Главная   »   Разгром мелкобуржуазной контрреволюции в Казахстане. В. К. Григорьев   »   ПЕРВАЯ ПАРТКОНФЕРЕНЦИЯ КАЗАХСТАНА И ИЮЛЬСКИЙ ПЛЕНУМ ОБКОМА: СЛОМИТЬ БАНДИТИЗМ!


 ПЕРВАЯ ПАРТКОНФЕРЕНЦИЯ КАЗАХСТАНА И ИЮЛЬСКИЙ ПЛЕНУМ ОБКОМА: СЛОМИТЬ БАНДИТИЗМ!

В жаркие июньские дни 1921 года в Оренбург со всех концов молодой Казахской республики стали съезжаться посланцы коммунистов губерний и уездов. 163 делегата от 26 674 членов партии прибыли в первую столицу Казахстана, чтобы создать единую партийную организацию и тем самым обеспечить успешное решение грандиозных задач советского и хозяйственного строительства, определенных в решениях X съезда РКП (б).
 
Образование партийной организации национальной республики было логическим продолжением интернационализма внутренней политики РКП (б). В силу социально-экономических особенностей края большая часть населения начинала переход к социализму от патриархально-феодальных отношений. Им предстояло пройти еще неизведанный никем путь некапиталистического развития и благодаря щедрой братской помощи рабочего класса России совершить «более медленный, более осторожный, более систематический переход к социализму...»
 
Вопросы этого перехода подробно обсуждались на конференции. Но, говоря о тех или иных методах и путях ускорения социально-экономического развития республики, делегаты единодушно высказывали тревогу о положении дел на местах, о страшной разрухе и усилении действий эсеро-кулацких банд.

 

«Три года гражданской войны,— говорил делегат от Уральска А. И. Никитин,— исчерпали все продовольственные и производственные ресурсы губернии. Население наполовину уменьшилось». К этой хозяйственной разрухе теперь добавился политический бандитизм. Начавшись в соседних Самарской и Саратовской губерниях, он затем перекинулся в Уральскую губернию и Оренбуржье. Все предупредительные меры оказались «слабы и не выдержаны, и бандиты выросли в значительную угрозу». О большой опасности вооруженной кулацкой контрреволюции и причинах роста бандитизма с трибуны конференции говорили посланцы Кустаная и Акмолинской губернии, вносили деловые предложения, направленные на скорейшую его ликвидацию. Так, Г. А. Коростелев особо остановился на работе оренбургских коммунистов по организации и укреплению частей особого назначения, созданию в районах действия банд специальных военных бюро и оперативных троек, которые ведали бы вопросами экстренного сбора и информации членов ячеек, боевой подготовкой коммунистов. Секретарь Акмолинского губкома партии С. О. Котляр заявил о том, что урок Ишимско-Петропавловского мятежа потребовал срочно укрепить аппарат чрезвычайных комиссий.
 
Богатым опытом организаторской и массово-политической работы коммунистов Актюбинщины в своем выступлении поделился член Актюбинского губкома партии М. Г. Ряхов. Благодаря нашим усилиям, подчеркнул он, «в Советы прошло около одной трети коммунистов, громадное большинство беспартийных, безусловно, элемент надежный, стоящий на платформе Советской власти», благодаря чему, заключал он, «контрреволюционных выступлений, банд каких-нибудь у нас не было и, мы уверены, не будет».
 
Обстоятельный и плодотворный обмен мнениями показал, что на местах партийные организации еще недостаточно привлекают к борьбе с кулачеством основные массы коренного населения края. Одной из причин этого являлся очень низкий процент казахов в общей массе коммунистов уездов и губерний.
 
Недооценка работы по привлечению в ряды партии лучших представителей из бедняцко-батрацких и полупролетарских элементов Казахстана была налицо. Из 163 делегатов первой областной партконференции казахов было лишь 19. Е. М. Ярославский заметил: «Стоит только посмотреть на состав этой конференции, чтобы сказать, что организация все еще недостаточно оценивает работу среди местного населения». Этот уклон еще более проявлялся в ряде губерний и уездов. Так, на II Семипалатинской губпарткон-ференции из 133 делегатов казахов было только трое.
 
Подвергнув суровой критике уклон как в сторону шовинизма, так и в сторону местного буржуазного национализма, носителем которого являлась часть казахской буржуазной интеллигенции, прежде состоявшая в рядах активных алашордынцев, конференция нацелила коммунистов республики на выполнение решений X съезда РКП (б) .
 
Данная установка свидетельствовала о решимости в кратчайший срок разгромить наиболее воинственные круги великодержавно настроенного кулачества, выкорчевать остатки сил колонизаторской реставрации, ликвидировать на деле фактическое неравенство, пресечь любые попытки феодально-буржуазных элементов к сохранению национальной замкнутости и ограниченности, способствовать утверждению в жизни трудящихся края принципов пролетарского интернационализма, братства и дружбы народов.
 
Важным шагом на пути к реализации намеченных целей стало принятие постановления по вопросам пополнения партийных организаций лицами из казахской бедноты, батраков и рабочих, решение об образовании единого республиканского военного комиссариата, а также специальные решения военных делегатов конференции.
 
Постановление конференции «О задачах партийной работы в КССР» предлагало провести по всей республике партийный двухнедельник среди казахского промышленного пролетариата и батраков. Определяя задачу ускоренного пополнения партийных рядов представителями коренного населения, конференция тем самым предусмотрела расширение базы ЧОН путем пропаганды их деятельности, а также обеспечение сочувствия и помощи чоновцам со стороны сотен тысяч людей из кочевых и оседлых аулов.
 
Конференция указала на необходимость срочной реализации решений X съезда партии и ЦК РКП (б) по вопросам формирования и деятельности ЧОН. Местным парторганизациям было предложено «обратить особое внимание на централизацию и единообразие в структуре отрядов особого назначения и на теснейшую связь с полевыми частями войск Красной Армии».
 
В самый разгар работы конференции под руководством Е. М. Ярославского и при участии уполномоченного ЦК РКП (б) Галочкина, а также А. Т. Джангильдина прошло совещание военных делегатов. Обмен мнениями показал, что бандитизм можно сломить быстрее, если более активно вовлекать казахскую молодежь в военное дело, планово вести всевобуч, политико-просветительскую работу в гарнизонах и среди населения.
 
Учитывая особые условия Казахстана, совещание предложило придать формируемым в уездах и районах подразделениям ЧОН небольшие казахские конные отряды.
 
Таким образом, конференция определила военную политику партийной организации республики, положив в ее основу решения X съезда РКП (б). На повестку дня ставилась координация мер, средств и сил по разгрому политического бандитизма в крае. Решение этих задач возлагалось на наиболее подготовленных и стойких членов партии. Военный комиссариат республики возглавил А. Д. Авдеев, член партии с 1905 года. Руководителем Кир-крайчека был назначен И. К. Даниловский, коммунист с 1917 года, народным комиссаром внутренних дел — стойкий революционер-большевик с 1918 года А. А. Айтиев, командующим ЧОН Казахстана стал один из героев гражданской войны М. М. Краснощеков.
 
Огромную помощь молодой парторганизации края оказал ЦК РКП (б). В 1921 году в республику по его направлению прибыла большая группа убежденных борцов за дело социализма. Многие из них возглавили в губерниях и уездах важные участки партийной, организаторской, политико-массовой, военной и чекистской работы. Секретарями партийных организаций ряда губерний стали испытанные большевики, как правило, с немалым дореволюционным стажем. В Семипалатинске — С. К. Саблин, коммунист с 1905 года, в Оренбурге —Г. А. Коростелев, большевик с 1905 года.
 
 Опытными коммунистами укреплялись органы ЧК, милиции, финансов, продовольственный аппарат. Первым наркомом финансов Казахстана стал член партии с 1903 года Н. Г. Калашников, наркомом продовольствия — большевик с 1918 года М. С. Саматов. На работу в ЧК пришли И. В. Эльпединский, член партии с 1911 года, Ш. З. Забиров, коммунист с 1918 года, А. М. Груздин, член партии с марта 1917 года, С. М. Бытко, член РКП (б) с февраля 1916 года. Бойдами продовольственного фронта стали Н. В. Разин, рабочий-металлист, член партии с 1908 года, И. К. Глухов, рабочий, член партии с 1914 года и многие другие.
 
Период с июня по июль 1921 года стал переломным в борьбе с бандитизмом. Выполняя решения конференции, Уральский губком партии осуществил ряд срочных мер. Было образовано единое военное командование губернии, на работу в органы ЧК направлена большая группа коммунистов. Так, в Джамбейты из 107 добровольцев бедняков был создан конный отряд особого назначения. В Уральске началось формирование коммунистического казахского эскадрона. Его командиром утвердили А. Шагоназарова, помощником — Ж. Кадралеева, политруком — К. Таттабаева, командирами взводов — Б. Ксеткеева, А. Бисен-баева.
 
Кустанайский губком РКП (б) провел 23 июня совещание секретарей райкомов. Его участники согласовали мероприятия по перераспределению коммунистов внутри губернии, открытию курсов политграмоты для волостных организаторов, повышению ответственности работников советских учреждений. Одновременно прошел обмен мнениями о ходе борьбы с бандами. Секретарь Адамовского райкома рассказал, как погиб коммунистический отряд их района. Получив известие о приближении крупной банды Охранюка, отряд в 50 человек, половина из них безоружные, покинул Адамовку. Конники Охранюка настигли чоновцев и изрубили в открытом поле.
 
Успешнее шла борьба с эсеро-кулацкими шайками в Денисовском и Всесвятском районах. Там оперативно действовали созданные при помощи губчека военные советы, отряды особого назначения постоянно вели разведку, были сформированы казахские конные отряды.
 
Специальные кавалерийские подразделения ЧОН были созданы в Акмолинской и Семипалатинской губерниях, в восточных районах Семиречья. Наиболее активно действовал Семипалатинский кавалерийский полк особого назначения, эскадроны которого часто вели тяжелые бои с вторгавшимися с территории Китая и Горного Алтая крупными разведотрядами войск Бакича, Степанова, банд Шишкина и Кайгородова.
 
Но если в большинстве районов Казахстана меры, определенные первой партконференцией, дали действенные результаты, то на западе республики они оказались недостаточными. Немало банд, ранее разорявших районы Среднего Поволжья, переместилось в степи Приуралья в надежде пополнить свои ряды за счет антисоветских элементов казачества.
 
В первой половине июля банды, действовавшие в районах Уральской, Оренбургской, Кустанайской, Акмолинской и Семипалатинской губерний, стали часто нападать на продовольственные обозы и ссыпные пункты. Возникла серьезная угроза успешному сбору продовольственного налога, что могло усилить голод в различных районах республики.
 
Киробком на своих заседаниях в июле трижды рассматривал вопросы о борьбе с эсеро-кулацкой контрреволюцией. На основе решений июльского пленума Обкома был выработан обстоятельный план действий. Пленум пришел к выводу, что сложность борьбы с бандитизмом объясняется Несколькими причинами: обширностью территории,
 
слабостью партийной и советской работы на местах, тактическими просчетами, несогласованностью в действиях военного командования уездов и губерний, недостаточной подвижностью пехоты, малочисленностью кавалерийских подразделений, слабой охраной складов и обозов.
 
Было решено укрепить уездные и районные комитеты партии ответственными работниками губкомов и губиспол-комов. Направить в каждую волость по уездному организатору, военному командованию улучшить охрану складов и обеспечить вывоз хлеба. Пленум обязал Обком, руководство военкомата и Полномочное представительство ВЧК сообщить ЦК РКП (б), ВЧК и Главному командованию Красной Армии, что «при существующих методах борьбы с бандитизмом нельзя надеяться на нормальное проведение сбора продналога».
 
На основе опыта борьбы с контрреволюцией в районах Восточного Казахстана и Акмолинской губернии пленум поручил Президиуму Кирпартбюро разработать программу действий, в которой с целью ускоренного разгрома предлагал: срочно сформировать в составе ЧОН специальные кавалерийские части; для успешного ведения разведки и контрразведки организовать в губерниях и уездах небольшие кавалерийские подразделения; при губернских ЧК создать специальные межведомственные военные советы для руководства борьбой с бандитизмом.
 
Программа, намеченная в решениях пленума, сразу стала проводиться в жизнь. За конец июля — начало августа в губерниях и многих уездах Казахстана при губчека и уездных аппаратах ЧК срочно формируются военные советы, которые взяли под контроль борьбу с эсеро-кулацкой контрреволюцией. Кавалерийские отряды и эскадроны чоновцев усилили разведку, благодаря чему заблаговременно знали о перемещениях крупных сил врага. Мужественно и умело вели себя в разведке и боях казахские добровольцы-кавалеристы.
 
По рекомендации партии и правительства страны Казахстану была оказана действенная военная и экономическая помощь. Главное командование Красной Армии временно подчинило милицию Уральской и Оренбургской губерний штабу Заволжского военного округа. 20 июля в Уральск из Тамбова прибыл специальный бронедивизион ВЧК под командованием Ю. В. Конойко, а позднее — 6-й авиаотряд. Вместе с ним на усиление 81-й бригады 27-й Омской стрелковой дивизии, чьей зоной действий были Приуралье и Оренбуржье, направлялись бронепоезда, а также часть пехотных подразделений Туркестанского фронта. Так готовился перелом в борьбе. Вскоре он наступил.
 
25 июля 1921 года кавдивизион уральских чоновцев, сводный отряд подразделений 81-й бригады и бронедивизион ВЧК (15 бронемашин) атаковали позиции «армии» Катушкова в районе Джамбейты и наголову разбили бандитов. Враг потерял около 500 убитыми и весь обоз (30 подвод с продовольствием и мануфактурой).
 
27 июля 60 бойцов-чекистов, отразив у поселка Красная школа атаку ста конников банды Усова, с помощью прибывших из города 7 бронемашин начали преследование врага. Спустя четыре дня бронедивизион ВЧК лихим налетом освободил Бурлинский базар, уничтожив банду в 60 сабель. В с. Покровка Оренбургской области несколько десятков вооруженных контрреволюционеров ограбили продовольственный склад и двинулись в соседнее село, но попали под огонь бронепоезда и, побросав добычу, раненых и убитых, скрылись. Объединенный коммунистический отряд Атбасарского, Кокчетавского и Акмолинского уездов во встречном бою у сел Донское, Красивое, Савинковское нанес сильнейший удар по крупной рейдовой банде Охранюка — Смирнова, вынудив ее отступить в районе Всесвятского, где она стала объектом непрерывных атак со стороны местных чоновцев.
 
В результате координированных действий объединенных сил воинов-чекистов и чоновцев, частей и подразделений 81-й бригады, а также милиции враг стал нести тяжелые потери. Только в Уральской губернии за две последние недели июля было уничтожено более 700 бандитов, в том числе видные главари Сафонов, Митрясов, Киселев.
 
Но более важным подтверждением перелома стало активное включение в борьбу с мелкобуржуазной контрреволюцией широких крестьянских масс, в том числе тружеников аула. В Уральском уезде в добровольческие отряды записалось 150 джигитов, многие аулы выделили лошадей для формирования советских кавалерийских подразделений, в Джамбейты на призывной пункт военкомата явилось около 300 человек.
 
Большое число крестьян-переселенцев вступало в созданные местными Советами добровольческие отряды для борьбы с бандами. Так, в Январцевском районе отряд из 70 крестьян под руководством коммуниста Могилева за несколько недель восстановил порядок в своих селах. Крестьяне разбили мелкие шайки и добили банду Усова, убив главаря. В первые дни августа чоновцы при поддержке кавалеристов 280-го полка настигли банду Донскова у поселка Ташлинский и уничтожили ее. В те же дни эскадрон Гурьевского гарнизона (85 сабель) атаковал остатки банды Киселева (100 сабель) у ст. Айтуган, обратил врага в бегство, захватив обоз и стадо в 300 баранов.
 
Разгром наиболее крупных эсеро-кулацких формирований в значительной мере облегчил ведение партийной и советской работы на местах. 21—22 августа Уральский губком партии провел совещание секретарей уездных комитетов РКП (б). Было отмечено, что военные успехи следует закрепить путем усиления работы в массах. Первоочередной, говорилось на совещании, становится кампания по проведению перевыборов в Советы и борьба с голодом. Совещание решило: всю организационную и агитационно-массовую работу вести так, чтобы восстановить в селах и станицах аппарат местных органов Советской власти и с их помощью собрать у населения имеющееся оружие, улучшить работу комитетов помощи голодающим, а также крестьянских комитетов взаимопомощи с целью защиты трудового крестьянства от кулацкой кабалы, изоляции сельской буржузии от основных масс деревни и станицы.
 
Учитывая успехи в борьбе с бандитизмом, совещание постановило отозвать из состава ЧОН некоторых коммунистов, прикрепить к сельским и станичным ячейкам ответственных работников, установить в организациях единый день партийной работы, закрепить инструкторов уко-мов за волостями, усилить среди крестьянства кампанию по разъяснению сущности нэпа, чаще проводить открытые партийные собрания.
 
Всю осень коммунисты села вели напряженную работу. Так, в Бурлинском районе, в Гурьевском уезде удалось полностью восстановить сельские, хуторские и станичные Советы. Возобновилась деятельность среди масс и волостных партийных организаций. Из многих районов и волостей в Уральск все чаще поступали сообщения о ликвидации чрезвычайных троек и других временных административных аппаратов. Коммунисты, трудящиеся этих мест перешли к мирному созидательному труду.