XVI. Нападение Садыка на колонну генерала Бардовского — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека

Главная   »   Султаны Кенесары и Сыздык. Ахмет Кенесарин   »   XVI. Нападение Садыка на колонну генерала Бардовского


 XVI. Нападение Садыка на колонну генерала Бардовского

Нападение было сделано на колонну генерала Бардовского, стоявшего на Адам Крылгане, утром 6 мая 1873 года.

 

«Исполнение колонною генерала Бардовского возложенного на нее поручения было обеспокоено, на рассвете 6 мая, нападением на бивак шайки туркмен, часть которой еще накануне, в полдень 5 числа, пыталась отбить несколько наших верблюдов, ходивших на пастбище. Но когда прикрытие, окараулившее стадо, заняло ближайший бархан, туркмены отказались от своего намерения, поспешно удалились и соединились с главною партиею, державшеюся все время вне выстрела. Потом и эта партия исчезла, оставив на дальнем бархане небольшой пикет. Ночь на 6 число прошла спокойно; но в 4 часа утра неприятель снова показался около лагеря. Разделившись на две кучки, в каждой примерно по 200 человек, неприятель начал наступать на нашу позицию с двух сторон. Но войска в лагере уже были готовы к отражению атаки. Генерал Бардовский поставил их в ружье без тревоги и выслал вперед на барханы, в стороны, где собрался неприятель, стрелковые взводы. Туркмены два раза бросались на барханы, но, встречаемые из-за них огнем стрелков, поворачивали назад, отступали и с дальнего расстояния открывали по взводам и по лагерю безвредный для нас ружейный огонь. Попытка неприятеля атаковать наш бивак и бесцельная перестрелка его заняли часа два времени и мешали нам выпустить на пастьбу верблюдов и лошадей. Тогда генерал Бардовский приказал начальнику кавалерии с частью казачьих сотен и с ракетною батареею прогнать шайку. Несколько удачно пущенных ракет заставили неприятеля повернуть тыл и рассеяться. Потом он снова собрался и готовился к сопротивлению. Кавалерия двинулась на рысях вперед; неприятель не выждал атаки и опять рассеялся. Тогда началось преследование хивинцев; вместе с казаками неприятеля гнала и часть нашей пехоты. Преследование было остановлено в 4-х верстах от лагеря. По всему пути отступления хивинцев попадались окровавленные тряпки халатов, вата, виднелись следы крови. Неприятель понес значительную потерю от огня наших стрелков и от ракет. У нас потери вовсе не было.
 
Как показал перебежчик, нападавшая на Адам Крылган 6 мая партия хивинцев состояла из 400 туркмен и киргизов под предводительством известного степного разбойника Садыка. Он был выслан из лагеря хивинцев и Уч-Учака для обеспокоения туркестанского отряда во время перехода им стоверстного песчаного пространства, отделяющего уроч. Хал-Ата от Амударьи. За партиею Садыка следовал караван из 200 верблюдов с водою. В ночь с 4 по 5 мая шайка Садыка ночевала в. 8 верстах от Адам Крылгана. Здесь от захваченного в плен одного нашего лаучи Садык узнал, что на Адам Крылгане расположен русский отряд всего будто бы в 150 человек, прикрывающий огромное число верблюдов. Случай показался Садыку соблазнительным, и он рискнул произвести нападение. Попытка эта, однако, была весьма неудачна. Пленные, взятые нами впоследствии в деле 11 мая, показали, что из партии Садыка едва лишь половина возвратилась в уч-учакский лагерь, и то почти все пешком, еле живые от жажды и утомления вследствие успешного и быстрого отступления. Остальная половина или разбежалась, или погибла от ран, а еще более от недостатка воды. Все верблюды и много лошадей брошены на дороге. Беспорядочное прибытие остатков партии Садыка в уч-учакский лагерь, рассказы вернувшихся произвели панику между хивинскими войсками. По словам их, «если бы русские продолжали преследование, то ни один из нас нс вернулся бы».
 
(Рукоп. «Материалы для описания хивин.
похода 1873 г.; действ. Туркест. отр.»).
 
Лично Садык рассказывал об этом деле следующее. В хивинском лагере на Уч-Учаке время от времени получались сведения через рекогносцировочные партии киргизов и туркмен о движении русских через Кызылкумскую пустыню. Когда отряд двинулся на Хал-Ату, и затем на Адам Крылган, это всех удивило, так как избранный путь был самый тяжелый и непроходимый для пеших войск с тяжестями. Хивинцы предполагали, что если не весь, то часть отряда погибнет в песках. Предположения начали оправдываться слухами о весьма тяжелом положении русских. Тогда было решено послать Садыка к Адам Крылгану. Формируя отряд преимущественно из доброконных наездников, он захватил с собою до 300 верблюдов с водою в турсуках, с провиантом и фуражом. Кроме того, водою запасся и каждый всадник. Подойдя к русскому отряду, он увидел, что солдаты, по-видимому, нисколько не утомлены, и встретили его энергичною пальбою. Это его сильно смутило, и он нападал весьма слабо, чем и объясняется незначительность его потери. Когда вышел запас воды, он начал отступление, которое, вследствие отсутствия дисциплины между наездниками, было вполне беспорядочно. На обратном пути, вследствие недостатка воды, жары и утомления погибла чуть не половина отряда. Из первых погибли все раненные в деле, а также имевшие убитых и раненых лошадей; много погибло также и верблюдов. По мусульманскому обычаю умершие были все похоронены в песках, а не брошены без призора, так как позади был неприятель.
 
Появление отряда в таком бедственном положении в уч-учакском лагере и вести, привезенные Садыком о бодром виде русских, произвели на хивинцев тяжелое впечатление. Этим объясняется слабость их сопротивления на правом берегу р. Аму. Русские казались неодолимыми.