 
Часто в камере арестованные собирались в кучу и подолгу беседовали о положении казахской бедноты. Иногда беседу начинал Амангельды.
 
— Ну, вот скажи ты, Хакимбек, или ты, Исмагамбет,— обращался он к двум арестованным, которые активнее всех принимали участие в беседах,— где искать правду? Вот Аульбаев — батрак. Нанялся к баю пасти баранов. Что обещал ему бай? Бай обещал ему дать четырех баранов. Прошло лето, срок работы кончился. И вместо четырех он получил двух. А двух бай задержал потому, что Аульбаев, уходя на пастбище, уносил с собой сухую байскую лепешку, потому, что, возвращаясь с пастбища, хлебал пустую байскую похлебку, потому, что он получил от бая в подарок вот эти старые лохмотья.
 
— Пойдешь жаловаться к бию?
 
— Бию нельзя верить — он всегда судит в пользу бая, потому что от бая он получает хорошее вознаграждение, а от бедняка что ему получить? Вот и выходит — нет правды на свете. Правильно я говорю?—упругой мускулистой рукой резал Амангельды спертый тюремный воздух.
 
— Правильно,— отвечали окружающие.
 
...Амангельды постоянно враждовал с волостным управителем Бектасовым. Когда на почве земельных отношений или при расчетах возникали споры между беднотой и баями, бай всегда обращался в волость к управителю Бектасову, а бедняки обращались к Амангельды и в нем находили надежную опору и защиту.