контроль холодной цепочки от производства до прилавка производители мороженого
Главная   »   Судебная защита конституции. Жолымбет Баишев   »   ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН БАИШЕВА Ж.Н.


 ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН БАИШЕВА Ж.Н.

по делу о проверке конституционности Постановления Кабинета Министров Казахской ССР от 17 апреля 1991 года № 239 „О порядке найма и освобождения руководителя государственного республиканского предприятия", а также правоприменительной практики, связанной с использованием контрактной формы трудовых отношений (трудовых договоров) в системе Министерства печати и массовой информации Республики Казахстан, Государственной телерадиовещательной компании „Казахстан"

13 июля 1993 года, город Алматы
 

 

Руководствуясь статьями 3 и 27 Закона „О Конституционном судопроизводстве в Республике Казахстан", считаю необходимым изложить особое мнение по делу о конституционности Постановления Кабинета Министров Казахской ССР от 17 апреля 1991 года № 239 „О порядке найма и освобождения руководителя государственного республиканского предприятия", а также правоприменительной практики, связанной с использованием контрактной формы трудовых отношений (трудовых договоров) в системе Министерства печати и массовой информации Республики Казахстан, Государственной телерадиовещательной компании „Казахстан".
 
Конституция Республики Казахстан определяет, что Конституционный Суд является высшим органом судебной власти по защите Конституции. Особо подчеркивается, что Верховный Суд, Высший Арбитражный Суд являются высшими органами судебной власти по вопросам своей компетенции. Конституционно закрепляется институт нижестоящих судов общей юрисдикции. Это означает, что Конституционный Суд Республики Казахстан рассматривает дела только в тех случаях, когда в исковом заявлении выдвигаются требования, не относящиеся к компетенции других судов. Данное положение закрепляется в статье 18 Закона „О Конституционном судопроизводстве в Республике Казахстан", указанием На то, что граждане могут обращаться в Конституционный Суд „по вопросам, непосредственно затрагивающим их конституционные права, если они не подведомственны другим судам".
 
В ходе рассмотрения настоящего дела установлено, что граждане Мадигожина А., Мукушев Б.Б., Мурсалова К.С., Нурмаханбетова Р.А. предварительно обращались в суды общей юрисдикции с исками о незаконности их увольнения по мотивам окончания сроков заключенных контрактов. Народные суды приняли исковые заявления к производству, окончательные решения по ним не вынесены. Если бы суды общей юрисдикции усмотрели в этой ситуации противоречие Конституции, то они, в соответствии со статьей 101 Конституции Республики Казахстан, обязаны были приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный Суд с представлением о признании нормативного акта, послужившего основанием для увольнения граждан, несоответствующим Конституции Республики Казахстан. Такие представления в Конституционный Суд не поступили.
 
Конституционный Суд Республики Казахстан может рассматривать дела о конституционности правоприменительной практики, затрагивающей конституционные права граждан.
 
Однако сам термин „правоприменительная практика" предполагает, что должна сложиться определенная система правоотношений, в результате которой разрешение тех или иных конкретных дел является обыкновением, а не исключением из общего правила правоприменения. Это означает, что судебное решение, будучи вынесенным по конкретному делу, приобретает характер типичного, принимаемого всякий раз с такой же юридической оценкой обстоятельств дела и с теми же юридическими последствиями, когда рассматриваются другие аналогичные дела.
 
В ходе судебного заседания стороны неоднократно подчеркивали, Что прекращение трудовых отношений по окончании сроков действия контрактов между администрацией и работниками, является не массовым явлением, а исключением из общего правила. При таких обстоятельствах и, учитывая, что судебная практика по рассмотрению дел, связанных с использованием контрактной формы трудовых отношений, не установилась, полагаю, что в юридическом смысле нельзя рассматривать заключение контрактов и увольнение отдельных лиц как сложившуюся правоприменительную практику, затрагивающую конституционные права граждан.
 
Пробелы трудового законодательства, на которые указывают истцы, по вопросам регулирования правоотношений, связанных с использованием контрактной формы трудовых отношений, должны восполняться в соответствии с "шестым положением" основ конституционного строя Верховным Советом Республики Казахстан.
 
В этой связи Постановление Конституционного Суда может предопределить деятельность высшего представительного органа, предрешить выводы судов общей юрисдикции по конкретным делам, находящимся в Производстве.
 
Не случайно представитель Республиканского комитета профсоюза работников культуры Республики Казах-стай в своей заключительной речи недвусмысленно просил Конституционный Суд дать юридическую оценку правильности увольнения Мадигожиной А., Мукушева Б.Б., Мурсаловой К.С., Нурмаханбетовой Р.А., а в определении народного суда Советского района гор. Алматы прямо указывается, что от результатов рассмотрения заявлений Мадигожиной А. и Нурмаханбетовбй Р.А. в Конституционном Суде зависит решение вопроса о восстановлении их на работе,
 
Осознавая, что положения статьи 19 Конституции Республики Казахстан не дают оснований для утверждения о прямом противоречии данной норме правоприменительной практики, связанной с использованием контрактов, представитель этой же стороны просил Конституционный Суд дать толкование установлению Конституции о гарантиях свободы трудового договора. Однако в соответствии с пунктом 3 статьи 64 Конституции Республики Казахстан только Верховный Совет дает официальное толкование законов республики.
 
Согласно требованиям статьи закона „О Конституционном судопроизводстве в Республике Казахстан", граждане, с учетом изложенных обстоятельств, а тем более Республиканский комитет профсоюза работников культуры, не могли выступить в качестве субъектов обращения в Конституционный Суд при отсутствии к тому же предмета обращения.
 
Совокупность доказательств позволяет сделать вывод, что согласно подпункту 9 пункта 2 статьи 24 Закона „О Конституционном судопроизводстве в Республике Казахстан", имелись все основания для прекращения судопроизводства, с указанием, в какой судебный орган могут обратиться заявители.
 
Изложенную позицию разделяют и к ней присоединились при голосовании судьи Конституционного Суда Республики Казахстан Ихсанов У.К. и Ким Г.В.
 
Что же касается Постановления Кабинета Министров Казахской ССР от 17 апреля 1991 года N 239 „О порядке найма и освобождения руководителя государственного республиканского предприятия", то, в соответствии со статьей 86 Конституции, Кабинет Министров Республики Казахстан вправе на основе и во исполнение Конституции и законов Республики Казахстан, указов Президента Республики Казахстан издавать акты, имеющие общеобязательную силу.
 
При оценке конституционности исследуемого Постановления Кабинета Министров Казахской ССР необходимо учитывать, что оно принималось в период действия Конституции Казахской ССР. В Конституции Казахской ССР, и об этом говорил в ходе судебного заседания эксперт Иосифиди Д.Г., не содержалось статей непосредственно регулирующих контрактную форму трудовых отношений. Отсюда следует вывод, что Постановление Кабинета Министров Казахской ССР от 17 апреля 1991 года № 239 не могло противоречить конкретным положениям Конституции Казахской ССР.
 
Анализируемое Постановление Кабинета Министров Казахской ССР основывалось на установлениях Закона „О предприятиях в Казахской ССР", закрепивших контракт о найме как один из видов трудового договора. Так как вопрос о соответствии или несоответствии Закона „О предприятиях в Казахской ССР" не является предметом рассмотрения Конституционного Суда, презумируется его конституционность. Следовательно, Кабинет Министров Казахской ССР при принятии указанного Постановления руководствовался конституционными положениями в пределах своей компетенции.
 
Если же исследовать конституционность Постановления Кабинета Министров Казахской ССР „О порядке найма и освобождения руководителя государственного предприятия" применительно к Конституции Республики Казахстан, следует Признать, что его положения соответствуют статье 19 Конституции Республики Казахстан, провозглашающей, что в Республике Казахстан гарантируется свобода трудового договора. Понятие „трудовой договор" (соглашение) носит содержательный характер и в первую очередь отражает сущность трудового договора. В этой связи работодатель и любой гражданин при -заключении трудового договора, в том числе и контракта, вправе оговорить его существенные условия на основе волеизъявления обеих сторон. Это подтверждается и анализом части 1 статьи 1 9 Конституции Республики Казахстан, которая гласит, что граждане имеют право на труд, включающее право каждого на получение возможности свободно трудиться в качестве самостоятельного производителя или по трудовому договору в соответствии со своими желаниями, способностями и специальной подготовкой.
 
В исследованных в судебном заседании конкретных случаях граждане, используя свое право, подписали контракты. Их ссылки на незнание законов и положений, регулирующих применение контрактов несостоятельны, так как Конституция Республики Казахстан гарантирует право граждан на квалифицированную юридическую помощь и защиту, осуществляемые в соответствии с законом. Более того, конституционно гарантируется судебная защита всех прав и свобод, закрепленных в Конституции и законах. Следовательно, граждане могли обратиться за своевременной юридической консультацией в соответствующие учреждения, которые обязаны были оказать им квалифицированную правовую помощь, а впоследствии и в народные суды.
 
В связи с тем, что субъектом обращения в Конституционный Суд Республики Казахстан является Республиканский комитет профсоюза работников культуры, следует отметить, что, согласно статье 57 Конституции Республики Казахстан, профессиональные союзы образуются для защиты трудовых, а также других социально-экономических прав и интересов своих членов, охраны и улучшения условий труда. Из анализа содержания этой статьи вытекает, что профессиональные союзы призваны защищать трудовые права и интересы граждан и их прямая обязанность отстаивать интересы трудящихся при использовании контрактов в отраслях народного хозяйства.
 
Утверждение заявителей о том, что переход на контракты производился на предприятиях, в учреждениях, организациях в массовом порядке, без учета интересов трудящихся, с нарушением действующего законодательства, требует внимания со стороны соответствующих министерств, других органов государственной власти и управления, прокуратуры, профсоюзов, однако не может быть предметом рассмотрения Конституционного Суда. Тем более, что заключение контрактов происходило в период действия Конституции Казахской ССР, которая, как и Конституция Республики Казахстан, не содержала норм, регулирующих порядок заключения контрактов.
 
Согласно же пункта 2 статьи 22 Закона „О Конституционном судопроизводстве в Республике Казахстан", конституционное судопроизводство не может быть возбуждено, если вопросы, затронутые в исковом заявлении, не нашли достаточного отражения в Конституции.
 
При этих обстоятельствах, полагаю, что нет оснований для утверждения о несоответствии Постановления Кабинета Министров Казахской ССР от 17 апреля 1991 года № 239 „О порядке найма и освобождения руководителя государственного предприятия" Конституции Казахской ССР и Конституции Республики Казахстан.
 
Осознавая, что решение Конституционного Суда, принятое большинством голосов, является обязательным к исполнению всеми организациями, предприятиями, учреждениями, должностными лицами и гражданами, считаю своим долгом и конституционной обязанностью изложить настоящее особое мнение.
 
Судья Конституционного Суда
Республики Казахстан Ж.БАИШЕВ