ПРЕДИСЛОВИЕ — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека



 ПРЕДИСЛОВИЕ

Султан Садык (правильно по-казахски Сыздык.— Прим. ред.), сын знаменитого в киргизских степях султана Кенесары Касымова, был в свое время очень известен в Туркестанском крае как энергичный предводитель партий киргизских и туркменских наездников, бившихся с русскими войсками при завоевании Средней Азии.
 
Враждебная деятельность Садыка против нас прекратилась вскоре после хивинского похода, а в 1877 году этот последний боец за независимость киргизского народа перешел на наши пределы вместе с кашгарским ханом Беккулыбеком после взятия г. Кашгара китайскими войсками и уничтожения мусульманского государства, основанного в бассейне Тарима известным Якупбеком.
 
Деятельность Садыка, обнимающая период времени с 1864 до 1876 года, должна представлять интересный и ценный материал для истории покорения нами Кокандского и Хивинского ханств, войн с Бухарою и сношений с Кашгаром, почему в 1886 г. и возникла мысль предложить ему написать свою автобиографию, для чего и была дана ему мною программа. К сожалению, сам Садык, вероятно плохо владея пером, не взялся за дело, а поручил его своему брату султану Ахмету Кенесарину, который и доставил в 1877 году рукопись на киргизском языке. По поручению г. председателя Сырдарьинского областного комитета генерал-майора Н. И. Гродекова подстрочный перевод ее на русский язык переделан мною для печати, несколько обработан в отношении ясности изложения фактов и снабжен необходимыми примечаниями.
 
Нужно заметить, что рукопись составлена со значительными отступлениями от данной программы, с пропусками и недосмотрами, но тем не менее сообщаемые в ней факты весьма интересны как рассказ нашего противника о разных эпизодах войн в Средней Азии. Более выдающиеся из них пояснены примечаниями, представляющими дело по нашим официальным и частным сведениям.

 

Более значительное отступление заключается в подробном рассказе биографии Кенесары, чем автор, очевидно, увлекся, отдавая дань громкой деятельности своего отца. Это отступление, однако, принесло большую пользу делу, так как рассказ выясняет многие особенности характера Кенесары и случаи его деятельности, неизвестные дотоле в нашей литературе о нем.
 
Таким образом вместо одной биографии получилось две: Кенесары и Садыка, самых деятельных и предприимчивых наших противников— бойцов за независимость, тюркских народностей в Средней Азии.
 
В настоящее время султан Садык живет в Чимкентском уезде, на р. Арысь, верстах в шести на север от сартовского сел. Кара-Булак, близ развалин Хан-Кургана, бывшего когда-то ставкою его предка, киргизского хана Аблай хана. Садык занимается скотоводством и хлебопашеством близ своей зимовки, проводя свободное время за чтением и в молитве. Это совершенно бодрый, среднего роста человек лет пятидесяти пяти; смуглое лицо киргизского типа с черною небольшой с легкою проседью бородою оживлено замечательно красивыми, выразительными глазами. Вся его наружность, пропорционально сложенная фигура с мягкими контурами лица, маленькими женскими руками, манера держать себя, спокойствие, как бы некоторая застенчивость в разговоре, все это изобличает в нем человека, пожившего при среднеазиатских ханских дворах и вместе с тем кровного тюркского аристократа, «белую кость», каков он и есть на самом деле по своему происхождению. При первом взгляде на этого задумчивого, спокойного человека как-то не верится, что это именно тот наездник Садык, с именем которого всегда соединялось понятие об отчаянном степном разбойнике и самом упорном, назойливом партизане, что это тот Садык, который наводил в семидесятых годах страх на наши передовые линии в Туркестане, являясь всегда неожиданно на слабых местах и нападая более смело и энергично, чем другие предводители киргизских и туркменских партизанских партий. Но когда в разговоре оживляется его лицо, потечет быстрая, выразительная речь, разгорятся глаза, впечатление смирного, задумчивого человека исчезает совсем. Перед вами является другой человек: живой, энергичный и безусловно талантливый, с «божьей искрою» и юностью души,— качествами, столь неотразимо действующими на рядовых людей и на народные толпы. Становится понятным его успех как сановника и советчика в военных и политических делах при ханах Бухары, Хивы и Кашгара и его уменье держать в руках полудиких, своевольных наездников и энергично двигать их нестройные толпы на убийственные залпы туркестанской линейной пехоты, делать с ними огромные и быстрые переходы в мертвой Кызылкумской пустыне и падать как снег на голову на зазевавшегося неприятеля, приобретя этим от него вполне заслуженный эпитет степного разбойника.
 
Е. Т. СМИРНОВ,
действительный член Сырдарьинского
областного статистического комитета.
 
г. Ташкент
Ноябрь 1888 года.