загрузка...


 II. Заметка о Кенесары

1844 г. был годом самой блестящей славы и могущества Кенесары. Как наездник-партизан он проявлял изумительную деятельность, сумел сгруппировать вокруг себя лучших джигитов-удальцов киргизских степей. Красиво одетый в бархатный бешмет с «полковничьими эполетами» на плечах, с знаменщиком позади, сопутствуемый наездниками-коль-чужниками с длинными, колеблющимися пиками, Кенесары скакал всегда впереди своих скопищ, легко разбивая стремительностью своих атак ополчения враждебных киргизских родов и султанов-правителей, которые в конце концов бежали из степи на оренбургскую казачью линию и «маячили» близ нее.
 

 

Вид удалого предводителя, часто рисковавшего жизнью под залпами оренбургских линейных батальонов и пушечною картечью, разносившийся далеко по степи гул копыт масс легкой кавалерии, украшенной разноцветными знаменами и значками, веселые пиры со скачками после удачных набегов, большие охоты в степях на зверя и птицу, удалые отдельные подвиги Наурызбая и других сподвижников — все это сильно поражало воображение киргизского народа и расшевеливало в нем дремавшие инстинкты старой воинственности. Если бы с востока и запада не наступал сильный враг с неодолимым строем своих батальонов, с пушками и ловкою политикою, если бы сам Кенесары не был так легкомыслен, бестактен и меньше увлекался грабительскими инстинктами, он мог бы сплотить вокруг себя все три орды и быть вполне грозным ханом степей своего предка Шейбани и быть весьма опасным для тогдашних государств Средней Азии: Коканда, Бухары и Хивы. Но в нем, при талантах военного человека, не было таланта правителя, что и спасло Среднюю Азию от крупных изменений в ее политическом составе.
 
Упоминаемое в рассказе пленение семейства Кенесары, по нашим сведениям, произошло на р. Жиланчике и совершено одним из сибирских отрядов. Так как и Кенесары, со своей стороны, захватил в разное время в плен много русских, то в 1845 году оренбургское начальство вступило с ним в переговоры, и для обмена пленных в степь был выслан отряд под начальством поручика генерального (штаба Герна, который возвратил Кенесары его жену и родственников, а от него получил русских пленных. («Киргиз. ст.», соч. Мейера).