ГЛАВА I. Первоначальная деятельность султана Кенесары Касымова — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека

Главная   »   Султаны Кенесары и Сыздык. Ахмет Кенесарин   »   ГЛАВА I. Первоначальная деятельность султана Кенесары Касымова


 ГЛАВА I

Первоначальная деятельность султана Кенесары Касымова

Аблай хан (в современной транскрипции Абылай хан. В дальнейшем в написании имен и географических названий сохраняется орфография первоиздания.— Прим. ред.) имел тридцать сыновей, бывших очень известными среди киргизского народа. Урда его находилась в урочище Кокчетав.
 
После смерти Аблай хана сделался ханом сын его Обай-дулла хан, который царствовал десять лет. Пограничные русские власти, а именно начальство граничившей с его владениями Акмолинской области, желая завладеть уроч. Кокчетав, послало к Обайдулле хану требование об уступке Кокчетава под постройку города. Хан дал следующий ответ: «Я не согласен на постройку города. Лучше будем спокойно жить каждый на своем месте согласно письменному договору, заключенному между Аблай ханом и белым царем. Если же вы хотите силою захватить место и построить город, то сами отвечайте за последствия». Получив такой ответ, русское начальство вызвало хана и задержало его у себя.
 
Обайдулла хану наследовал брат его Вали хан. Он дал согласие на постройку города в уроч. Кокчетав, на что согласились было и все прочие дети Аблай хана.
 
Младшим из тридцати сыновей Аблай хана был султан Касым, имевший двух жен. От старшей жены родилось шесть сыновей: Сарыджан (в современной транскрипции Саржан.— Прим. ред.), Исснгельды, Агатай, Бопы, Бучак и Кенесары, а от младшей родился только один сын. Наурызбай. Султан Агатай умер в то время, когда Наурызбай был еще малолетен.

 

По поводу уступки русским уроч. Кокчетав султан Кенесары сказал своему отцу и четырем братьям: «Нам наносит большой ущерб нарушение письменного договора, Заключенного с Россией при Аблай хане. Если бог поможет, то соединим всех киргизов и будем опять тем, чем были при Аблай хане. Иначе да будет над нами его святая воля!». Это мнение . Кенесары было одобрено султаном Касымом и его сыновьями, и все они сговорились действовать против России, причем к ним присоединилось и большинство киргизов. Об этом предприятии султанов Сарыджана, Исенгельды, Кенесары и прочих детей Касыма довел до сведения русского начальства Вали хан. Из Акмолинска вышел русский отряд и три раза разгромил аулы султанов и подчинившихся им киргизов, после чего дети Касыма откочевали от Кокчетава.
 
Вместе с ними ушли подвластные им роды Средней орды: алтай, тока, керей, уак и части других родов, всего в количестве 40.000 кибиток. Они заняли р. Чу и другие местности, подвластные Коканду и Туркестану.
 
Султан Кенесары поселился в кишлаке Карнак, предаваясь созерцательной жизни под руководством ишана Рах-ман-Излера. Отсюда, желая завязать сношения с Ташкентом, он отправил к ташкентскому правителю Беглербеги своих братьев Сарыджана и Исенгельды. Беглер-беги, предполагая, что султаны Сарыджан и Исенгельды никогда не будут преданными ему людьми, а, напротив, только возмутят и перетянут на свою сторону местных киргизов, которые не преминут принять их сторону как потомков Аблай хана, злодейски убил их в гор. Аулие-Ате. В то же время был схвачен и убит Касым хан, приехавший на богомолье в Хазрети-Туркстан. Он похоронен в мечети Хазрет-султана рядом с Аблай ханом.
 
Султана Кенесары схватили в Карнаке, в мечети ишана, привели в Ташкент и бросили в тюрьму. Жен и малолетних детей Сарыджана и Исенгельды поселили близ Ташкента. Султаны Кучак, Бопы и Наурызбай с большою толпою своего народа отошли к верховьям р. Сарысу в местности Улытау и Кичитау.
 
Султан Кенесары просидел в Ташкенте в тюрьме около года. Наконец ему удалось при посредстве кого-то послать в г. Коканд тогдашнему кокандскому хану Мухаммед-Али хану просьбу об освобождении. Али хан, исполняя его просьбу, писал Беглербеги: «Так как он (Кенесары) ханского рода, белой кости, то тебе следовало бы дать мне знать о его вине и действовать по моему приказанию. Ты раб. Неприлично, чтобы раб казнил господина. Немедленно выпусти султана Кенесары из тюрьмы!» Беглербеги освободил Кенесары и выдал ему его семейство и всех родственников. Кроме того, он объявил: «Причинять зла я вам больше ней буду. Приведите сюда своих сородичей и платите мне зякст и другие подати.». При отправлении из Ташкента он дал Кенесары охранную стражу в сто человек джигитов под начальством жузбасы Абдушукура.
 
Придя в Сузак. Кенесары оставил там родственников и при них кокандскую стражу, а сам только с двумя стражниками из сотни Абдушукура отправился в кочевья на Улытау и Кичитау, откуда и привел своих сородичей в Сузак. Когда на обратном пути до р. Чу ему оставалось сделать только однодневный переход, он отправил Вперед; к семейству в Сузак; обоих стражников, говоря им: «Я во время бесин отправляюсь в путь и завтра буду на р. Чу, к которой вы доставьте моих родных. Мы там остановимся кочевать и будем платить вам зякет, и другие подати».
 
Отправив этих двух человек в Сузак, Кенесары отослал назад, в Улытау, лишний народ, оставив с собою двести человек лучших джигитов. Он повел с собою пятьсот лошадей и верблюдов, которые были навьючены пятнадцатью принадлежавшими ему белыми юртами. Дойдя до р. Чу, он, у переправы Бескулан, расположился со своими пятнадцатью юртами подобно большому аулу. Лошадей и верблюдов, привезших юрты, он распределил между местными кочевниками для пастьбы их вместе с их собственными стадами. Сам Кенесары с двумястами джигитов отошел от р. Чу к стороне Сузака, поставил две белые юрты, убрал их дорогими коврами, одеялами из бухарского шелка и пуховыми подушками, одну из них для себя, а другую для ожидаемых им гостей. Приведенных с собою двести джигитов он спрятал в близлежащих камышах, при себе же оставил только около десяти человек.
 
Когда ташкентский жузбасы получил известие о том, что Кенесары ожидает его на р. Чу, он вышел из Сузака со своею сотнею. Придя на Чу, увидел па берегу ее аулы, посреди каждого аула — белую юрту, а кругом — пасущихся лошадей и верблюдов. Успокоившись при виде такой мирной картины, жузбасы без опасений вошел в приготовленную для него бедую юрту, снял с себя оружие и предался отдыху; то же сделали и все его люди, Когда все они вошли в юрты, появился Кенесары и крикнул своих спрятанных джигитов. Они быстро выскочили из камышей и изрубили всю сотню сартов, не успевших выбраться из кибиток.
 
Султан Кенесары возблагодарил Бога за то, что он дал ему случай убить сто человек сартов в возмездие за убиение ими троих его близких родственников. После этого, взяв с собою оружие и лошадей перебитой им кокандской сотни и семейства своих братьев, он отправился вслед за народом, откочевавшим на уроч. Улытау. Достигши берега р. Тургая, он справил поминки по своему отцу султану Касыму и братьям Сарыджану и Исенгельды.
 
Здесь, под предлогом устройства конских скачек, он пригласил к себе Среднюю и Малую орды. Когда собрались все начальники родовичи обоих орд, они по киргизскому обычаю подняли Кенесары своим ханом. Но при этом сказали ему: «Россия сильное государство. Мы теперь не можем подняться и кочевать вместе с вами, да притом, если бы мы и откочевали, то вся масса нашего народа не поместится на том небольшом пространстве земли между Россиею и Кокандом. Поэтому, пока вы не окрепнете, мы останемся в подданстве России, но для поддержания вас мы будем платить вам зякет». С этим их общим решением согласился и хан Кенесары. К нему присоединились самые храбрые батыры из Средней и Малой орд и сопровождали его во всех дерекочевках. Множество его новых подданных кочевников, подчиняясь русским и оставаясь на своих прежних кочевьях, втихомолку платили ему зякет и доставляли все новости, касавшиеся русских.
 
С этого времени Кенесары стал называться ханом. Он надеялся, что русский царь предоставит управление киргизами ему и заключит с ним такой же договор, как и с Аблай ханом. Кенесары желал и надеялся, что, опираясь в тылу на Россию, он отомстит Коканду за убийство отца и своих братьев, отделит от Коканда Большую орду и даже завоюет ханство. С расчетом завести отношения с русскими он прикочевал на низовья реки Иргиз ближе к г. Оренбургу. Но цель не была достигнута. По распоряжению генерал-губернаторов Оренбурга и Омска с оренбургской и сибирской линий выступили отряды для поимки Кенесары хана. Тогда волей-неволей хану опять пришлось сражаться против России.
 
С 1840 по 1847 год хан действовал против русских отрядов. Над подробным описанием всех схваток пришлось бы просидеть целый год. Джигиты Кенесары хана поджигали по временам поселения русских и грабили их имущество, а также наносили уроны и поражения русским отрядам. Последние, в свою очередь, разоряли кочевья киргизов, подчинившиеся Кенесары хану, грабили их имущество и обращали в бегство ханское войско. В эти семь лет было совершено много дел.
 
Народ Кенесары хана кочевал в следующих местностях: Улытау, Кичитау, Жиланчике, Тургае, Билауты и Буланты.
 
В 1844 году отрад, выступивший с сибирской стороны, разгромил в отсутствие Кенесары хана его аул, зимовавший в уроч. Акчий, близ Жезди и Улытау, и увез оттуда старшую его жену Кунимжан-ханым. Узнав о нашествии отрада, хан вышел против него со своим войском, но не встретил русских, которые прошли другим путем. Кенесары хан, покоряясь воле Божией и следуя изречению пророка — да будет над ним благословение! — «Терпение есть ключ к радости», стал терпеливо ждать. На следующее лето он собрал своих наездников и разорил и сжег укрепление, называемое по-киргизски Адырлы, между Троицком и Орском. Мужчин, женщин и детей увел с собою. Затем, обменявшись посольством с оренбургским генерал-губернатором, он выдал захваченных в Адырлы людей и получил обратно свою любимую ханшу. После этого он короткое время находился в мире с Россией.
 
В то время русские заложили укрепления у горы Улытау на берегу р. Тургая при переправе, называемой Тонкайма, и при переправе через реку Иргиз, называемой Ярмулла, именно на таких пунктах, через которые кочевал Кенесары хан.