Главная   »   Султаны Кенесары и Сыздык. Ахмет Кенесарин   »   ГЛАВА X. Пребывание Садыка в Кашгаре и возвращение в русские пределы
 
 


 ГЛАВА X

Пребывание Садыка в Кашгаре и возвращение в русские пределы

После трехмесячного пребывания в Герате Садык простился с Якуп сардаром и через Балх и Бадахшан проехал в Кашгар и явился к Якупбеку, с которым был знаком раньше. Якупбек оказал ему почетный прием, дал звание омар-алыка (?) и выдал за него жену своего умершего сына, назвав его сыном.

 
По прошествии одного года Якупбек, оставив в Кашгаре сына своего Беккулыбека, которого он объявил наследником престола, сам со всем своим войском двинулся в Аксу, где и простоял долгое время. Между тем с другой стороны подошли китайцы.
 
Якупбек умер; смерть его была естественная (не был отравлен).
 
Приближенные Якупбека, вопреки прежним указаниям его, из своей среды подняли ханом одного тюре по имени Хакимхан и двинулись назад, в Кашгар, где по получении известия о смерти Якупбека был провозглашен ханом Бек-кулыбек. Из Кашгара против Хакимхана выступило большое войско в двадцать пять тысяч человек под начальством Беккулыбека. Лучшие пушки и большинство опытного войска были в руках Хакимхана, почему борьба с ним была трудна.
 
Беккулыбек разделил свое войско на пять отрядов, по пяти тысяч в каждом, и назначил начальниками их: султана Садыка, Омаркула парванаши, Джамадара парванаши, Алдаша датху и Масеида пансата. В авангарде он приказал идти троим военачальникам: Масеиду, Алдашу и Омаркулу; позади них двигались Садык и Джамадар. На местности Маралбасы авангард встретил войско Хакимхана и вступил с ним в битву. Сначала военачальники Беккулыбека имели успех, но напоследок Хакимхан тюре обратил их в бегство, отнял артиллерию, а часть людей взял в плен. Побежденные военачальники спаслись каждый только с тысячью человек.
 
Огорченный этим, Беккулыбек собрал ночью военный совет, на котором каждый из военачальников держался особого мнения.
 
Наконец султан Садык сказал: «Возвратиться отсюда нельзя. Если мы вернемся в Кашгар, то удержать за собою власть будет очень трудно. Положимся на Бога и будем продолжать сражаться».
 
Мнение Садыка понравилось Беккулыбеку; ночью он выступил с 13 000 чел. оставшегося у него войска и на рассвете атаковал Хакимхана, который успел выстроить свое войско. Началась пальба из пушек и ружей, и после семичасового боя из-под знамени самого Хакимхана было взято 1700 чел. после чего не устояло и остальное его войско и перешло на сторону Беккулыбека, После этого он двинулся на Аксу, пробыл там месяц и, подчинив себе все соседние города, возвратился в Кашгар.
 
Здесь он получил известие, что хотанский хаким (начальник) Ниязхакимбек восстал против него. Беккулыбек немедленно собрал войско и через двадцать дней похода подошел к Хотану. Ниязхакимбек, однако, не подпустил его близко к городу; он вышел навстречу с 25-тысячным войском за три таша (24 версты). Сблизившись с неприятелем, Беккулыбек выслал вперед султана Садыка и Алдаша датху с 10.000 чел. конницы. Они немедленно атаковали и быстрым, решительным натиском привели в беспорядок войско Ниязхакима, который, потерпев поражение, спасся бегством в китайские пределы. Беккулыбек вошел в Хотан, назначил нового начальника, описал казну и успокоил народ.
 
При первом своем взятий Кашгара китайцы поселили за городом, в особом предместье, всех китайцев, принявших ислам. Теперь, во время, похода Беккулыбека на Хотан, новообращенные мусульмане-китайцы, слыша о приближении китайской армии со стороны Аксу, составили заговор и привели его в исполнение: они ночью вошли в Кашгар и заняли его урду. Узнавши об этой, Беккулыбек оставил Хотан, подступил к воротам Кашгара и начал производить постоянные, но безуспешные нападения, продолжавшиеся сорок дней.
 
Однажды в полдень подошла многочисленная китайская конница и в завязавшейся битве разбила кокандцев Султан Садык со своим отрядом бился до последней ночи; наконец, видя, что на поле битвы не осталось никого из начальников, ночью отступил и он по направлению к Коканду, куда бежало все войско Беккулыбека.
 
Во время отступления на Садыка неожиданно напал большой китайский отряд. В завязавшейся перестрелке Садык был ранен пулею в руку, но не показал виду своим окружающим. Когда китайцы были отражены и удалились, он перевязал раненую руку и начал совещаться со своими джигитами. На совете каждый из них был отдельного мнения; наконец султан Садык сказал: «Я столько уже лет воюю против русского царя; убегая от русских, я ходил в разные стороны, но все безуспешно. Теперь я обессилен раною в руку и нигде не могу найти себе безопасного места; я принужден идти в русские владения. Россия — сильное государство. Если по пословице — повинную голову меч не сечет — простят мою вину, то я поселюсь там и буду жить со своими братьями султаном Ахметом и другими. Иначе будь со мною то, что укажет Бог». Порешив так, он двинулся за отступавшими к русским пределам коканд-цами.
 
Султан Садык перешел в русские пределы в Ошском уезде Ферганской области. Узнав о появлении в уезде раненого Садыка, уездный начальник донес об этом генерал-губернатору Кауфману; он выслал доктора, который в семь месяцев вылечил раненую руку.
 
По выздоровлении султан Садык был вызван в Ташкент, где ему объявили:
 
«Повинную голову не секут, не рубят. Великий государь прощает тебе твою прежнюю вину. Мы тоже прощаем. Живи в наших владениях где пожелаешь». Султан Садык благодарил и сказал, что он будет жить в г. Чимкенте у своего брата, младшего помощника уездного начальника Ахмета Кенесарина, что он и исполнил.
 
Последний шаг султана Садыка был разумен и весьма полезен ему по следующим причинам: 1) доктор вылечил ему руку; при странствовании в степи перелом руки не был бы исцелен и он, может быть, умер бы от раны; 2) получив прощение своей вины, он зажил между родными и 3) по просьбе султана Ахмета генерал-губернатор Кауфман вытребовал от бухарского эмира его семейство и возвратил Садыку. И так он воссоединился с женою и детьми.
 
Это описание составил султан Ахмет Кенесарин, первую часть по собственным сведениям, а вторую со слов султана Садыка.
 
Правильнее знает Бог.
 
Конец.